Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Использование и распоряжение результатом интеллектуальной деятельности





В соответствии со ст. 1229 Кодекса гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. При этом отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, прямо предусмотренных Кодексом, не допускается.

Между тем законом могут быть предусмотрены случаи и основания перехода исключительного права к другому лицу без заключения договора с правообладателем. Такими случаями являются, в частности, универсальное правопреемство (наследование, реорганизация юридического лица), а также обращение взыскания на имущество правообладателя.

Несмотря на то что по своей сути часть 4 Кодекса является объединением ранее действовавших нормативных актов, в ней закреплен ряд новаций - положений, призванных заполнить пробелы действующего законодательства[44].

Существенным шагом в развитии законодательства стало обобщение и развитие положений, касающихся отдельных видов средств индивидуализации - фирменных наименований (§ 1 гл. 76 Кодекса) и коммерческих обозначений.

Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации обеспечивает его обладателю совершение определенных действий в отношении объекта права, способствующих удовлетворению интереса управомоченного лица. Юридическое опосредование этих возможностей правообладателя предстает в виде правомочия правообладателя на собственные действия. Относительно характера опосредуемых указанным правомочием возможностей в науке имеются две позиции, одна из которых сформировалась в русле проприетарной концепции интеллектуальной собственности, другая сформулирована сторонниками теории исключительных прав.



Приверженцы проприетарных взглядов на природу исключительных прав находят сходство между вещным правом собственности и правом на результаты интеллектуальной деятельности в их содержании, полагая, что правомочия владения, пользования и распоряжения в равной степени присущи авторским и патентным правам[45]. Категорически против выделения правомочия владения в структуре исключительного права сторонники теории исключительных прав. Исключительное право, по их мнению, дает возможность его обладателю лишь использовать объект и распоряжаться исключительным правом. Идея существования в рамках исключительного права двух правомочий - использования и распоряжения - имеет в настоящее время значительное число сторонников и провозглашается в положениях четвертой части ГК РФ.

Один из основных тезисов проприетарной концепции прав на результаты интеллектуальной деятельности сводится к необходимости выделения правомочия владения в рамках этих прав. Под владением результатом интеллектуальной деятельности понимают нахождение материалов (рукописи, монографии, научного отчета или лабораторного макета...) в обладании лица либо "фактическое знание субъектом тех идей и решений, из которых складывается новшество..."[46]. Эти тезисы подверглись критике со стороны О.А. Городова, который доказывает невозможность владения результатом интеллектуальной деятельности, ссылаясь на эффект "размножения" такого результата при передаче его третьим лицам. По мнению автора, невозможно монопольно владеть идеей, "которая, став доступной неопределенному кругу лиц, тотчас делает их "знатоками", а следовательно, и совладельцами..."[47].

Природа результата интеллектуальной деятельности как объекта права диалектична. Идеальное существо находит свое выражение в материальной или иной форме - на бумаге, в памяти ЭВМ и т.п. Отрицание формы объекта означает невозможность осуществления права на него.

Владея материальным носителем информационного (нематериального) объекта, субъект, очевидно, обладает и самим информационным объектом и соответственно способен его использовать. Вообще, использовать объект исключительного права возможно лишь в случае, когда он доступен субъекту. Доступность объекта позволяет субъекту потреблять его естественные свойства или иным образом использовать объект. Такая доступность и есть обладание объектом. Но возможно ли рассматривать обладание результатом интеллектуальной деятельности как юридически обеспеченную соответствующим правомочием в рамках исключительного права возможность? Как представляется, это возможно и весьма целесообразно, ибо отвечает интересам правообладателя. Такое правомочие предлагается именовать правомочием обладания в отличие от правомочия вещного владения.

Однако могут возразить, что обладание результатом интеллектуальной деятельности - не правомочие, поскольку не обеспечено встречной обязанностью (правообладатель не может запретить другим обладать объектом своего права). Однако примечательно то обстоятельство, что встречная обязанность не только может существовать, она являлась бы аналогичной обязанности, корреспондирующей правомочию владения в праве собственности. Обязанность состоит в том, чтобы воздерживаться от действий, ведущих к лишению обладания объектом самого субъекта исключительного права, равно как и обязанность в вещном правоотношении состоит в том, чтобы не лишать собственника владения вещью. Характер этой абсолютной обязанности одинаков и для исключительного права, и для права собственности. Но если владение вещью иным помимо собственника лицом неизбежно приведет к лишению такой возможности самого собственника, то обладание третьим лицом результатом интеллектуальной деятельности само по себе не препятствует субъекту исключительного права также обладать объектом. Вещь как предмет материального мира ограничена в пространстве, результат же интеллектуальной деятельности нематериален и может быть неоднократно объективирован. Поэтому обладателю исключительного права нет необходимости запрещать обладание объектом всем иным лицам, поскольку это не создает ему препятствий в собственном обладании объектом и в его использовании. Обладать объектом исключительного права дозволено каждому, но лишь управомоченный обладает этим объектом по праву и должен иметь возможность требовать, чтобы такое обладание было ему обеспечено[48].

Тем не менее современное законодательство не содержит механизма обеспечения обладания объектом в рамках исключительного права и не предусматривает мер защиты такого обладания. Сама легальная формулировка понятия исключительного права лишь как права на использование оставляет обладание объектом "за бортом" правового регулирования.

Гражданское законодательство основывается на принципе беспрепятственного осуществления гражданских прав (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Автор или иной субъект исключительного права, лишенный возможности обладания объектом, равным образом лишается возможности использовать объект, осуществлять исключительное право. Конечно, если рассматривать обладание объектом за рамками правомочий исключительного права, оно как законный интерес также подлежит защите. Но любой интерес только тогда надлежащим образом обеспечен, когда обеспечен принадлежностью субъективного права. Очевидно, что обладание результатом интеллектуальной деятельности как необходимая предпосылка его использования находится в сфере интереса субъекта исключительного права, а потому должно иметь надлежащее правовое обеспечение. Выясняется, что традиционное понимание исключительного права лишь как права на использование в полной мере не способствует обеспечению интересов правообладателя по поводу объекта[49].

Представляется, что исходя из цели надлежащего обеспечения интересов правообладателей целесообразно выделять правомочие обладания среди прочих правомочий на собственные действия в структуре исключительного права. Очевидно, что существует необходимость правового обеспечения интереса в обладании объектом исключительного права с возможностью применения правовых мер защиты такого интереса. Этот шаг будет иметь важное практическое значение, поскольку создаст возможность применения особых способов защиты, установленных для исключительных прав, к защите обладания объектом.

Установленное для правообладателя право доступа к объекту исключительного права, адресованное к любому лицу, обладающему объектом, могло бы выполнять функцию способа защиты исключительного права, подобно виндикационному иску в праве собственности. Разумеется, это возможно только в случае выделения правомочия обладания в структуре исключительного права. Поэтому считаем возможным теоретически обосновать и законодательно установить право доступа как универсальное право, признаваемое за всеми субъектами исключительных прав, по каким-либо причинам не обладающими объектом своего права. Право доступа заключается в возможности правообладателя требовать от любого лица, обладающего объектом, предоставить доступ к объекту в целях его воспроизведения, разумеется, если это не нарушает прав и законных интересов такого лица[50].

Таким образом, чтобы надлежащим образом обеспечить интерес субъекта исключительного права в возможности иметь доступ к объекту, считаем возможным в рамках исключительного права выделять особое правомочие обладания как юридически обеспеченную возможность обладать результатом интеллектуальной деятельности (иметь доступ к объекту), а также признать за всеми субъектами исключительных прав особое право доступа к объекту исключительного права, которое заключается в возможности правообладателя требовать от любого лица предоставления доступа к объекту в целях его воспроизведения.

Представляется, таким образом, что такой подход позволил бы юридически обеспечить интересы субъекта исключительного права относительно объекта права на более высоком уровне.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.