Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Формирование этнической идентичности в контексте теории структурации




Теперь попробуем представить, каким образом эта схема будет действовать в отношении этнической идентификации, и этнической идентичности, как результата этого процесса.

Прежде всего, зададимся вопросом: этническая принадлежность постоянна или каждый индивид может менять ее по своему усмотрению?

Для того чтобы ответить на этот вопрос необходимо рассмотреть процесс этнической идентификации. Каким образом он происходит. Меняется ли этническая идентичность в процессе жизни человека.

Если взять за основу схему Гидденса, то процесс отождествления актора с этносом происходит по следующему сценарию. Человек рождается в семье, где каждый член является представителем той или иной этнической группы. Таким образом, человек, только родившись, включается в этническое пространство: его окружают предметы, которые могут представлять определенную ценность для того или иного этноса, вокруг него люди говорят на определенном языке, который является родным для определенной этнической группы. То есть, человек существует в пространстве наполненным культурными артефактами, являющимися ценностью для этнической группы. Когда человек растет, его мир расширяется, следовательно, расширяется и ценностное пространство, в процесс его социализации включаются огромное количество институтов претендующих на роль институтов социализации, в том числе и этнической (такие как школа, окружение человека, религиозные институты, самый важный институт формирования этнической идентичности - семья, и много других). Таким образом, именно институты предлагают ценностно-нормативную базу для формирования этнической идентичности. Это происходит повсеместно и постоянно. Однако факт существования этнических маргиналов доказывает тот факт, что человек принимает непосредственное участие в формировании своей идентичности, поскольку структура ценностей и ценностные ориентации, предлагаемые институтами социализации, не усваивается всеми в таком виде, в котором она предлагается ими.

Процесс социализации - процесс двусторонний. Человек может принять ценности, а может и не принять. На данном этапе включаются механизмы персонификации ценностей, либо их отторжение. Далее человек может стать этническим маргиналом. Как говорил Джордж Сантаяна: "Этническая принадлежность подобна связи с женщиной - она естественна, чтобы ее отрицать, и интимна, чтобы постоянно говорить о ней". Поэтому многие маргиналы, ощущая свою "неполноценность" пытаются преодолеть это состояние тем, что влияют на структуру ценностей.



Первоначально они объявляют себя космополитами, гражданами мира и работают для всех людей на планете. Они творят, но далее, поскольку мы живем в эпоху индустриального общества, эпоху наций- государств, его творения объявляются достоянием определенной нации. Чайковского знают и любят во всем мире, но все прекрасно осознают его русскость, так же как и свою немецкость, японскость и так далее. И не смотря на то, что Чайковский стоит в одном ряду с Бетховеном, и заслуженно считается классиком, внесшим огромный вклад в развитие мировой музыкальной культуры, русские называют его русским композитором и заслуженно. Думаю, что никому не придет в голову отрицать вклад Чайковского в русскую культуру, пусть и элитарную. Примерно то же самое происходит и с другими этническими ценностями, которые кочуют из культуры в культуру, тем самым трансформируют систему этнических ценностей. Итак, оказывается, что наиболее открытыми для ценностных инноваций оказываются люди не принявшие на себя четкую этническую принадлежность, но и не желающие оставаться "Иванами, родства не помнящими".

Ситуацию включенности агентов в этнос определяет термин этничность. Этничность, по определению Барта стоит рассматривать как групповую идентичность, основанную на культурных границах. То есть, этничность стоит рассматривать, прежде всего, как систему, в терминологии Гидденса. Этничность используется агентами для создания этнических институтов, которые в свою очередь существуют в пространстве этнического взаимодействия.

Необходимо иметь в виду, что структура существует до, во- время и после взаимодействия с индивидом. Таким образом, прежде чем агент начинает воздействовать на структуру, он сталкивается с предданностью, он взаимодействует с уже существующей структурой: структура предшествует действию, которое ее трансформируют. Таким образом, "социальные системы существуют только благодаря их непрерывному структурированию в течение времени".

В данном контексте необходимо вспомнить спор о природе этноса. Что же такое этнос? Это конструкт или примордиальность. Автор склонен полагать, что этнос имеет дуальную природу, это логично вытекает из понимания структуры в теории структурации. То есть, этнос есть конституированная примордиальность. Агент, прежде чем он приступит к трансформации структуры этноса при помощи модальностей, попадает в поле этнических символов, заданных ему изначально. Агент знакомится с этой системой символов в процессе социализации. Далее, уже включившись в этническое пространство, основываясь на своей этнической принадлежности, в тех сферах, в которых это имеет значение, вступает во взаимодействие. В процессе этого взаимодействия и происходит трансформация этничности на уровне агента.

Описанный процесс имеет место быть на микроуровне. Было описано то, что происходит с одним актором. Но этнос состоит не из одного агента. Он существует благодаря множеству агентов, которые признают друг у друга принадлежность к определенному этносу. То есть, структурация этноса происходит на уровне социальной общности.

Каким же образом происходит трансформация этничности на макроуровне?

На этом уровне весьма продуктивно, на взгляд автора, вспомнить конструктивистский подход к определению природы этноса. А именно, роль интеллектуальной и творческой элиты в процессе "строительства", либо "воображения" этноса. Как утверждают многие конструктивисты, именно элита строит этнос. Но кто такие представители элиты? Это те же самые агенты. Единственное, что их отличает от большинства других агентов – это то, что они имеют гораздо больший спектр возможностей влияния на трансформацию этничности. Однако, так же как и другие агенты, они социализировались в этническом пространстве. Они так же имеют определенные этнические установки, стереотипы, систему этнических ценностей. Таким образом, они, так же как и другие агенты трансформируют этнос. Однако, обладая большими преимуществами, они имеют возможность навязывать систему этнических ценностей (как внутриэтнических, так и относящихся к другим этническим группам) агентам, которые воспринимают их как эталон для подражания.

Трансформация этноса, следовательно, и этничности происходит с учетом интересов агентов (в данном случае адекватна "ссылка" на инструментализм). На микроуровне трансформируется модальность. То есть, в обыденном взаимодействии агентов этничность рассматривается, прежде всего, как ресурс. Ресурс, являющийся основанием, как для рефлексивного, так и для бессознательного действия. В процессе деятельности агентов, их интересы либо удовлетворяются, либо нет. В зависимости от результата взаимодействия агентов, базирующегося на этничности, образуются определенные ритуалы взаимодействия – то, что называют этническими стереотипами. Причем данные ритуалы подвержены процессу, называемому в теории структурации рутинизацией. В случае если подобные ритуалы появляются в среде элиты то, учитывая возможности элиты, можно предположить, что ритуалы этнического взаимодействия этнических агентов в среде элиты будут иметь социэтальные последствия.

Основной посылкой примордиализма в отношении этноса является утверждение, что этнос историчен, объективен и не зависит от воли носителей этничности. Отчасти это действительно так, поскольку, рождаясь, человек попадает в уже существующую этническую среду и создается вполне обоснованное впечатление о надсубъктивной природе этноса. Однако подобное состояние этноса обусловлено предыдущей трансформацией этничности. Существующие этнически ритуалы (этнически стереотипы) являются рутинизированной модальностью, порожденной представителями предыдущего колена этноса, предыдущими этническим агентами. Однако, по своим последствиям, по отношению к родившемуся человеку, этнос объективен.

Попытка описать структурацию этноса будет не совсем полной, если не описать объективные условия трансформации этноса.

Этнос, как и любая общность, находится на стыке социального и индивидуального. Члены этноса живут в определенных экономических, социальных, политических и т.д. условиях. Таким образом, взаимодействие в рамках этнической структуры может иметь несколько плоскостей. Структурация этноса будет сильно зависеть от фона, она подвержена историческим изменениям. Однако, историческую ситуацию, включающую в себя и политические, и культурные, и социальные, и экономические условия, "создали" агенты социального взаимодействия, и именно поэтому в любых своих проявлениях трансформация этноса – это, прежде всего, воздействие агентов на структуру. Таким образом, получатся воздействие агентов на макроуровень. Однако формирование агента происходит благодаря самой структуре, благодаря тому, что человек рождается в условиях воздействия на актора структурой, которое (воздействие) не прекращается и во время социализации, когда человек приобретает свою идентичность. Таким образом, этническая идентичность является результатом первоначального воздействия символического пространства структуры (этноса) на индивида.

Дальнейшее формирование этнической идентичности базируется на интенциях актора. Он сам становится агентом, формирующим свою этничность.

Таким образом, для изучения этнической идентичности необходимо рассматривать данную проблематику, на стыке традиционных направлений в этносоциологии, необходимо использовать то, что называется полипарадигмальностью.

Для выяснения роли агентов в процессе структурации этноса видится необходимым принять за предмет исследования этнических маргиналов, поскольку именно они, люди сосуществующие на стыке этничностей, при объективных условиях, принимают активное участие в трансформации этничности. Необходимо рассмотреть какие именно ресурсы, и каким образом используются маргиналами для структурации.

ГЛАВА 3
ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ: ВОЗМОЖНОСТИ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В данной работе применяется стратегия качественных исследований. Подобный выбор стратегии обусловлен тем, что необходимо было получение первичных знаний об объекте. То есть, получение знания о рефлексивности субъекта по поводу своей этнической принадлежности и ее становлении.

Качественные методы в социологии представляют собой реализацию феноменологического подхода к изучению социологических явлений и процессов. В данном случае необходимо рассмотреть определенную рефлексивность субъекта исследования (межэтническую семью) по поводу этничности, как социального феномена. Кроме того, представляет интерес причины подобной рефлексии. Нелишне задаться вопросами: "Когда впервые агент задался вопросом о своей этнической принадлежности?", "Что послужило причиной подобных рассуждений?", и (самое главное: вопрос, ответ на который представляет собой ответ на вопрос, поставленный в цели диссертации) "Что агент сделал после того, как ответил себе на вопрос об этнической принадлежности?". Таким образом, в качественных методиках (и в практической части данной работы в частности) в первую очередь задаются вопросом "почему люди отвечают так".

Как считает Е.М. Ковалев и И.Е. Штейнберг в книге "Качественные методы в полевых социологических исследованиях" принципиальные позиции такого подхода заключаются в следующем:

1. Результаты социологического исследования являются продуктом рефлексивности исследователя, изучающего рефлексивность респондента по отношению к объекту исследования, т.е. результатом "двойной рефлексивности";

2. Интерсубъективистская позиция исследователя предполагает осознание им в процессе исследования того, что, вступая в контакт с респондентом, он становиться такой же частью изучаемого социального явления, как и респондент. Приписанные им значения и смыслы этой реальности не являются только отражением особенностей восприятия респондента или только его собственного восприятия этой реальности, но следствием взаимодействия их рефлексивностей в процессе непосредственного общения. Результатом этого взаимодействия является новое представление о социальной реальности, которое до этого могло отсутствовать у каждого из участников исследования в отдельности и именно это новое представление является предметом анализа в качественном социологическом исследовании;

3. Феноменологический подход предполагает, что каждая личность конструирует собственную социальную реальность и живет в своем мире, где восприятие одних частей этой реальности в основном разделяется с другими членами общества, а других — может заметно отличаться. Эта реальность может существенно меняться под влиянием внешних условий, например, новой информации или внутренних процессов, происходящих в самой личности. Исследователь может выступать внешней причиной изменений представления респондента о его реальном мире или может повлиять на внутренние процессы развития личности, которые могут привести к изменениям в его реальности;

4. Теоретическим фундаментом качественных методов являются феноменология Э. Гуссерля, "социология повседневности" А. Шутца, этнометодология Г. Гарфинкеля, символический интеракционизм Дж. Мида, Ч. Кули, Томаса, "социальная конструкция реальности" П. Бергера и Н. Лукмана, "обоснованная теория" А. Страусса и Дж. Корбина;

5. Качественные методы не противопоставляются количественным методам исследования, но и не являются их дополнением или формой предисследования - пилотажа. Выбор метода определяется целями и задачами исследователя, а так же глубиной изученности проблемы;

6. Основными методами являются неформализованные варианты методов наблюдения, интервью и фокус-группа, как особая разновидность группового интервью. Но главным инструментом качественного исследования является сам исследователь, который может использовать различные дополнительные источники информации, включая дневниковые записи, письма, газеты, журналы, книги, видео- и киноматериалы;

7. Особое значение имеет полевой этап работы, непосредственное общение с респондентом;

8. Разработка методики и инструментария исследования не заканчивается с началом полевого этапа, а продолжается по его ходу, как бы вырастая из самого исследования, гибко изменяясь в соответствии с переменами в рефлексивности исследователей изучаемой ими социальной реальности;

9. Анализ первичного материала не начинается после окончания полевого этапа, а происходит одновременно с ним. В процессе полевой работы вырабатываются понятия — основные единицы анализа; феномены описываются и сопоставляются между собой для выявления сходства и различий, происходит сортировка и кодирование всех событий по ходу исследования, определяется степень и характер их отношения к цели исследования, выявляется их значение в более широком социокультурном контексте на основе изучения вторичных источников информации, в том числе статистики;

10. Необходимым условием эффективного качественного исследования является создание исследовательской группы и активное взаимодействие всех ее членов между собой на всех этапах исследования [27, с 75-76].

Таким образом, в качественных методиках большое место уделяется позиции и влиянию исследователя на субъект познания (именно субъект, поскольку процесс исследования мира индивида, на стадии конкретной беседы с конкретным человеком, представляет собой взаимодействие).

Более подробно, видимо, стоит остановиться на понимании методологии "двойной рефлексивности" в контексте данной работы.

Двойная рефлексивность, как считает Теодор Шанин, укладывается в следующие постулаты: "это отношения между: а) тем, что наблюдается исследователем, б) интерпретативными действиями исследователя, а также влиянием их на объект, в) субъективностью объекта, выражающегося главным образом в том, как объект исследования определяет и объясняет поступки и сделанный им выбор. Сюда же относятся значения и смысл, принимаемые группами, к которым принадлежат исследуемые". Какое это может иметь отношение к проведенному исследованию? Следующее:

Во-первых, в процессе интервью исследователь искусственно заостряет внимание интервьюируемых исключительно на этнической стороне действительности. Таким образом, существует опасность того, что предъявляемая исследователю информация может быть искажена респондентом. Важно учитывать тот факт, что респондент может впервые задуматься над предметом разговора только в процессе самого интервью.

Во-вторых, необходимость выбора данной методики определяется тем, что выясняется история взаимодействия структуры и субъективных интенций. Причем данная история рассказывается самим агентом, принимавшим участие в данном взаимодействии. То есть, исследователь рефлексирует по поводу места структуры и места агента в процессе структурации, имея лишь субъективные знания агента.

Ввиду вышеперечисленного, необходимо иметь в виду, что метод анализа результатов исследования представляет собой метод, названный Шаниным "двойной рефлексией". Данный метод анализа возможен только в том случае, когда изучение субъекта (агента) ведется при помощи качественных методов исследования.

Качественные методики исследования своими корнями исходят из неокантианского представления о природе социального, представления по которому социальное имеет двойственную природу – объективную и субъективную; в отличие от "позитивистского" понимания реальности, в котором имплицитно присутствует требование или сильное предпочтение повторяющегося, унифицированного и качественно неизменного (то есть по сути, внеисторичного) предмета исследования. Представители неокантианской традиции совершили разграничение между гуманитарными и естественными науками, основываясь на специфике объекта обоих. А именно, на том, что для объекта гуманитарных наук свойственна возможность познания и выбора. Таким образом, изучение социального возможно только учитывая взаимовлияние объективного (структуры) и субъективного (интенций агента).

Как видно теория структурации базируется на тех же основаниях, что и качественная методология.

Итак, "качественную методологию (и качественные исследования) можно определить как тип исследования, в котором наблюдаемые формы поведения соотносятся с поведенческой логикой (стратегиями) объекта изучения, включая значения, придаваемые им (или ими) этим действиям".

Таким образом, специфика качественных исследований заключается в том, что она нацелена на выявление повторяющихся форм человеческих взаимодействий, их понимания и смысла с точки зрения объекта исследования, что наиболее адекватным способом отвечает потребностям данной работы.

Применяется разведывательный план исследования.

Среди всех методик качественных исследований применялся метод истории семьи, по классификации Семеновой. [см. 54] Обоснование применение именно этой методики обусловлено целью работы. То есть, рассмотрение становление этнической идентичности с точки зрения деятельностного подхода заключается в том, что присутствует необходимость рассмотреть взаимодействие социальной системы (этноса) и ожиданий, потребностей и интересов агента.

Как уже было описано, основной посылкой автора является утверждение, что этничность есть конституированная примордиальность. То есть, рассматривать этничность необходимо на стыке системы (этноса) и агента. Формирование этнической идентичности происходит по сценарию принятия или отторжения системы примордиальных этнических ценностей агентом. Семья в данном случае, будучи одним из основных институтов социализации, предлагает систему этнических ценностей, а агент либо их персонифицирует, либо отторгает.

"Тактика истории семьи фокусируется на истории семьи как локального сообщества на протяжении поколений (в данном случае двух: родители и их дети). Семья рассматривается как относительно устойчивая малая группа, взятая в исторической перспективе, которая в каждом поколении членится и перестраивается, что не исключает ее непрерывности как социального феномена".

Анализируя ответы родителей и их детей, можно предположить каким образом проходил у их детей процесс социализации, каким образом "сталкивались" ценности предлагаемые родителями, которые, будучи включенными (либо не включенными) в определенной этническое пространство. Становились носителями этничности.

Для исследования были избраны семьи, в которых родители являются представителями различных этнических групп; в которых хотя бы один ребенок преодолел порог шестнадцати лет и имеет паспорт.

Интервью представляло собой беседу о процессе выбора брачного партнера у родителей, процессе воспитания детей, прививание (либо не прививание) этнических ценностей; поведение в ситуациях, когда основным стимулом к взаимодействию становится этническая принадлежность; оценку межэтнической ситуации и у родителей и у детей.

Каким же образом то, что было описано в теории, происходит в реальности?

Было проведено четыре полуструктурированных глубинных интервью. На основе этих интервью (см. приложение) были сделаны следующие выводы.

Москва представляет собой полиэтническое общество, поэтому агенту, проживающему в Москве постоянно приходиться сталкиваться с представителями других этнических групп, у которых свои ценности, которые строят свою жизнь, во многом, опираясь на ту структуру ценностей, которая присуща их этническим группам. Если респондент проживает ещё и в межэтнической семье, то возможность "скрыться" от давления сразу нескольких систем этнических ценностей у него нет. Он вынужденно присутствует в, как минимум, двух этнических плоскостях.

Интервью проводилось в семьях, где родители такого возраста, когда их молодость приходилась на период существования Советского Союза. Тот факт, что они вступили в межэтнический брак в то время говорит о том, что, скорее всего, они ощущали свою причастность к сообществу "советских людей". Поэтому, изначально предполагается, что агент воспитывался в отношениях интернационализма. И не смотря на отрицание официальной идеологией важности этнической принадлежности, окружающие их люди жили в этническом пространстве. Часто, когда во время конфликта человек не может привести ни одного мало-мальски весомого довода в свою пользу, последним доводом служит именно этническая принадлежность: ею оскорбляли, попрекали, при этом использую всем хорошо известные этнические стереотипы. Посему, даже объявляя себя космополитом, они (родители) постоянно ощущали на себе давление со стороны окружающих по поводу их этнической принадлежности. В частности, когда в одной семье, где мать русская, а отец кореец, отец поступал в вуз на закрытый факультет, (причем его поступление совпало с охлаждением отношений с Китаем) его, по утверждениям родителей, из-за этнической принадлежности не взяли в вуз. Этот случай наложил глубокий отпечаток на сознание родителей, поэтому своего сына они записал как русского, дали ему русскую фамилию матери, дали ему русское имя и воспитывали в духе интернационализма. Однако, не смотря на то, что для Вани, по его же мнению, не имеет значение этническая принадлежность окружающих и себя самого, он часто попадал в ситуации, когда его антропологические признаки, когда его внешность, давали окружающим повод для того, чтобы "обвинить" его в его же этнической принадлежности. Ему приходиться сталкиваться со случаями в жизни, когда его определяют, прежде всего, как китайца или корейца. То есть, Ваня действительно живет в условиях конструкта созданного его родителями и им самим: он человек без этнической принадлежности. Однако, социальное окружение часто приписывало ему этничность, причем не всегда такую, как ему хотелось бы. Таким образом, постоянно происходит столкновение структуры представлений окружения и субъективных представлений агента.

Как уже было описано, этническая принадлежность в реальном взаимодействии не всегда становиться основанием для начала взаимодействия. Но когда этнический маргинал вступает во взаимодействие, основанное на этнической идентичности, объективно он встает в ситуацию выбора своей этнической принадлежности. Предполагаемые чувства, которые агент может испытывать в данный момент – это чувства, сходные с неловкостью, неудобством. В задачи данной работы не входит выяснение стратегий выхода из подобных ситуаций. Видимо подобных стратегий может быть большое количество. Но одна из них может представлять определенный интерес. А именно, стратегия трансформации в своем субъективном сознании представлений об этничности. Агент может изменить свое мнение относительно представителей определенного этноса, относительно этнических границ этноса, относительно культурных артефактов, представляющих эти этнические границы. В результате подобного изменения агент приходит к состоянию, которое можно определить как космополитизм, либо он объективно оказывается в ситуации выбора своей этнической принадлежности. Во втором случае, агент, скорее всего будет выбирать ту этническую принадлежность, которая является титульной на территории проживания. Возвращаясь к теории Гидденса можно сказать, что агент в подобной ситуации трансформирует, прежде всего, аффективную сторону, возникающую после признания своей этнической принадлежности. То есть, трансформируются, прежде всего, интерпретативные правила, а трансформация происходит благодаря использованию авторитативных ресурсов, в результате чего уменьшается также ценность, как нормативных правил, так и аллукативных ресурсов, являющихся неотъемлемой частью этничности.

Однако, структурация этнических ценностей, следовательно, этничности на данном этапе не прекращается. Больший интерес представляет мнение будущих родителей относительно воспитания уже их детей.

Получилось, что ни для одного из респондентов не представляла какую либо ценность этническая принадлежность их будущей избранницы, и не представляла какую либо ценность этническая принадлежность их будущих детей. На лицо стирание важности этнической принадлежности для определенной части людей.

Понятно, что подобные процессы были зафиксированы на уровне отдельно взятого индивида. А теперь попытаемся нарисовать следующий сценарий.

Агент, прошедший процесс социализации по тому сценарию, который был зафиксирован, становится влиятельным человеком и в дальнейшем занимает достаточно высокое положение в обществе: достаточно высокое для того, чтобы иметь возможность определенным образом влиять на сознание масс. Предположим, что тот пост, который он будет занимать, он занял не благодаря тому, что он мобилизовал свою этничность, пусть даже выдуманную. Тогда воздействие на сознание масс относительно этничности он будет реализовывать по сценарию трансформации этничности в сторону маргинализации.

Если же агент не становиться влиятельным человеком, то он в любом случае будет стараться избегать взаимодействий, основанных на этничности: он будет выбирать себе окружение агентов, для которых его этническая принадлежность не будет играть решающей роли во взаимодействии.

Именно таким образом в постоянном взаимодействии агента и структуры и происходит трансформация этничности, как социальной системы.

Это утверждение подтверждает тот факт, что практически все дети в таких семьях утверждали, что лично для них, и во всем мире в целом, этническая принадлежность перестает быть центральным "определителем" личности, имеющим возможность каким-то образом повлиять на их отношение к отдельно взятому человеку.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проделанной работы можно сделать следующие выводы:

1. Были рассмотрены основные положения двух теоретических традиций в этносоциологии – примордиализма и конструктивизма. Определено смысловое содержание центральных категорий этносоциологии с точки зрения этих двух подходов; таких как, этнос, нация, этничность, этническая идентичность. Проанализировано содержание этих терминов относительно адекватного понимания обозначаемых явлений и процессов. Проанализирована возможность практического применения понимания данных терминов, а именно тот факт, что при практическом применении данных терминов представляется необходимым опираться на все теоретические подходы, то есть, полипарадигмальность в этносоциологии должна рассматриваться как база для теоретического осмысления происходящих процессов.

2. Были описаны основные составляющие феномена этнической идентичности. Такие как: этнические ценности и ценностные ориентации. То есть, установлено, что этническая идентичность формируется, прежде всего, основываясь на системе этнических ценностей и ценностных ориентаций, поскольку реальная деятельность индивида, в том числе и этническое поведение, определяется ценностными ориентациями, которые представляют собой систему фиксированных установок. В свою очередь система фиксированных установок формируется, основываясь на структуре этнических ценностей. Таким образом, ценности через ценностные ориентации, обуславливают направленность поведения личности. Также, путем определения жизненной позиции личности влияют на самоидентификацию индивида в этническом пространстве. Были описаны роль и место этнических границ, как основных маркеров, формирующих этническую идентичность. Было показано, что этнические границы – базис формирования этничности, как групповой идентичности, основанной на культурных границах. В свою очередь, этничность является предданостью, оказывающей первичное влияние на формирования этнической идентичности.

3. Обозначена природа межэтнической семьи, как источника социологической информации о процессе становления и функционирования этнической идентичности. Описание межэтнической семьи было проведено соответственно двум основным теоретическим направлениям в этносоциологии: примордиализму и конструктивизму. Если в примордиализме семья рассматривается, прежде всего, как институт имеющий своей функцией информационную защиту индивида, и при помощи этого поддержания этноса. Семья, в том числе и межэтническая, представляет собой мезоструктуру, транслирующую от одного поколения этноса другому культурные символы и значения, представляющих определенную ценность для этноса. В конструктивизме же семья рассматривается подобно экономическим институтам, как институт обмена: обмена статусами. Семья имеет свои показатели продуктивности, основываясь на которых можно проанализировать устойчивость семьи. Был проведен анализ межэтнической семьи относительно контекста данной работы. Утверждалось, что межэтническая семья является основным институтом "поставляющих" наиболее активных агентов трансформирующих этничность – этнических маргиналов. Если этнический маргинал, прошедший процесс социализации в моноэтнической среде скорее исключение, нежели правило, то в межэтнической семье верно обратное, поскольку ребенок, осваивающий окружающий мир, становиться в тяжелое положение, при котором персонификация этнических ценностей становится затруднительной. В данной ситуации возможен сценарий, по которому родители сами не ставят условием обязательное определение ребенка в этническом пространстве.

4. Было описано понимание процесса этнической идентификации в этнопсихологической традиции. Это было необходимо, поскольку этническая идентичность является феноменом, изучающимся различными дисциплинами. Рассмотрение этого явления наиболее интересно, основывающимся на совершенно других традициях и понимании социального, представлено в социальной психологии, в частности, этнопсихологией. В этнопсихологии принято выделять следующие этапы становления этнической идентичности: 1) 6-7 лет; 2) 8-9 лет; 3) младший подростковый возраст (10-11 лет). Некоторые исследователи предпочитают говорить о начале становления этнической идентичности в 3-4 года. Была описана концепция социальной идентичности Тэджфела Тернера. Были описаны компоненты этнической идентичности, выделяемые этнопсихологами. Такие как, когнитивный и аффективный. Некоторые исследователи, Л.М. Дробижева например, выделяют ещё и поведенческий компонент.

5. Была описана теория структурации Энтони Гидденса, основное положение которой гласит, что агенты испытывают на себе воздействие социальной структуры, но своими повседневными практиками трансформируют ее. Таким образом, постулатом, которого необходимо придерживаться при познании социального мира является постулат о необходимой дуальности социального пространств. То есть, социальное – есть взаимодействие структуры и агента.

6. Проанализирована возможность применения теории структурации для изучения феномена этнической идентификации. Если провести параллель между теорией структурацией, то наиболее активными агентами, трансформирующих этничность, являются этнические маргиналы. Таким образом, структурация этноса происходит, в основном, благодаря именно маргиналам, трансформирующим правила, и ресурсы, и ритуалы. Таким образом, трансформация этничности происходит под влиянием этнических маргиналов.

7. На примере практических исследований, был описан процесс становления этнической идентичности выходцев из межэтнической семьи. Было описано, что важность этничности для них снижается от поколения к поколению. Агенты из подобных семей представляют собой, как правило, этнических маргиналов. Таким образом, попадая в ситуацию взаимодействия, основанной на этнической принадлежности участников взаимодействия, маргиналы попадают в достаточно "неудобную" для них ситуацию, при которой они либо не могут вступить во взаимодействие, либо оно будет затруднено на этом же основании. То есть, они объективно попадают в ситуации, в которых им приходиться искать либо новые основания для взаимодействия, либо каким-то образом повлиять на ритуалы взаимодействия, то есть трансформировать этничность. В случае же, если описанный агент будет иметь возможность влиять на этничность в социэтальном масштабе, то трансформация будет проходить в более глобальных масштабах.

8. Таким образом, в результате проделанной работы можно сказать, что теория структурации Э. Гидденса является адекватной теоретической базой для изучение феномена этнической идентичности.

БИБЛИОГРАФИЯ





©2015- 2017 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов.