Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Ситуация типа «дилеммы заключенных»




Два преступника задержаны по подозрению в ограблении банка. Однако против них нехватает улик. Они могут получить небольшой срок — один год за те проступки, в отношении кото­рых против них имеются улики (например, за хранение оружия). Задача следователя, ведущего это дело, — заставить преступников сознаться в совершении преступления. Следователь разработал два альтернативных плана проведения допроса.

 

Таблица 1 - План А «Невидимая рука»

  В
Сознаться Молчать
А Сознаться -5;5 -10;0
Молчать 0;-10 -1;1

 

Если один из преступников сознается в совершении престу­пления, а другой молчит, то сознавшийся получает максимальный срок — 10 лет тюремного заключения, а тот, кто не сознался, будет выпущен на волю. Если сознаются оба преступника, то они по­лучают по 5 лет тюремного заключения. Если оба молчат, то каж­дый получает по одному году тюремного заключения за ношение оружия. Каждый из игроков в данной ситуации принимает реше­ние, не имея информации о выборе другого игрока. Выигрыши игроков представлены в матрице игры. Числа в матрице означают величину отрицательной полезности, которая определяется коли­чеством лет, проведенных в тюрьме. Соответственно (-5) означает, что преступник приговорен к пяти годам тюремного заключения, (-1) — одному году тюремного заключения, (-10) — десяти годам тюремного заключения и (0) — преступник выпущен на свободу.

Доминирующая стратегия игрока А в данной ситуации — молчать, ведь если игрок В тоже молчит, то А получает один год тюрьмы, а если В сознается, то А вообще выходит на волю. И у В также есть доминирующая стратегия — для него лучше молчать, независимо от того, какую стратегию выберет А. Результат — оба преступника молчат — является стабильным и это означает, что каждый игрок останется доволен своим выбором после того, как узнает о выборе другого игрока. Подобный стабильный результат имеет название «равновесие по Нэшу»[1].

Следователь не достигает своей цели — добиться от преступ­ников признания — и придумывает другой план.

 


Таблица 2 - План В «Дилемма заключенных»

  В
Сознаться Молчать
А Сознаться -5;-5 0;-10
Молчать -10;0 -1;1

 

Преступники снова могут выбирать одну из двух стратегий. Оба они знают, что если никто из них не сознается, то они по­лучат минимальный срок — один год тюремного заключения за ношение оружия. Если сознаются оба преступника, то каждый из них получает 5 лет тюремного заключения. Если признается лишь один из них, тогда тот, кто даст показания, выходит на волю, а тот, кто все отрицает, получает 10 лет тюремного заключения.

В этой игре у каждого преступника есть доминирующая стратегия — сознаться. Равновесием по Нэшу в этой игре будет набор стратегий {сознаться; сознаться}, которые выбирает каж­дый игрок. В игре «дилемма заключенных» следование каждым игроком личной выгоде приводит к неэффективному для группы результату. Если бы оба преступника молчали, то они были бы в лучшем положении — эффективным по Парето.* Здесь равновесие по Нэшу неэффективное, ведь преступники могли бы получить по одному году, а получили по 5 лет. Но стимулы, действующие в этой игре, настолько сильны, что можно представить себе ситуацию, когда оба преступника сознаются в совершении преступления, даже если оба они невиновны.

Может быть, это стабильное неэффективное равновесие воз­никает потому, что преступники не смогли договориться между собой, не скоординировали свое поведение? Но даже, если бы они смогли обменяться информацией и скоординировать свое поведе­ние на допросе у следователя, то результат был бы тем же. Никто из них не мог бы быть уверен в том, что другой преступник в по­следний момент не захочет получить одностороннее преимуще­ство за счет другого игрока. Причиной того, что игроки оказыва­ются в неэффективной ситуации, является отсутствие надежного, заслуживающего доверия обязательства («credible commitment») со стороны каждого из игроков.

Обязательство будет надежным, если одна из сторон видит, что другая сторона лишена возможности нарушить это обязательство.

Обязательсто может быть надежным в императивном смыс­ле. Игрок не может поступить иначе потому, что его принуждают к такому поведению, или потому что он лишен свободы действий, подобно Улиссу, приказавшему привязать себя к мачте корабля, чтобы невредимым проплыть мимо побережья, где сладкоголо­сые сирены увлекали своим пением мореплавателей на острые прибрежные скалы. Обязательство может быть надежным также в мотивационном смысле, потому, что игрокам выгодно выполнять обязательства, которые будут самовыполняющимися.

Планы А и В, разработанные следователем, представляют собой разные типы социального взаимодействия. В плане А ин­дивидуального следования личной выгоде достаточно для дости­жения эффективного результата. Равновесие по Нэшу в этой игре эффективно по Парето. Игрокам не нужно обмениваться инфор­мацией, сотрудничать до начала игры, принуждать другого игрока и т.д. Чтобы достичь эффективного результата Парето в этой игре вообще не требуется никакого взаимодействия. Мы не случайно назвали этот сценарий допроса «невидимая рука». Эта ситуация прекрасно описывается словами Адама Смита, который утверж­дал, что индивид, стремящийся исключительно к собственной выгоде, направляется невидимой рукой к результату, который не входил в его намерения. Этим результатом является удовлетворе­ние интересов общества.

В плане В (дилемма заключенных) следование личной выгоде приводит в социальную ловушку. Индивидуальный интерес и коллективный интерес здесь нахо­дятся в конфликте. Достичь эффективного для группы резуль­тата можно лишь, заставив игроков выбрать стратегию, которая не кажется им привлекательной. Если заставить каждого игрока выбрать альтернативу, которая не кажется ему привлекательной, то группа в целом выиграет. В этой ситуации возникает инсти­тут, который принуждает игроков выбирать непривлекательную для них стратегию чтобы они смогли достичь эффективного для группы результата.* Применительно к данному криминальному сообществу таким институтом может быть правило, действующее в мафиозной организации. Принадлежность преступников Аи В к мафиозной организации меняет их выигрыши. Если один член мафиозной организации дает показания против другого члена, то доносчику грозит смерть. Мафиози А и мафиози В сравнят 10 лет тюремного заключения с возможностью быть убитым (в тюрьме или на воле), и каждый из них предпочтет 10 лет тюрьмы как более привлекательную стратегию. А не сознается, также как и В, и по­тенциальный смертный приговор, вынесенный мафией, поможет им достичь эффективного для данной группы преступников ре­зультата — получить по одному году тюремного заключения, вме­сто пяти лет, предсказанных планом «дилемма заключенных».

Итак, в ситуации «дилемма заключенных» неэффективность равновесия, являющегося результатом игры, вызывает потреб­ность в институте, который принуждал бы игроков выбирать непривлекательную для них стратегию для достижения эффектив­ного для группы результата.

В реальной жизни дилемма заключенных как ситуация, ко­торая возникает единожды, не повторяясь, встречается очень ред­ко. Многие ситуации подобного типа — это повторяющиеся си­туации, в которых игроки постоянно встречаются друг с другом (например, в международных отношениях). Поведение игроков в повторяющихся ситуациях отличается от одношаговой игры. В повторяющихся играх идет процесс обучения, игроки постепен­но узнают тот тип поведения, который они могут ожидать друг от друга, каждый из игроков имеет возможность наказать нечестно­го партнера за его отказ от сотрудничества в прошлом, и на этой основе возникают разделяемые всеми игроками нормы поведе­ния, конвенции, институты, позволяющие избежать выигрышей, предсказанных одношаговой игрой.

Ситуация координации

Примером института, возникающего в ситуации координа­ции, служат правило движения на дорогах (правостороннее или левостороннее). Это простейший институт — конвенция, который сокращает неопределенность и координирует действия людей.

 

Таблица 3 - Координационная игра

  В
Правая Левая
А Правая 1;1 0;0
Левая 0;0 1;1

 

Если автомобили движутся по разным сторонам дороги, то для того чтобы разъехаться, водителям нужно останавливаться и вести переговоры, чреватые издержками, поэтому в этом случае их выигрыши равны нулю. Если оба выбирают правую сторону до­роги или оба водителя выбирают левую, то их выигрыши состав­ляют по единице. Интересы водителей в этом игре не противоре­чат друг другу, они совпадают, поэтому здесь нет необходимости в принуждении. Но проблема в этой игре возникает в связи с тем, что здесь появляются два равноценных равновесия по Нэшу, и трудность заключается в том, чтобы осуществить выбор из этих двух равноценных результатов. Для того чтобы игроки скоорди­нировали свой выбор, нужен какой-то знак, сигнал, который приведет их в фокальную точку (focalpoint).

Фокальная точка — это равновесие в коорди­национной игре, выбираемое всеми участниками взаимодействия на основе общего знания, помогающего им скоординировать свой выбор.

Как возникает общее знание, позволяющее игрокам скоор­динировать свое поведение? В качестве такого знака и возникает социальная норма правостороннего (или левостороннего) движе­ния, которая представляет собой простейшую форму института. Каким образом возникает этот институт? Возможны два основных пути его появления.

Во-первых, он может быть установлен в централизованном порядке путем указа. Примером может служить декрет, изданный после Французской революции 1789 года, который предписывал экипажам, запряженным лошадьми, ездить по правой стороне дороги. До этого декрета действовало правило левостороннего движения: экипажи ездили по левой стороне дороги, а пешеходы ходили по правой стороне. Изменение правила имело символический смысл: ездить по левой стороне было политически некор­ректным, потому что это ассоциировалось с привилегированными классами, движение по правой стороне было привычным для простого человека, поэтому считалось более демократичным.

Во-вторых, эта социальная норма может возникнуть эволю­ционным путем. В Англии не было какого-либо заметного собы­тия, которое породило бы господствующую норму левосторонне­го движения. Эта норма возникла как местный обычай, а потом распространялась от одного региона к другому. Это и есть второй способ появления социальной нормы: в периодически повто­ряющейся координационной игре найденное удачное решение, которое затем повторяется, становится нормой. В данном случае фокальная точка является результатом некоторого жизненного опыта. При этом нельзя сказать заранее, какая из норм возникнет. Но чем больше игроков следуют этой норме, тем более укоренив­шейся она становится.

Эти два механизма не являются взаимоисключающими. Часто общество пользуется стихийно возникшей нормой, которая затем подкрепляется законом. Так, во многих европейских стра­нах до начала XIX века правила дорожного движения не были за­конодательно установлены, закон затем лишь подтвердил суще­ствующий обычай.

Ситуация неопределенности может снова возникнуть, на­пример, при оккупации страны с определенной нормой движения страной, использующей другую норму. Подобная ситуация воз­никала при оккупации армией Наполеона европейских стран, где преобладающей была норма левостороннего движения. Схожая ситуация возникла в 1938 году в связи с аншлюсом Германией, страной с правосторонним движением, Австрии, где господство­вала норма левостороннего движения. Выход из подобной ситуа­ции предлагает декрет оккупационных властей, который подает сигнал о том, какое из двух возможных равновесий следует выби­рать, тем самым устраняя неопределенность.

Институты с непосредственно экономическим значением, которые координируют действия людей — это, например, деньги и кредит, промышленные и технологические стандарты, типовые договоры. Шоттер выдвинул гипотезу о том, что деление времени на недели возникло в целях решения проблемы координации об­мена на рынке. Деление времени на недели, по его мнению, — это социальная условность, конвенция. Он рассматривает гипотети­ческое аграрное общество, в котором время не дифференцировано и делится только на дни и в котором еще нет деления времени на недели. В этом обществе продукты труда необходимо обменять на рынке в городе. Возникшая проблема — чисто координационная: все экономические агенты должны прибыть в город одновремен­но в один и тот же день. Возникает некоторая регулярность в по­ведении, которую Шоттер называет социальным институтом. Дни между двумя рыночными днями — это и есть неделя. Косвенное подтверждение своей гипотезы Шоттер видит в названии дней не­дели в Бразилии — «первый рыночный день», «второй рыночный день».

В качестве другого примера проблемы координации можно привести ситуацию, в которой оказываются люди, желающие со­вершить обмен при оккупации одной страны другой и не знающие, какая из валют — оккупационной страны или оккупируемой — явля­ется законным платежным средством. Возникшая неопределенность и замешательство могут даже на некоторое время нарушить нормаль­ный обмен и привести к возникновению бартера. Ситуацию прояс­нит постановление оккупационных властей, которое укажет, какое платежное средство является законным. И даже патриоты окку­пированной страны будут пользоваться валютой оккупационной державы, и нет необходимости в применении специального ме­ханизма принуждения, так как интересы людей здесь совпадают и им просто нужно найти единое решение для совершения обмена.

Итак, мы видим, что в ситуации координации институт не­обходим вследствие множественности возможных равновесий. Институт, возникающий в этой ситуации, не нуждается в специ­альном механизме принуждения, людям нужен лишь знак, сигнал о том, какое из равновесий им выбрать, ведь в ситуации координа­ции они заинтересованы в нахождении единого решения.

Ситуация неравенства

Для того чтобы выяснить суть ситуации неравенства и ин­ститутов, возникающих в ней, представим себе некое аграрное общество до установления в нем прав собственности. В этом обществе живут два пастуха А и В и есть два пастбища — 1 и 2. Пастбище 1 — более плодородное, чем пастби­ще 2. Расстояние от жилищ обоих пастухов до каждого из паст­бищ одинаковое. Каждую весну перед пастухами встает дилемма: на какое пастбище гнать свои стада. Оба пастуха предпочитают пасти овец на более плодородном пастбище 1, но в этом случае пастбище быстро истощается, и результат будет хуже, чем в том случае, если пастухи пасли бы свои стада на разных пастбищах. Следовательно, наибольший выигрыш пастухи получают, если па­сут овец на разных пастбищах. Выигрыши пастухов представлены в матрице игры.

 

Таблица 4 - Игра «Два пастуха»

  Пастух В
Пастбище 1 Пастбище 2
Пастух А Пастбище 1 2;2 8;4
Пастбище 2 4;8 1;1

 

Для решения возникшей проблемы вводится институт прав собственности. Пастух А получает в свою собственность пастбище 1, а пастух В — пастбище 2. Оба пастуха выигрывают от передачи пастбищ в частную собственности, однако пастух А выигрывает в большей степени, чем пастух В, поскольку первое пастбище более плодородное. При решении проблемы координации возникает неравенство между пастухами.

Право собственности функционирует, с одной стороны, в качестве информации, указывающей, на каком пастбище каж­дый из пастухов должен пасти свое стадо. Но этим функции ин­ститута собственности не исчерпываются. Право собственности выполняет не только функции координации, они служат также сохранению неравенства. Предположим, что оба пастуха умерли, и наследники В не согласны с существующим неравенством. Они могут привести свое стадо на пастбище 1 в надежде, что наследни­ки А уведут свое стадо на другое пастбище. Но если социальный институт собственности развит в достаточной степени, то эта по­пытка не удастся, поскольку этот институт предусматривает на­казание за неправильное поведение.

Таким образом, право собственности как институт, возни­кающий в ситуации неравенства:

1) решают проблему координации действий людей;





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.