Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Пути совершенствования законодательства об ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ





 

Принятие Пленумом Верховного Суда Российской Федерации 15 июня 2006 г. Постановления "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" направлено на обеспечение правильного и единообразного применения законодательства при рассмотрении дел об указанной категории преступлений, в связи с чем имеет важнейшее значение для деятельности правоохранительных органов по противодействию незаконному обороту наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ. Кроме того, оно акцентирует внимание на имеющихся в российском законодательстве пробелах и несоответствиях требованиям международных конвенций.

В частности, законодателям и правоприменителям необходимо обратить внимание на следующие существенные вопросы, связанные с принятием указанного Постановления.

1. В абз. 1 п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 разъясняется, что при рассмотрении дел о преступлениях, предметом которых являются наркотические средства или психотропные вещества, судам надлежит руководствоваться Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 февраля 2006 г. № 76 "Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации", содержащим списки наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (Список I) либо ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (Список II), а также список психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (Список III).



В то же время было бы точнее указать, что в данном случае правоохранительным органам и судам следует руководствоваться Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. №681 "Об утверждении Перечня наркотических средств и психотропных веществ, подлежащих контролю в Российской Федерации" . Именно это Постановление утверждает Перечень наркотических средств и психотропных веществ, включающий соответствующие Списки (I, II и III) таких средств и веществ, на что и указывается в абз. 2 п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14.

Что касается Постановления Правительства Российской Федерации от 7 февраля 2006 г. № 76, то оно не относит те или иные средства и вещества к категории наркотических либо психотропных, а лишь утверждает крупные и особо крупные размеры наркотических средств и психотропных веществ для целей ст. ст. 228, 228.1 и 229 УК России. То есть это Постановление определяет для целей уголовного законодательства размеры наркотических средств и психотропных веществ, которые определены как таковые Постановлением Правительства от 30 июня 1998 г. № 681.

В абз. 2 п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 указывается, что судам надлежит также учитывать решения Комиссии ООН о наркотических средствах об отнесении новых веществ к наркотическим средствам и психотропным веществам, принятые после издания Перечня наркотических средств и психотропных веществ, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. № 681, согласно обязательствам Российской Федерации, стороной (участницей) Конвенций которых она является (ст. 3 Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г., ст. 2 Конвенции о психотропных веществах 1971 г., ст. 12 Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г., (далее - антинаркотические конвенции)).

Указанное разъяснение дано в связи с тем, что целый ряд наркотических средств и психотропных веществ, находящихся под международным контролем, не включен в утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. № 681 Перечень наркотических средств и психотропных веществ, подлежащих контролю в Российской Федерации. В то же время, исходя из ст. 15 Конституции Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, и если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Таким образом, ответственность должна наступать и за нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, не включенных в Перечень наркотических средств и психотропных веществ, подлежащих контролю в Российской Федерации, но находящихся под международным контролем согласно антинаркотическим конвенциям, подписанным Российской Федерацией.

В связи с этим для приведения национального законодательства в соответствие с принятыми Российской Федерацией обязательствами при подписании международных антинаркотических конвенций необходимо внести изменения в Постановление Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. № 681, дополнив Списки Перечня наркотических средств и психотропных веществ, подлежащих контролю в Российской Федерации, новыми наркотическими средствами и психотропными веществами, находящимися под международным контролем.

Кроме того, следует учитывать, что более 50 веществ, перечисленных в Списках Постоянным комитетом по контролю наркотиков (далее - ПККН) как сильнодействующие, Конвенцией о психотропных веществах (Вена, 21 февраля 1971 г.) отнесены к психотропным веществам, находящимся под международным контролем.

Представляется необходимым незамедлительно внести изменения в Постановление Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. № 681, включив в утвержденный им Перечень психотропные вещества, предусмотренные Конвенцией о психотропных веществах 1971 г., но отнесенные на данный момент решением ПККН к сильнодействующим, а не психотропным, как это должно быть в соответствии с указанной Конвенцией.

2. Существенное влияние на правоприменительную практику окажет п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14. Согласно содержащемуся в этом пункте разъяснению при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных ст. 228.2 УК России, судам надлежит учитывать, что в соответствии с Федеральным законом "О наркотических средствах и психотропных веществах" правила оборота наркотических средств и психотропных веществ, культивирования растений, используемых для производства наркотических средств и психотропных веществ, а также правила оборота инструментов и оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, находящихся под специальным контролем, регулируются этим Федеральным законом и принимаемыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами Российской Федерации.

К сожалению, до настоящего времени еще не приняты многие нормативные правовые акты Российской Федерации, которыми должны быть установлены соответствующие правила оборота.

Например, находятся еще только в стадии разработки постановления Правительства Российской Федерации о порядке хранения наркотических средств и психотропных веществ юридическими лицами; о порядке перевозки наркотических средств и психотропных веществ на территории Российской Федерации, а также о порядке оформления необходимых для этого документов; о порядке отпуска, реализации и распределения наркотических средств и психотропных веществ юридическими лицами; о запрете культивирования конкретных сортов конопли на территории Российской Федерации; о порядке ввоза в Российскую Федерацию и вывоза из Российской Федерации наркотических средств и психотропных веществ и еще целый ряд нормативных правовых актов Российской Федерации.

В этих условиях весьма проблематичной становится возможность квалификации деяний, связанных с наркотическими средствами и психотропными веществами, по ст. 228.2 УК России, так как нормативными правовыми актами Российской Федерации еще не установлены многие правила оборота таких средств и веществ, а при отсутствии правил соответственно не может быть и их нарушения.

3. Во многом схожая ситуация сложилась и с применением ч. 4 ст. 234 УК России, устанавливающей ответственность за нарушение правил производства, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки сильнодействующих веществ, если это повлекло по неосторожности их хищение либо причинение иного существенного вреда.

Отсутствие установленных на уровне нормативного правового акта Российской Федерации правил (в настоящее время они частично установлены лишь ведомственными актами - Приказом Минздрава СССР от 3 июля 1968 г. № 523 "О порядке хранения, учета, прописывания, отпуска и применения ядовитых, наркотических и сильнодействующих лекарственных средств", с изменениями от 28 февраля 1969 г., 31 декабря 1971 г., 13 декабря 1972 г., 13 октября 1975 г., 18 июня, 12 августа, 29 сентября 1976 г., 4 февраля 1977 г., 30 декабря 1982 г., и Приказом Минздрава России от 23 августа 1999 г. № 328 "О рациональном назначении лекарственных средств, правилах выписывания рецептов на них и порядке их отпуска аптечными учреждениями (организациями)", с изменениями от 9 января 2001 г., 16 мая, 19 декабря 2003 г., 22 ноября 2004 г., 16 марта, 29 апреля, 14 декабря 2005 г., и др.) также делает весьма сомнительной возможность привлечения к уголовной ответственности кого-либо по ч. 4 ст. 234 УК России.

4. Проблематичным является привлечение к уголовной ответственности не только по ч. 4, но и по другим частям ст. 234 УК России.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 признано утратившим силу ранее действовавшее Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. № 9 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами".

При этом в новом Постановлении Пленум Верховного Суда Российской Федерации не воспроизвел рекомендацию судам руководствоваться при рассмотрении дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта, Списками сильнодействующих и ядовитых веществ, издаваемыми независимым экспертным органом - ПККН.

Такое изменение правовой позиции является совершенно обоснованным, поскольку ПККН не является органом государственной власти и его решения не могут быть признаны нормативными правовыми актами.

Таким образом, в настоящее время продолжение сложившейся правоприменительной практики привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления, связанные с незаконным оборотом сильнодействующих или ядовитых веществ, весьма спорно, так как иного перечня указанных веществ в целях привлечения к уголовной ответственности за преступления, предусмотренные ст. 234 УК России, кроме Списков ПККН, не имеется.

В то же время на сегодняшний день на территории Российской Федерации зарегистрировано 4977 объектов, где осуществляется деятельность, связанная с оборотом сильнодействующих веществ, в том числе более 70 предприятий, на которых они производятся. Сильнодействующие вещества распространены в незаконном обороте и являются предметом злоупотребления.

В связи с изложенным в целях обеспечения применения ст. 234 УК России необходимо внести дополнения в эту статью, а именно дополнить ее примечанием, предусматривающим отнесение к компетенции Правительства Российской Федерации утверждения списков сильнодействующих и ядовитых веществ и их размеров для целей ст. 234 УК России (по аналогии с примечанием к ст. 228 УК России) и правил оборота сильнодействующих веществ.

5. Крайне важным является содержащееся в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14 указание на то, что, решая вопрос о наличии крупного или особо крупного размера наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, следует исходить из размеров, которые установлены в Постановлении Правительства Российской Федерации от 7 февраля 2006 г. N 76 для каждого конкретного наркотического средства или психотропного вещества, а также для смеси таких средств и веществ.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что в тех случаях, когда наркотическое средство или психотропное вещество, включенное в Список II (за исключением кокаина и кокаина гидрохлорида) и Список III, находится в смеси с каким-либо нейтральным веществом (наполнителем), определение размера наркотического средства или психотропного вещества производится без учета количества нейтрального вещества (наполнителя), содержащегося в смеси.

Если наркотическое средство или психотропное вещество, включенное в Список I (или кокаин, кокаина гидрохлорид), входит в состав смеси (препарата), содержащей одно наркотическое средство или психотропное вещество, его размер определяется весом всей смеси.

Важность этого разъяснения заключается в том, что на протяжении ряда лет существовала различная судебная практика по уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. В одних судах при определении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, находящихся в смеси, размер определялся исходя из общего веса смеси. В других - при рассмотрении дел указанной категории размер определялся исходя из чистого веса наркотического средства или психотропного вещества, находящегося в смеси, что, как следует из Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14, не соответствовало действующему законодательству.

На территории Российской Федерации запрещены к обращению наркотические средства и психотропные вещества, включенные в Список I Перечня наркотических средств и психотропных веществ, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. N 681, а также все смеси, в состав которых входят наркотические средства и психотропные вещества данного Списка, независимо от их количества.

Указанным Постановлением Правительства Российской Федерации смесь определена как самостоятельный вид наркотических средств и психотропных веществ. В нем говорится о смеси как таковой, а не о входящем в ее состав наркотическом средстве или психотропном веществе.

Именно из этого исходило Правительство Российской Федерации, установив своим Постановлением от 7 февраля 2006 г. N 76 порядок определения крупного и особо крупного размеров для смеси относящихся к Списку I наркотических средств и психотропных веществ. Согласно этому Постановлению для смеси, в состав которой входит хотя бы одно такое наркотическое средство или психотропное вещество, крупный и особо крупные размеры определяются исходя из установленных крупного и особо крупного размеров, применяемых к находящемуся в смеси наркотическому средству или психотропному веществу, для которого установлены более строгие меры контроля.

Указанный подход целиком и полностью согласуется с международными обязательствами, принятыми на себя Российской Федерацией по вопросам борьбы с незаконным оборотом наркотиков, в частности с положениями Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. и Конвенции о психотропных веществах 1971 г.

Так, в ст. 1 (подп. "с" п. 1) Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. содержится определение препарата, в соответствии с которым "препарат" означает смесь, твердую или жидкую, которая содержит какое-нибудь наркотическое средство. При этом согласно п. 3 ст. 2 Единой конвенции препараты подлежат тем же мерам контроля, что и наркотические средства, которые в них содержатся.

Статьей 3 Конвенции о психотропных веществах 1971 г. предусмотрено, что к препарату применяются те же меры контроля, что и к содержащемуся в нем психотропному веществу. Если препарат содержит не одно, а несколько таких веществ, он подпадает под действие мер, применяемых к тому из веществ, которое подлежит наиболее строгим мерам контроля.

Таким образом, смеси наркотических средств и (или) психотропных веществ рассматриваются международным сообществом как не менее опасные, нежели входящие в их состав наркотические средства и психотропные вещества, и подпадают под действие мер, применяемых к тому из веществ, которое подлежит наиболее строгим мерам контроля.

В качестве примера следует привести одно из самых широко распространенных на территории России наркотических средств - героин (диацетилморфин).

Правоохранительная практика показывает, что нет изъятий из незаконного оборота абсолютно чистого, 100-процентного героина. Это всегда смесь. В изымаемом из незаконного оборота героине содержание героина как такового - наркотического средства "диацетилморфин" - не превышает обычно 10%. Остальные 90% - это 6- и 3-моноацетилморфины, ацетилкодеин и целый ряд других алкалоидов опия, включенных в Список I. Кроме того, героин, как правило, поступает в незаконный оборот с добавками других фармакологически активных веществ, которые корректируют действие диацетилморфина. Количество таких веществ может доходить до 15 - 20 наименований и более. Имели место случаи обнаружения в составе некоторых партий изъятого героина и ядовитых веществ, например хлорохина.

Кроме того, следует учитывать, что потребление большинства наркотических средств и психотропных веществ больными наркоманией, равно как и их розничный ("уличный") сбыт, становится возможным исключительно при условии их пребывания в смеси с нейтральным веществом.

Тот же героин в чистом виде никто и никогда не употребляет, поскольку это приведет к мгновенной смерти. Его всегда разбавляют различными наполнителями, например крахмалом, сахаром, тальком и др. Увеличение массы наркотического средства за счет этих веществ позволяет, во-первых, проводить его дозирование легкодоступными в обиходе средствами, во-вторых, значительно облегчает его сбыт, в-третьих, значительно снижает риск передозировки при приеме лицами, незаконно потребляющими наркотики.

Для лица, приобретающего смесь наркотического средства или психотропного вещества с нейтральными компонентами, безразличен объем доли в смеси наркотического средства или психотропного вещества, которое он в условиях улицы никогда не сможет определить. Его умыслом всегда охватывается приобретение всей смеси целиком.

Учитывая правовую и криминологическую составляющие проблемы, медицинские критерии и реальную социальную опасность, обусловленную незаконным распространением высокоактивных наркотических средств и психотропных веществ, относящихся к Списку I, находящихся в незаконном обороте преимущественно в различных смесях с нейтральными компонентами, Пленум Верховного Суда Российской Федерации совершенно обоснованно сделал вывод о том, что, решая вопрос об ответственности по ст. ст. 228, 228.1 и 229 УК России в отношении наркотических средств и психотропных веществ из Списка I по таким квалифицирующим признакам, какими являются крупный и особо крупный размеры, следует руководствоваться положениями Постановления Правительства Российской Федерации от 7 февраля 2006 г. N 76 и исходить из общего веса смеси (в граммах) содержащихся в ней наркотического средства или психотропного вещества и нейтральных компонентов (мука, крахмал, тальк и т.п.), а не из количества содержащихся в смеси наркотического средства или психотропного вещества (в граммах) в чистом виде.

При этом в тех случаях, когда наркотическое средство или психотропное вещество, включенное в Список I, входит в состав смеси (препарата), содержащей более одного наркотического средства или психотропного вещества, его количество определяется весом всей смеси по наркотическому средству или психотропному веществу, для которого Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 февраля 2006 г. N 76 установлен наименьший крупный или особо крупный размер.

Аналогичный порядок для определения крупного и особо крупного размеров, установленный Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 февраля 2006 г. N 76, применяется к смеси, содержащей в своем составе наркотические средства Списка II "кокаин" и "кокаин гидрохлорид".

Для остальных наркотических средств и психотропных веществ крупный и особо крупный размеры определяются исходя из их количества (в граммах) в чистом виде.

6. Четко определив подходы к определению размеров наркотических средств и психотропных веществ, находящихся в смеси, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в абз. 5 п. 4 Постановления от 15 июня 2006 г. N 14 указал, что, решая вопрос о том, относится ли смесь наркотического средства или психотропного вещества, включенного в Список I (или кокаина, кокаина гидрохлорида), и нейтрального вещества (наполнителя) к крупному или особо крупному размерам, судам следует исходить из предназначения указанной смеси для немедицинского потребления.

Этот абзац нуждается в пояснении, так как, к сожалению, не очень точно воспроизвел смысл разъяснения, выработанного Пленумом Верховного Суда Российской Федерации.

В данном случае речь идет о ситуациях, когда наркотическое средство или психотропное вещество смешивается с нейтральными компонентами в целях сокрытия этого средства или вещества, находящегося в незаконном обороте. Например, чтобы, укрыв таким образом наркотическое средство или психотропное вещество в определенном товаре (муке, крупе, сахаре и т.д.), незаконно переместить его через таможенную границу Российской Федерации, после чего извлечь из смеси для последующего использования.

Естественно, что в случае задержания такого рода контрабанды размер будет исчисляться из количества сокрытого наркотического средства или психотропного вещества, а не из веса нейтрального компонента, в котором осуществлялось сокрытие и под видом которого наркотическое средство или психотропное вещество перемещалось через таможенную границу.

Но если тот же героин, например, был смешан с мукой или сахарной пудрой и в дальнейшем эта смесь предназначалась для сбыта в целях немедицинского потребления, то размер должен определяться исходя из веса смеси в целом.

7. Требует пояснения и абз. 2 п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14, согласно которому в тех случаях, когда лицо в целях лечения животных использует незаконно приобретенное наркотическое средство или психотропное вещество (например, кетамин, кетамина гидрохлорид), в его действиях отсутствуют признаки преступления, влекущего уголовную ответственность за незаконный сбыт этих средств или веществ.

Действительно, само использование незаконно приобретенных наркотических средств и психотропных веществ в целях лечения животных не является противоправным деянием (не может быть соответствующего состава преступления в случае введения наркотического средства или психотропного вещества животному, так как в данном случае отсутствует объект преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК России), но незаконные приобретение и хранение указанных наркотических средств и психотропных веществ в зависимости от их размеров подлежат квалификации по соответствующей части ст. 228 УК России либо при отсутствии должного размера образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

8. Весьма важным и своевременным является данное в п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 разъяснение, согласно которому в тех случаях, когда передача наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой сотрудниками правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности", содеянное следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и соответствующей части ст. 228.1 УК России, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства или психотропного вещества из незаконного оборота.

Указанное разъяснение позволит добиться единообразия в практике квалификации подобных противоправных деяний, так как ранее в различных судах указанные деяния квалифицировались по-разному, в одних - как оконченное преступление, в других - как покушение на совершение преступления; привести практику квалификации содеянного в подобных случаях в соответствие с положениями теории уголовного права.

9. Использование проверочной закупки оценено Пленумом Верховного Суда Российской Федерации не только с позиции квалификации содеянного лицом, осуществлявшим сбыт наркотического средства или психотропного вещества, но и с позиции оценки представленных результатов оперативно-розыскной деятельности.

Так, в п. 14 Постановления указано, что в тех случаях, когда в материалах уголовного дела имеются данные об осуществлении проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ, судам следует иметь в виду, что необходимым условием законности ее проведения является соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 7 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", и требований ч. 7 ст. 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которыми проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Положения п. 14 закрепляют уже ранее нашедшее отражение в судебных решениях требование о необходимости представления в суд вместе с итогами оперативно-розыскной деятельности постановлений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, в результате проведения которых были получены указанные данные.

Так, например, Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 2004 г. № 41-О04-8СП подтверждена обоснованность оставления судом без удовлетворения кассационного представления государственного обвинителя об отмене оправдательного приговора в связи с признанием недопустимыми доказательств, являющихся результатами оперативно-розыскной деятельности. В частности, основанием для признания полученных доказательств недопустимыми стало отсутствие в уголовном деле постановления о проведении оперативно-розыскного мероприятия, при проведении которого были получены приобщенные к делу доказательства [33].

Кроме того, в пункте 14 Постановления оговорено, что результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Это уточнение имеет принципиальное значение, так как позволяет отграничивать правомерные действия, осуществляемые в рамках конкретного оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки, от провокации. Последняя имеет место в том случае, если умысел на совершение преступления - сбыт наркотика у конкретного лица - отсутствовал и в дальнейшем сформировался исключительно в результате действий сотрудников оперативных подразделений, то есть когда имело место склонение к совершению преступления лица, не обнаружившего преступных намерений.

Незначительный срок применения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" еще не позволил выявить все вопросы, связанные с его применением, и принять меры к разрешению обозначенных в нем проблем, связанных с устранением пробелов в российском законодательстве и имеющихся в нем несоответствий требованиям международных антинаркотических конвенций.

Предстоит большая работа по формированию практики использования органами предварительного расследования и судами разъяснений, содержащихся в указанном Постановлении.

 


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В правоприменительной практике при квалификации незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов возникает ряд трудностей, устранение или минимизация которых требует решения на теоретическом уровне. Наиболее актуальны такие вопросы: доказывание осведомленности лица, совершающего названные незаконные деяния, о том, что эти средства и вещества являются наркотическими или психотропными либо их аналогами; квалификация незаконных приобретения, хранения, перевозки, изготовления или переработки, совершенных с целью сбыта; отграничение незаконной перевозки от незаконной пересылки указанных средств, веществ или их аналогов.

Необходимость доказывания осведомленности лица, совершающего незаконные деяния, связанные с названными средствами, веществами или их аналогами, обосновывается теоретическим положением, в соответствии с которым "психическое отношение к объективным признакам, имеющим место во время совершения деяния (действия или бездействия), должно всегда выражаться в их осознании, независимо от того, являются они признаками основного состава, обстоятельствами, квалифицирующими или отягчающими ответственность". Таким признаком, присущим основным, квалифицированным и особо квалифицированным составам указанных преступлений, является, в частности, предмет преступления - наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги. При этом, на наш взгляд, представляется необходимым и достаточным осознание виновным именно общественной опасности негативного психоактивного воздействия на организм человека указанных предметов и не обязательно знание их наименований и осведомленности о включении их соответственно в Списки I, II или III Перечня наркотических средств и психотропных веществ, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 г. № 681 (в редакции Постановлений от 6 февраля 2004 г. и от 17 ноября 2004 г.), либо отнесении их к аналогам наркотических средств или психотропных веществ.

Установление и доказывание осведомленности лица, совершившего указанные деяния, о том, что их предметом являются наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, в следственной и судебной практике связано с решением двух проблем.

Первая заключается в установлении и доказывании осведомленности лица, что средства или вещества являются соответственно наркотическими или психотропными; вторая - что средства и вещества представляют собой аналоги наркотических средств или психотропных веществ.

Относительно первой, как было сказано, необходимо и достаточно осознание виновным общественной опасности негативного психоактивного воздействия на организм человека наркотических средств и психотропных веществ и не требуется знание им их наименований и информированности о включении их в Списки I, II или III названного Перечня. Поэтому для вменения статьи УК РФ, предусматривающей ответственность за какое-либо из анализируемых преступлений, достаточно установить и доказать это обстоятельство.

Вторая проблема сложнее, поскольку связана с установлением и доказыванием осведомленности лица не только о негативном психоактивном воздействии средств и (или) веществ на организм человека, но еще и о сходстве их по химической структуре и свойствам с наркотическими средствами и (или) психотропными веществами.

Согласно абзацу 5 ст. 1 ФЗ от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах", "аналоги наркотических средств или психотропных веществ - запрещенные для оборота в Российской Федерации вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств и психотропных веществ, подлежащих контролю в Российской Федерации, химическая структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят".

Установление сходства химической структуры требует специальных знаний, доступно эксперту или специалисту, в связи с чем осведомленность о нем иного лица практически не поддается установлению и доказыванию. В этой связи следует установить и доказать осведомленность лица о сходстве иных, помимо химических, свойств аналога со свойствами наркотических средств и психотропных веществ. К таким, в первую очередь, должны относиться психоактивные свойства аналога, которые по своему воздействию на организм и психосоматическое состояние человека должны быть сходны с определенным наркотическим средством или психотропным веществом, включенным в Списки I, II или III.

В ст. 228 УК установлена ответственность за незаконные приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, причем в ч. 1 - в крупном размере, а в ч. 2 - в особо крупном. Вместе с тем в Кодексе отсутствует норма, предусматривающая ответственность за перечисленные деяния, совершенные с целью сбыта.

Такое положение вызывает трудности в квалификации названных деяний, совершенных с целью сбыта. В подобных ситуациях необходимо руководствоваться п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами", согласно которому "если лицо незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает или перерабатывает наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги в целях последующего сбыта этих средств или веществ, но умысел не доводит до конца по независящим от него обстоятельствам, содеянное при наличии к тому оснований подлежит квалификации по части 1 статьи 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов".

При этом следует особо отметить, что поскольку в ст. 228 УК ответственность установлена за перечисленные деяния, предметом которых являются наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги только в крупном или особо крупном размерах, постольку содеянное в указанных ситуациях необходимо в зависимости от размера названных средств, веществ или их аналогов квалифицировать по ч. 1 ст. 30 и соответственно п. "б" ч. 2 или п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК. А в том случае, если незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, при наличии прямого умысла на последующий сбыт, были совершены с количеством менее крупного размера - по ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.