Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Ленин — Парвус — Людендорф





 

В прошлом номере «Новой России» я подчеркнул, в статье о «пломбированном вагоне», что Сталин в своей последней нашумевшей речи перед пленумом ЦК собственной партии, говоря о случаях засылки во время войн буржуазными правительствами своих агентов — «диверсантов» — во вражеский тыл и в особенности останавливаясь на практике Наполеона, вовсе не упомянул о самом знаменитом случае в истории диверсантской работы — о приезде Ленина в начале Февральской революции 1917 года в Россию по соглашению с германским правительством императора Вильгельма II. Можно было наивно предполагать, что Сталин, прославляя ныне безоговорочно патриотизм, славя историю России и ставая «превыше всего оборону родины», сознательно старается не напоминать новой пореволюционной России о позорнейшей , цинично пораженческой странице в истории большевизма и в биографии Лёнина.

Увы, действительность такого предположения не оправдала. Официальные сталинские газеты от 16/3 апреля (юбилей въезда Ленина в Петербург) наполнены прославлением проезда Ленина, Зиновьева и компании через воевавшую с Россией Германию по соглашению с канцлером Бетман — Гольвегом и генералом Людендорфом. Оказывается, это «диверсионное», откровенно пораженческое соглашение является, как оповещают «Известия», «славными страницами в истории большевизма».

Публикуя в «Правде» знаменитые «Апрельские тезисы» Ленина, которые он огласил на другой день после своего приезда в Петербургском Совете, Сталин объявляет борьбу против «революционного оборончества», поражения своего собственного отечества и братания величайшим достижением «гения пролетарской революции». Причем, как видно из ленинских тезисов, большевики по приказу Ленина должны были содействовать поражению бронированным кулаком германского империализма революционной России, которая «сейчас самая свободная страна в мире из всех воюющих стран» с «максимумом» легальности и отсутствием насилия над массами.



Восхваляя Ленина через 20 лет после начатого им разгрома России за то, что Ильич оборону революционной России от натиска германской империи в союзе с Францией и Англией объявлял! «и при новом правительстве Львова и компании безусловно грабительской империалистической войной», Сталин, сам обороняя Россию от натиска «германо — японского империализма» в союзе с той же «капиталистической» Францией, в полной мере оправдывает троцкистский тезис «Четвертого интернационала»: «Во время 1 войны , как и во время мира, партии Четвертого интернационала] сохраняют полную свободу… борьбы против ее (правительственной советской касты) сделок с империализмом за счет интересов СССР и международной революции».

Какое же право имеет Сталин требовать от всех граждан СССР безоговорочного патриотизма и расстреливать ближайших соратников Ленина за еще не доказанные их переговоры с гитлеровцами и японцами, когда доказанное соглашение Ленина с Германией не накануне, а уже во время самой войны ставится в пример всем верным ученикам ленинизма — сталинизма как образец «революционного» подвига. Конечно, «Известия» и «Правда», рассказывая ныне о поездке Ленина в «экстерриториальном вагоне» через Германию после переговоров с немецким посланником в Швейцарии, очень многое утаивают и совершенно извращают историю, всяче-; ски подчеркивая, что вся эта поездка была устроена швейцарским «социалистом — интернационалистом» Платтеном, и только им одним. На самом деле Платтен принимал участие в переговорах с repманским посланником в Берне Рамбергом. Но сам Рамберг был; только исполнителем указаний из Берлина от самого канцлера; Бетман — Гольвега и барона Мальцана. А «товарищем» Платтеном Ленин прикрывал только настоящие переговоры, которые шли не ] в Швейцарии, между Ганецким, как представителем Ленина,] и Парвусом, являвшимся во время войны виднейшим агентом берлинского правительства по контрразведке и организации шпионажа — в частности и в особенности в России. Для этой цели в Копенгагене Парвус организовал под видом научного института по исследованию причин войны (или что‑то в этом роде) центр германской разведки и пропаганды. А весной 1915 года 1 в Берне при Ленине была (с его помощью) создана особая «комиссия интеллектуальной помощи русским военнопленным», находящимся в концентрационных лагерях Австрии и Германии. Русским пленным посылались целые тюки книг, брошюр и прочей пораженческой литературы. Русские, английские, французские «империалисты» разоблачались там беспощадно. Зато австрийские, германские и даже турецкие порядки и их «империалистические» планы в этой литературе вовсе замалчивались или упоминались только вскользь, для приличия. Германские и австрийские власти очень усердно распространяли по лагерям эту «революционную» литературу. В начале 1917 года в Копенгагене же, Генеральном штабе Парвуса, был посланником граф Брокдорф — Ранцау, долгие годы впоследствии бывший германским послом при Ленине и Сталине.

Именно Брокдорф — Ранцау и Парвусу , который находился в постоянных тесных и денежных сношениях с Ганецким, ближайшим сотрудником Ленина во время войны за границей, и принадлежит честь, так сказать, изобретения «пломбированного вагона». Они с этим изобретением явились в Берлин и нашли себе поддержку в министерстве иностранных дел у барона фон Мальцана и у знаменитого католического депутата, впоследствии убитого правыми террористами, Эрцбергера, который стоял во главе всей военной германской пропаганды. Все вместе они обратились к самому канцлеру Бетман — Гольвегу и убедили его в целесообразности посылки Ленина в Россию. Канцлер предложил Ставке осуществить этот «гениальный» маневр. После некоторых колебаний Ставка Гинденбурга — Людендорфа предложение канцлера приняла. Характерно, что во время бутафорских переговоров Платтена с Рамбергом в Берне Ленин на всякий случай просил Платтена сказать германскому посланнику, что… «в партии эмигрантов едут Ленин и Зиновьев».

Как известно, в своих воспоминаниях Людендорф пишет, что столь своеобразное «революционное» путешествие Ленина в Петербург «оправдалось с военной точки зрения»: нужно было, чтобы Россия пала . В другом месте, в статье в военном журнале «Милитер Вохенблатт», подтверждая, что инициатива «пломбированного вагона» принадлежала канцлеру, Людендорф пишет: «Посылая Ленина, канцлер обещал нам более скорое развитие русской революции и усиление жажды мира, которая уже тогда проявлялась в русской армии и во флоте. Штаб же исходил из взгляда, что таким образом сопротивление врага будет ослаблено. Кто дал идею канцлеру отправить Ленина — никто не знал У нас в штабе. Врочем, сам канцлер едва знал самое имя Ленина, но, как бы там ни было, события оправдали принятие нами предложения канцлера».

Связь Ленина с германским правительством через Парвуса и Ганецкого была установлена с совершенной точностью летом 1917 года Временным правительством. О переговорах же между Бетман — Гольвегом, Мальцаном, Брокдорф — Ранцау и Парвусом мне также известно со слов известного немецкого социал — демократа Эдуарда Бернштейна. В Стокгольме связь с Ганецким держал тамошний германский посланник Люциус. Но лучшее подтверждение всей этой позорнейшей истории дал сам Ленин, бесстыдно отрицая летом 1917 года свою связь и сотрудничество с Ганецким .

Когда после июльского большевистского восстания Ленин, подлежавший аресту за государственную измену, успел бежать и скрывался в Финляндии, в Петербурге был опубликован обвинительный материал по делу о восстании, и там между прочим говорилось о связи Ленина через Ганецкого с Парвусом. Тогда 26 и 27 июля 1917 года за своей собственной подписью Ленин в большевистской газете «Рабочий и солдат» (№ 3 и 4) опубликовал пространный ответ на «клеветнические обвинения» в предательстве. В бесконечном потоке слов есть одна маленькая фраза, где Ленин переиграл и, переиграв, себя выдал . «Прокурор, — пишет он, — играет на том, что Парвус связан с Ганецким, а Ганецкий связан с Лениным. Но это прямо мошеннический прием, ибо все знают , что у Ганецкого были денежные дела с Парвусом, а у нас с Ганецким никаких ».

Значит, Ленин безоговорочно признает денежную связь Ганецкого с Парвусом и так же категорически отрицает какие‑либо деловые связи между Ганецким, большевиками и самим собой. Прокурор объявлен «мошенником» за то, что он через Парвуса связал Ленина с чуждым ему Ганецким.

Обратимся теперь к XIII тому полного официального собрания сочинений В. Ленина. Там имеется письмо от 17 (30) марта 1917 года, где идет речь о доставке важных документов большевистскому комитету в Петербург, и Ленин пишет: «Ради Бога, постарайтесь доставить все это в Питер, и в “Правду”, и Муралову[256], и Каменеву, и другим. Ради Бога, приложите все усилия, чтобы с надежным человеком послать это (из Стокгольма в Петербург. — А. К.).  Лучше всего было бы, если бы поехал надежный, умный парень вроде Кобы»… Кто же такой Коба? Имя звучит по — кавказски — может быть, Сталин? Но Сталин ехал тогда из сибирской ссылки в Петербург. Кто же такой Коба? Смотрю примечание 323 к XIII тому о Кобе, и оказывается: «Коба (Куба) — Ганецкий », и тут же ссылка на примечание 171. Смотрю и его: «Ганецкий (Я. С. Фюрстенберг) — один из старейших членов с. — д. Польши и Литвы и член ее ЦК… После февральской революции в 1917 году жил в Стокгольме, поддерживая связь между русскими большевиками и заграничными революционными социал — демократами. В настоящее время член РКП» [257].

Итак, устанавливая связь Ганецкого с Лениным, прокурор прибег к «мошенническому» приему… Теперь можно поставить вопрос: кто же, собственно, мошенник? Ленин публично солгал, цинично отрицая свою долгую и тесную связь с Ганецким, по совершенной безвыходности, ибо, как он сам признает, отрицать денежное  сотрудничество Ганецкого с Парвусом было невозможно. А через Ганецкого летом 1917 года шли огромные денежные средства в Петербург в распоряжение большевиков.

Тесную связь Ленина с Ганецким перед отъездом первого в «пломбированном вагоне» в Петербург и лживость утверждения Ленина «у нас с Ганецким никаких» дел подтверждает еще раз в «Известиях» от 16 апреля 1937 года сестра Ленина, М. Ульянова. Она приводит письмо из Швейцарии Ленина к Ганецкому в Стокгольм от 30 марта 1917 года, где речь как раз об отыскании способа проезда в Россию. Проехав через Германию, Ленин был встречен в Швеции… Ганецким. Тут же около Ганецкого оказался в Швеции и Парвус. Правда, Ленин отказался публично видеться в Стокгольме с Парвусом и писал даже о «социал — шовинизме» этого агента германского правительства весьма грубые фразы. Но все это было лишь обычным способом Ленина заранее устанавливать свое… алиби.

Именно своим публичным и постыдным отречением от Ганецкого летом 1917 года Ленин навсегда сковал себя с Парвусом и Людендорфом. Руководивший военными операциями на русском фронте летом 1917 года немецкий генерал Макс Гофман, оправдывая посылку канцлером Ленина в Россию, приравнял Лени — на к снаряду, начиненному удушливыми газами. «В войне с Россией мы, немцы, имели бесспорное право стараться всячески увеличить смуту, порожденную революцией в стране и в армии; так же, как я забрасываю вражеские окопы снарядами, так же, как я отравляю противника газами, я в качестве врага имею право употреблять против его войск оружие пропаганды».

Генерал Гофман, Людендорф, Бетман — Гольвег рассуждали как германские патриоты . Но в каком же качестве — пусть спросят себя красные маршалы и просто красноармейцы — ныне, через 20 лет после предательства интересов только что освобожденной и «самой свободной» среди прочих держав родины, учиненного Лениным во имя торжества «интернациональной пролетарской революции на Западе», Сталин разрешает «Известиям» и «Правде» вспомнить эту «славную страницу в истории большевизма»?

Конечно, Ленин не был вульгарным немецким агентом, платным диверсантом, каковым ныне объявляет Сталин Пятакова, Сокольникова или Каменева. Но, отрицая «социализм в одной стране» и считая Россию совершенно не созревшей к пролетарской революции, Ленин сознательно жертвовал ею, ее свободой, ее историческим будущим во имя скорейшего пришествия социальной революции на Западе. «Правда» и «Известия» ссылаются на прощальное письмо швейцарским рабочим, опубликованное Лениным перед посадкой в «пломбированный вагон» в швейцарской газете «Фольксрехт», но не смеют напомнить его существо . А вопреки всем утверждениям, что Ленин предвидел пролетарскую революцию в России и исповедовал сталинский «социализм в одной стране», Ленин писал своим «швейцарским товарищам»: «Русскому пролетариату выпала на долю великая честь начать ряд революций, с объективной неизбежностью порожденных империалистической войной. Но нам абсолютно нужда ] мысль , — подчеркивает Ленин, — считать русский пролетариат избранным революционным пролетариатом . Мы прекрасно знаем, что пролетариат России менее организован, подготовлен и сознателен, чем рабочие других стран. Не особые качества, а лишь особо сложившиеся исторические условия сделали пролетариат России на известное, быть может, очень короткое время (курсив здесь и везде Ленина. — А. К.) застрельщиком революционного пролетариата всего мира». А дальше и еще более откровенно: 1 «Россия — крестьянская страна, одна из самых отсталых европейских стран. Непосредственно в ней не может победить социализм. Но крестьянский характер страны, при громадном сохранившемся земельном фонде дворян и помещиков, на основе опыта 1905 года, может придать громадный размах буржуазно‑десократической революции в России и сделать из нашей революции пролог всемирной социалистической революции, ступеньку к ней… Объективные условия империалистической войны служат порукой в том, что революция не ограничится первым этапом, что революция не ограничится Россией. Немецкий пролетариат — вернейший, надежный союзник русской и всемирнопролетарской революции».

Начало всемирно — пролетарской революции в Германии Ленин с Зиновьевым ожидали ко второй половине 1918 года. В ожидании этого неминуемого, мирового пожара в Брест — Литовске Ленин отдал германской империи и ее союзникам все стратегически нужные для обороны границы России. А «ступенька» к всемирной революции оказалась ступенькой к гитлеризму и к «социализму в одной стране», который сам стал, по словам недавно вернувшегося из России чешского видного и разочаровавшегося коммуниста, — «красным фашизмом».

Как перед великой войной 1914 года, Россия от германского натиска ищет помощи у западных демократий. Однако никакие союзы с «народными фронтами» на Западе не предотвратят новой катастрофы, если внутри самой России не будет раз навсегда порвана связь с пережитками изуверческого ленинского интернационализма. Правительственная власть СССР должна порвать со всякого рода полуленинизмом и полутроцкизмом и всю свою деятельность подчинить исключительно государственным интересам Российской Федеративной Республики.

 

Сталин и красные маршалы

 

Арест сталинского обер — палача Ягоды до сих пор волнует общественное мнение и вызывает ряд слухов, предположений и объяснений. И это естественно, так как поле самоуправной и смертоубийственной ГПУ было воистину беспредельным. Когда раскроются уста, ныне запечатанные страхом смерти, и когда в руки порядочных людей попадут документальные свидетельства о деятельности большевистской опричнины, мир воистину содрогнется.

Но был в ведении Ягоды и его присных один род полицейской деятельности, который в нынешних условиях всякого рода предвоенных страхов имел особо важное значение. Я говорю о деятельности по наблюдению за пребывающими в России секретными агентами иностранных держав. Деятельность этих агентов весьма разнообразна — от простого наблюдения за состоянием транспорта, продовольствия, военной промышленности, настроения населения до активного вмешательства во внутриправительственную борьбу, в особенности в области международной политики. По процессу Пятакова — Раде ка мы уже знаем, что Кремль убежден — правильно или неправильно — это уже другой вопрос — в том, что иностранные секретные агенты за небольшую сравнительно мзду скупают оптом и в розницу и мелкую административную сошку, и крупнейших «пролетарских» советских сановников. Повторяю, что уже писал: Сталин обязан более или менее вразумительно объяснить стране и заграничному общественному мнению, почему только в Советском «социалистическом» государстве с самой совершенной в мире конституцией вся правительственная и хозяйственная жизнь государства является игрушкой  в руках более или менее тайных иностранных контрразведок. И больше того: иностранные контрразведки, выполняя задачи, интересующие их правительства, ведут вокруг Кремля и в Кремле напряженную между собой борьбу, о которой не знает , однако, ничего сама советская власть, несмотря на всю свою «революционную бдительность».

Дело дошло до того, что, по свидетельству иностранного весьма осведомленного и сочувствующего Сталину корреспондента, российский диктатор был осведомлен о широчайшей сети германского шпионажа, наброшенной на весь правительственнопартийный аппарат, не от ГПУ, а от «чинов контрразведки одной дружественной СССР державы», которая вела самостоятельные наблюдения за всем советским аппаратом и проникла без ведома ГПУ  во все тайны «кремлевского двора». Но если одной иностранной шпионской организации оказалось выгодным выдать другую иностранную контрразведку Кремлю, то могут ведь «работать» еще многие другие иностранные организации, которым в данный момент вовсе не выгодно что‑либо перед Сталиным разоблачать.

Или еще легче можно представить себе другой случай, когда высшие сановники и военноначальники в СССР будут слетать со своих постов и попадать в подвалы ГПУ, потому что какой‑нибудь иностранной державе понадобится на место, скажем, Ворошилова или Молотова провести своего , нужного, удобного человека.

И сейчас уже во многих иностранных кругах острая борьба в среде кремлевских сановников толкуется как внешнее выражение борьбы за влияние на Сталина двух исключающих друг друга международных ориентаций .

За последнее время в иностранной печати также можно было читать о «давлении», которое все в более резкой форме оказывает на Кремль общественное мнение комсостава Красной армии, или, как некоторые говорят, «группы» маршалов. Никаких точных сведений по этому поводу в нашем распоряжении нет, и нам, русским людям, руководствоваться разного рода сведениями из иностранных источников следует с большой осторожностью, ибо наше отношение к внутрирусским событиям никак не может совпадать с мнением иностранцев.

Однако дыма без огня не бывает. И для меня несомненно , что жуткая картина морального разложения кремлевских кругов, отвратительные подробности деятельности руководящих чекистов, нарастающий развал транспорта и военной промышленности, наконец, угрожающее положение земледелия — все это должно было в каких‑то не только обывательских, но и правительственных кругах вызвать глубокую патриотическую тревогу. Вполне естественно также допустить, что именно в армии, которая по самому назначению своему связана с идеей государства и родины, эта тревога за ближайшее будущее родной страны в особенности обострилась.

Международная обстановка сейчас, к счастью, достаточно благоприятна и дает России некоторый, правда недолгий, срок для коренной перестройки  всего правительственного аппарата и хозяйства, такой коренной перестройки, которая сделала бы Россию действительно страной обороноспособной.

В «Правде» (14 апреля 1937 г.) весьма своевременно напечатана статья «Тыл современной армии». Статья эта весьма убедительно показывает, что при нынешнем материальном, техническом и психологическом состоянии ближайшего и глубокого тыла будущей действующей армии никакая длительная успешная война для СССР невозможна. 

Как правильно заключает эта статья, современная война требует не только технически совершенного тыла, чего в СССР нет, но еще и людей самостоятельных и способных принимать на свою ответственность важные решения. Такие кадры не воспитываются и не могут воспитаться в условиях крепостного государства, где нет места чувству свободного гражданина.

Восстановление в России элементарного правопорядка есть предварительное условие , без выполнения которого обороноспособность СССР не может быть обеспечена.

Если «красные маршалы» вместе со Сталиным — или против него — добиваются сейчас восстановления в России закона и правопорядка, они могут быть твердо уверены, что девять десятых населения их поддержит.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.