Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Центральный федеральный округ

Центральный федеральный округ включает Москву и 17 областей Центральной России — Белгородскую, Брянскую, Владимирскую, Воронежскую, Ивановскую, Калужскую, Костромскую, Курскую, Липецкую, Московскую, Орловскую, Ря­занскую, Смоленскую, Тамбовскую, Тверскую, Тульскую и Ярославскую.

В целом для регионов Центрального федерального округа не характерно на­личие многолетних, стабильных политических режимов. Определенными исклю­чениями можно считать Москву, Белгородскую, Орловскую и Ярославскую области, где уровень политической стабильности на протяжении 1990-х гг. и в начале XXI в. оценивается как сравнительно высокий25.

• В Москве политический режим персонифицирован фигурой мэра Ю. Луж­кова. Москва относится к числу тех регионов, где, пожалуй, без особых оговорок можно признать наличие полноценного регионального политического режима. О его стабильности и постепенном эволюционном развитии свидетельствует тот факт, что Ю. Лужков стал мэром еще в 1992 г.26 и трижды уверенно выиграл выборы в 1996, 1999 и 2003 гг.

• В Ярославской области губернатор А. Лисицын был назначен в 1991 г. и в условиях невысокой конкуренции избирался трижды — в 1995, 1999 и 2003 гг.

• В Орловской области политическая стабильность была восстановлена после победы на выборах 1993 г. бывшего партийного руководителя региона, по­литика общенационального масштаба Е. Строева (первый секретарь обкома КПСС в 1985—1989 гг., секретарь ЦК КПСС в 1989—1991 гг.)27. После возвращения к вла­сти в регионе Е. Строев создал один из самых устойчивых и притом четко персо­нифицированных политических режимов, имеющих безальтернативный характер (на выборах 1997 и 2001 гг. он получил более 90% голосов). В 2005 г. Е. Строева назначил губернатором президент России.

• В Белгородской области формирование стабильного режима следует свя­зать с назначением на пост губернатора Е. Савченко в 1993 г. Хотя уровень полити­ческой стабильности в регионе ниже, чем в Орловской области, Е. Савченко смог трижды выиграть губернаторские выборы.

25 Однако еще раз огоноримси, что лидеры всех режимов, которые считаются ста­
бильными в начале XXI В., имеют ограниченный срок полномочий, и потому определенная,
а местами и сильная дестабилизация и будущем весьма вероятна.

26 Ю. Лужков был избран в 1991 г. вице-мэром в паре с Г. Поповым, который вскоре
ушел в отставку.

27 В 1991 г. губернатором Орловской области был назначен Н. Юдин, не нашедший
поддержки в местной элите.

Глава 8 Расстановка политических сил в регионах России

В остальных регионах сложно говорить о политической стабильности. Для них типична довольно частая смена власти, хотя динамика развития ситуации мо­жет сильно отличаться и в ряде случаев характеризуется заметной стабилизацией в начале XXI в.

Тенденции к стабилизации ситуации и консолидации элит были особенно заметными с конца 1990-х гг. во Владимирской, Калужской и Тамбовской областях.

• Во Владимирской области заметная консолидация началась после прихода к власти коммуниста, выходца из партийно-советской номенклатуры Н. Виногра­дова в 1996 г. В 2000 г. Н. Виноградов был избран на второй срок, в 2005 г. его на­значил президент России.

• В Калужской области этот процесс можно связать с В. Сударенковым (быв­ший партийный руководитель региона), который выиграл выборы в 1996 г. (до него в области сменились два губернатора), а в 2000 г. способствовал избранию губерна­тором своего преемника и заместителя А. Артамонова. Последний, в свою очередь, успешно переизбрался на новый срок в 2004 г. 8 В 2005 г. А. Артамонов был назна­чен на губернаторский пост президентом России.

• В Тамбовской области заметная стабилизация началась после возвращения к власти О. Бетина, выигравшего выборы в 1999 и 2003 гг. (О. Бетин назначался гу­бернатором в 1995 г.29, в том же году проиграл выборы бывшему председателю об­ластного совета А. Рябову и взял реванш в 1999 г.). В 2005 г. О. Бетин получил на­значение на губернаторский пост.

Напротив, примером весьма нестабильной политической ситуации служит Брянская область, которая является одним из крайних в России примеров частой смены власти. В 1993 г. назначенный Б. Ельциным губернатор В. Барабанов проиг­рал на выборах представителю левых сил Ю. Лодкину. Осенью 1993 г. Ю. Лодкин был отстранен от должности, но найти сильную фигуру на пост губернатора феде­ральный центр не смог. На протяжении трех лет регионом управляли три губерна­тора — В. Карпов, во второй раз В. Барабанов и, наконец, А. Семернев. Но послед­ний в 1996 г. проиграл выборы все тому же Ю. Лодкину. В 2000 г. Ю. Лодкин был избран на второй срок, но с большим трудом. В 2004 г. он не был допущен к участию в выборах, которые выиграл депутат Госдумы, бывший руководитель пригородной птицефабрики Н. Денин. При этом ситуация в Брянской области по-прежнему оста­лась сложной, с множеством центров влияния.

Неустойчивая ситуация характерна и для других регионов.

• В Рязанской области также отмечается частая ротация правящих групп.
В 1994 г. Б. Ельцин заменил губернатора Л. Башмакова (бывший председатель обл-

28 В 1991 г. Калужскую область возглавил выходец из научной среды А. Дерягин. В 1996 г. его заменили на представителя президента п области О. Савченко.

w До О. Бетина назначенным губернатором Тамбовской области являлся В. Бабен-ко, бывший главный врач областной больницы.

8.4 Региональные политические режимы и политическая ситуация н прочих субъектах (федерации

исполкома) на вице-мэра Рязани Г. Меркулова. В 1996 г. была проведена вторая замена губернатора, которым стал И. Ивлев. Вскоре И. Ивлев потерпел поражение на выборах, а к власти пришел член КПРФ В. Любимов. Последний смог избраться на второй срок в 2000 г., но в 2004 г. даже не прошел во второй тур. Новым губерна­тором был избран генерал Г. Шпак, бывший командующий воздушно-десантными войсками России.

• В Смоленской области на выборах 1993 г. выходец из директорского кор­пуса А. Глушенков обыграл поставленного Б. Ельциным представителя демокра­тических сил В. Фатеева. В 1998 г. А. Глушенков проиграл выборы мэру Смолен­ска А. Прохорову, поддержанному КПРФ. В 2002 г. А. Прохоров потерпел по­ражение от генерала ФСБ В. Маслова. В 2005 г. В. Маслов был назначен на новый срок президентом России.

• В Воронежской области первый раз губернатора поменяли в 1996 г.: вме­сто А. Ковалева был назначен А. Цапин. Но на выборах 1996 г., как и в Рязанской области, новый назначенец уступил кандидату коммунистов И. Шабанову. Одна­ко И. Шабанов не смог переизбраться на второй срок и уступил в 2000 г. генералу ФСБ В. Кулакову. Последний был избран на второй срок в 2004 г.

• В Ивановской области в 1996 г. центр заменил губернатора А. Лаптева на В. Тихомирова, бывшего партийного руководителя региона, затем — руководителя областного совета и законодательного собрания. В. Тихомиров в том же году выиг­рал выборы, но баллотироваться на второй срок не стал. Его преемник А. Головков уступил в 2000 г. коммунисту В. Тихонову. В 2005 г. В. Тихонов, к тому времени исключенный из КПРФ30, не был назначен губернатором. Его место занял москов­ский чиновник М. Мень, заместитель председателя московского правительства (сын известного православного священника А. Меня, бывший депутат Госдумы и вице-губернатор Московской области).

• В Курской области в 1996 г. выборы выиграл генерал А. Руцкой, бывший вице-президент России (поражение потерпел назначенный Б. Ельциным губернатор В. Шутеев). Более стабильной ситуация в регионе после этого не стала. В 2000 г. А. Руцкой не смог принять участия в выборах. Новым губернатором избрался член КПРФ А. Михайлов. В 2005 г. его назначил губернатором президент России.

• В Тверской области губернатор В. Суслов проиграл на выборах 1995 г. главе районной администрации В. Платову. Последний с трудом смог избраться на второй срок, но в 2003 г. даже не прошел во второй тур. Новым губернатором был избран представитель столичных бизнес-кругов Д. Зеленин.

Несмотря на не столь частую ротацию правящих групп, политическая си­туация в Костромской, Липецкой и Тульской областях также обычно характеризу-

311 В. Тихонов участвовал в попытке расколоть КПРФ и избирался лидером "альтер­нативной" Компартии, а затем возглавил ВКПБ — Всероссийскую коммунистическую пар­тию будущего (организовать которую, однако, не удалось).

Глава 8 Расстановка политических сил в регионах России

ется как нестабильная в связи с ограниченными властными и экономическими ресурсами губернаторов (этот факт можно установить в результате более тщатель­ного регионального анализа).

• В Костромской области к власти в 1996 г. при поддержке КПРФ пришел В. Шершунов, обыгравший губернатора В. Арбузова. В 2000 г. В. Шершунов смог переизбраться на второй срок. В 2005 г. его назначил на новый срок президент России.

• В Липецкой области в 1998 г. председатель областного совета О. Коро­лев обыграл губернатора М. Наролина, опытнейшего представителя советской пар­тийно-хозяйственной элиты (тот, в свою очередь, пришел к власти через выборы в 1993 г., ранее областью управлял представитель "демократов" Г. Купцов). В 2002 г. О. Королев уверенно переизбрался на второй срок. В 2005 г. его назначили на но­вый срок.

• В Тульской области в 1997 г. губернатором был избран яркий представи­тель КПРФ,бывший член ГКЧП,руководитель крупного аграрного хозяйства В. Стародубцев, также сумевший переизбраться на второй срок в 2001 г. (его пред­шественник Н. Севрюгин себя дискредитировал: он набрал очень мало голосов на выборах 1997 г., а затем стал фигурантом ряда уголовных дел). В 2005 г. В. Путин на­значил губернатором совершенно новую для местной политической элиты фигуру — главного инженера Конструкторского бюро приборостроения (расположенное в Туле крупное предприятие ВПК) В. Дудку.

Однако, несмотря на формальные факты, свидетельствующие о силе губер­наторских позиций, для Костромской, Липецкой и в еще большей степени Туль­ской областей характерно наличие множества конкурирующих групп влияния.

Наконец, отдельной оценки требует политическая ситуация в Московской области. Этот регион отличается значительным полицентризмом и территориаль­ной неоднородностью. Поэтому здесь практически невозможно формирование ре­жима доминантного типа в условиях полностью консолидированной элиты. Поли­тический режим в Подмосковье имеет совершенно особый характер. Многочислен­ные локальные группы, как правило, не способны объединиться, а лидер одной из них не может стать губернатором. Здесь востребован политический режим, позво­ляющий локальным группам действовать автономно и не допускающий ошибок, ведущих к объединению локальных групп в оппозицию. Первый такой режим был создан выходцем из советской хозяйственной элиты А. Тяжловым. Но в 1999 г. А. Тяжлов утратил контроль за ситуацией и популярность и не смог избраться на второй срок. Новым губернатором стал известный генерал Б. Громов, который, напротив, выстроил отношения с локальными группами таким образом, что выбо­ры 2003 г. оказались практически безальтернативными.

Формирование групп влияния на основе законодательных собраний встреча­ется в Центральном федеральном округе довольно часто. Это вызвано тем, что обла-

8.4 Региональные политические режимы и политическая ситуация в прочих субъектах федерации

стные советы до 1993 г. играли роль центров консолидации оппозиционных элит. Не случайно многие председатели советов 1991 — 1993 гг. или избранных в 1994 г. законодательных собраний в 1995—1996 гг. выиграли губернаторские выборы, поль­зуясь серьезной поддержкой местной элиты (примеры Н. Виноградова, А. Рябова, В. Сударенкова, И. Шабанова). Неудачную попытку стать губернатором предприни­мал бывший спикер М. Бесхмельницын в Белгородской области. Успешные по­пытки спикеров и связанных с ними клиентел прорваться к власти отмечались и позднее: пример О. Королева в Липецкой области в 1998 г.31.

Яркой особенностью Центрального федерального округа является наличие множества групп влияния, имеющих партийную природу. Это можно связать с консерватизмом политической культуры значительной части регионов Централь­ной России, что привело к повышенному влиянию коммунистов. Именно в Цент­ральном федеральном округе в 1995—1996 гг. в полной мере проявился феномен "красных" губернаторов. В целом ряде регионов к власти пришли члены КПРФ или близкие к левым беспартийные политики, как правило, представлявшие преж­нюю партийно-советскую номенклатуру. Некоторые из них уже имели сложив­шиеся ранее, обычно — еще в советский период, клиентелы. Другие выдвинулись на позиции политических лидеров уже в постсоветский период на протестной вол­не, и их клиентелы стали складываться только после прихода к власти. Примерами прихода к власти оппозиционных групп "партийного" происхождения являются победы А. Рябова в Тамбовской области в 1995 г. (проработал только один срок), Ю. Лодкина в Брянской области (отработал два срока), Н. Виноградова во Вла­димирской области, И. Шабанова в Воронежской области (отработал один срок32), В. Любимова в Рязанской области в 1996 г. (отработал два срока), В. Стародубцева в Тульской области в 1997 г. (отработал два срока), А. Михайлова в Курской облас­ти и В. Тихонова в Ивановской области в 2000 г. Поддержку КПРФ также получали В. Сударенков в Калужской области, В. Шершунов в Костромской области, О. Ко­ролев в Липецкой области, А Прохоров в Смоленской области, но их группы име­ли более сложный и не столь идеологизированный характер. Заметные группы "партийного" происхождения безуспешно, но все же пытались прийти к власти в Тверской области (В. Баюнов в 1999 г., Т. Астраханкина в 2003 г.), в Белгород­ской области (М. Бесхмельницын в 1995 и 1999 гг., В. Алтухов в 2003 г.), в Ярослав­ской области (В. Корнилов в 1995 и 1999 гг.). Даже в Московской области на выбо­рах 2000 г. одним из главных кандидатов стал спикер Госдумы Г. Селезнев, состо­явший в то время в рядах КПРФ33.

'.' Неудачная попытка — выдвижение ярославского спикера С. Вахрукова на пост гу­бернатора в 1999 г., выдвижение воронежского спикера А. Наквасина в 2004 г., который за­тем снял кандидатуру, а после выборов потерял пост спикера (С. Вахруков покинул и пост спикера, и Ярославль).

12 В 2004 г. второе место на губернаторских выборах занял коммунист С. Рудаков.

м Да и в Москве на выборах 1991 г. основным конкурентом Г. Попова был предста­витель номенклатуры В. Сайкин, позднее вступивший в КПРФ.

¶23 зак. 624

705

Глава 8 Расстановка политических сил в регионах России

Таким образом, в регионах Центральной России именно на поле левой оп­позиции чаще всего формировались основные оппозиционные группы, которые во многих случаях смогли стать правящими (но не везде удержали власть).

Победу представителя левых сил не следует идентифицировать с "реальным" приходом к власти КПРФ и изменением идеологических приоритетов правящего регионального режима, поскольку степень автономии соответствующих регионов была и остается слишком ограниченной. После победы кандидатов КПРФ в регио­нах действительно появились новые правящие группы, но они не имели ярко выра­женного партийного характера и во многих случаях почти не включали членов КПРФ в свой состав. Поэтому известно множество конфликтов между "красны­ми" губернаторами и региональными организациями КПРФ, не удовлетворенны­ми кадровой политикой и преференциями новой власти. Скорее "красные" губер­наторы привели к власти или создали новые клиентелы, имеющие в ряде случаев сложносоставной характер.

Географические факторы также играют заметную роль в дифференциации элиты в рассматриваемых регионах. Практически во всех регионах локальные пра­вящие группы в областных центрах являются оппозиционными или латентно-оп­позиционными. Наиболее острые конфликты отмечались в Воронеже, Костроме, Рязани и Твери. Например, на выборах в 2000 г. тогдашний мэр Костромы Б. Ко­робов стал главным соперником губернатора В. Шершунова. Мэр Рязани П. Мама-тов выдвигался на губернаторский пост в 2004 г. Отсутствие ярко выраженных конфликтов между региональными и городскими властями характерно только для самых консолидированных режимов — в Белгородской и Орловской областях.

Распространенным явлением можно считать и "муниципальные автономии". Яркий пример — Старый Оскол в Белгородской области, в котором расположены главные бюджетообразующие предприятия региона.

"Экономические" группы влияния в регионах Центральной России не столь развиты в связи с ограниченной ресурсной базой. Как правило, деловая элита входит в клиентелы, создаваемые крупными чиновниками, особенно — губернаторами. Та­кая ситуация характерна не только для бедных регионов, но и для Москвы с ее осо­бым, консолидированным режимом.

Формирование самостоятельных "экономических" групп типично для не­многих регионов. Один из примеров — Липецкая область, где ядром такой группы стало главное бюджетообразующее предприятие — Новолипецкий металлургиче­ский комбинат (НЛМК). Здесь не возникло ситуации, аналогичной Вологодской области, и поэтому группа НЛМК ведет свою игру. Она все-таки не выдвинула сво­его кандидата на выборах губернатора в 2002 г., но в то же время одержала победу на выборах мэра Липецка, которым стал ее клиент М. Гулевский. В Тверской облас­ти совершенно новая ситуация возникла после победы на выборах выходца из мощной бизнес-группы "Интеррос" Д. Зеленина (но надо учитывать, что сам "Ин­террос" не имеет экономических интересов на территории данного региона).

8.4 Региональные политические режимы и политическая ситуация в прочих субъектах федерации

Формирование "экономических" групп влияния регионального уровня, стре­мящихся к вершинам региональной власти, можно проследить в той же Тверской области. Так, на выборах 1999 г. выдвигался крупный местный бизнесмен — дирек­тор Тверского мелькомбината С. Потапов (представитель оппозиционной тогдаш­нему губернатору В. Платову "городской" группы). В Тульской области на пост губернатора дважды баллотировался В. Соколовский, руководитель компании "Центргаз", а в 2005 г. область возглавил выходец из КБП В. Дудка. В Брянской об­ласти главным соперником Ю. Лодкина еще в 2000 г. стал руководитель крупной пригородной птицефабрики Н. Денин (он же — лидер местной "Единой России"). В 2004 г. Н. Денин победил на губернаторских выборах. Роль лидера влиятельной "экономической" группы в Рязанской области на протяжении многих лет играл бывший мэр города В. Рюмин (так, в 2000 г. он выдвигался на пост губернатора и занял второе место).

Особенностью регионов Центральной России является возникновение боль­шого числа групп влияния, лидерами или ведущими представителями которых вы­ступают выходцы из силовых структур. Еще в 1996 г. такую группу начал форми­ровать в Курской области генерал А. Руцкой, но она развалилась после оконча­ния его губернаторских полномочий. В 2000 г. генералы стали лидерами правя­щих групп в Московской и Воронежской области, в 2002 г. в Смоленской области, в 2004 г. — в Рязанской области. Генерал ФСБ В. Суржиков в 2000 г. неудачно бал­лотировался на пост губернатора Курской области, но затем был избран на долж­ность мэра Курска. Интересен и пример И. Морозова, выходца из спецслужб, затем — бизнесмена и депутата Госдумы, который занял второе место на выборах губернатора Рязанской области в 2004 г.

8.4.3

Приволжский федеральный округ

В состав Приволжского округа входят восемь областей — Кировская, Нижегород­ская, Оренбургская, Пензенская, Пермская, Самарская, Саратовская, Ульяновская, а также Коми-Пермяцкий АО (в 2005 г. Пермская область и Коми-Пермяцкий АО объединились в Пермский край).

Сверхустойчивые политические режимы для "русских" регионов Приволж­ского округа не характерны. Относительно стабильная политическая ситуация от­мечается только в Самарской области, и то правящая группа далеко не является безальтернативной. Самарский губернатор К. Титов относится к числу первых гу­бернаторов, назначенных Б. Ельциным в 1991 г. (бывший научный работник, пред­седатель Самарского городского совета). Он довольно уверенно выиграл выборы в 1996 и 2000 гг. В 2005 г. К. Титов был назначен на очередной срок. На протяжении

23* 707

Глава 8 Расстановка политических сил в регионах России

1990-х гг. самарский губернатор являлся одним из заметных политиков на феде­ральном уровне: возглавлял бюджетный комитет Совета Федерации, входил в ру­ководство НДР, рассматривался в качестве кандидата на крупные правительствен­ные должности, в 2000 г. баллотировался на пост президента России. Кроме того, К. Титов входил в руководящие органы СПС, некоторое время возглавлял СДПР. В 2005 г. его назначил на пост губернатора президент России.

Сравнительно устойчивый политический режим в Саратовской области стал формироваться много позже: после назначения губернатором Д. Аяцкова, бывшего вице-мэра Саратова, в 1996 г. Особенностью К. Титова и Д. Аяцкова была активная лоббистская и публично-политическая деятельность на федеральном уровне, кото­рая стала важным фактором сплочения вокруг этих влиятельных лидеров местных элит. Показательно, когда влияние этих двух губернаторов на федеральном уровне стало снижаться после прихода к власти В. Путина, в местных элитах началось про­грессирующее расслоение. В 2005 г. Д. Аяцков не был назначен губернатором. Его место занял генеральный директор Балаковской АЭС П. Ипатов, ранее не играв­ший активной роли в местной политике.

Наименее устойчивая политическая ситуация характерна для Нижегород­ской и Кировской областей.

• В Нижегородской области более стабильная ситуация была характерна для 1991 — 1997 гг., когда у власти находился Б. Немцов, один из немногих ельцин­ских назначенцев из числа лидеров "демократической волны", сумевший избежать острых конфликтов с консервативными элитами34. Однако после ухода Б. Немцова правящие группы выглядят весьма слабо, и в регионе не стихает острая конкурен­ция. В 1997 г. губернаторские выборы выиграл мэр Нижнего Новгорода И. Скля­ров, у которого в 2001 г. взял реванш коммунист Г. Ходырев, бывший первый сек­ретарь обкома КПСС и председатель областного совета35. В 2005 г. власть в Ниже­городской области опять сменилась: губернатором был назначен вице-мэр Моск­вы В. Шанцев, ранее не связанный с данным регионом.

• В Кировской области губернатор В. Десятников на первых региональных выборах в 1996 г. даже не прошел во второй тур. Новым губернатором стал пред­ставитель левой оппозиции В. Сергеенков, который делал ставку на популизм и тоже не смог создать мощной правящей группы. На третий срок В. Сергеенков права избираться не получил. В результате на выборах 2003 г. губернатором был избран депутат Госдумы Н. Шаклеин, бывший областной прокурор.

В среднестабильном состоянии находятся остальные регионы, для которых характерна различная динамика.

14 Следует заметить, что Нижний Новгород, являясь крупным инновационным цент­ром, не был тогда склонен к проявлениям консерватизма.

" Позднее Г. Ходырев был исключен из КПРФ и примкнул к "Единой России".

8.4 Региональные политические ре-жимы и политическая ситуация в прочих субъектах федерации

• В Пермской области первая, но небольшая трансформация правящей группы прошла еще во времена назначения губернаторов: место Б. Кузнецова за­нял его первый заместитель Г. Игумнов. Последний смог выиграть выборы в 1996 г., но в 2000 г. был вынужден уступить лидеру другой группы — мэру Перми Ю. Трут-неву, одновременно представлявшему часть городского бизнеса. При Ю. Трутневе началась консолидация элит вокруг нового центра, но в 2004 г. он занял пост феде­рального министра: его преемником стал выходец из той же группы О. Чиркунов. В 2005 г. О. Чиркунов был назначен на пост губернатора вновь образованного Перм­ского края.

• В Пензенской области смена правящей группы происходила дважды. Сна­чала в 1993 г. губернатор из "демократов" А. Кондратьев проиграл выборы крупно­му представителю партийно-советской номенклатуры А. Ковлягину. Но новая пра­вящая группа тоже оказалась слабой. В 1998 г. А. Ковлягин занял лишь третье место на выборах. С тех пор лидером правящей группы является В. Бочкарев, бывший глава одного из городских районов Пензы. В. Бочкарев дважды выигрывал на губер­наторских выборах. В 2005 г. он был назначен на новый срок президентом России.

• В Оренбургской области правящая группа сменилась в 1999 г. До того вре­мени руководителем области был В. Елагин, пользовавшийся поддержкой урожен­ца региона В. Черномырдина. Однако позиции В. Елагина к 1999 г. ослабли. В ре­зультате к власти пришел кандидат левых сил А. Чернышев, являющийся также крупным представителем аграрной элиты (бывший руководитель профильного дум­ского комитета). В 2003 г. А. Чернышев уверенно избрался на второй срок, что сви­детельствует об относительной стабилизации. В 2005 г. его назначил губернатором президент России.

• В Ульяновской области, напротив, смена власти в 2000 г. не привела к стабилизации. Ранее в регионе сформировался устойчивый режим Ю. Горячева, бывшего партийного руководителя региона, который еще в 1987 г. возглавил обл­исполком, а в 1990 г. — обком КПСС и областной совет. В 1992 г. Б. Ельцин назна­чил Ю. Горячева губернатором, а в 1996 г. тот выиграл выборы. При Ю. Горячеве Ульяновская область развивалась как закрытый регион, в котором власти пытались сохранить элементы государственного управления и социальной политики, взятые из советской эпохи. К 2000 г. этот режим заметно ослаб, и в местной элите нача­лось формирование оппозиционных групп. Это привело к победе на выборах из­вестного генерала В. Шаманова. Однако ситуация при В. Шаманове оказалась неустойчивой, и конкуренция между группами влияния только обострилась. В 2004 г. В. Шаманов был переведен на федеральную должность, а выборы выиг­рал мэр Димитровграда (второй по величине город в области) С. Морозов, имев­ший поддержку федерального центра и крупных бизнес-групп.

• В Коми-Пермяцком АО стабильность ситуации заметно снизилась к 2000 г., что привело к поражению губернатора Н. Полуянова, который возглавлял

Глава 8 Расстановка политических сил в регионах России

регион с 1991 г. После раскола местной правящей элиты к власти в регионе пришел бывший первый заместитель губернатора Г. Савельев. В 2005 г. округ был объеди­нен с Пермской областью.

Как и во многих других регионах, дифференциация элиты в регионах При­волжского округа в значительной степени связана с географическими, экономиче­скими факторами, а также с деятельностью законодательных собраний.

Конфликты между ветвями власти в целом не были характерны для этих ре­гионов. Но нельзя не обратить внимания на тот факт, что в Нижегородской области при Г. Ходыреве законодательное собрание во главе с Е. Люлиным стало центром кристаллизации оппозиционных групп. Заслуживающим внимания фактом было и выдвижение ульяновского спикера С. Рябухина на пост губернатора в 2000 г. (затем С. Рябухин стал заметным федеральным чиновником — аудитором Счетной палаты).

Формирование крупных локальных групп характерно практически для всех регионов Приволжского округа. Например, в Самаре мэр Г. Лиманский стал лиде­ром одной из самых мощных оппозиционных групп (по многим вопросам эта группа объединялась с коммунистами — другими традиционными противниками К. Титова)36. В Перми открытого конфликта между губернаторской группой и группой мэра не было, он проявился только на самих выборах 2000 г., которые за­вершились победой лидера "городской" группы Ю. Трутнева. В Нижнем Новгороде мэры всегда становились центрами кристаллизации отдельных групп влияния, как правило — открыто или латентно-оппозиционных (Д. Бедняков, И. Скляров, Ю. Ле­бедев, В. Булавинов). Локальные группы, оппозиционные, но не столь сильные, как в указанных выше случаях, на разных этапах складывались вокруг городских органов власти в Кирове (В. Киселев), Оренбурге (Г. Донковцев), Пензе (А. Калашников), Саратове (Ю. Аксененко).

Следует обратить отдельное внимание на прецедент создания мощной "му­ниципальной автономии" в Тольятти (Самарская область). Локальный политиче­ский процесс в Тольятти развивался автономно, причем в условиях неконсолиди­рованной городской элиты.

Особенностью Приволжского округа было формирование групп влияния, ориентированных на полпреда С. Кириенко. Наиболее очевидным этот процесс оказался в Нижегородской области — столице федерального округа.

В некоторых регионах Приволжского федерального округа отмечались по­пытки формирования прокоммунистических контрэлит. В Кировской области их лидеру В. Сергеенкову удалось прийти к власти. А. Чернышев в Оренбургской об­ласти и Г. Ходырев в Нижегородской также стали губернаторами при поддержке КПРФ (но потом дистанцировались от коммунистов, демонстрируя лояльность к

,6 Определенное размежевание групп губернатора и мэра отмечалось и при первом мэре Самары О. Сысуеве.

8.4 Региональные политические режимы и политическая ситуация в прочих субъектах федерации

центру). В других регионах попытки оказались неудачными, но некоторые лидеры региональных организаций КПРФ сумели создать заметные группы влияния. Ин­тересен пример Пензенской области, где в 2002 г. от КПРФ выдвигался известный федеральный политик, выходец из Пензы В. Илюхин. Значимые группы влияния были созданы коммунистами в Самарской, Саратовской и Ульяновской областях. Но следует учитывать, что В. Сергеенков, Г. Ходырев и А. Чернышев формировали свои группы по клиентельному, а не партийному принципу.

"Экономические" группы влияния характерны для многих регионов При­волжского округа. Но очень часто они играют роль или автономных субгрупп в рам­ках правящей группы, или амбивалентных групп, действующих в соответствии с развитием политической конъюнктуры. Например, в Самарской области такие груп­пы связаны с ведущими экономическими субъектами — компанией ЮКОС, Авто­ВАЗом, местной ассоциацией "Волгопромгаз". Губернатор К. Титов привлекал эти группы к сотрудничеству, создавая с ними сложносоставные правящие коалиции. Так, в 2000 г. вице-губернатором был назначен представитель ЮКОСа, а в 2003 г. его сменил представитель дочернего предприятия АвтоВАЗа.

Открытое выступление "экономических" групп влияния в борьбе за власть в регионе встречается гораздо реже. Интересной попыткой было выдвижение ли­дера директорского корпуса Г. Штина в Кировской области на выборах 1996 г. (он занял второе место). В Оренбургской области в выборах 1999 г. участвовал один из самых заметных местных директоров П. Гуркалов, долгие годы руководивший крупным металлургическим комбинатом НОСТА.

Отмечаются и попытки местных бизнесменов городского уровня создать группы влияния с претензией на правящий статус. В конечном итоге это удалось Ю. Трутневу, но прежде он стал мэром Перми (на посту губернатора Ю. Трутнева сменил его компаньон по бизнесу О. Чиркунов). Напротив, другой пермский биз­несмен С. Левитан, заняв второе место на выборах 1996 г., к следующим выборам полностью утратил влияние. В Кировской области на выборах 2003 г. второе место занял крупный по местным меркам городской бизнесмен О. Валенчук. Отдельного внимания заслуживает ситуация в Нижнем Новгороде, где на протяжении многих лет роль лидера небольшой контрэлитной группы играл бизнесмен А. Клименть-ев (он неоднократно пытался стать мэром Нижнего Новгорода, выдвигался и на пост губернатора).

8.4.4

Южный федеральный округ

В Южном федеральном округе находятся пять "русских" регионов — Краснодар­ский И Ставропольский края, Астраханская, Волгоградская и Ростовская области.

Глава 8 Расстановка политических сил в регионах России

Два региона Южного округа — Астраханская и Ростовская области являются важными для регионального политического анализа примерами регионов с ус­тойчивыми политическими режимами. Эти режимы долгое время были безуслов­но персонифицированными: В. Чуб олицетворял власть в Ростовской области и А. Гужвин в Астраханской. Оба губернатора руководили своими регионами с момен­та назначения в 1991 г. и считались крупными представителями еще советской элиты (А. Гужвин — бывший председатель облисполкома, В. Чуб — выходец из ростов­ской городской элиты, бывший председатель городского совета). В. Чуб и А. Гужвин дважды достаточно уверенно выигрывали выборы. В 2004 г. А. Гужвин скончался, в результате выборов новым губернатором стал его заместитель А. Жилкин, что по­зволяет говорить о преемственности власти. В. Чуб в 2005 г. был назначен на пост губернатора президентом России.

В Краснодарском крае видимая политическая стабилизация началась лишь после 2000 г. (см. также: [Магомедов, 1999]). До этого в регионе отмечалась губер­наторская "чехарда", порожденная российскими властями. Сначала, в 1991 г. вопре­ки интересам традиционных элит губернатором был назначен "демократ" В. Дья­конов, которого через год пришлось уволить. Новый губернатор Н. Егоров, пред­ставлявший элиту номенклатурного происхождения, отработал только до 1994 г. и пошел на повышение, став федеральным министром (работал также главой прези­дентской администрации и др.). В 1994—1996 гг. губернатором был Е. Харитонов, еще один представитель традиционной элиты. В 1996 г. несколько месяцев губер­натором опять был Н. Егоров.

Однако ни один из краснодарских губернаторов не смог обеспечить консо­лидацию элит, как это сделал В. Чуб в Ростовской области. В 1996 г. в результате выборов к власти пришел харизматический лидер местной левонационалистиче-ской оппозиции Н. Кондратенко. При нем сложилась новая правящая группа, представляющая собой клиентелу очередного губернатора. Н. Кондратенко был одной из крупных фигур в крае в советское время (бывший второй секретарь край­кома КПСС, председатель крайисполкома) и потому обладал разветвленными свя­зями и налаженными отношениями. При нем консолидированность элиты не­сколько выросла. Тем не менее в силу договоренностей с федеральным центром в 2000 г. Н. Кондратенко не участвовал в выборах, поддержав нового фаворита — А. Ткачева, представителя "комсомольского" поколения кубанской элиты (быв­ший секретарь райкома ВЛКСМ, затем глава аграрного хозяйства, депутат Госдумы). В 2004 г. А. Ткачев вновь был избран губернатором с очень высоким процентом голосов.

Политический режим в Краснодарском крае при А. Ткачеве не является об­разцом консолидированной правящей группы. Для региона характерно обилие авто­номных групп влияния, сложившихся в период постоянной смены правящих групп. Однако специфика политического режима позволяет этим группам реализовывать свои интересы.

8.4 Региональные политические режимы и политическая ситуация в прочих субъектах федерации

Низкий уровень консолидации элит характеризует Ставропольский край и Волгоградскую область. В обоих регионах в 1996 г. к власти пришли коммунисты37, А. Черногоров и Н. Максюта соответственно, которые в 2000 г. не без труда смогли избраться на второй срок. В 2004 г. опять-таки в условиях высокой конкуренции Н. Максюта избрался на третий срок. А. Черногоров в 2005 г. был, несмотря на за­метные трудности, назначен на свой пост президентом России.

В условиях крупных регионов с консервативной политической культурой главное влияние на дифференциацию элиты оказали географические и партий­ные факторы.

В 1996 г. в трех регионах Юга к власти пришли кандидаты КПРФ, что до­вольно радикально изменило состав правящих групп. В двух других регионах на том этапе именно коммунисты являлись лидерами ведущих оппозиционных групп. Так, политическая история Ростовской области в значительной степени связана с борьбой губернатора В. Чуба и представителя КПРФ Л. Иванченко, занимавшего ключевые посты в регионе до 1991 г. (бывший председат





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.