Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Исторический обзор российского уголовного законодательства о борьбе с незаконным оборотом наркотиков





 

В России употребление наркотиков до XX в. не представляло существенной опасности, и об этом свидетельствует текст Уголовного Уложения 1864 г., где не имеется ни одной статьи, предусматривающей ответственность за незаконный оборот наркотиков. Традиционной, истинно русской бедой было пьянство, с которым государство боролось различными способами, в том числе уголовно-правовыми.

Опасность широкого распространения наркотических средств реально стала восприниматься в первой половине XX в., когда негативные последствия этого процесса стали принимать угрожающие размеры.

Вступление России в первую мировую войну привело к распространению кокаинизма. Можно выделить несколько причин распространения кокаинизма: разруха, бедственное положение народа, практически бесконтрольное использование кокаина в военных госпиталях. Сложившаяся ситуация требовала применения ряда мер для ограничения, распространения кокаина. Так, Декретом СНК от 8 апреля 1918 г. «О передаче запасов опия» сырье, которое находилось на фармацевтических заводах России, было передано народному комиссариату финансов [5.–C.22]. Однако предпринятые меры существенно не изменили обстановку, так как к этому времени широкое распространение приобрел гашиш.

Правительство Советской России уже в первые месяцы своего существования вплотную столкнулось с проблемой наркомании в стране. Всплеск наркотизма и связанной с ним преступности был прямым следствием социальных антагонизмов, особенно резко обозначившихся в послереволюционный период. Владельцы аптек и фармацевтических предприятий, не желая мириться с экспроприацией собственности, организовали поставки на "черный рынок" огромного количества наркотических препаратов, наживая немалые барыши и заодно рассчитывая вызвать массовые беспорядки. К причинам роста наркотизма в стране можно отнести и существовавший в 20-е годы запрет алкоголя, который объективно способствовал переключению части алкоголизированного населения на наркотические средства. О серьезности проблемы в тот период свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что Совет Народных Комиссаров предписанием от 31 июня 1918 г. "О борьбе со спекуляцией кокаином" вменил в обязанность правоохранительным органам вести борьбу с преступностью, связанной с наркотиками. Разрешенные посевы опийного мака и заготовка опия-сырца были сосредоточены на территории Киргизии, входившей в Семиреченскую область. Посев опийного мака в других местах Туркестана и на Дальнем Востоке был прекращен. 2 июня 1919 г. был издан Приказ № 2 Реввоенсовета Семиреченской области, согласно которому лица, замеченные в продаже или употреблении опиума и анаши, предавались суду как враги советской власти.



Декретом ВЦИК и СНК от 27 июля 1922 года к лицам, виновным в хранении, покупке и продаже опия, трубок и других приспособлений для его курения не в виде промысла, в предоставлении помещения для употребления наркотиков, применялись меры административного наказания в виде штрафа в размере до 300 золотых рублей или принудительных работ от 1 до 3 месяцев. 9 апреля 1924 г. по предложению ВЦИК и СНК Президиумом Госплана СССР была создана специальная комиссия для организации борьбы с распространением наркотических средств. 22 декабря 1924 г. Декретом ВЦИК и СНК РСФСР была введена уголовная ответственность за распространение наркомании

Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., в котором впервые были сформулированы и приведены в систему все нормы советского уголовного права, не содержал специальной статьи, предусматривающей уголовную ответственность за преступления, связанные с наркотическими средствами. Однако за такие преступные действия, как уклонение от сдачи и несдача государству в соответствии с договорными условиями опия, виновные привлекались к уголовной ответственности в соответствии со ст. 10 УК по аналогии <6> со ст. 139 УК, которая предусматривала ответственность за "скупку и сбыт в виде промысла продуктов, материалов, изделий, относительно которых имеется специальное запрещение или ограничение"

Этот пробел частично устранил Декрет ВЦИК и СНК СССР от 22 декабря 1924 г., включивший пункт "д" в ст. 140 УК, которым предусматривалась уголовная ответственность "за изготовление и хранение с целью сбыта и самый сбыт кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ без надлежащего разрешения" в виде наказания - лишение свободы на срок до трех лет с конфискацией части имущества или без таковой и с воспрещением проживания в Москве, Ленинграде, в пограничной полосе и портовых городах на срок не свыше трех лет. Частью второй этой же статьи предусматривалась ответственность за "то же преступление, совершенное в виде промысла, а равно содержание притонов, в коих производится сбыт и потребление кокаина, опия, морфия и других одурманивающих средств". Каралось такое преступление лишением свободы на срок не менее трех лет со строгой изоляцией, конфискацией всего имущества, поражением в правах, с воспрещением проживания по отбытии наказания в пограничной полосе на срок до трех лет.

Хотелось бы отметить, что первая советская уголовно-правовая норма предусматривала, с одной стороны, достаточно суровую ответственность за сбыт наркотиков, занятие незаконными операциями с наркотиками в виде промысла и притоносодержательство, а с другой - была социально обоснованна. Репрессии были направлены не на потребителей, а на наиболее опасных преступников - сбытчиков и притоносодержателей. По ст. 136 УК РСФСР 1922 г., предусматривающей наказание за "нарушение положений, регулирующих проведение в жизнь государственной монополии" <10>, привлекались к уголовной ответственности лица за самовольный посев опийного мака и посев его больше разрешенной нормы. Позже Постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 октября 1934 г. и Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 1 декабря 1934 г. было запрещено возделывание на территории СССР опийного мака и индийской конопли без специального на то разрешения <11>. Нарушение влекло за собой уголовную ответственность.

Целенаправленная уголовно-правовая борьба с незаконным оборотом наркотиков получила свое дальнейшее развитие в уголовно-правовых нормах, включенных в УК РСФСР 1926 г., а также в ряде директивных документов, направленных на профилактику распространения наркомании, упорядочение получения и распределения наркотических средств. Статья 104 УК РСФСР предусматривала ответственность за изготовление и хранение с целью сбыта и сбыт кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ без надлежащего разрешения в виде лишения свободы или исправительно-трудовых работ на срок до одного года. Указанные действия в виде промысла карались лишением свободы со строгой изоляцией на срок до трех лет. В данной норме сохранялась преемственность диспозиции, однако по сравнению со ст. 140-д УК РСФСР 1922 г. значительно было снижено наказание. Возможно, это объяснялось наметившимся в тот период снижением наркотизации населения, определенными успехами в борьбе с наркобизнесом в стране либо общими тенденциями гуманизации уголовной политики.

Наряду с указанными статьями в уголовном законодательстве Постановлением ЦИК и СНК СССР от 23 мая 1928 г. "О мерах по регулированию торговли наркотическими веществами" было запрещено свободное обращение в пределах страны кокаина (и его солей), гашиша, опия, морфия, героина, пантопона, дионина (и его солей). Было введено правило, согласно которому количество наркотических средств для лечебных целей должно было ежегодно определяться наркомздравами союзных республик. Перечень предприятий-изготовителей и порядок торговли наркотическими средствами устанавливались законодательством союзных республик.

В 20 - 30 годы органы внутренних дел приобрели определенный опыт в деле предупреждения и пресечения наркопреступлений, чему в немалой степени способствовало упорядочение антинаркотического законодательства. Принятие Постановления ВЦИК и СНК СССР от 27 октября 1934 г., в дополнение Постановления ЦИК и СНК от 23 мая 1928 г., можно условно считать началом второго этапа законодательных мер, регламентирующих борьбу с распространением наркомании. Данным Постановлением на территории СССР был запрещен посев опийного мака и индийской конопли, за исключением государственных посевов, урожаи которых шли на нужды медицины и на научные исследования. В последующем оно послужило юридическим основанием для полного запрещения на территории СССР посевов опийного и масличного мака, индийской, южно-маньчжурской, южно-чуйской, южно-архонской, южно-краснодарской конопли и других наркотикосодержащих растений.

29 января 1936 г. СССР присоединился к Международной конвенции о наркотических средствах 1925 г., которая определяла основные правила ввоза, вывоза, продажи, распределения и применения наркотических средств, исходя из научных и медицинских потребностей конкретной страны. К этому времени отечественное законодательство уже содержало соответствующие названной Конвенции правовые нормы, поэтому его коррекции не потребовалось и в течение последующих двух десятилетий каких-либо изменений в антинаркотическом законодательстве не производилось. Однако, несмотря на повышенное внимание органов власти и советского общества к проблеме наркомании, в первые годы советской власти сократить потребление и распространение наркотиков не удалось, хотя получалось удерживать его в разумных пределах, когда незаконное потребление наркотиков не имело характера наркоэпидемии и не представляло серьезной угрозы для безопасности страны в целом.

Постановлением ВЦИК и СНК СССР «О мерах по регулированию торговли наркотическими веществами» от 23 мая 1928 г. было запрещено свободное обращение в пределах СССР кокаина, его солей, гашиша, опия, морфия, героина, деонина и их солей [20.- C. 19]. Было установлено, что количество упомянутых средств, необходимых для лечебных целей, должно определяться соглашением.

Народными комиссариатами здравоохранения союзных республик приведен перечень предприятий, имеющих право производить или передавать упомянутые вещества, а также порядок торговли этими веществами на территории Союза СССР [12.- C. 36]. Постановлением ВЦИК СНК СССР «О запрещении посевов опийного мака и индийской конопли» от 27 октября 1934 г. на территории СССР запрещен посев опийного мака и индийской конопли, за исключением тех посевов, урожаи которых идут на покрытие медицинских и научных потребностей государства [27.– C. 6]. После принятия данного постановления УК РСФСР был дополнен ст. 179-а, которая устанавливала уголовную ответственность за производство посевов опийного мака и индийской конопли без соответствующего разрешения. Эта статья устанавливала наказание в виде лишения свободы на срок до двух лег или исправительные работы сроком до одного года с обязательной конфискацией посевов.

Как указывают М.П. Сальников и М.С. Хруппа, это была одна из первых уголовно-правовых норм, направленных на устранение причин, которые способствовали незаконному изготовлению наркосодержащих веществ [20.– C.21].

Приведенные нормы позволили правоохранительным органам активизировать борьбу с преступлениями, связанными с наркотиками, что. по мнению ученых, привело к резкому сокращению их незаконного предложения на «черном рынке». Вследствие этого наркотизм в конце 30-х годов перестал быть социальной проблемой.

В 1968 г. СССР присоединился к Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. и в УК РСФСР 1960 г. была предусмотрена ответственность в сфере незаконного оборота наркотиков - ст. 224-1. 225-1, 226-1.

Современную картину борьбы уголовно-правовыми мерами с незаконным распространением наркотиков необходимо рассматривать с учетом положений международной Единой Конвенции о наркотических средствах от 30 марта 1961 г. (ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР 14 декабря 1964 г.), а также Конвенции ООН «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ» от 20 декабря 1988 г., ратифицированной Верховным Советом СССР 9 октября 1990 г. В этих документах перечислены наркотические средства, находящиеся под международным контролем.

Основные положения деятельности, связанной с наркосодержащими веществами, регламентированы Федеральным законом от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Данный документ состоит из семи глав, включающих в себя 61 статью. В той его части, где описываются Общие положения (ст. 1 законопроекта), определяются термины, обретающие законодательную силу [27.- C. 6]. К ним относятся такие понятия, как наркотические средства, психотропные вещества.

Г.Н. Драган и Б.Ф. Калачев обратили внимание на некоторые слабые стороны рассматриваемого нормативного акта [9.- C. 11].

Упоминания о сильнодействующих или одурманивающих веществах в законопроекте не имеется. Этот пробел может привести к различным коллизиям, связанным с конкуренцией между федеральной властью и региональными властями, особенно в вопросах, сопряженных с производством, лицензированием, приватизацией и регистрацией предприятий, осуществляющих такое производство, хранением, реализацией и другими действиями с сильнодействующими веществами [20.- C.22].

В Федеральном законе (ч. 1 ст. 4) специально оговаривается направленность государственной политики «на установление строгого контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ, на постепенное сокращение числа больных наркоманией, а также на сокращение количества правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ». К сожалению, умолчание относительно государственного контроля в целях постепенного сокращения числа больных токсикоманией существенно снижает профилактический потенциал Федерального закона. Между тем последние социологические опросы выявляют неуклонное увеличение доли потребителей препаратов, относимых к сильнодействующим веществам, а отчасти к токсикантам (растворителям, бензину и т. п.). Известная доля потребителей допускает совершение общеуголовных преступлений, административных проступков как в состоянии токсикоманического опьянения, так и в целях добывания средств на приобретение сильнодействующих веществ, реже токсикантов.

Заметна в Федеральном законе терминологическая несогласованность с уже действующими законами. Так, в ст. 5 Федерального закона перечисляются основные виды деятельности, на которые распространяется монополия государства, например, культивирование растений. Между тем в ч. 1 ст. 231 УК РФ — «Незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений» — помимо слова «культивирование» упоминается также (как самостоятельные понятия) посев или выращивание наркотикосодержащих культур. Получается, что посев или выращивание, не оговоренные ни в ст. 5 законопроекта, ни в ст. 1, где приводятся основные понятия, как бы не подпадают под государственную монополию и находятся в сфере иного, законодательно не очерченного круга деятельности [20.- C.28].

С начала 70-х годов в законодательстве СССР и Российской Федерации наблюдается усиление ответственности за незаконные действия с наркотиками, Основными документами принятыми в пот период были:

— Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с наркоманией»;

— Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР «О судебной практике по применению к осужденным алкоголикам и наркоманам предупредительных мер медицинского характера» от 20 декабря 1973 г. с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 24 декабря 1985 г. № 10 (в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. № И) [5.- C.31]:

— Постановление Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам а хищениях наркотических средств, незаконном изготовлении и распространении наркотических, сильнодействующих и ядовитых веществ» от 26 сентября 1975 г.;

— Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР «О практике расследования судами Российской Федерации дел об ограничении дееспособности граждан, злоупотребляющих спиртными напитками или наркотическими веществами» от 04 мая 1990 г. (в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. №11) [27.- C.9];

— Постановление Пленума Верховного Суда РФ «(9 судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными сильно действующими и ядовитыми веществами» от 27 мая 1998 г.

24 мая 1996 г. был принят новый уголовный Кодекс, который вступил в действие с 1 января 1997 г. В нем уголовная ответственность за незаконный оборот наркотиков и другие преступления с ними предусмотрена ст. 228-233 и рядом других.

С принятием указанных законов и иных наркотических актов действующее законодательство приведено в соответствие с международно-правовыми актами и играет положительную роль в предупреждении, пресечении, раскрытии, расследовании и разрешении преступлений, предметом которых являются наркотики и психотропы.

 


 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.