Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Правовое закрепление функции уголовного преследования в действующем уголовно-процессуальном законодательстве РФ





Уголовное преследование - это предусмотренная уголовно-процессуальным законом обязанность компетентных органов государства (органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора), а также право потерпевшего и частного обвинителя осуществлять деятельность, направленную на установление события общественно опасного деяния, изобличение лица, его совершившего.

Уголовное преследование - это сложное последствие, возникающее в связи с совершением уголовно наказуемого деяния, которое содержит следующие элементы:

1) основанную на нормах уголовно-процессуального закона и вытекающую из факта совершения деяния (действия, бездействия), содержащего признаки преступления, обязанность органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора в результате всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, установить и изобличить виновного;

2)выдвижение в установленном законом порядке обвинения в совершении общественно опасного деяния, запрещенного под угрозой наказания Уголовным законом;

3) утверждение прокурором обвинительного заключения;

4) поддержание государственного обвинения в суде.

Возникновение уголовного преследования связано с фактом совершения деяния, содержащего признаки преступления. То есть уголовное преследование является корреспондирующим правом должностных лиц государственных органов, компетентных осуществить расследование, применить предусмотренные законом приемы и методы, направленные на установление события преступления и изобличение лица, его совершившего, и обязанность при этом действовать в рамках закона на обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть отрицательные последствия противоправного поведения.

Реализация института уголовного преследования означает, что после возникновения уголовно-процессуального правоотношения права и обязанности его субъектов (виновного в совершении преступления и органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора) были реализованы в точном соответствии с предписаниями закона. Поэтому о начале реализации уголовного преследования можно говорить лишь с момента возбуждения уголовного дела, ибо только с этого момента должностные лица вправе производить все предусмотренные законом следственные и иные процессуальные действия, применить меры принуждения и пресечения.



Однако уголовное преследование до конца не реализуется, если уголовное дело было возбуждено по факту совершения преступления, а в ходе предварительного расследования установить лицо, его совершившее, не представилось возможным, либо, когда в ходе расследования будут установлены обстоятельства, исключающие преступность деяния, либо доказано, что лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние, не подлежит уголовной ответственности.  

В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке (ч. 1 ст. 20 УПК РФ).

Согласно УПК РФ, в публичном порядке уголовное преследование осуществляют прокурор, следователь, начальник следственного отдела, дознаватель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель (п. 47 ч. 1 ст. 5).[41]

Прокурор вправе самостоятельно и в полном объеме вести данный процесс по конкретному уголовному делу. Указанное его право закреплено также в Федеральном законе "О прокуратуре Российской Федерации" (ст. 1, 27, 31). Однако к субъектам уголовного преследования относятся также следователь и дознаватель. В случаях, когда они ведут уголовное преследование, прокурор надзирает за их деятельностью. [42] Предметом надзора при этом выступает соблюдение прав и свобод людей, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. Полномочия прокурора по надзору в этой сфере устанавливаются уголовно-процессуальным законодательством РФ и другими федеральными законами (ст. 30 Закона о прокуратуре).[43]

В механизме уголовного преследования прокурор выполняет двоякую роль: как непосредственного субъекта уголовного преследования, так и субъекта обеспечения законности уголовного преследования в присущих этим его функциям процессуальных формах.

Полномочия прокурора по осуществлению уголовного преследования определены в ст. 37 УПК РФ, которые можно разделить на два этапа:

а) подготовительный. Осуществляемый на досудебных стадиях процесса (например: дача согласия на возбуждение уголовного дела, поддержание ходатайства перед судом о проведении следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, а также об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу либо домашнего ареста, утверждение обвинительного заключения); http://romashkaspb.nm.ru/

б) непосредственный (поддержание обвинения в суде). Прокурор, выступая государственным обвинителем, осуществляет функцию обвинения, доказывая на правах стороны виновность подсудимого. Я согласен с мнением Я.О. Мотовиловкера, что именно "убеждение прокурора в виновности лица в предъявленном ему обвинении является тем обстоятельством, которое позволяет определить: а) почему прокурор как орган надзора за законностью осуществляет в судебном разбирательстве обвинительную функцию (потому, что он убежден в виновности подсудимого); б) что охватывает обвинительная функция прокурора в судебном разбирательстве (лишь то обвинение, по которому обвиняемый предан суду и в доказанности которого прокурор убежден); в) на каком этапе процесса, когда именно возникает предпосылка осуществления обвинительной функции (лишь после того, как собраны доказательства, которые, с точки зрения прокурора, "подтверждают наличие преступления и виновности обвиняемого").

Согласно ст. 246 УПК РФ, участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве по всем делам публичного и частно-публичного обвинения - обязательно.

Отказ прокурора от обвинения не опровергает, а, наоборот, подтверждает, что он в данном процессе участвует в качестве носителя функции обвинения. Ибо "отказаться от обвинения может только тот, кто осуществляет функцию обвинения, а не тот, кто осуществляет функцию защиты или решения дела". Изменение норм УПК РСФСР в части, что в случае отказа прокурора от обвинения суд обязан прекратить разбирательство, продиктовано Постановлением Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 года № 7-П "По делу о проверке конституционности положений п. п. 1 и 3 ч. 1 ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР в связи с запросом Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда г. Нижний Новгород", в котором ч. 4 ст. 248 УПК РСФСР ("Отказ прокурора от обвинения не освобождает суд от обязанности продолжать разбирательство дела и разрешать на общих основаниях вопрос о виновности или невиновности подсудимого") признана противоречащей Конституции РФ, как "допускавшая при отказе прокурора от обвинения осуществление судом несвойственной ему обязанности по обоснованию предъявленного органами расследования обвинения".

По делам публичного обвинения УПК РФ на потерпевшего, а также его законного представителя и представителя распространил полномочия по поддержанию обвинения (ч. 3 ст. 45; п. 16 ч. 2 ст. 42 УПК РФ). Однако данная норма в ходе судебного разбирательства не может быть реализована в полном объеме, так как не требуется согласие названных участников при отказе прокурора от обвинения либо при изменении объема обвинения (несмотря на то, что данная тема неоднократно обсуждалась на страницах юридической литературы, и предлагались изменения существующего положения названного участника).[44]

Уголовное преследование заканчивается вынесением судом приговора, либо прекращением уголовного дела, в связи с этим, участие прокурора в стадиях кассационного производства и пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда, обосновывается выполнением им не функции уголовного преследования, а функции надзора. Это объясняет необходимость внести изменения в соответствующие статьи УПК РФ путем замены слов "государственный обвинитель" словом "прокурор". [45]

Отнесение потерпевшего к стороне обвинения законодателем продиктовано тем, что в случае установления и изобличения лица, совершившего преступление, ему будет вменен причиненный его действиями вред, исходя из определения ущерба потерпевшим. В связи с этим, также справедливо отнесение к стороне обвинения законного представителя и представителя потерпевшего, гражданского истца и его представителя. Однако данные участники не всегда осуществляют уголовного преследования, ибо они не компетентны в том, являются ли их показания и представленные доказательства изобличающими конкретное лицо в совершении преступления, они лишь являются источником доказывания факта совершения преступления (это положение не относится к частному обвинителю).

Следующим субъектом, осуществляющим уголовное преследование, законом отнесен следователь и дознаватель. Но надо отметить, что они осуществляют названную деятельность лишь в силу полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела. При этом законодатель не оговаривает ни в одном из следственных действий в качестве условия - получение информации, изобличающей подозреваемого или обвиняемого, а предусматривает возможность их проведения, если в результате будут получены сведения, предметы или документы, имеющие значение для уголовного дела. Право же следователя обжаловать указания прокурора, свидетельствует не о том, что он выполняет функцию уголовного преследования, а о том, что он процессуально самостоятельное лицо и оценивает полученные доказательства на основе внутреннего убеждения.

Таким образом, содержание уголовного преследования, осуществляемого следователем, включает: а) возбуждение уголовного дела (как в отношении конкретного лица, так и по факту совершения общественно опасного деяния); б) производство следственных действий, направленных на установление события преступления, а также выявление, установление и изобличение лица, его совершившего. При этом, основываясь на содержании законодательства (ч. 2 ст. 17 УПК РФ), отнести то или иное доказательство к указанной категории возможно лишь условно, исходя из внутреннего убеждения следователя и только после его проведения; в) проведение иных процессуальных действий, допускаемых в уголовном процессе без регламентации их производства уголовно-процессуальным законом (истребование документов, получение объяснений, производство ревизий, инвентаризаций и иные), осуществляемых в целях установления обстоятельств совершения общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом, и лица, его совершившего; г) реализация формы уголовного преследования подозреваемого, обвиняемого предопределяется достижением определенного этапа в познании истины по уголовному делу и поэтому имеет под собой материальную основу в виде такой совокупности доказательств, которая позволяет предопределить виновность конкретного человека в совершении преступления; д) формулирование и предъявление обвинения в совершении общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом; е) проведение следственных и иных процессуальных действий, направленных на установление оснований применения принудительных мер медицинского характера либо принудительных мер воспитательного воздействия; ж) принятие следователем окончательного решения по делу (составление обвинительного заключения; прекращение уголовного преследования (как по нереабилитирующему, так и по реабилитирующему основанию); прекращение уголовного дела с прекращением уголовного преследования; прекращение уголовного преследования и направления уголовного дела в суд для применения принудительной меры воспитательного воздействия; направление уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера).[46]

Среди участников, осуществляющих уголовное преследование, называть начальника следственного отдела, осуществляющего лишь ведомственный контроль, на мой взгляд, следует с оговоркой о том, что он осуществляет уголовное преследование при личном расследовании уголовного дела. Хотя в ст. 39 УПК РФ, регламентирующей правовое положение начальника следственного отдела, термин "контроль" не употребляется, но содержание статьи (право на проверку материалов уголовного дела, дачу следователю указаний о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и объеме обвинения, отмена необоснованного постановления следователя о приостановлении предварительного следствия, внесение прокурору ходатайства об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя и др.) свидетельствует о том, что он выполняет контрольную функцию в пределах полномочий, предусмотренных законом.

В силу ст. 40 УПК РФ на орган дознания кроме производства дознания возлагается возбуждение уголовного дела в порядке, установленном ст. 146 УПК РФ, и проведение неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно (п. 2 ч. 2); производство отдельных следственных и иных процессуальных действий, а также содействие следователю при наличии соответствующего письменного поручения последнего (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ). [47] Поэтому среди субъектов, осуществляющих уголовное преследование, нужно назвать и орган дознания (что согласуется и с положениями ч. 2 ст. 21 УПК РФ), внеся изменения в п. 55 ст.5 УПК РФ следующего содержания: "орган уголовного преследования - прокурор; следователь; начальник следственного отдела, принявший уголовное дело к своему производству; дознаватель; орган дознания в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом". [48]

Из всего сказанного, процессуальными актами, означающими окончание уголовного преследования, в стадии судебного разбирательства будут являться: определение суда (постановление судьи) о прекращении уголовного дела; определение суда об освобождении лица от уголовной ответственности с применением принудительных мер медицинского характера; оправдательный приговор или обвинительный приговор. Таким образом, уголовное преследование заканчивается в результате разрешения дела по существу. Именно суд, оценив в состязательном процессе доказательства, представленные органами уголовного преследования, определяет, насколько уголовное преследование обоснованно и может ли оно служить предпосылкой для наступления уголовной ответственности.

В связи с этим можно согласиться с авторами, полагающими, что уголовное преследование реализуется: в стадии возбуждения уголовного дела; в стадии предварительного расследования; в стадии предварительного слушания; в стадии судебного разбирательства.

Что касается судебного контроля в плоскости отношений уголовного преследования, контроль суда действует как в досудебных, так и в судебных стадиях уголовного судопроизводства. При этом "суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав" (ч. 3 ст. 15 УПК РФ). По новому УПК РФ (ст. 29) судебный контроль охватывает многие вопросы, которые по УПК РСФСР решал прокурор. В частности, только суд, в том числе в ходе досудебного производства правомочен принимать решения: 1) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста; 2) о продлении срока содержания под стражей; 3) о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для проведения соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; 4) о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц; 5) о производстве обыска и (или) выемки в жилище; 6) о производстве личного обыска; 7) о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных учреждениях; 8) о наложении ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи; 9) о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях; 10) о временном отстранении обвиняемого от деятельности; 11) о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Суд правомочен в ходе досудебного производства рассматривать жалобы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя. [49]

Из перечисленных правовых положений нетрудно заметить, что и судебный контроль участвует в уголовном преследовании (суд, втягиваясь в обсуждение и решение вышеупомянутых вопросов, оказывается причастным к решению проблем уголовного преследования), но в роли гаранта обеспечения законности его осуществления. Проводимая в стране судебная реформа пока не дала зримых результатов. Поэтому у Президента РФ В.В. Путина были основания для заявления в его Послании 2001 года Федеральному Собранию РФ: "Отечественная судебная система отстает от жизни… для многих людей, пытающихся законно восстановить свои права, суд так и не стал "ни скорым, ни правым, ни справедливым. Не говорю "всегда", но во многих случаях, к сожалению, это так".[50]

Вместе с тем я убежден, что судебный контроль за законностью и обоснованностью решений и действий органов уголовного преследования необходим. Он нужен для умножения гарантий от возможных фактов беззакония и произвола в практике уголовного преследования.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.