Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Черты невозрождённого сознания





Вы можете ответить на этот вопрос на основании семи особенностей.
1. Если невозрождённое сознание ставит человека на путь исполнения христианских обрядов, обязанностей, он обычно ограничивает себя в работе Божьей. Его обязанности ограничены; его послушание — это ограниченное послушание. Если он исполняет одну обязанность, то отвергает другую. Он выбирает между повелениями Божьими: слушается одних и пренебрегает другими. «Вот такого количества достаточно, почему я должен делать больше? Если я буду делать это и это, я, в конце концов, попаду на небеса».
Но в том случае, когда сознание обновлено благодатью, всё происходит по-другому. Хотя могут существовать некоторые слабости при исполнении обязанностей, всё же, душа никогда не ограничивает себя в работе для Бога. Может, она не любит Бога слишком сильно, но всегда будет стремиться любить Его больше; может, она не ищет Его слишком усердно, но всегда будет стараться больше искать Его; может, она не служит Богу слишком хорошо, но всегда будет заставлять себя служить Ему ещё лучше. Обновлённое сознание — это источник послушания, ибо оно видит бесконечное совершенство, добродетель и святость в Боге. Оно будет охотно работать над собой, чтобы достичь определённой пропорциональности с объектом. «Бога бесконечного совершенства и добродетели должно любить бесконечно. Святому Богу следует служить от святого сердца», — говорит сознание.
Итак, если я устанавливаю границы моей любви к Богу или моего служения Богу; если я ограничиваю себя в моём послушании святому Богу, люблю одно повеление и пренебрегаю другим, слушаюсь одного и не выполняю другого, тогда всё, что я делаю, является результатом работы невозрождённого сознания. Но если я люблю Бога всем своим сердцем и всею душою, служу Ему всем, чем могу, всею силою, если «почитаю все Божьи наставления и уважаю все Его повеления», тогда моя любовь и служение — результат обновлённого сознания.
2. Если невозрождённое сознание останавливает и обвиняет человека в грехе, тогда он стремится заставить замолчать его. Большинство обязанностей невозрождённые люди исполняют для того, чтобы утихомирить, заставить замолчать своё сознание. Но верующий скорее позволит своему сознанию вопить, чем закроет ему рот. Он позволит ему вопить до тех пор, пока не сможет правильно всё сделать, пока не исправит всё для удовлетворения своего сознания на основе Крови Иисуса Христа живыми действиями постигнутой и применённой веры. Невозрождённый человек стремится скорее успокоить голос сознания, чем устранить вину. Верующий стремится устранить вину, применив Кровь Христа, и тогда сознание само успокаивается. Неразумный человек, когда пылинка попадает ему в глаз и заставляет плакать, стирает слезу, прилагая усилия, чтобы просто вытереть глаз, но никогда не пытается вынуть пылинку. Разумный же человек не столько думает о том, чтобы вытереть глаз, сколько о том, чтобы исследовать его — что-то попало в него, что заставляет его слезиться, и поэтому причина должна быть удалена. Итак, если в том случае, когда сознание обвиняет меня в грехе, я принимаюсь за исполнение обязанностей, хватаюсь за форму благочестия, чтобы закрыть рот сознанию; и если, вследствие этого, сознание успокаивается и затихает, тогда это только невозрождённое сознание. Но в том случае, когда сознание нас останавливает и не удовлетворяется ничем иным кроме Крови Христа, — поэтому я и использую обязанности, чтобы прийти ко Христу, — и если я умоляю, чтобы капли Его Крови попали на моё сознание, чтобы они не столько заставили замолчать сознание, сколько сняли вину с него, тогда это обновлённое сознание.
3. Нет такого невозрождённого человека, который бы прошёл очень далеко, сделал бы многое для религии, и не оставил бы себе свою Далиду, свою возлюбленную похоть. Иуда прошёл далеко, но он пронёс свою жадность с собой. Ирод также прошёл далеко; он сделал очень много, ибо служение Иоанна принуждало его к этому, но всё же было одно, что он не сделал. Он не отказался от жены брата. Иродиада всё ещё оставалась в его душе. Более того, обычно невозрождённый человек выполняет внешние обязанности для того, чтобы спрятать какой-то грех. Его исповедание используется только для прикрытия греха. Но сознание возрождённого человека ненавидит всякий грех, как это было у Давида. «Ненавижу всякий путь лжи». Он говорит о беззаконии в своём сердце. Давид использует обязанности не для того, чтобы прикрыть свой грех, но для того, чтобы способствовать работе благодати, чтобы покончить с грехом. Итак, если я исповедую религию, упоминаю имя Господа и «хвалюсь законом, а нарушением закона бесчещу Бога», если люблю какой-либо грех и использую исповедание для его прикрытия, тогда я — лицемер, и мои обязанности — это плод невозрождённого сознания. Но если я призываю имя Господа Иисуса и отделяюсь от беззакония; если я использую обязанности не для того, чтобы прикрыть грех, но чтобы открыть и умертвить его, тогда я честен пред Богом, и мои обязанности вытекают из обновлённого сознания.
4. Невозрождённый человек гордится выполняемыми обязанностями. Если он выполняет много обязанностей, тогда он начинает превозноситься. Так поступали фарисеи: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди». А почему? В чём это различие? «Пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего...»
Но теперь давайте посмотрим на милостивое сердце, обновлённое сознание: когда обязанности такого человека высоки, его сердце находится в смирении. Так было с апостолом Павлом. Он много служил, «во время и не во время» проповедуя Господа Иисуса со всей смелостью и честностью; и, всё же, он был смирён сердцем: я «недостоин называться апостолом. Мне, наименьшему из всех святых, дана благодать сия — благовествовать язычникам неисследимое богатство Христово». И снова: «...грешников, из которых я первый». Таким образом, верующий, когда он выполняет много обязанностей и занимает высокое положение, должен умаляться, то есть возрастать в смирении. Обязанности наполняют гордостью лицемера, но верующий смирён. Почему? Потому что лицемер не видит Бога. Он видит только свои дары и участие, и это возвышает его. Но верующий устремляет свой взор на Бога, наслаждается общением с Богом, и это смиряет его. Общение с Богом животворит, но оно также и уничижает, смиряет творение. Господь говорил «к Софонии, сыну Хусия, сыну Годолии, сыну Амории» (Софонии 1:1). Аморий означает «Слово Божье». Годолия означает «величие Божье», и Хусий истолковывается как «смирённость» или «мой Ефиоплянин». Другими словами, он сказал: «От Слова Божьего приходит видение величия Бога; от видения величия Бога приходит смирение».
Итак, если я горжусь своими обязанностями и превозношусь при их исполнении, тогда я не вижу перед собой Бога. Но если я делаю многое со смирением, если при возвышении духа сердце моё наиболее смиренно, если, выполняя все обязанности, я могу сохранить чувство того, что я недостоин этого, тогда это значит, что я вижу Бога и имею общение с Ним, тогда исполнение обязанностей исходит из обновлённого сознания.
5. Смотрите, кому сердце тайно воздаёт славу, исполняя обязанности. Это является принципом при исполнении обязанностей. В книге пророка Аввакума 1:16 мы читаем о тех, кто «приносит жертвы сети своей и кадит неводу своему». Там, где слава воздаётся человеческому «я», принципом действия является своё «я». Все реки впадают в моря; это доказательство того, что они вытекают из морей. Так, когда все исполняемые человеком обязанности ограничиваются этим «я», тогда «я» становится принципом всего. Невозрождённый человек придерживается обрядов для своей собственной славы. Он никогда не проходил через основательную работу благодати, и никогда его «я» не было истинно «изгнано» из него. Он никогда не отвергал себя, и поэтому он не может подняться выше себя во всём, что он делает. Он никогда не был нищ духом и поэтому не жил кем-то другим, чтобы выполнять все свои обязанности для Иисуса Христа. Но верующий отдаёт славу всего своего служения Богу. В чём бы ни заключались его обязанности, Бог получит всю славу; такой человек, по милости, отложил собственное «я» и поэтому не видит совершенства в себе, или что он достоин чего-либо сам но себе.
«Но я более всех их потрудился», — сказал апостол. А кому он воздаёт славу за это? Себе? Нет! «Не я впрочем, а благодать Божия, которая со мною». Когда же благодать Христа становится принципом в сердце при исполнении обязанности, тогда душа выполняет всё с «не я впрочем» на устах: «Есть то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, ...не я впрочем». «Я» отвергается, а Христос выдвигается на первое место. Когда есть благодать, сердце оживает. Двадцать четыре старца полагают свои венцы к ногам Христа.
Существует две очень трудные вещи. Первая — взять стыд греха на себя, вторая — отдать славу нашего служения Христу. Итак, если я приношу жертву в свою собственную сеть, если моя цель — моя собственная выгода, и я отдаю славу всего того, что делаю, своему «я», тогда я «сею в плоть» и никогда не изгонял собственное «эго». Я поступаю так, руководствуясь только невозрождённым сознанием. Но если я отдаю славу всего моего служения только Богу, если превозношу благодать и могу истинно сказать во всём, что делаю: «Не я впрочем», — тогда я истинно изгнал своё «эго» и руководствуюсь обновлённым сознанием.
6. Хотя невозрождённое сознание может побудить человека нести много служений, всё же, оно никогда не побуждает его достигать святости. Поэтому такой человек, несмотря на всю свою деятельность, имеет неосвящённое сердце. Как долго Иуда исповедовал религию, однако он не имел ни крупицы благодати! Неразумные девы, как вы знаете, «не взяли с собою масла», то есть, они больше обращали внимание на исповедание, чем на освящение. Но когда обновлённое сознание приводит человека к исполнению обязанностей, он достигает успеха в этом, а также возрастает в святости. Как благодать помогает в исполнении обязанностей, так исполнение обязанностей способствует возрастанию благодати. Исполняя обязанности, верующий освящается и больше ориентируется на небесные ценности.
Итак, если я занят исполнением обязанностей и, всё же, не знаком с жизнью святости; если я ревностно исповедую религию и, всё же, не испытываю истинной работы по освящению; если, подобно детям, больным рахитом, имею большую голову, но слаб в ногах, тогда я, имея дары, не имею благодати. И хотя я несу много служений, всё же, у меня невозрождённое сознание. Но если святость в моей жизни пропорциональна моему исповеданию; если я не только слушатель Слова, но и его исполнитель; если благодать возрастает с исполнением обязанностей, тогда я принимаю участие в делах Божьих, основываясь на обновлённом сознании.



 

7. Если невозрождённое сознание является источником, побуждающим исполнять обязанности, почему этот источник вначале бежит быстро, затем ослабевает и, в конце концов, высыхает? Но, если обновлённое сознание и освящённое сердце являются этим источником, тогда он никогда не иссохнет. Он всегда будет бежать — от начала и до конца, и в конце будет бежать быстрее, чем в начале: «Знаю твои дела и то, что последние дела твои больше первых». Праведный будет держаться своего пути, и тот, кто имеет чистые руки, будет становиться всё сильнее и сильнее.

ВОПРОС. Но вы скажете: «Почему же тот человек, который исполняет обязанности, руководствуясь невозрождённым сознанием, ослабевает и теряет силы больше, чем тот, кто исполняет их, руководствуясь обновлённым сознанием?»
ОТВЕТ. Причина состоит в том, что в первом случае действие произрастает из ошибочного, разлагающегося корня. Этим корнем является человеческое естество. Человеческое естество — это увядающий корень, поэтому все его плоды увядают. Но обязанности, исполненные как результат обновлённого сознания, являются плодами, растущими на прочном и вечном корне, Иисусе Христе. Дары имеют свои корни в человеческом естестве, но благодать укоренена во Христе. И поэтому самая слабая благодать переживет самые великие дары — в этом корне есть жизнь, а в первом её нет. Дары и благодать отличаются друг от друга, как отличается кожа на туфлях и человеческая кожа на ступне. Возьмите пару туфель, которые имеют самую толстую подошву: если вы походите в них долго, кожа сносится, и в скором времени нога будет касаться земли. Однако человек может проходить босиком всю свою жизнь, и кожа его стоп не сносится. Почему же кожа на ступне не снашивается, как подошва туфель, ведь кожа туфель толще, чем кожа человека? Причина состоит в том, что в одном случае присутствует жизнь, а в другом — нет. Жизнь присутствует в коже ступни, и поэтому она выдерживает всё и становится толще и толще, грубее и грубее; но в подошве туфель нет жизни, поэтому она снашивается и становится тоньше и тоньше. Так происходит с дарами и с благодатью.
Итак, если я «увядаю», истощаюсь и устаю от исповедания и, наконец, отпадаю; если начинаю по Духу и заканчиваю по плоти, тогда всё, что я делал, основывалось на невозрождённом сознании. Если я расту и укрепляюсь, если упорно достигаю конца и мои последние дела больше первых, тогда я действую, исходя из обновлённого сознания.
Таким образом, в семи пунктах я ответил на вопрос: «Если сознание может пройти так далеко, может побудить человека исполнять обязанности, тогда в чём заключается разница между невозрождённым сознанием лицемеров и грешников и обновлённым сознанием верующих?»

Первый ответ на наш основной вопрос: «Почему многие проходят так далеко и всё же являются почти христианами?» — потому что отвечают на зов собственного сознания.

Второе, потому что это исходит от силы Слова, под влиянием которой они находятся. Хотя Слово не действует одинаково результативно на всех, всё же, оно обладает великой силой над сердцами грешников: преобразовывает их, но не обновляет.
1. Слово имеет различающую, открывающую силу. «Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов», и различает помышления и намерения сердечные. Это зеркало, в котором каждый может видеть, каков он. Как солнечный свет обнаруживает самые маленькие пылинки, так свет Слова, сияющий в сознании, обнаруживает самые маленькие грехи.
2. Слово имеет силу закона. Оно даёт закон душе и сдерживает сознание. Поэтому его часто так и называют в Писании: «Закон». «Ибо закон Твой - утешение моё» ; «Обращайтесь к закону и откровению». Здесь говорится о всём Слове Божьем. Оно называется законом из-за его сдерживающей силы по отношению к сознанию.
3. Слово имеет власть судить. «Слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день». Приговор, который Бог вынесет грешникам в конце, — это не что иное, как тот приговор, который Слово выносит им здесь. Суд Божий — это не просто определённый день, в который Бог вынесет какой-либо новый приговор, но это день, в который Бог торжественно, во всеуслышание утвердит свой приговор, вынесенный душам служением Слова уже здесь. Это ясно видно в Матфея 18:18: «Что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе». Человек, приводя своё сердце к Слову и испытывая его им, может узнать, какой приговор Бог вынесет его душе в последний день; ибо каков приговор Слова сейчас, таков будет и Божий приговор для него в последний день.
Слово имеет также рождающую (имеется в виду способность Слова рождать христиан (прим. перев.)) и спасающую силу. Последняя оказывает своё действие только на некоторых. Первая, более обширная сила, имеет большую обусловленность исповеданием благочестия, даже среди тех, кто не имеет благодати.
Если на человека действует вся тройственная сила закона: различающая сила, которая судит, если сердце человека подвергнуто исследованию и открыто, сознание сдерживаемо и трепещет, а греховное положение осуждено и приговорено, тогда такой человек может принять решение в пользу новой жизни и обратиться к великому исповеданию религии.

Третье. Человек может пройти далеко в исповедании из-за любви к славе, желая получить признание в мире. Как сказано о фарисеях, они «любят в синагогах и на углах улиц останавливаясь молиться, чтобы показаться пред людьми», многие придерживаются принципа Макиавелли: следует только внешне показывать добродетель, ибо использование её на практике хлопотно, но заслуги в ней помогают. Джером в своём послании к Юлиану называет таких людей «низменными рабами обычной славы». Многие люди исповедуют Христа ради личной выгоды, их сознание не возрождено; они религиозны ради собственных похотей, а не ради Христа, таким образом заставляя Божье течение поворачивать дьявольскую мельницу.

Четвёртое. Это происходит из-за желания спастись. Во всех людях присутствует желание спастись. Инстинкт самосохранения присущ любому живому существу. «Кто покажет нам благо?» Это язык природы, ищущей счастья для себя.
Многие люди, чтобы спастись, выполняют много обязанностей. Так же поступал юноша: «Учитель! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» Он прошёл далеко и сделал много, исполняя заповеди, - и всё из-за желания спастись. Итак, если соединить всё сказанное вместе, получим ответ на ВОПРОС.
Зов сознания, сила Слова, личная выгода и желание спастись могут способствовать тому, что человек пройдёт достаточно далеко, но будет почти христианином.


Вопрос 4


Как может быть так, что люди являются только почти христианами, если они прошли так много? В чём причина?
ОТВЕТ. Я могу по-разному ответить на этот вопрос, но приведу только две причины, которые считаю наиболее существенными.
Первая — из-за недостатка правильного и крепкого убеждения. Если человек не обличён в грехе, и его сердце по-настоящему не сокрушено, то каким бы ни было его исповедание, всё же, он наверняка потерпит неудачу. Не всякое обличение является основательным; существует так называемое естественное или рациональное, которое не исходит от могущественной работы Духа Божьего.
Рациональное обличение является результатом работы невозрождённого сознания. В этом случае обвинение выносится на основе «природного света» (Откровение, данное человеку от сотворения; это совокупность знаний и совести — не сверхъестественное откровение Священного Писания и Духа Святого (прим. ред.)) с помощью тех общих принципов мышления, которые присущи всем людям. О таком обличении мы читаем в Римлянам 2:14-15. Там говорится о язычниках, которые, хотя и не имели закона, имели сознание, которое свидетельствовало, обвиняло или оправдывало. Они не имели света Писания, но были обличаемы «природным светом». Итак, с помощью света Евангелия обличение может быть усилено, но сердце не будет обновлено.
Существует также и обличение Духа, и это уже работа Божьего Духа над сердцем грешника; Слова, с помощью которого вина и мерзость греха полностью обнаруживаются, а горе и нищета невозрождённого состояния чётко укладывается в сознании — к страху и ужасу грешника, когда он пребывает в том состоянии. Такое обличение является основательной и крепкой работой. Многие обличены — но это не всегда обличение Духа.

ВОПРОС. Теперь вы скажете: «Предположим, я переживаю обличения, но как мне узнать, это обличения невозрождённого сознания или результат работы Духа Божьего?»
ОТВЕТ. Чтобы ответить на этот вопрос, мне пришлось бы слишком далеко уйти в сторону, поэтому в пяти основных пунктах я изложу самую значительную разницу между первым и вторым видами обличений.
1. Невозрождённое сознание достигает, главным образом, открытых и постыдных грехов, грехов, явно направленных против «света природы», ибо обличение невозрождённого сознания не может достичь дальше, чем «природный свет». Но обличение Духа достигает самых сокровенных, внутренних и неразличимых грехов, таких как лицемерие, формализм, равнодушие, безразличие, жестокосердие и так далее.
Обратите внимание, обеспокоены ли вы внутренними тайными грехами так же, как и внешними, и касается ли ваша обеспокоенность как открытых грехов, так и внутренних тайных похотей. И, если так, тогда это, конечно же, признак работы Духа, потому что такое беспокойство несёт в себе непосредственную связь со святостью Бога, Кого единственного оскорбляют эти грехи, так как никто другой не может видеть их.
2. Обличения невозрождённого сознания связаны только с внешней стороной, с жизнью человека, но не с его внутренним состоянием и положением; с грехами, действующими в нас, а не с первородными. Но обличение Духа достигает всех грехов - грехов сердца, так же как и грехов жизни; грехов нашей природы, так же как и грехов практики; грехов, которые рождаются в нас, так же как грехов, которые совершаются нами. Там, где Дух Божий начинает работать усиленно в душе, Он держит зеркало закона перед глазами грешника, открывает его глаза, чтобы он посмотрел в зеркало и увидел всё уродство и мерзость в своём сердце и природе.
Апостол Павел сказал; «Но я не иначе узнал грех, как посредством закона». Как может быть так, что апостол не познал грех через закон, когда «свет природы» открывает грех? О язычниках сказано, что, не имея закона, они были законом для себя. Поэтому этот грех, о котором говорит апостол, не должен пониматься как грех действительный, но как грех первородный. «Я бы не знал о загрязнении человеческой природы, о фонтане греха, который внутри неё, если бы не закон». И действительно, к такому открытию невозрождённое сознание не может прийти.
Истинно, философ мог сказать, что «похоть — первый и главный из всех грехов». Но я не думаю, что он имел в виду первородный грех. В первую очередь он говорил о неумеренности аппетита и желаний; ибо самые мудрые философы не имели представления о первородном грехе. Послушайте Сенеку: «Грех не рождается с вами, но приносится в жизнь сразу после рождения».
Квинтилиан сказал: «Гораздо прекраснее то, что люди грешат, чем если бы все люди жили честно; ибо грех так сильно противоречит природе человека». Насколько слепы они были в этом вопросе! Таким был и Павел, пока Дух Божий не открыл это ему через Слово. И действительно, такое откровение может сделать только Дух. Именно Он заставляет грешника увидеть всё уродство и мерзость, которые находятся внутри него. Именно Он снимает лохмотья с грешника и открывает ему всю его наготу и жалкое состояние. Именно Он показывает нам слепоту нашего разума, упрямство нашей воли, беспорядочность желаний, увядание сознания, греховную болезнь нашего сердца и грех нашей природы — и во всём этом безрассудство нашего состояния.
3. Обличения невозрождённого сознания больше показывают душе зло, которое приходит через грех, чем зло, которое находится в самом грехе. Поэтому, когда душа находится под воздействием такого обличения, она больше обеспокоена ужасом ада, гневом и погибелью, которые ожидают её, чем подлой и отвратительной природой греха. Но обличение Духа ведёт душу к более глубокому осознанию того зла, что находится в грехе, чем зла, которое приходит через грех. Оскорбление, нанесённое Богу тем, что человек поступает против Его воли; раны, которые в сердце Христа; печаль, которую испытывает Дух Святой, — это ранит душу больше, чем тысяча адов.
4. Обличение невозрождённого сознания не длительно; оно быстро проходит. Это подобно небольшому порезу на коже, который немного кровоточит и нарывает, но вскоре рана заживает, и через несколько дней не видно ничего, кроме небольшого шрама. Но обличения Духа длительны; они не проходят. Они пребывают в душе до тех пор, пока не достигнут конечной цели, то есть изменения грешника.
Обличения Духа подобны глубокой ране в теле, которая доходит до кости. Кажется даже, что она угрожает жизни пациента. Излечивается рана только с помощью большого мастерства. В конечном итоге остаётся шрам, так что пациент, когда выздоровеет, может сказать: «Вот знак от моей раны, который никогда не исчезнет». Так же и душа, находясь под воздействием обличения Духа, страдает от глубокой раны и может быть исцелена только благодаря великому мастерству Небесного Доктора. После исцеления в душе останутся знаки, которые никогда не исчезнут. Человек может сказать: «Вот, отметины и знаки от обличений всё ещё живут в моей душе».
5. Обличения невозрождённого сознания делают душу боязливой по отношению к Богу. Вина производит страх, а страх ведёт к отпадению от Бога. Так было с Адамом: когда он увидел свою наготу, он убежал и спрятался от Господа. Но обличения Духа не отдаляют душу от Бога, но приближают к Нему. Ефрем был обличаем Духом, и он взывал к Богу: «Обрати меня, и обращусь, ибо Ты Господь Бог мой». Иерем.31:18 Итак, вы видите, что существует великая разница между обличением и обращением; между тем, что не является возрождением, и тем, что духовно; между тем, что обычно, и тем, что спасает. Это значит, что хотя человек никогда не имел много от первого (то есть обличения), всё же, когда он не имеет последнего (то есть обращения), он только почти христианин. Поэтому у нас есть веская причина больше интересоваться обличениями Духа.
Обличение Духа является существенной частью здорового обращеиия. Обращение начинается здесь. Истинное обращение начинается с обличения, и истинные обличения заканчиваются обращением. Пока грешник не будет обличён во грехе, он никогда не сможет отвратиться от греха. Суть Пришествия Христа как Спасителя заключалась в том, что Он должен был умереть за грешников, а цель сошествия Духа Святого заключалась в том, чтобы убедить нас как грешников, что мы можем соприкоснуться с Христом как Спасителем. Пока грех не будет основательно открыт нам, интерес к Крови Христа не может возникнуть в нас. Более того, до тех пор, пока грех не будет выявлен, мы не будем искать Христа: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные».
Слабые обличения невозрождённого сознания, когда это только неглубокий порез кожи, во многом являются причиной лицемерия. Слабые обличения могут привести душу к тому, что она только «обнимет» Христа и тут же отпустит, не перейдёт к близким взаимоотношениям с Христом. Это личина лицемера. Я не знаю никакого другого источника возникновения лицемерия, как только слабые обличения; они заполнили церковь лицемерием. Более того, это не только источник лицемерия, но также и источник отступничества. Почему было сказано, что семя засохнет? Это было сказано потому, что оно не углубилось в землю. Там, где обличения основательны, там есть «глубина земли» в сердце, и там семя Слова растёт. Где обличения слабы, там семя высыхает из-за недостатка глубины. Итак, на этом одном примере вы можете ясно увидеть, почему так много людей являются только почти христианами, хотя они прошли так много. Вся причина в недостатке основательного обличения.

Вторая причина в том, что это тесно связано с вышесказанным об обличении; недостаток тщательной работы благодати в сердце в самом начале. Там, где этого нет, всё дальнейшее исповедание человека ни к чему не приведёт. Школьник никогда не научится читать хорошо, что будет отражаться и на его грамматике, пока не пройдёт букварь. Ткань, которая плохо выделана на ткацком станке, никогда не будет носиться долго и хорошо. Она долго не послужит. Христианин, который плохо «выделан на ткацком станке», который не прошёл через тщательную работу благодати в своём сердце, никогда не будет хорошим христианином. Попав под поток воды, он «сожмётся», не сможет прилежно служить Богу. Не подрезание заставит плохое дерево приносить хорошие плоды: дерево должно быть приведено в порядок до того, как появятся плоды, чтобы они — эти плоды — были хорошими.
Тот, кто берётся за исповедание религии с несокрушённым сердцем, никогда не сможет служить Христу всем сердцем. Если в человеческом сердце нет истинного изменения, а человек всё же идёт дальше и делает много на путях Божьих, будьте уверены, что он умрёт либо лицемером, либо отступником.
Тому примером сама природа: если человек не рождён здоровым, но кривым и уродливым, он будет кривым, пока живёт. Вы можете поддерживать его или подогнать его одежду, чтобы скрыть недостаток, но скрюченность и уродство останутся, несмотря ни на что. Вы можете прятать уродство, но вы не можете устранить его, вылечить. Так же и в этом случае. Если человек приходит к исповеданию религии, но он не рождён свыше, не рождён от Бога и Духа; если нет тщательной работы благодати в его сердце, исповедание религии не поможет ему. Он может продолжать исполнять обязанности, но в итоге окажется только лицемером, из-за недостатка тщательной работы в начале. Вид благочестия может прикрыть его скрюченность, но никогда не излечит болезнь. Человек никогда не сможет стать истинным христианином, не будет принятым Богом без тщательной работы благодати, — как бы ревностно он ни исповедовал религию.
Бог принимает такое сердце, которому знакомо чувство ответственности в отношении обязанностей, исполняемых им. Дух и желания внутри человека должны быть пропорциональны его внешнему исповеданию. Молитва без веры, послушание данному закону без страха и святого благоговения перед Законодателем противны Богу. Внутреннее поклонение должно соответствовать внешнему. Итак, там, где нет благодати, действующей в сердце, там не может быть никакой пропорции, ответственности по отношению к исполняемым обязанностям.
Бог принимает то, что выполняется искренне. Бог не считает наши обязанности и не оценивает нас согласно частоте исполнения нами обязанностей. Его критерий — искренность нашего сердца при их выполнении. Именно она посвящает и исполнителя, и саму обязанность. С искренностью Бог принимает и самое незначительное, что мы делаем; без искренности Он отвергает и самое большое, что мы можем сделать. «Мерзость пред Господом — коварные сердцем; но благоугодны Ему непорочные в пути». Апостол использует отличный эпитет во Втором послании к Коринфянам 1:12: «богоугодная искренность». Такая искренность является результатом Его особой работы над душой. Эта работа располагает сердце к честности и справедливости перед Ним во всех путях. Это венец всякой благодати и одобрение всех наших обязанностей. Из-за недостатка искренности в сердце пред Богом, тысячи погибают и отправляются в ад, выполняя при этом множество обязанностей.
Итак, там, где нет изменения состояния, то есть работы благодати в сердце, там не может быть искренности пред Богом. «Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено», то есть далеко от искренности. Испорченные вещи сильно отличаются от того, какими они были, будучи новыми.
«Бог сотворил человека правым» (Екклесиаста 7:29). Но человек потерял это качество, стал более не похожим на себя. Никакое другое создание, которое ниже его, не изменилось до такой степени. Поэтому невозможно найти искренность в какой-либо душе, пока благодать не произведёт работу Духом Божьим. До тех пор человек является только почти христианином, хотя он уже исполнил всё.

 

Вопрос 5


Почему так много людей не идут далее в исповедании религии, но остаются только почти христианами?

ПРИЧИНА 1. Это происходит потому, что они обманывают себя, что касается их истинного состояния. Они думают, что их состояние хорошее и безопасное, в то время когда оно плохое и опасное. Человек может считать себя членом Тела Христова, а Бог будет рассматривать его как сосуд гнева. Иногда дитя Божье, смотря больше на свои грехи, чем на свои добродетели, на свои ошибки, чем на свою веру, на живущие в нём похоти, чем на обновляющую благодать, может подумать, что его положение очень плохое. Но на самом деле оно хорошее. «Я смугла», — сказала Невеста Христа; и всё же Христос ответил: «Прекраснейшая из женщин!» Так и грешник, взирая больше на свои обязанности, чем на свои грехи, может подумать, что его имя записано в книге Жизни, и всё же в глазах Бога он — нечестивец.
Нет ничего более обычного для человека, чем думать о себе высоко, в то время когда он — ничто. В этом и есть самообман. Многие твердят, что знают Христа, но на самом деле не знакомы с Ним. Они думают, что их грехи прощены, но, увы, такие люди всё ещё находятся в желчи горечи и оковах греха! Они считают, что имеют благодать, но на самом деле не имеют ничего. Соломон сказал: «Иной выдаёт себя за богатого, а у него ничего нет». Это был нрав лаодикийской церкви: «Ибо ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен и жалок, и нищ и слеп и наг». «А не знаешь...» Будучи настолько плохой, она думала, что её состояние хорошее. Будучи настолько бедной в благодати, она считала, что была богата. Будучи несчастной и нагой, она всё же была уверена, что не нуждается ни в чём.

Пять мотивов этой ошибки

Существует несколько мотивов этой ошибки. Я назову пять.

1. Большая склонность сердца каждого плотского человека к хитрости: «Лукаво сердце человеческое более всего». Это еврейское слово используется также для обозначения имени Иаков. Он хитростью занял место своего брата Исава: «Не потому ли дано ему имя: Иаков, что он запнул меня уже два раза?» Итак, это слово значит обманщик, хитрец — тот, кто хитростью занимает чьё-либо место. Таким образом, сердце каждого плотского человека «лукаво более всего».
Вы читаете об обманчивых словах, обманчивости богатства, обманчивости красоты и о друзьях-обманщиках. И, всё же, сердце человеческое обманчивее всего этого. Более того, написано, что и сатана обманщик. Однако, сердце человека более склонно к обману, чем сатана, ибо сатана никогда не может обмануть, если человеческое сердце не обмануло само себя. Вот почему человек беспричинно надеется на благо — из-за ужасного предательства своего собственного сердца.
Как привычно для людей хвастаться добродетелями своего сердца! «Я благодарю Бога, что у меня такое хорошее сердце. Я не делаю из этого показухи, как некоторые, и не притворяюсь». Но послушайте, что говорит Соломон в этом случае: «Кто надеется на себя, тот глуп». Положит ли человек свои деньги в порванный кошелёк? Доверится ли он обману? Есть хорошее правило: «Доверяй, но проверяй»; таким же был и принцип Августина: «Тот человек, который доверяет своему собственному сердцу, в конце концов окажется обманутым».

2. Эта ошибка возникает из человеческой гордости. У каждого невозрождённого человека гордое сердце. В грехе Адама было много от этой гордости, и её много во всех сынах Адама. Именно из этого извечного греха вытекает самонадеянное мнение о нашем состоянии и положении. Соломон произнёс: «Не будь слишком строг» (В английском переводе Библии: «Слишком праведен» (прим.. перев.)). Августин, комментируя эти слова, сказал: «Здесь имеется в виду не праведность мудрого человека, но гордость самонадеянного». Итак, в этом смысле, любой плотский человек слишком праведен. Он не имеет той праведности, которая посвящает его Богу, то есть праведности Христа, но у него чрезмерно много самоправедности, посвящения самому себе.
Гордый человек видит свою красоту, но не свои недостатки; свои способности, но не свой позор; свою кажущуюся праведность, но не свою настоящую презренность. Только работа благодати может показать человеку, что ему не хватает благодати. Надменный взгляд смотрит вверх, но смиренный взгляд смотрит вниз; и поэтому, девиз верующего должен быть: «Я самый наименьший из святых, самый наибольший из грешников». А девиз плотского человека: «Я благодарю Бога, что я не такой, как другие».

3. Люди обманывают себя, принимая обычную благодать за спасающую, так как они похожи. Как многие принимают фальшивые деньги за настоящие, так же многие путают обычную благодать с истинной. Саул принял дьявола за Самуила, потому что тот появился в мантии Самуила. Человек может подвергнуться сверхъестественной работе Духа, но так и не ощутить на себе спасающей работы. Первая пробуждает человеческую природу, вторая обновляет её. Хотя каждая работа Духа является сверхъестественной, всё же, не всякая сверхъестественная работа Духа является спасающей. Следовательно, многие обманывают свою душу, принимая сверхъестественную работу за спасающую.

4. Многие путают исповедание религии с истинным обращением, считая внешние изменения признаком внутреннего возрождения. Если внешняя сторона чашки вымыта, они думают, что вся чашка чистая, хотя она грязная внутри. Это обычный камень преткновения, о который так много людей спотыкается, подвергаясь опасности, принимая форму благочестия, но отвергая при этом его силу.

5. Недостаток личного, повседневного применения закона Божьего к сердцу и сознанию, что открыло бы человеку его истинное положение и состояние. Когда ощущается недостаток в этом, человек будет испытывать недостаток истинного слова благодати и будет считать своё положение лучше, чем оно есть на самом деле. Есть достойный внимания отрывок, где апостол говорит о себе: «Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер». Здесь описываются представления, которые имел Павел о своём состоянии, со Словом и без Слова.
Вот как он представлял своё состояние без Слова: «Я жил некогда без закона». Павел имел закон, ибо он был фарисеем; а фарисеи имели «в законе образец ведения и истины». Поэтому, когда он говорит, что жил без закона, вы должны воспринимать это не буквально, но в духовном плане. Он жил без силы и действенности закона в своём сердце, его сознание не было обличено, разбужено и оно не «обнаружило» греха. И пока его состояние оставалось таким, он не подвергал его сомнению. Он был уверен в добродетельности своего положения. Это он и имеет в виду, когда говорит: «Я жил».
Однако, вот как он представлял своё состояние со Словом — и это совершенно противоположно тому, что было ранее: «Но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер». Слово Господа пришло с силой в его душу, когда Дух Божий действенно воцарился в его сознании (это подразумевается под словами: «пришла заповедь», «грех ожил, а я умер»). То есть, я увидел отвратительность моего положения и порочность моей самоправедности. Моя надежда угасла и моя уверенность пропала; и если ранее я думал, что жил и что мой грех умер, то когда Бог пробудил моё сознание Словом, только тогда я увидел мой грех живым и обладающим силой, а себя мёртвым и несчастным.
В этом и заключается первая причина, почему многие не идут далее в своём исповедании религии и остаются только почти христианами. Это происходит из-за того, что они ошибаются, оценивая своё состояние как хорошее, в то время когда оно не является таковым; эта ошибка состоит из пяти составляющих:
1. Обманчивое сердце.
2. Гордый дух.
3. Принятие обычной благодати за спасающую.
4. Принятие внешних изменений за внутреннее возрождение.
5. Недостаток личного повседневного применения закона Божьего к сердцу и сознанию.

ПРИЧИНА 2. Это происходит также из-за коварства сатаны, который, если не может удержать человека открыто в неверии, прилагает все усилия, чтобы убедить его принять только форму благочестия. Если он не может обольстить людей их собственными похотями с полным отвержением небес, тогда он обольщает их таким исповеданием, которое точно не приведёт человека к небесам. Он позволит нам оставить некоторые грехи, если мы сохраним другие; позволит выполнять некоторые обязанности, если мы не будем обращать внимания на остальные. Более того, чтобы удержать нашу душу, он согласится с нашим исповеданием религии и позволит происходить всему, кроме истинного обращения и соприкосновения со Христом для спасения. Ему всё равно, какой дорогой мы попадём в ад, главное для него, чтобы мы, в конце концов, оказались там.

ПРИЧИНА 3. Это происходит из-за мирской и плотской политики. Это великое препятствие для многих. Политика очень часто идёт против благочестия. Ииуй не расстался со своими тельцами, ибо боялся потерять царство. Если бы было меньше политики и замыслов, то во многих людях было бы больше рвения и честности. Существует честная политика, которая помогает религии, но плотская политика препятствует ей.
Нам заповедано быть мудрыми, как змеи. Но змей — самое коварное из всех творений; мы также должны быть невинны, как голуби. Если благочестие существует без политики, ему не хватает безопасности. Если политика — без благочестия, то ей не хватает честности. Благочестие без политики слишком просто, чтобы быть безопасным, и политика без благочестия - слишком коварна, чтобы быть хорошей. Люди должны быть мудры, осторожны, ловки, внимательны, насколько могут, но всё должно иметь место по Слову Божьему. Пусть всё это будет соединено со святостью и честностью. Проклятием является то, что запрещает человеку проникать дальше в глубину веры. Если он не будет проникать дальше, то попадёт в шторм до того, как сможет безопасно достигнуть берега.

ПРИЧИНА 4. В сердце существуют такие похоти, которые препятствуют искреннему соприкосновению со Христом. Хотя они предлагают высокую цену, всё же они не соответствуют Божьим критериям. Юноша мог бы иметь жизнь вечную, и он давал за неё хорошую цену: желание исполнять всякое повеление, кроме одного, только кроме одного. И что? Разве Бог не уменьшит цену на это одно? Неужели он настолько суров? Разве Он не смягчит хотя бы чуть-чуть свои условия, если человек поднялся уже так высоко? Должен ли человек принести всё? Неужели Бог не уступит ничего? Нет, братья мои, тот, кто недооценивает небеса, конечно же, потеряет их, как будто он ничего не давал за них. Тот, кто не отдаст всё, что он имеет, не расстанется со всем ради этой «драгоценной жемчужины», точно так же уйдёт ни с чем, как и тот, который никогда не торговался. Причиной крушения тысяч душ является нежелание принимать Божьи условия. Бедность грешника и бедность Христа, истекающий кровью пронзённый грешник и истекающий Кровью пронзённый Христос — вот Божьи условия.
Большинство исповедников подобны железу между двумя равными магнитами. Бог притягивает - они двигаются к Богу; мир притягивает - они тянутся к миру. Они находятся между двумя полюсами. Такие люди не оставят Бога ради мира, если для этого им не придётся оставить мир ради Бога. Но если они должны расстаться со всем, с каждой похотью, со всем, что дорого, с каждым возлюбленным грехом, почему тогда дух Димаса обладает ими, и они предают Бога?
Братья мои, это важная причина, объяснение тому, почему многие почти христиане не идут далее. Значит, какая-то возлюбленная похоть или что-то иное препятствует им и, несмотря на долгое и ревностное исповедание, разделяет их со Христом навеки.
Таким образом, я ответил на пять вопросов, а именно:
1. Как много человек может пройти на пути к небесам и, всё же, быть только почти христианином?
2. Почему происходит так, что человек является только почти христианином, если он проходит так много?
3. В чём различие между невозрождённым сознанием лицемеров и грешников и обновлённым сознанием верующих?
4. Почему происходит так, что многие являются только почти христианами, если они прошли так много?
5. Какова причина того, что многие не идут далее в исповедании религии, и остаются только почти христианами?


Применение на практике


ЗАКЛЮЧЕНИЕ 1. Спасение — не столь лёгкое дело, каким оно представляется. Сам наш Господь Иисус Христос подтверждает это: «Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их». Врата обращения — очень трудные врата, но каждый человек, кто спасётся в вечности, должен войти этими тесными вратами. Без них спасение невозможно: «Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия».
Это не просто тесные врата сами по себе. Нет, ибо обращающая благодать — бесплатна. Врата милости открыты весь день. Нежность евангельской благодати никого не исключает, если только человек сам не исключает себя. Христос не говорит, что если такой-то или такой придёт ко Мне, Я изгоню их, — нет, но: «Приходящего ко Мне», — кем бы он ни был, если он желает сердцем соприкоснуться со Мной, ни в коем случае, — «не изгоню вон»; и «желающий пусть берёт воду жизни даром». Христос ни для кого не жалеет милости. Хотя спасение было куплено для нас дорогой ценой, всё же оно предлагается нам бесплатно.
Поэтому, врата, которые ведут в жизнь, не являются тесными со стороны Христа или сами по себе, но они тесны по отношению к нам из-за наших похотей и нашей испорченности, которые затрудняют вход. Ушко иглы достаточно большое, чтобы сквозь него прошла нитка, но сквозь него трудно продеть канат. Либо необходимо увеличить ушко иглы, либо надо расплести верёвку, иначе вход невозможен. Врата обращения очень тесны для плотского испорченного грешника. Душа никогда не сможет пройти через них, если не расстанется с возлюбленными похотями. Грешник должен оставить все похоти. И когда он подходит к этим тесным вратам, пред ним лежит узкий путь, по которому нужно идти. Так наш Господь Христос сказал; «Узок путь, ведущий в жизнь»; и что это за путь, если не путь освящения? «Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Бога».
Итак, путь освящения — очень узкий путь, ибо он обвит вокруг шеи каждой похоти (В смысле «повешен», то есть, похоть должна быть умерщвлена (прим. перев.)) и лежит в основе каждой благодати. Он заключается в подчинении первого и улучшении второго; в ежедневной смерти и, всё же, ежедневной жизни; в смерти для греха и жизни для Бога. Это путь освящения! По широкому пути идут многие, но этот узкий путь подобен путям ханаанским во времена Самегара. Написано: «Во дни Самегара, сына Анафова ... были пусты дороги, и ходившие прежде путями прямыми ходили тогда окольными дорогами». На еврейском языке написано «кривыми дорогами». Путь святости большей частью — пустынный путь. Так сказал пророк. «И будет там большая дорога, и путь по ней назовётся путём святым; нечистый не будет ходить по нему; но он будет для них одних, идущие этим путём, даже и неопытные, не заблудятся. Льва не будет там, и хищный зверь не взойдёт на него; его не найдётся там, а будут ходить только искупленные». Нечистые, львы и хищные звери ходят кривыми путями. Никто, кроме искупленных Господом, не ходит путями Господними.
Поэтому не удивительно, что наш Господь Христос сказал: только немногие найдут жизнь, так как врата тесны, и путь, ведущий к жизни, узок. Многие делают вид, что идут узким путём, но они никогда не войдут в тесные врата. Многие делают вид, что уже вошли в тесные врата, но они никогда и не шли по узкому пути.
Это очень распространённая ошибка, когда человек погибает из-за неправильного выбора пути. Он идёт по тем тропинкам, которые ведут в ад, в душе надеясь в конце своего пути найти небеса. Те двадцать троп, которые мы упомянули ранее, ведут к разрушению, и, всё же, многие выбирают их и идут по ним, думая, что это путь спасения. Как многие язычники и явные грешники погибают, выбирая путь смерти, так и многие номинальные христиане погибают, ведя неверный образ жизни. Этот вывод я делаю из слов Господа Христа: «И немногие находят её (то есть жизнь)». Эти слова подтверждают сказанное в Луки 13:24. Христос ясно говорит, что многие ищут Царства Небесного, стремятся войти в него, но не могут. Многие преодолевают длинные дистанции, но всё же бегут не так, «чтобы получить». Некоторые предлагают хорошую цену, но не достигают Царства. Ад приобретается легко, но «Царство Небесное силою берётся».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 2. Если люди проходят так много на пути к небесам и, всё же, терпят неудачу, о, что же тогда ждёт тех, кто даже не стремится к небесам! Если погибнет почти христианин, что же будет делать тот, кто не является даже таковым? Если тот, кто имеет Христа, исповедует Его и оставляет многие грехи ради Христа, может погибнуть, то какова будет судьба того, кто не имеет Христа и отказывается расстаться даже с одним грехом, одной похотью, — более того, кто открыто бесчестит имя Христа! Если тот, кто только внешне освящённый, будет отвергнут в вечности, что же будет тогда с тем, кто даже внешне не кажется таковым, кто имеет не только жестокое сердце, но и «болячку» непосвящённой жизни снаружи? Если номинальный христианин будет исторгнут вон, то, конечно же, тем более и мерзкий прелюбодей, грубый алкоголик, постоянно клянущийся, сквернословящий насмешник и любой плотский грешник. Если горе тому, кто не попадёт на небеса, то каково же будет горе человека, который даже не похож на тех, кто не достигает небес? О, пусть Бог пробудит этим словом спящих грешников, которые спят в грехе без малейшего страха смерти или ужасной погибели!

 

Применение исследования


Много ли в мире тех, кто являются только почти христианами? Почему для нас настало время поставить под вопрос наше положение и провести более тщательное рассмотрение нашего духовного состояния: каково оно, правильное ли оно; крепки ли мы и искренни ли в нашем исповедании религии? Когда наш Господь Христос сказал Своим ученикам: «Один из вас предаст Меня», то каждый тотчас спросил у Него: «Не я ли, Господи? Не я ли, Господи?» Так же должны поступать и мы. Когда Господь открывает нам через Своё Слово, как много тех, кто является только почти христианами, кто только исповедует религию, мы должны прямо спросить: «Господи, не я ли? А моё сердце не испорченное? Не являюсь ли и я только почти христианином? Не являюсь ли я одним из тех, кто в итоге потерпит неудачу? Не лицемер ли я в исповедании религии? Не имею ли я только форму благочестия, благочестие без силы?»





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.