Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Мотивационное и волевое состояния сознания





Начальное звено в цепи мотивационных процессов образуют желания и опасения. Желание или опасение побуждает субъекта к тому, чтобы проверить, достижим ли объект желаний или устраним ли объект опасений и (в случае положительного ответа) стоит ли вообще прилагать такие усилия (какая от этого будет выгода). Речь идет о желательности и реализуемости возможных целей деятельности. Пред­ставленные в предыдущей главе модели «ожидаемой ценности» позволяют доста­точно точно описать эти процессы, что дает возможность предсказывать, какое дей­ствие может быть выбрано субъектом.

Если искать функциональную характеристику, отвечающую мотивационному процессу, то это должна быть ориентация на реальность. Поскольку возможности для действий субъекта ограничены по времени и ресурсам, следует как можно бо­лее реалистично оценивать эти действия с точки зрения их желательности и осу­ществимости. Прежде всего следует оценить последствия, которые могут насту­пить в случае принятия желаемой цели и ее достижения. Таким образом, субъект должен максимально точно спрогнозировать возможные события, которые будут обусловлены его поведением.

Мысли, связанные с мотивационными и волевыми процессами, обладают особым модусом и характеризуются, во-первых, содержанием, во-вторых, селективностью и, в-третьих, способом переработки (Gollwitzer, 1988). Содержание мыслей мотиваци­онного характера возникает, во-первых, из положительно окрашенных представле­ний о последствиях собственных действий, во-вторых, из оценки вероятности на­ступления различных событий. Различается несколько типов ожидания: ожидание результатов развития ситуации (т. е. что может произойти с самой ситуацией, без участия действующего субъекта), ожидание результатов от действия (как можно было бы повлиять на ход событий) и, наконец, возможность использования достиг­нутых результатов для последующих действий (см. «расширенная модель мотива­ции», главу 15). Особый вид содержаний представляют так называемые мегамоти-вационные стратегии. К метамотивации относятся размышления, позволяющие сде­лать процесс взвешивания и выбора между различными стимулами и побуждениями более определенным и надежным (см. далее также «итоговая тенденция»).



Что касается выборамыслей и селективного восприятияинформации, связан­ной с мотивацией, то этот процесс видится как очень широкий, поскольку здесь важно обдумать все возможные варианты. Даже та информация, которая первона­чально казалась релевантной, в случае общей неопределенности должна быть под­вергнута дополнительному анализу. Таким образом, переработкаинформации, связанной со стимулами и ожиданиями, должна быть максимально ориентирован­ной на реальность, т. е. должна быть свободной от пристрастности, порождаемой желаниями субъекта.

Этот модус, охватывающий содержание, выбор и переработку информации, соответствует задачам мотивационной фазы деятельности. Пользуясь терминоло-

гией Вюрцбургской школы, данный модус может быть охарактеризован как «со­стояние сознания». Марбе (Marbe, 1915) говорил о комплексных состояниях со­знания, которые нельзя свести только к чувственным ощущениям и которые воз­никают при принятии и выполнении задачи, как, например, состояние сомнения. Мы говорим о мотивационном состоянии сознаниядля того, чтобы подчеркнуть, что восприятие и переработка информации соответствуют специфике задач имен­но мотивационной фазы. Мотивационное состояние сознания тем более выраже­но, чем более неопределенными и значимыми кажутся результаты действий.

Если мотивационное состояние сознания ориентировано на реальность,то во­левое состояние сознания ориентировано на реализацию.Как только формирует­ся интенция на достижение определенной цели, т. е. образуется так называемая целевая интенция, содержание мыслейнаправляется на ее реализацию. Как пра­вило, субъект не может сразу же приступить к реализации интенции, ему необхо­димо сначала выработать определенный план действий. Чаще всего планирование касается двух аспектов. Прежде всего это определение условий, которые нужно создать или устранить для того, чтобы.в нужный момент действие могло быть ини­циировано. Далее речь идет об особых способах выполнения действия, прежде все­го перед лицом возможных препятствий. И наконец, по возможности должен быть определен предмет планирования: когда и при каких условиях действие приведет к осуществлению имеющейся интенции. Такое предварительное планирование, касающееся инициирования, реализации и прекращения активности (дезактива­ции), тем скорее приобретает характер намерения, чем более проблематичной по­началу кажется субъекту возможность — при имеющихся временных иситуатив­ных обстоятельствах — действовать соответствующим образом.

Планирование действий и формирование намерения, обеспечивающие сфоку­сированное внимание и селективное восприятие информации, характерны для волевого состояния сознания. Восприятиеинформации селективно, поскольку мысли могут стать помехой для деятельности, если они будут постоянно возвра­щаться к уже пройденному этапу (к аспектам оценки и ожиданий), и особенно если они будут ставить под сомнение уже принятое решение. В таком случае возникнет необходимость в метаволевых процессах, которые контролируют течение волевых процессов, отвечающих за выполнение действия. Метаволевые процессы способ­ны подавлять или устранять мысли, мешающие реализации действия, или повы­шать ценность причин для действий, принятых к выполнению (как это было показа­но, например, в исследованиях по когнитивному диссонансу — см. главу 4). Помехи для осуществления деятельности могут возникнуть и в том случае, когда некото­рая конкурирующая интенция начинает претендовать на главенствующую роль и пытается тем самым вытеснить первоначальную интенцию. В этом случае метаво­левые процессы также направляют переработку информации таким образом, что­бы сохранить приоритет первоначальной интенции. Метаволевые процессы дела­ют переработкуинформации пристрастной, обеспечивая реализацию уже сформи­ровавшейся целевой интенции.

Чем сильнее готовая к реализации целевая интенция нуждается в предваритель­ном планировании и формировании намерения, тем более выраженным становит­ся волевое состояние сознания. Выраженность волевого состояния сознания опре­деляется также силой целевой интенции.

Эмпирические данные

В этом разделе главе будут представлены эмпирические данные, касающиеся различия между мотивационным и волевым состояниями сознания. Это разли­чие будет рассматриваться в трех аспектах: содержание мыслей; запоминание и вос­произведение информации; способы переработки информации (Gollwitzer, 1988).

Содержание мыслей.Для изучения различий между мотивационным и воле­вым состояниями сознания в экспериментальных условиях делались попытки ин­дуцировать у испытуемых то и другое состояние. Для этого испытуемых необхо­димо было поставить в ситуацию принятия решения и исследовать их состояние до и после принятия решения. Для того чтобы достичь указанных целей, в экспе­рименте применялся тест на «творческое мышление», где от испытуемых требова­лось сочинить небольшие рассказы по черно-белым или по цветным картинкам. Испытуемым говорили, что творческий потенциал каждого человека наилучшим образом раскрывается только на одном из видов стимульного материала: либо на цветном, либо на черно-белом. Для того чтобы испытуемый мог решить, какой из видов стимульного материала больше подходит ему для выполнения задачи экс­перимента, он должен был сделать несколько пробных попыток. Поэтому сначала испытуемые получали картинки обоих видов, чтобы затем выбрать один из них. В условиях «до решения» для создания мотивационного состояния сознания ис­пытуемых просили на какой-то период повременить с принятием решения. В усло­виях «после решения» для создания волевого состояния сознания им предлагалось принять решение немедленно.

С помощью такой инструкции Хекхаузену и Голвитцеру (Heckhausen, Gollwit­zer, 1987, эксперимент 1) удалось выявить спонтанные мысли, которые появлялись у испытуемых во время 90-секундной паузы. В условии «до решения» эту паузу вводили сразу же после предъявления последней картинки, в условии «после ре­шения» — сразу же после принятия решения. В обоих случаях испытуемые давали ретроспективный отчет о тех мыслях, которые возникали у них во время паузы. Для этого испытуемым был предложен опросник, где они должны были отразить все мысли, которые приходили им в голову во время паузы. Сначала требовалось вспомнить и записать те мысли, которые пришли в самый последний момент, за­тем те, которые были прямо перед этим, затем те, которые появились в самом нача­ле, и, наконец, те, которые появлялись параллельно со всеми прочими.

Наряду с двумя вышеназванными условиями (до и после принятия решения) вводилось также дополнительное условие: испытуемым не давали возможности выбора, а просто предписывали работать с черно-белым или цветным стимульным материалом (в этом условии черно-белые или цветные картинки предъявляли в тех же пропорциях, что и при условии свободного выбора).

Мысли испытуемых классифицировались по содержанию на мотивационные, волевые или иррелевантные задаче. Мотивационные содержанияотносятся к сти-МУЛУ («цветные картинки мне больше нравятся»), к ожиданиям, связанным с ре­зультатами действия («черно-белые картинки лучше стимулируют мою фанта­зию»), и к метамотивации (самоинструкции типа: «сейчас я еще раз посмотрю все картинки»). Волевые содержанияотносятся к способам выполнения задания

(«я попытаюсь написать юмористический рассказ*). К иррелевантным содержани­ям были отнесены мысли, касавшиеся целей эксперимента (мысли об эксперимен­таторах, оплате и др.), предметов, привлекающих внимание (например, мысли о специальной камере, где проходили исследования, о невыполненных намерениях, о настроении и т. д.). Каждая из названных категорий в отчете одного испытуемо­го встречалась до четырех раз.

В табл. 6.2 представлены результаты по средней частоте встречаемости каждой из трех категорий в различных экспериментальных условиях.

Таблица 6.2

Таблица частоты встречаемости мотивационных,

волевых и иррелевантных мыслей в условиях «свободного выбора»

и «предписания» (Heckhausen, Gollwitzer, 1987, S.109)

Содержание мыслей Свободный выбор   Предписание  
  до решения после решения до решения после решения
Мотивациошюе 3,34 0,79 1,11 0,84
Волевое 0,05 0,30 0,18 0,37
Иррелевантное 1,30 2,57 3,21 3,60

Как и ожидалось, в условиях «свободного выбора, до решения» у испытуемых преобладали мысли мотивационного содержания, относящиеся к стимульному материалу, результатам действия, метамотивации. При этом волевые содержания практически не встречались. В условиях «предписания, до решения», когда в мыс­лях мотивационного характера не было необходимости, место этих мыслей заняли иррелевантные содержания. В условиях «свободного выбора, после решения» мысли мотивационного характера встречались у испытуемых гораздо реже, чем в условиях «свободного выбора, до решения», и, наоборот, мысли волевого характе­ра встречались гораздо чаще. В условиях предписания мысли волевого характера, касающиеся намерения или его реализации, встречались редко независимо от фазы (до или после решения).

Следует отметить, что сочинение истории не требует значительных подготови­тельных усилий для осуществления действия, поэтому и не вызывает выраженного волевого состояния. Так, например, у испытуемого не было проблемы выбора момен­та для начала действия, так как время было заранее определено. Тем не менее резуль­таты данного эксперимента дали первое подтверждение нашего предположения о том, что мотивационное и волевое состояния сознания характеризуются различны­ми ментальными содержаниями. Если же решение задачи не предполагает выбора, а выполняется по предписанию, то субъект в мыслях отвлекается от задачи, содер­жание мыслительной деятельности становится иррелевантным заданию.

В предыдущем эксперименте исследователи пытались показать, что в мотива-ционной и волевой фазах преобладают мысли разного содержания. В другом ис­следовании (Gollwitzer, Heckhausen, Steller, 1987, эксперимент 1) проверялось, влияет ли тип состояния сознания на продуцирование свободных ассоциаций.

В мотивационном состоянии сознания преимущественно возникают мысли, свя­занные со стимулом и ожиданиями, в волевом состоянии сознания — мысли, свя­занные с реализацией действия. В эксперименте вместо классического теста сло­весных ассоциаций использовался тест на завершение незаконченных историй. Ис­пытуемым предлагали начало истории, которую они должны были закончить тремя предложениями. Например, предлагалась такая сказка;

«Жил-был король. Его замок окружал дремучий лес, в котором водилось много дичи. Однажды он вызвал к себе охотника и послал его за дичью. Охотник отпра­вился на охоту, но не вернулся. "Уж не случилось ли с ним какого-нибудь несча­стья?" — подумал король, вызвал к себе еще двух охотников и послал их на поиски пропавшего. Но и эти охотники не вернулись. Тогда король...»

Перед составлением рассказа у испытуемых индуцировалось мотивационное или волевое состояние сознания. Испытуемым говорили, что сейчас проводится отдельный эксперимент по формированию специальных умственных умений, по­зволяющих повысить эффективность действий в повседневных условиях. В экс­периментальном условии по созданию мотивационного состояния сознания испы­туемому предлагалось рассмотреть одну из его личных, пока не решенных проблем; при этом он должен был записывать все предполагаемые позитивные и негатив­ные последствия, оценивать вероятность их наступления, а также возможные пре­пятствия на пути решения данной проблемы. То же самое нужно было проделать применительно к ситуации, в которой не требовалось принимать решение. В экс­периментальном условии по созданию волевого состояния сознания испытуемый рассматривал одну из уже сформировавшихся личных целевых интенций, которую он предполагал реализовать в ближайшем будущем. Испытуемый должен был опи­сать пять шагов по реализации интенции, для каждого отдельного шага требова­лось определить, где, когда и каким способом он собирается его осуществить.

Для анализа высказываний испытуемого, продолжавших сказку, использовал­ся простой способ. Все глаголы, относящиеся .к главному герою сказки, классифи­цировались как ориентированные либо на разработку ситуации, ее обдумывание, либо на реализацию действий. Глаголы первого типа, соответствующие мотиваци-онному состоянию сознания, были связаны с размышлениями о целях деятельно­сти или о возможностях получения совета по разрешению ситуации. Глаголы второго типа, соответствовавшие волевым содержаниям сознания, говорили о том, когда будут выполнены действия по реализации или когда будет принят план действий.

Таблица 6.3

Частота высказываний, ориентированных на целевую разработку ситуации и на реализацию в задании по завершению истории (Heckhausen, Gollwitzer, Steller, 1987)

Тип высказываний Состояние сознания Контрольное условие
  мотивационное волевое  
Ориентированные па обдумывание 1,00 0,38 0,71
Ориентированные на реализацию 5,54 7,58 6,94

Результаты эксперимента представлены в табл. 6.3. Как и ожидалось, состояние сознания оказывает влияние на направление мысленных ассоциаций, В контрольном условии в рассказах испытуемых преобладали высказывания, ориентированные на реализацию. Этот эффект был еще более ярко выражен при индуцировании волево­го состояния сознания. При индуцировании мотивационного состоянии сознания увеличивалось число слов, связанных с обдумыванием ситуации, и соответственно снижалось число слов, ориентированных на реализацию.

Запоминание и воспроизведение информации. Вуже упоминавшемся нами эксперименте (Heckhausen, Gollwitzer, Steller, 1987, эксперимент 2) проверялось положение о том, что при мотивациотюм состоянии сознания информация, свя­занная с мотивацией (стимул, побуждение, ожидание), запоминается лучше, чем информация, связанная с волей (инициирование и осуществление действий по реализации интенции), и что при мотивационном состоянии сознания наблюдает­ся обратная картина. Для того чтобы создать у испытуемых мотивационное или волевое состояние сознания, использовался «тест на креативность».

Испытуемым предлагалось сделать черно-белый или цветной коллаж. Под предлогом того, чтобы им было легче.решить, какой из материалов имеет больше возможностей для творчества, испытуемым предлагали «пробную» серию, где им демонстрировали черно-белые или цветные слайды с изображением лиц, занятых процессом принятия важного решения. Каждая проблемная ситуация сопровож­далась текстом, который предъявлялся при показе следующего слайда. В каждом тексте содержались утверждения, представленные в форме мыслей персонажа. Первые два утверждения были связаны с побуждениями, стимулами, следующие два — с ожиданиями результата действия (таким образом, четыре первых утверж­дения носили мотивациониый характер), последние два относились ко времени начала действия и к последовательности шагов по его реализации (волевые содер­жания). После предъявления слайдов следовало пятиминутное отвлекающее зада­ние, затем снова показывались те же слайды. После каждой из демонстраций ис­пытуемые должны были вспомнить мысли персонажей, изображенных на слайдах. Этот тест на запоминание позволил получить ценные результаты для ответа на вопрос о том, какие содержания перерабатываются лучше — мотивационного или волевого характера.

Информация для восприятия (слайды и тексты) итест на запоминание давались или до, или после принятия испытуемым решения о типе материала, с которым он собирался работать при составлении коллажа. Таким образом, имели место 4 экспе­риментальных условия: условие «до-до», когда предъявление информации (показ слайдов) и тестирование памяти предлагались до принятия решения; условие «пос­ле-после», когда и то и другое предлагалось после принятия решения; условие «до-после», когда показ слайдов происходил до, а тест памяти — после принятия реше­ния; и наконец, контрольное условие, когда тест на креативность не давался и, сле­довательно, не было необходимости в принятии решения. Условие «до-после» было введено для того, чтобы выяснить, связаны ли характеристики памяти с процессами запечатления или извлечения из памяти. В первом случае данные, полученные в условии «до-после», должны быть близки к данным, полученным в условии «до-до», во втором случае к данным, полученным в условии «после-после».

Таблица 6.4

Успешность воспроизведения мотивационных или волевых содержаний в фазах до и после принятия решения (Heckhausen, Gollwitzer, Steller, 1987, эксперимент 2)

Вид информации Экспериментальные условия Контрольное условт
  «до-до* ■«до-после* «после-после»  
Мотивационный        
Стимулы 7,29 6,78 6,11 6,87
Ожидания результата        
действия 6,89 7,00 6,73 5,44
Волевой        
Инициирование        
и протекание действия 4,88 7,45 8,17 6,63

В табл. 6.4 представлены результаты этого эксперимента. Как показывают дан­ные, испытуемые с мотивациоиным состоянием сознания (условие «до-до») вспо­минают больше информации, относящейся к побуждениям (т. е. содержаний мо-тивационного характера), чем информации, связанной с инициированием действия и его последствиями (т. е. содержаний волевого характера). У испытуемых с воле­вым состоянием сознания (условие «после-после»), как и ожидалось, имеет место обратная ситуация. Если информация предъявлялась до принятия решения, а тест на память — после принятия решения (условие «до-после»), то получались дан­ные, более близкие к результатам, полученным при условии «после-после», чем при условии «до-до». Отсюда можно сделать вывод, что различия связаны преж­де всего с процессами воспроизведения запомненной информации, а не с процес­сами запечатления. (Во всяком случае, у испытуемых было достаточно времени, чтобы ознакомиться с предъявляемой информацией, поэтому различия в запечат-лении маловероятны). Неожиданным оказалось то, что содержания, связанные с ожиданием результатов деятельности, в волевом состоянии воспроизводились не менее успешно, чем в мотивационном. Подробный анализ материалов воспроиз­ведения позволил дать этому факту следующее объяснение: связанный с ожида­ниями текстовый материал не содержит вероятностных предположений, он толь­ко уточняет возможные способы реализации.

Если не считать этого вида информации (связанной с ожиданиями), то полу­ченные результаты подтвердили предположение о том, что в каждом из состояний сознания обрабатывается (по крайней мере, извлекается из памяти) преимуще­ственно та информация, которая конгруэнтна этому состоянию. Следует отметить, что это происходит даже тогда, когда поступающая информация не имеет отноше­ния к тем решениям, которые принимает и реализует субъект.

Наглядный пример селективной переработки информации в духе эффекта де­кодирования описывает Шмальт (Schmalt, 1988). Перед тем как у испытуемых индуцировалось мотивационное или волевое состояние сознания, им предлагался список из тридцати слов. При этом испытуемым поясняли, что данные слова имеют

отношение к выполнению последующих заданий. Каждое слово предъявлялось в течение 4 с. Слова в списке относились к 4 разным категориям: нейтральные сло­ва; слова, связанные с выбором задачи (стимул и ожидания); слова, связанные с выполнением задачи; а также слова, связанные с характером задачи, которая дава­лась позже. Задание предъявлялось в виде теста «число-символ». В «мотивацион-ном» условии испытуемые должны были сделать выбор одного из вариантов теста с различной степенью труднрсти. Перед принятием решения им давалась инст­рукция вспомнить предъявленные слова. В «волевом» условии испытуемые дол­жны были воспроизвести слова сразу после принятия решения.

Результаты показывают селективность процессов извлечения информации из памяти и соответствие этих процессов определенному состоянию сознания (Bower, 1981). Испытуемые в мотивационном состоянии успешнее вспоминали слова, свя­занные с выбором задания, в то время как в волевом состоянии — слова, связанные с выполнением задачи. При этом обе группы н*е отличались по результатам воспро­изведения слов, касающихся характера задачи. Этого следовало ожидать, так как характер задачи является значимым источником информации для обоих состоя­ний. При более тщательном анализе данных выяснилось, что избирательность из­влечения информации в соответствии с состоянием сознания основывается преж­де всего на том, что в волевом состоянии сознания происходит снижение уровня воспроизведения слов, связанных с выбором задачи (побуждение, ожидание). Дей­ствительно, дополнительный анализ такого рода информации в волевой фазе мог бы снизить эффективность регуляции действия.

Можно предположить, что мотивационное состояние сознания характеризует­ся более высокой готовностью к восприятию новой информации и снижением из­бирательности. Эта гипотеза проверялась в эксперименте Хекхаузена и Голвитце-ра (Heckhausen, Gollwitzer, 1987, эксперимент 2) с помощью измерения объема памяти. Предполагалось, что в мотивационном состоянии испытуемые должны были иметь больший объем памяти для запоминания не связанных друг с другом слов. Испытуемым предъявлялась последовательность из 5-7 односложных слов, две трети из которых были конкретными, а одна треть — абстрактными. В данном эксперименте вновь применялась парадигма «теста на креативность». В условии «мотивационное состояние сознания» тест на проверку памяти предъявлялся ис­пытуемым до момента принятия решения, в условии «волевое состояние созна­ния» — после принятия решения. Наряду с контрольным условием выводилось еще одно условие с волевым состоянием сознания. Здесь испытуемым давалось дополнительное задание: выполнять тест на запоминание до тех пор, пока они не почувствуют оптимального уровня усилий, необходимого для выполнения теста на креативность (что позволит добиться в нем лучших результатов), после чего следовало прекратить выполнение теста памяти. Такое волевое условие с активи­рованным намерением было введено для проверки предположения о том, что до­полнительное задание требует больших ресурсов памяти и поэтому может приводить к уменьшению ее объема. В каждом экспериментальном условии перед основным гестом по определению объема памяти проводилось предварительное измерение объема памяти. Результаты данного эксперимента представлены на рис. 6.2.

Результаты подтвердили предположение о том, что только в мотивационном состоянии происходит значительное увеличение объема памяти в ходе основного теста по сравнению с предварительным. Мотивационное состояние характеризу­ется более высокой восприимчивостью к новой информации, чем волевое или нейтральное состояние. В любом случае в волевом состоянии сознания не происхо­дит снижения объема памяти. Это явление становится понятным при обращении к дополнительному условию «волевое состояние сознания» с активированным намерением. Современный уровень знаний~допускает лишь спекулятивные рас­суждения о том, как происходит расширение объема памяти. Предполагается, на­пример, что в мотивационном состоянии процесс запоминания ускоряется за счет более эффективной идентификации слов (Dempster, 1981). В заключение следует отметить, что мотивационное состояние не прекращается с принятием решения, но продолжает оказывать влияние на объем памяти в ходе последующего теста.

В мотивационном состоянии субъекту необходимо воспринимать не только больше информации, он должен быть более открытым по отношению к различным информационным источникам, даже если они кажутся нерелевантными. В воле­вом состоянии, напротив, такое расширенное внимание оказывается неуместным, так как внимание должно быть направлено лишь на определенную информацию, релевантную инициированию и выполнению запланированного действия. Чтобы непосредственно проверить данное предположение, Хекхаузен и Голвитцер (Неск-hausen, Gollwitzer, 1987, эксперимент 1) провели следующий эксперимент. Испы­туемым было предложено задание на запоминание информации, которая делилась на «центральную» и «периферическую*- (central-incidental learning task). В первом случае это была содержащая большое количество фактов история, которая предъяв-

лялась испытуемому в виде следующих друг за другом предложений. От него тре­бовалось запомнить историю для последующего воспроизведения. «Перифериче­ская» информация состояла из отдельных двухсложных существительных, кото­рые располагались над и под словами в начале и конце предложений. После того как испытуемые воспроизводили «центральную» информацию, им неожиданно предлагали вспомнить также и «периферическую».

Для создания мотивационного или волевого состояния, параллельно с задани­ем на запоминание, испытуемые принимали участие в так называемом «другом» эксперименте с другим экспериментатором. Здесь каждый испытуемый участво­вал в ролевой игре, где в качестве директора по персоналу он должен был произво­дить отбор менеджеров по продажам. «Директор» должен был выбрать одного из двух претендентов, для чего ему предоставлялся некоторый информационный материал. При «мотивационном» условии испытуемому давалась инструкция не принимать решение, а продолжать обдумывать и взвешивать варианты. При «во­левом» условии испытуемый должен был принимать решение сразу же после встречи с кандидатами. Тест на проверку памяти в первом случае предъявлялся до принятия решения, а во втором случае — после принятия решения.

Полученные результаты подтвердили исходные предположения. В мотиваци-онном состоянии испытуемые воспроизводили больше «периферической» ин­формации, чем в волевом состоянии. Среднее по результатам положение занимала контрольная группа. Очевидно, что в мотивационном состоянии субъект более вос­приимчив к информации, которая поначалу кажется незначимой, второстепенной. Однако и основную информацию лучше воспроизводили испытуемые, находивши­еся в мотивационном состоянии, а не в волевом. Эти результаты согласуются с полученными в предыдущем исследовании данными и подтверждают предположе­ние о том, что в мотивационном состоянии по сравнению с волевым информация, на которую направлено внимание субъекта, запоминается лучше.

Способы переработки информации.Информация, связанная с интенцией, долж­на быть не только найдена или извлечена из памяти. В мотивационной фазе она должна подвергнуться переработке с точки зрения ожиданий и ценностей субъек­та. Ориентируясь на реальные обстоятельства, субъекту необходимо взвесить все «за» и «против», если он хочет принять такое решение, от которого ему не придет­ся в дальнейшем отказываться из-за его необоснованности или нереализуемости. Если же информация, связанная с ценностями и ожиданиями, снова «всплывает» в волевой фазе, — вследствие того, что по тем или иным причинам ставится под сомнение уже принятое решение, — то рассмотрение возникшего сомнения стано­вится, абсолютно предвзятым, зависимым от первоначально принятого решения. Доказательства того, что в волевой фазе информация перерабатывается пристра­стно, дают многочисленные исследования в рамках теории когнитивного диссонан­са. Так, было показано, что после принятия решения субъект переоценивает вы­бранную альтернативу, и недооценивает ту альтернативу, которую он отклонил (см.: Wicklung, Brehm, 1976, главу 4). Если предоставляется возможность получить Дополнительную информацию, то субъект предпочитает ту информацию, которая поддерживает выбранную альтернативу, и избегает той, которая может поставить под вопрос принятое решение (Frey, 1981). В основе такого поведения лежит не

только потребность в поддержании когнитивной однородности, хакажлраилим сл> жит интересам сохранения однажды выбранного поведенческого курса (Beckmann, Irle, 1985). Джонс и Джерард в этой связи говорят о «недвусмысленной поведенче­ской ориентации» {unequivocal behavioral orientation) (Jones, Gerard, 1967).

С целью более детального изучения того, каким образом в мотивационной фазе происходит рассмотрение и «взвешивание» информации, связанной с ожидания­ми и ценностями субъекта, было предпринято следующее исследование. Для уча­стия в эксперименте была приглашена группа студенток и группа курсантов воен­ного училища. Каждому испытуемому было предложено выбрать и назвать одну из своих личных пока еще нерешенных проблем (Gollwitzer, Heckhausen, 1987, экс­перименты 2 и 3). Эту проблему (например, вопрос о том, следует ли уйти из роди­тельского дома и обзавестись собственным жильем или нет) испытуемый должен был обдумывать, пытаясь определить, можно ее решить или нет. В тот момент, ко­гда у испытуемого появлялось ощущение, что он не может достичь большей ясно­сти в разрешении проблемы, процесс обдумывания завершался, и испытуемому предлагалось заполнить ретроспективный опросник. Сначала необходимо было вспомнить те мысли, которые пришли ему в голову в самый последний момент, затем — мысли, возникшие перед этим, затем те, которые были в самом начале, и, наконец, те, которые появлялись параллельно со всеми названными. Содержа­ние мыслей классифицировалось по следующим категориям: позитивные или не­гативные стимулы и ожидания, метамотивация (мысли о способах, стратегиях об­думывания, инструкции самому себе), мысли; связанные с принятием решения (принимать окончательное решение или нет).

Основное значение для решения поставленной в эксперименте проблемы име­ло выделение и противопоставление позитивных и негативных моментов (связан­ных с побуждениями, результатами действий ипоследствиями результатов дей­ствий), относящихся к той или иной рассматриваемой субъектом альтернативе (например, сохранять ли положение неизменным, оставаясь в родительском доме, или изменять его и искать собственное жилье). У студенток 28% мыслей класси­фицировались как позитивные побуждения, 27% — как негативные. Как эти мыс­ли распределялись во времени, показано на диаграмме (рис. 6.3). В начале процес­са обдумывания преобладали позитивные побуждения, которые к концу процесса убывали по принципу линейной зависимости. И наоборот, негативных мыслей становилось больше, и к концу размышлений их количество достигало максиму­ма. Аналогичные тенденции наблюдались и в группе курсантов.

Полученные данные позволяют охарактеризовать изучаемый процесс как весь­ма противоречивый. Сначала субъект рассматривает все то, что говорит в пользу принятия решения (например, в пользу решения изменить существующее положе­ние). Этот первый этап нужен для того, чтобы форсировать процесс принятия ре­шения. Но, с другой стороны, субъект не может позволить себе оказаться в плену у одних только позитивных представлений о результатах планируемых перемен; поэтому он начинает рассматривать также негативные последствия, которые пре­пятствуют принятию решения. Таким образом, принимающий решение субъект играет роль «адвоката дьявола», соблюдая при этом принцип ориентации на реаль­ность. Наблюдение за этими процессами оказалось весьма эвристичным с точки

зрения понимания сущности процесса принятия решения, характерного для моти­вационной фазы. Принимающий решение субъект не «распыляется по мелочам», занимаясь взвешиванием всех «за» и «против» для каждой отдельной детали; вме­сто этого весь процесс принятия решения разбивается на три этапа. На первом эта­пе рассматриваются все позитивные последствия принятия решения, на втором этапе — все негативные последствия. На последнем этапе субъект должен решить, готов ли он добиваться желаемых позитивных перемен, зная, какими могут быть негативные последствия.

До сих пор речь шла о переработке информации, связанной со стимулами, по­буждениями. Однако предполагается, что существенные различия между Мотива­ционным и волевым состояниями сознания должны существовать и в случае пере­работки информации, связанной с ожиданиями субъекта. Если в Мотивационной фазе происходит реалистичная оценка вероятности успеха, то в волевой фазе нуж­на некоторая оптимистическая переоценка ожиданий, так как это помогает субъек­ту преодолевать сомнения и трудности, сохраняя терпение в достижении намечен­ной цели. Поэтому в волевом состоянии сознания человек склонен к определен­ной переоценке собственных шансов на успех.

Для проверки этих предположений Голвитцер и Кинни (Gollwitzer, Kinney, 1989) использовали экспериментальную парадигму «вероятностного научения» (Alloy, Abramson, 1979, главу 15). Испытуемый должен был нажатием (или нена­жатием) кнопки как можно быстрее включать свет, после чего он должен был оце­нить, насколько ему удавалось держать под контролем процесс зажигания света. Речь шла, таким образом, об оценке ожиданий, связанных с результатом действий. В экспериментальных условиях вероятности вспышек могли варьироваться. Чем





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.