Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Правовой режим морских границ Ирана





 

Как уже указывалось, морские границы Ирана должны на севере проходить по Каспийскому морю, на юге - по Персидскому заливу. Вместе с тем сохраняется их неопределённый статус.

Решение вопроса о правовом режиме Каспийского моря в значительной степени зависит от того, каким был правовой режим этого пространства до распада СССР. Не известно, объявлял ли когда-либо Иран, который, как считается, осуществлял господство на всем протяжении каспийского побережья до ХVIII столетия, какие-либо правовые притязания на водные пространства Каспийского моря или на его часть. Каких-либо исторических сведений на этот счёт нет. История международных отношений показывает, что государства заявляли свои притязания на те или иные обширные либо прилегающие к их побережью водные (морские) пространства, когда этому способствовали технические и иные возможности, прежде всего в области рыболовства и судоходства, а также военные, экономические и другие обстоятельства.

На основании советско-иранских договоров 1921 и 1940 гг. Каспийское море являлось совместным советско-иранским морем. Из этого следовало, что Каспийское море находится в общем пользовании (res communis) прикаспийских государств.

В соответствии с Кодексом торгового мореплавания СССР 1929 г. судоходные пути Каспийского моря были отнесены к морским, хотя это море и не имеет соединения с открытым морем. Поскольку оно омывает берега двух государств, то некоторые вопросы его использования приобретают межгосударственный характер. Государственная советско-иранская граница, которая делит Каспийское море на две части, включаемые, соответственно, в советскую и иранскую государственные территории, проходила по линии Астара - Гасан-Кули. В связи с этим вопросы захода иранских судов в советскую часть Каспийского моря, а советских судов в иранскую часть должны решаться на основании заключения договоров между СССР и Ираном. Несмотря, однако, на такие крайние точки зрения, преобладающим было мнение, которое в доктрине разделялось и впоследствии, что Каспийское море - это уникальный бассейн с особым режимом. Здесь уже не имело значение, называли ли это море закрытым либо внутренним. В связи с тем, что в отечественной литературе часто используется термин «закрытое море» применительно к Каспийскому морю, необходимо остановиться на том, что понимается под этим термином в международно-правовой литературе. Термин «закрытое море» появился в XVII в., когда в ответ на труд Г. Гроция «Mare Liberum» («Свободное море») Джон Сельден (Великобритания) в 1635 г. опубликовал работу «Mare clausum sive de Dominio Maris» («Закрытое море или о владении морем»). Однако термин «закрытое море» применительно к морским пространствам не получил своего закрепления в международно-правовых актах, а также широкого распространения в зарубежной доктрине. В доктрине, главным образом, в зарубежной, и в международной практике он использовался для обозначения озер и морей, полностью окруженных территорией одного или нескольких государств. В отечественной литературе под закрытыми или внутренними морями понимались моря, режим которых отличался от режима открытого моря. В качестве юридических оснований отнесения того или иного моря к «внутренним» обычно называли особую географическую конфигурацию морского берега (например, залив, глубоко вдающийся в берег) и принадлежность побережья ограниченному числу государств (например, Черное и Балтийское моря). Отличие правового режима закрытых морей от открытого моря состоит, в частности, в установлении запрета или существенного ограничения военного мореплавания неприбрежных государств.



Конвенция по морскому праву ООН 1982 г. использует термин «замкнутые и полузамкнутые моря» (в английском тексте конвенции «enclosed and semi-enclosed seas») применительно к заливам, бассейну или морю, окруженному двумя или более государствами и сообщающемуся с другим морем или океаном через узкий проход, или состоящему полностью или главным образом из территориальных морей и исключительных экономических зон двух или более прибрежных государств (ст. 122). В свете изложенного следовало бы подходить и к использованию термина «закрытое море» применительно к Каспийскому морю. В частности, в зарубежной литературе оно выделялось среди других водоемов, окруженных территорией нескольких государств, именно в силу своей величины и уникальных физико-географических особенностей. И не всегда применительно к нему использовался указанный термин. Так, Каспийское море согласно подходу Коломбоса может быть признано как море, окруженное сушей нескольких государств (land-locked sea). Прибрежные государства могут в таких морях осуществлять суверенитет в зоне территориальных вод, если только они не заключили соглашение о пределах своих соответствующих границ. В русском издании термин, использованный Коломбосом, переведен как «замкнутое море». Представляется, что применительно к Каспийскому морю термины «закрытое море», «замкнутое море» или «море, окруженное сушей» означают одно и то же, то есть море или озеро, не имеющее выхода к морю и окруженное сухопутной территорией двух или более государств. Поэтому и закон Ирана от 18 июня 1955 г. о разведке и разработке природных ресурсов континентального шельфа следует рассматривать, так как в нем указывается, что «в отношении Каспийского моря применяются принципы международного права, относящиеся к закрытым морям» (closed seas).

Необходимо, однако, отметить, что СССР и Иран после договора 1940 г. не заключили ни одного договора, касающегося правовых аспектов использования пространств Каспийского моря в иных, чем судоходство и рыболовство, целях. Соответственно, Российская Федерация и другие прикаспийские государства СНГ не имеют даже в порядке правопреемства соглашений с Ираном. Появление новых прикаспийских государств (Азербайджана, Казахстана и Туркмении) не повлекло за собой каких-либо изменений в правовом режиме Каспийского моря, установленном договорами 1921 и 1940 гг. Эти государства в силу норм общего международного права, Алма-Атинской декларации от 21 декабря 1991 г. и последующих актов Содружества Независимых Государств осуществляют правопреемство в отношении договоров бывшего СССР. Россия, в свою очередь, является продолжательницей СССР, то есть осуществляет континуитет. Все это предполагает, что любые шаги в отношении Каспийского моря должны предприниматься только с соблюдением действующего правового режима этого моря и норм общего международного права. Поскольку Каспийское море находится в общем пользовании, то есть под суверенитетом прикаспийских государств, какие-либо односторонние либо сепаратные акты (имеются в виду двухсторонние соглашения), направленные на притязания на осуществление особых прав, должны приниматься только с общего согласия всех прикаспийских государств.

Исламская Республика Иран предлагает два пути решения правового статуса Каспийского моря: принцип кондоминиума и раздел водоема на национальные секторы при выполнении особых условий.

Первый подход к разрешению правового спора на Каспии является приоритетным для Ирана и заключается в использовании моря, его акватории и всех морских природных ресурсов на равных условиях всеми прикаспийскими государствами на принципе равноправного кондоминиума. Согласно одобренному большинством государств региона (Россия, Казахстан и Азербайджан) принципу разделения Каспийского моря в соответствии с предложенной Россией методикой модифицированной срединной линии, Ирану отводится около 13% площади сектора моря. Ввиду того, что при существующем де-факто режиме использования ресурсов на Каспии и границ территориальных вод в акватории Каспия Ирану отводится 13% сектора водоема, в то время как основные нефтегазовые пласты лежат севернее границы Ирана, то режим кондоминиума является наиболее привлекательным для него. При действии данного режима, в соответствии с предложениями Тегерана, 20% всех ресурсов водоема отходят Ирану.

Правовой статус Каспия, согласно официальной позиции Ирана, считается определенным договорами между Ираном и Советским Союзом от 1921 и 1940 годов. Последний Договор фактически устанавливал на Каспии режим кондоминиума для двух прикаспийских государств в сфере судоходства и рыболовства, которые являлись основными видами деятельности на тот период времени. Тегеран, отстаивая правомочность вышеуказанных договоров, стремится распространить режим кондоминиума также и на нефтегазовую сферу и применить ее ко всем пяти государствам, таким образом, претендуя на 1/5 часть всех ресурсов водоема.

Второй вариант заключается в согласии разделения Каспия на национальные секторы, но при этом особо оговаривается недопустимость использования принципа модифицированной срединной линии, согласно которому Ирану отходит 13% Каспия, Казахстан получает 33%, Россия - 19%, Азербайджан и Туркменистан - по 18% и 17% соответственно. Тегеран настаивает на выработке такого проекта раздела, который бы позволил получить контроль за 20% бассейна Каспийского моря. При этом Иран ставит перед государствами региона обязательства по выполнению следующих условий:

·   принцип единогласия при принятии решений, касающихся всех вопросов по Каспию;

·   принцип равных прав прибрежных государств во всех вопросах - от суверенитета до использования морских ресурсов, ресурсов дна и недр моря;

·   только один юридический режим должен распространяться на все море, недействительность двойного режима;

·   беспрепятственный и недискриминационный проход судов;

·   объявление Каспийского моря демилитаризованной зоной и использование его только в мирных целях;

·   запрет на прокладку транскаспийских нефтепроводов;

·   признание приоритета вопросов охраны окружающей среды Каспийского моря.

Иран не согласен на предложение Российской Федерации о разделе по срединной линии, в соответствии с которым Тегеран получает меньшую часть Каспийского шельфа и акватории. При этом Тегераном подчеркивается то, что к Каспию применимы только некоторые нормы международного морского права и его юридическая позиция подпадает под определение специальных режимов для некоторых водоемов, закрепленных в международных конвенциях по морскому праву. Иран настаивает на том, что поскольку Каспий является крупнейшим замкнутым водоемом в мире, он должен иметь свой собственный особенный правовой статус. Отстаивая свою позицию, Иран ссылается на нормы международного права, согласно которым при разделении водоемов должны быть учтены такие факторы, как параллели, меридианы, сухопутные границы государств и разницы глубин на различных участках водоемов. Тегеран при этом опирается на юридические прецеденты при разделе Балтийского моря Литвой и Эстонией, Северного моря Германией и Голландией и опыт раздела морских ресурсов между Камеруном и Нигерией. Исходя из этих аргументов, Иран добивается признания за собой права на 20-процентный участок водоема.

Надо отметить, что второй вариант определения статуса моря Иран был вынужден разработать из-за успешных действий правительств Азербайджана, Казахстана и России, которые смогли договориться между собой об условиях разделения Каспия. В 1998 году Россия заключила двусторонние соглашения с Азербайджаном и с Казахстаном по разделу Каспия на национальные секторы по принципу модифицированной срединной линии, в результате чего Северный Каспий получил правовую защищённость, и началась крупномасштабная разработка нефтегазовых месторождений.

Исходя из вышеизложенного, становится очевидным, что правовая неразрешенность вопроса о разделе дна и акватории Каспия в значительной мере вызвана позицией Ирана, который не согласен с принципом раздела Каспия на основании срединной линии и настаивает на праве владения 20% всех морских ресурсов либо в режиме кондоминиума, либо при разделе водоема на национальные секторы.

Территориальное море, исключительную рыболовную зону и континентальный шельф в Персидском и Оманском заливах охраняет береговая охрана Ирана, входящая в состав военно-морских сил страны. Данное направление является особо напряжённым из-за ряда территориальных претензий.

В 1984 г. Ирак, начавший в 1980 г. затяжную войну с Ираном, начал совершать в Персидском заливе нападения на танкеры, перевозившие иранскую нефть. В 1984-1988 гг. торговые и военные суда, в том числе нейтральные, подвергались в заливе нападению воздушных и морских судов и ракет и натыкались на мины обеих воюющих сторон. США считают, что ответственность за некоторые инциденты несет Иран, а Иран заявляет, что за них отвечает Ирак. Иран признает свою ответственность только за действия в отношении судов, отказывавшихся предоставить возможность их осмотра и обыска.

Чтобы защититься от нападений Ирана, в конце 1986-начале 1987 г. Кувейт зафрахтовал несколько кораблей у СССР и зарегистрировал их под флагами США (11 судов) и Соединенного Королевства (4 судна), а в июле 1987 г. США начали операцию «Решительная воля», предоставив эскорт всем судам, курсировавшим по заливу под флагом США. Несмотря на это с 1987 г. до конца ирано-иракского конфликта (лето 1988 г.) несколько кораблей подверглись вооруженному нападению или наткнулись на мины в заливе.

Особый интерес вызывают два нападения: 16.10.1987 кувейтский танкер «Sea Isle City» под флагом США был поражен ракетой недалеко от Кувейта; 6 членов экипажа были ранены. США обвинили в этом нападении Иран и 19.10.1987, сославшись на свое право на самооборону, разрушили находившиеся вне территориального моря Ирана платформы Р-7 и Р-4 комплекса «Решадат», который, правда, к тому времени уже не добывал нефть из-за ущерба, причиненного ему ранее атаками Ирака. 14.04.1988 военный корабль «Сэмюэл Б. Роберте» (США), возвращавшийся после сопровождения танкера, наткнулся на мину в международных водах недалеко от Бахрейна; 10 моряков были ранены. В ответ на это США, вновь используя «право на самооборону», уничтожили находившиеся вне территориального моря Ирана комплексы «Наср» и «Салман». В результате тяжело пострадала производственная инфраструктура платформ, их деятельность была приостановлена на четыре года.

Иран расценил атаки США как нарушение Договора о дружбе, торговле и консульских правах от 15.08.1955 (далее - Договор) между сторонами. США не только считали эти нападения законными с точки зрения права на самооборону, но и обвиняли Иран в нарушении Договора: атакуя суда в заливе с помощью мин и ракет и ведя другую военную деятельность, опасную и пагубную для торговли и мореплавания между территориями США и Ирана, последний вел агрессивную политику и несет ответственность за более 200 нападений на нейтральные суда в международных водах и в территориальных водах государств залива. Иран отрицает, что совершенные нападения могут быть вменены ему, считая, что они вменяются Ираку, который был заинтересован в интернационализации конфликта, и что поведение иранских властей и военно-морских сил имело исключительно оборонительный характер. Ирак, по мнению Ирана, был государством-агрессором в этом конфликте, получал дипломатическую, политическую, экономическую и военную поддержку от третьих государств (Кувейт, Саудовская Аравия и США), официально не участвовавших в конфликте.

Согласно решению Международного Суда ООН по делу о нефтяных платформах (Иран против США) от 06.11.2003 г.: изучив все доводы сторон, Суд счел, что США не доказали, что подверглись вооруженному нападению Ирана.

Суд установил, что нападения на Наср и Салман не были единичными акциями, направленными лишь против них, как это было пои нападении на Решадат. Эти атаки были частью более масштабной военной операции «Богомол», которую США вели против объектов, рассматривавшихся ими как «законная военная мишень». В ходе этой операции США применяли силу, ущерб был нанесен нескольким мишеням, в том числе были уничтожены два иранских фрегата и несколько военных морских и воздушных судов Ирана.

Через несколько дней после подрыва корабля США на мине в той же зоне были обнаружены несколько мин с иранскими серийными номерами, близкими к номерам на других иранских минах, в частности, обнаруженных на борту иранского военного корабля «Иран Аджр». Однако в этот период мины расставлял не только Иран, но и Ирак. Поэтому Суд счел, что этот довод также не может считаться доказательством вооруженного нападения Ирана на США. Следовательно, США и в этом случае не имели права на самооборону.

Суд постановил 14 голосами против 2, что действия США против иранских платформ не являются правомерными мерами, необходимыми для защиты жизненных интересов США в области безопасности в смысле п. «d» ч. 1 ст. XX Договора, истолкованного в свете норм международного права о применении силы.

 


Заключение

 

В основе организации силовых структур Ирана лежат военно-политические цели религиозного руководства Ирана, а также экономические возможности, национальные и религиозные особенности страны. Охрана границ Исламской Республики Иран является в соответствии с исламским законодательством священным делом.

В отношении с государствами - бывшими союзными республиками в составе СССР Ираном признаны действующими в настоящее время обязательства по соглашениям в отношении пограничных рек и вод между Ираном и СССР. В соответствии с этими соглашениями, например, в 2009 году проведена делимитация границы Ирана и Азербайджана (при этом восстановлены почти все пограничные знаки). В отношениях с остальными сопредельными государствами в ряде случаев нет двусторонних соглашений о границе, в основном они существуют как фактические, но не юридические. Это относится к границе Исламской Республики Иран с Ираком и с Афганистаном.

В Иране принята комбинированная система охраны границ, когда в зависимости от региона несения службы пограничная охрана одного государства может входить как в структуру органов безопасности, так и в состав вооружённых сил. Охрана сухопутной границы Исламской Республики Иран осуществляется входящими в систему МВД Ирана Силами охраны правопорядка. Территориальное море, исключительную рыболовную зону и континентальный шельф в Персидском и Оманском заливах охраняет береговая охрана Ирана. Морские границы Ирана не являются международно-признанными по ряду причин: отсутствие международного соглашения о правовом режиме Каспийского моря и территориальные претензии между Ираном и ОАЭ, а также нарушение зоны исключительных экономических интересов Ирана со стороны США.


Список использованной литературы

 

Нормативно-правовые акты

1. Конвенция ООН по морскому праву. С предметным указателем и Заключительным актом третьей Конференции ООН по морскому праву. Организация Объединенных Наций. Нью-Йорк, 1982 - 316 с.

2. Договор между Правительством Союза Советских Социалистических Республик и Шахиншахским Правительством Ирана о режиме советско-иранской границы и о порядке урегулирования пограничных конфликтов и инцидентов. Заключён в г. Москве 14 мая 1957 года

.   Сборник договоров и соглашений СССР с иностранными государствами о морском торговом судоходстве. М.: В/О «Мортехинформреклама», 1983.

4. Конституция Исламской Республики Иран 1980 г.

 

Специальная литература

5. Баринова И.И.: Хейфец Б.С.: Гицу М.А. и др. Современное морское право и практика его применения. М.: Транспорт, 2005 - 264 с.

6. Бирюков П.Н. Международное право М.: Юристъ, 2008 - 328 с.

.   Бойцов Ф.С.: Иванов Г.Г.: Маковский А.Л. Морское право. М.: Транспорт, 2008 - 256 с.

.   Гуреев С.А. Международное торговое судоходство (Международно-правовые проблемы). М.: Международные отношения, 2005 - 224 с.

.   Гуцуляк В.Н. Морское право. М.: «РосКонсульт», 2006 - 368 с.

10. Исламский Шариат. www.psylib.ua

. Калинкин Г.Ф. Режим морских пространств. М.: Юридическая литература, 2007 192 с.

12. Колосов Ю.М., Кузнецов В.И. Международное право М.: Инфра-М, 2007 - 432 с.

13. Политические системы и политические культуры Востока / Под ред. А.Д. Воскресенского. - М.: АСТ: Восток - Запад, 2007 - 400 c.

14. Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник. - 3-е изд., перераб. и доп. (Отв. ред. докт. юрид. наук, проф. А.Я. Сухарев.). - М: Издательство НОРМА, 2003 - 814 c/

15. Словарь международного морского права. /Отв. ред. Барсегов Ю.Г.: М.: Международные отношения, 2005 - 254 с.

. Сюкияйнен Л.Р. Концепция халифата и современное государственно-правовое развитие зарубежного Востока. Ислам: проблемы идеологии, права, политики и экономики. Сборник статей./ Под редакцией Ионова А.И. - М.: «Наука», - 1985 - С 139 - 160.

17. Сюкияйнен Л.Р. Шариат и мусульманско-правовая культура / Ин-т государства и права РАН. - М., 1997. - 44 с.

18. Ушаков Н.А. Международное право М.:Юристъ, 2006 - 304 с.

. Хачим Ф.И. Конституционное право стран Ближнего Востока (Иран, Египет, Израиль, ОАЭ, Ирак); М.: РУДН 2001. -738 c.

20. Юрченко, В.П. Армия и власть на Ближнем Востоке: от авторитаризма к демократии. - М., 2002 - 236 с.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.