Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

ЦЕНТРАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ





Министерство внутренних дел. В годы революции и политической реакции Министерство внутренних дел сохраняло значение главно­го министерства России. Только за годы первой революции его бюд­жет возрос почти на 40%. С апреля по октябрь 1905 г. пост товари­ща министра внутренних дел, заведовавшего Департаментом поли­ции и Отдельным корпусом жандармов, занимал назначенный еще ранее (с января 1905 г.) петербургский генерал-губернатор Д. Ф. Трепов. Он входил в состав Совета Министров и фактически не подчи-

[281]

 

нялся министру внутренних дел А. Г. Булыгину. Характеризуя его роль, В. И. Ленин писал: «Царю одинаково нужны и Витте, и Трепов: Витте, чтобы подманивать одних; Трепов, чтобы удерживать других; Витте — для обещаний, Трепов для дела; Витте для буржуа­зии, Трепов для пролетариата»[215].

Особое внимание правительство уделяло Департаменту полиции, который представлял самостоятельное обширное ведомство.

В аппарате этого Департамента произошли некоторые изменения: восстановленное в 1907 г. четвертое делопроизводство стало осуще­ствлять надзор за массовым рабочим и крестьянским движением, а также за деятельностью легальных обществ, организаций, земских и городских органов «самоуправления». Руководство сыскными час­тями и отделениями (органами уголовного розыска) с 1908 г. осу­ществлялось восьмым делопроизводством.

Особое внимание Департамент полиции обратил на квалифика­цию и теоретическую подготовку чинов Департамента, охранок и жандармерии.

Специальные жандармы-историки составляли записки и даже це­лые исследования по истории революционного движения и отдель­ных политических партий России, читали лекции на специальных секретных курсах в Царском селе и при отдельных охранках для жандармских офицеров, подготавливаемых в начальники охранных отделений.

Правительство предпринимало и другие меры по «усовершенст­вованию» личного состава жандармерии и полиции. С 1906 по 1911 г. при Министерстве внутренних дел действовала постоянная комиссия по подготовке реформы полиции. Комиссия наметила ряд мер по улучшению состава, повышения жалования и образовательного ценза полиции, по подготовке слияния жандармерии и полиции. Еще в 1906 г. был сделан первый шаг в этом направлении: в составе Шта­ба корпуса жандармов было учреждено Управление полицейской стражи.



В годы революции и политической реакции Департамент полиции вдохновлял черносотенное и погромное движение.

Провокация стала основным методом деятельности Департамен­та. В 1907 г. начальникам охранных отделений Департамент разос­лал секретную инструкцию, предписывающую «приобретение и сбе­режение внутренней и секретной агентуры как единственного впол­не надежного средства, обеспечивавшего осведомленность»[216]. В 1914 г. Эта инструкция была переиздана.

Завербованные Департаментом и местными охранными отделе­ниями агенты-провокаторы принимали активное участие в деятель­ности политических партий, выдавали своих товарищей по органи­зации, нередко толкали их на такие действия, которые облегчали арест революционеров и расправу над ними.

[282]

 

Роль Департамента полиции в насаждении провокации в рево­люционных политических партиях вскрыло «дело Азефа». Еще в го­ды революции члена ЦК партии эсеров Е. Азефа, инициатора 28 террористических актов, стали подозревать в связях с Департамен­том полиции. Это подтвердил в 1907 г. в частной беседе и бывший директор Департамента полиции А. А. Лопухин. В связи с «делом Азефа» были разоблачены некоторые видные агенты Департамента полиции (З. Жученко-Гернгросс, А. Серебрякова и др.). Взбешенное Этими разоблачениями правительство предало Лопухина суду Осо­бого присутствия Сената в 1909 г. и осудило его по статье 102 Уголовного уложения («принадлежность к тайному сообществу») в ссылке в Сибирь.

Под давлением буржуазно-либеральной общественности России правительство вынуждено было отстранить вдохновителя «азефовщи­ны» директора Департамента полиции М. И. Трусевича (1906— 1909 гг.).

Одновременно Департамент принял меры к большей конспирации своих секретных агентов; для заведования ими в составе Особого (политического) отдела Департамента был создан сверхсекретный Агентурный отдел. Один из преемников Трусевича директор Депар­тамента С. П. Белецкий (1911—1914 гг.) вновь расширил сеть сек­ретных агентов.

Со времени революции надзор за личной безопасностью царя во дворце и во время поездок его по стране, охрану царской резиден­ции, кроме Департамента полиции, осуществляло также Управление Дворцового коменданта Министерства императорского двора. При управлении находились свой Особый отдел, дворцовая охрана, отряд «подвижной охраны», значительная агентура (250 агентов).

Между начальником дворцовой охраны (в 1906—1916 гг. им был жандарм-«историк» А. И. Спиридович) и Департаментом полиции существовала тесная связь и взаимный обмен агентурными сведе­ниями.

Департамент полиции и, прежде всего, его Особый отдел направ­ляли свою деятельность на борьбу с массовым движением рабочих и крестьян, революционными выступлениями в армии и во флоте, не­легальными партиями. Большое внимание Департамента вызывала деятельность РСДРП и особенно большевиков. В Особом отделе существовали персональные дела В. И. Ленина, Я. М. Свердлова, Ф. Э. Дзержинского и других руководителей большевистской партии. В аппарате Министерства внутренних дел в сентябре 1905 г. бы­ло создано особое делопроизводство по выборам в Государственную думу и Государственный совет. Формально это учреждение являлось малозаметной структурной частью вначале Главного управления по делам местного хозяйства, а затем департамента общих дел[217]. Фак­тически роль особого делопроизводства, особенно в период подготов.-

[283]

 

ки и проведения выборов в Государственную думу каждого созыва, была исключительно велика. Своими циркулярами и разъяснениями оно активизировало местную администрацию.

Тексты сенаторских разъяснений», отстранявшие неугодных пра­вительству избирателей, уполномоченных и выборщиков, подготав­ливались особым делопроизводством; Сенат их только обнародовал, 1 прикрывая, таким образом, как высший «хранитель законности» административный произвол и нарушения законов. Особое делопроизводствовозглавлял С. Е. Крыжановский, занимавший с 1906 г. дол­жность товарища министра внутренних дел; под его руководством был подготовлен текст нового избирательного закона 3 июня 1907 г.

В условиях первой революции и столыпинской реакции усилило свою карательную деятельность и Главное управление по делам пе­чати. Созданное при нем в 1906 г. Осведомительное бюро должно было снабжать органы печати «достоверными сведениями» о деятель­ности правительства в форме специальных бюллетеней (2 раза в сут­ки). В свою очередь бюро составляло тематические вырезки из га­зет и обзоры печати, делало доклады о направлении печати предсе­дателю Совета Министров, министру внутренних дел, начальнику Главного управления по делам печати.

Обобщения Осведомительного бюро служили основанием для го­нения на органы печати и их запрещения. Особо жестоким пресле­дованиям подвергалась в эти годы большевистская печать.

В том же 1906 г. в Главное управление по делам печати был пе­редан из Департамента полиции и отдел иностранной и инородчес­кой печати.

Главное управление землеустройства и земледелия. Начало аг­рарной революции толкало царизм на предупредительные меры по охранению помещичьего земледелия. 6 мая 1905 г. для «неотложного удовлетворения насущных нужд сельского населения» Министерство земледелия и государственных имуществ было преобразовано в Главное управление землеустройства и земледе­лия. Главноуправляющий этого управления либерально настроенный чиновник Н. Н. Кутлер подготовил аграрный проект, основной задачей которого было «устранение в крестьянской среде мысли о даровом приобретении земли в целях расширения надельного землевладения». В объяснительной записке к проекту Кутлер отмечал, что «современ­ное положение вещей грозит землевладельцам полной потерей всего их имущества, и лишь решительные меры в направлении принудительно­го отчуждения дадут им возможность сохранить известную часть сво­их земель и получить за остальное справедливое вознаграждение»[218].

При всей своей ограниченности этот аграрный проект пришелся не по вкусу реакционным помещикам. В январе 1906 г. царь удалил Кутлера с поста главноуправляющего, а Совет Министров отверг его проект.

[284]

 

Общее руководство «землеустройством» было возложено на соз­данный в составе Главного управления в марте 1906 г. Комитет по землеустроительным делам. Подготовку и проведение всех аграрных законов Столыпина, руководство деятельностью губернских и уезд­ных землеустроительных комиссий, разрешение на выдачу ссуд и по­собий по землеустройству и мелиорации, определение условий про­дажи и сдачи в аренду казенных земель теперь осуществлял вновь созданный Комитет, ставший основной структурной частью Главно­го управления.

Другим важнейшим учреждением, проводившим столыпинскую аграрную политику, было Переселенческое управление, переданное в Главное управление землеустройства и земледелия из Министерст­ва внутренних дел. Переселенческое управление осуществляло ру­ководство переселением крестьян из густонаселенных аграрных гу­берний на окраины государства.

В своей деятельности Главное управление землеустройства и зе­мледелия было тесно связано с Министерством внутренних дел. Если Главное управление заведовало организационно-технической сторо­ной землеустройства, то административно-полицейскую направлен­ность его осуществляло Министерство внутренних дел.

Министерство торговли и промышленности. В целях привлечения на свою сторону буржуазии правительство 27 октября 1905 г. учре­дило новое ведомство — Министерство торговли и промышленности. В этом министерстве были сосредоточены разбросанные по несколь­ким ведомствам вопросы управления казенной промышленностью и попечительство над частной промышленностью и торговлей. Из Ми­нистерства финансов в аппарат нового министерства были переда­ны отделы промышленности и торговли, тарифные учреждения и за­ведование фабричной инспекцией; из бывшего Министерства земле­делия и государственных имуществ передано управление горной про­мышленностью; кроме того, в состав министерства вошел аппарат созданного незадолго до революции Главного управления торгового мореплавания и портов.

Министерству торговли и промышленности правительство пере­дало надзор за выполнением фабрикантами фабрично-заводского за­конодательства, за взаимоотношениями рабочих и фабрикантов — фабричную инспекцию. Главное по фабричным и горнозаводским делам присутствие являлось структурной частью министерства.

Новый революционный подъем в России заставил правительство в 1912 г. принять закон о страховании рабочих. Этот закон вводил страхование для некоторых категорий рабочих. Деятельность мест­ных страховых учреждений (больничных касс), а также органов ад­министративного надзора за ними (губернских страховых присутст­вий) координировалась и направлялась Страховым советом мини­стерства. В составе этого совета под председательством министра заседали 15 чиновников, два представителя городского и земского «самоуправления», пять фабрикантов и пятеро рабочих. Такое пре-

[235]

 

обладание чиновников и буржуазии делало голоса рабочих в этом совете незаметными; кроме того, в этот совет подбирались малосоз­нательные рабочие.

Министерство финансов. Создание Министерства торговли и про­мышленности сократило компетенцию Министерства финансов. Одна­ко общее значение Министерства финансов в эпоху империализма возросло. После 1905 г. усилилась роль этого министерства по руко­водству кредитным делом (особенно по деятельности Государствен­ного банка), операциями по внешним займам (особенная канцелярия министра финансов). Столыпинская аграрная политика вызвала активизацию деятельности находившегося в ведении министерства Кре­стьянского банка, который получил право выдавать ссуды крестьянам под залог надельных земель при переводе на хутора и отруба и переселении на новые земли.

Роль и значение Министерства финансов подчеркивались участи­ем министра финансов В. Коковцева (1906—1914 гг.) во всех внут­риполитических и внешнеполитических мероприятиях царизма; в 1911—1914 гг. В. Коковцев был одновременно и председателем Совета Министров.

Военное министерство. Правительственные круги объясняли при­чины поражения в русско-японской войне несовершенством органи­зации военного ведомства. Поэтому в июне 1905 г. по инициативе Совета государственной обороны учреждается должность начальника генерального штаба, подчиненного непосредственно царю. При на­чальнике генерального штаба по военно-оперативному руководству армией было создано Главное управление генерального штаба. Кро­ме того, были введены четыре должности генерал-инспекторов от­дельных родов войск (пехоты, кавалерии, артиллерии, инженерной части). На посты генерал-инспекторов (вошедших в состав Совета государственной обороны) были назначены лично преданные царю генералы, а также великие князья.

Военное министерство превратилось во второстепенное военное хозяйственно-административное ведомство.

Совет государственной обороны и Главное управление генераль­ного штаба в период первой революции руководили карательными действиями войск. В конце 1905 г. изменяется традиционная дисло­кация армии: войска пограничных военных округов были перемеще­ны во внутренние промышленные и аграрные губернии для «содей­ствия гражданским властям».

Сосуществование нескольких самостоятельных военных ведомств в России вредно сказывалось на боевой подготовке войск и управле­нии армией[219]. Поэтому в 1909—1910 гг. проводится централизация;

[286]

 

военного ведомства с восстановлением значения Военного министер­ства как единого центрального военного ведомства. Главное управле­ние генерального штаба вошло в состав Военного министерства, а начальник генерального штаба превратился в ближайшего помощни­ка военного министра по военно-оперативным делам.

Инспектора войск и их управления также были включены в со­став Военного министерства. Главное военно-инженерное управле­ние было преобразовано в связи с передачей в его ведение заведова­ния авиацией в Главное военно-техническое управление.

Однако все эти мероприятия не могли коренным образом улуч­шить армию. Военная бюрократия сохраняла элементы гнилости, свойственные всему правительственному аппарату самодержавной России начала XX в. Это выражалось в косности большей части ге­нералитета, в отсутствии забот о современной подготовке войск и обеспечении их современным оружием и боеприпасами.

Морское министерство. После Цусимского морского сражения великий князь Алексей Александрович получил отставку. Должность генерал-адмирала как главного начальника флота и морского ведом­ства была упразднена и заменена морским министром, который по­лучил всю полноту власти в Морском министерстве. Первым морским министром был назначен вице-адмирал А. А. Бирилев.

Россия предпринимала лихорадочные усилия для восстановления военно-морского флота. Летом 1906 г. был создан Морской генераль­ный штаб, заведовавший стратегической подготовкой флота. Началь­ник генштаба флота подчинялся морскому министру. В 1912 г. III Государственная дума утвердила законопроект об ассигновании 500 млн. руб. на строительство флота.

Министерство иностранных дел. Буржуазные влияния почти не отразились на личном составе Министерства иностранных дел. По-прежнему руководство внешнеполитической деятельностью России находилось в руках верхушки господствующего класса помещиков-дворян. Руководящие посты в центральном аппарате министерства, а также должности послов, посланников, министров-резидентов и по­веренных в делах занимали представители высшей, часто титулован­ной дворянской знати.

В условиях дипломатических кризисов, активизации союзничес­ких отношений с Англией и Францией по подготовке империалисти­ческой войны наследованное от XIX в. устройство аппарата Мини­стерства иностранных дел оказалось архаичным и малооперативным. Буквально накануне войны (24 июня 1914 г.) при министре С. Д. Са­зонове (1910—1916 гг.) было принято новое «Учреждение», изме­нившее организационное устройство министерства: первый департа­мент стал заведовать личным составом и хозяйственными делами, второй департамент сосредоточил некоторые важные общеминистер­ские дела (переписка по заключению, ратификации договоров Рос­сии с другими государствами, вопросы о границах, о выдаче политических преступников и т. д.).

[287]

 

Текущее руководство дипломатическими сношениями России бы­ло сосредоточено в четырех так называемых «политических отделах», возглавляемых советниками. Важнейшим из них считался I отдел (соединенный с канцелярией министра), ведавший дипломатически­ми сношениями России со странами Западной Европы (кроме бал­канских), Америки и частью Африки.

Дипломатическими сношениями с балканскими и азиатскими го­сударствами ведали II, III и IV политические отделы министерства.

Это устройство аппарата Министерства иностранных дел в ос­новном сохранялось до 1917 г.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.