Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

МЕСТНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ




Министерство внутренних дел. В период с 1905 по 1914 г. сохра­нились все основные звенья местной администрации, полиции, жан­дармерии и охранки. В связи с введением различных стадий так на­зываемого «исключительного» положения компетенция местных ор­ганов Министерства внутренних дел значительно возросла. Особен­но усложнилось управление столицами. С января по октябрь 1905 г. петербургский генерал-губернатор Д. Ф. Трепов имел диктаторские полномочия. Старая должность обер-полицеймейстера в Москве была заменена должностью градоначальника, имевшего гораздо больше, прав и самостоятельности в отношении полиции, местного городского самоуправления и т. п. Изменилось устройство и столичных охранок. В годы столыпинской реакции при них появились регистрационные бюро, следившие за всеми приезжавшими в столицы лицами. При пе­тербургской охранке для охраны царя и царской фамилии учрежда­ется центральный филерский отряд, а при московской охранке из чер­носотенцев формируется добровольческая охрана.

Борьба с революцией потребовала децентрализации органов поли­тического сыска, предоставления им известной самостоятельности и большей оперативности, что вызвало создание своеобразных «охран­ных округов».

В конце 1906 г. были созданы 10 районных окраинных отделений. Территория деятельности каждого из них охватывала несколько гу­берний (Московского — 12, Самарского — 11, Киевского — 5 и т. д.); в подчинении районных охранных отделений находились охранные отделения и губернские жандармские управления каждого «округа».

Первый съезд начальников районных охранных отделений (ап­рель 1908 г.) под председательством директора Департамента поли­ции Трусевича подвел итоги и наметил характер их дальнейшей де­ятельности. Особое внимание обращалось на необходимость проник­новения внутренней агентуры охранок в центральные комитеты и крупные организации политических партий.

Массовые разоблачения провокаторов, проводившиеся после «де­ла Азефа», и бессилие Департамента полиции в борьбе с революци-

[288]

 

онным движением в годы нового революционного подъема вынуди­ли правительство упразднить в 1914 г. районные охранные отделе­ния, как излишнее промежуточное звено в громоздком аппарате по­литического сыска в России.

Для борьбы с аграрным движением, кроме существующего аппа­рата исправников, становых приставов, урядников и сельской поли­цейской стражи, законом 10 апреля 1905 г. «Об имущественной от­ветственности сельских обществ и селений, крестьяне которых при­няли участие в аграрных беспорядках» создавались временные уезд­ные комиссии из уездного предводителя дворянства (председателя комиссии), председателя уездной земской управы, уездного исправ­ника, одного земского начальника, податного инспектора, чиновни­ка от министерства. На эти комиссии возлагались следственно-кара­тельные функции — выяснение степени участия в аграрном движении крестьян и привлечение их к ответственности.

Некоторым изменениям подверглись и местные органы цензуры. В ноябре 1905 г. были изданы «Временные правила о периодических изданиях», отменявшие предварительную цензуру и вводившие дру­гие формы наказания: административные взыскания, денежные за­логи, приостановку и арест издания, судебную ответственность. Тер­мин «цензура» царское правительство вынуждено было упразднить. В апреле 1906 г. цензурные комитеты были преобразованы в коми­теты по делам печати, а цензоры стали называться инспекторами пе­чати. Комитеты по делам печати сохраняли старую организацию и порядки цензурных комитетов. В крупных городах при канцеляриях градоначальников и полицеймейстеров были учреждены особые ин­спекции типографий, литографий и книжной торговли, деятельность которых дополняла карательные цензурные мероприятия комитетов по делам печати.

Изданные в марте 1906 г. «временные правила об обществах и союзах» ограничивали «свободу» союзов, обществ и собраний, дан­ную манифестом 17 октября. Для наблюдения за учреждением об­ществ и союзов, регистрации их программных документов и уставов, контроля за их деятельностью в губерниях учреждались губернские (областные, городские) по делам об обществах и союзах присутст­вия под председательством губернаторов или градоначальников.

В этот период возрастает значение земских и городских органов «самоуправления». В большинстве земств России по-прежнему руководящую роль играли помещики. Экономическое развитие помещичь­его хозяйства в начале XX в. сближало помещиков-земцев с руковод­ством городских органов «самоуправления».

В годы революции и реакции были проведены некоторые частные изменения в компетенции земских учреждений. По закону 20 февра­ля 1906 г. каждое губернское земское собрание выбирало по одному члену Государственного совета (на трехлетие). Законом «Об отмене некоторых ограничений в правах сельских обывателей» в октябре 1906 г. был отменен порядок назначения губернатором гласных от

[289]

 

крестьян в земстве с восстановлением уездного избирательного съез­да от сельских обществ. В 1912 г. уездные земские собрания и го­родские думы получили право выбирать мировых судей в тех губер­ниях, где мировые судьи были восстановлены. Кое-где на «окраи­нах» (например, в западных губерниях) были учреждены земства.

Министерство юстиции в годы революции и реакции провело сво­еобразную чистку судебного аппарата с удалением неугодных пра­вительству судей и чинов прокуратуры. В процессе судопроизводства в эти годы культивировалась неразборчивость в судебных доказа­тельствах вплоть до сокращения следствия, отстранения свидетелей, замены свидетельских показаний различными «немыми» свидетеля­ми, т. е. данными специальных экспертов, находящихся на государ­ственной службе. Все это помогло приспособить судебный аппарат России к ведению политических процессов, сблизить суды с жандар­мерией и охранкой. Значительно усиливается и тюремный аппарат, возрастает значение административной ссылки.

Законом от 15 июня 1912 г. был восстановлен институт мировых судей, в связи с чем судебные функции земских начальников были изъяты, а городские судьи стали упраздняться. Мировые судьи вос­станавливались с некоторыми коррективами. Так, председатель съез­да мировых судей назначался министром, возросла зависимость ми­ровых судей от Министерства юстиции и местной администрации. Законом была сделана попытка создать известную связь сословных крестьянских волостных судов с институтом мировых судей. Однако царизм не торопился с введением этого закона на территории Рос­сии: до войны мировые судьи были введены только в 13 губерниях, а к 1917 г.— в 20 (из 97 губерний и областей России).

Министерство торговли и промышленности. После 1905 г. бур­жуазия стала тяготиться старыми формами опеки над ней со сто­роны царской бюрократии. Получиновничьи комитеты торговли и ма­нуфактур, созданные для того, чтобы направить деятельность бур­жуазии в ограниченное законом русло, стали хиреть.

Вместо них большое значение приобрели различные «представи­тельные органы» буржуазии: биржевые комитеты, советы и бюро съездов представителей буржуазии, буржуазные общества и союзы. В 1912 г. в России насчитывалось до 70 бирж, 32 совета и бюро съездов представителей буржуазии, 33 буржуазных общества и союза.

В этих «представительных» органах буржуазия имела определен­ные формы политической организации. Буржуазные органы имели своих представителей в ряде правительственных учреждений: в Го­сударственном совете, министерствах торговли и промышленности, финансов, путей сообщения, военном, морском и Главном управле­нии землеустройства и земледелия. Постоянно присутствовали пред­ставители буржуазии и в ряде местных органов: губернских по фаб­ричным и горнозаводским делам присутствиях, коммерческих судах, учетно-ссудных комитетах отделений и контор Государственного бан­ка и т. д.

[290]

 

Это проникновение буржуазии в некоторые звенья государствен­ного аппарата означало начало сращивания государственного аппа­рата с империалистическими монополиями и являлось одним из эле­ментов государственно-монополистического капитализма в России.

В 1912 г. по закону о страховании рабочих на предприятиях уч­реждались больничные кассы.

Для общего управления и руководства больничными кассами в каждой губернии, на которую распространялся страховой закон, уч­реждалось губернское страховое присутствие в составе председате­ля-губернатора, чиновников, представителей земства и городского самоуправления, буржуазии и рабочих. На 12 чиновников и фабрикан­тов, входящих в состав этого присутствия, приходилось двое рабо­чих. В министерстве всеми страховыми учреждениями заведовал страховой совет.

Большевики считали закон о страховании рабочих неудовлетво­рительным, но использовали работу в страховых органах как легаль­ную возможность деятельности среди рабочих.

Министерство путей сообщения. По «Правилам чрезвычайной ох­раны на железных дорогах» 14 декабря 1905 г. Министерство путей сообщения имело право учреждать особый комитет по охране желез­ной дороги под председательством начальника (управляющего) доро­гой. В состав комитета входили заведующий передвижением войск Этой дороги и начальник жандармского полицейского управления.

На этот комитет возлагались задачи предотвращения забастовок на­блюдения за исполнением служащими дороги их обязанностей. Коми­тет имел право издавать обязательные для служащих и рабочих желез­ной дороги постановления, устанавливать для них взыскания (увольнения, штраф до 500 руб., арест до трех месяцев), закрывать собра­ния, торговые и промышленные заведения, приостанавливать прода­жу печатных изданий, учреждать из служащих вооруженную охрану, и, наконец, обращаться за «содействием войск». «Правила» разре­шали учреждать комитеты и на отдельных отрезках железнодорож­ного пути (участковые комитеты).

Комитеты по охране железных дорог являлись следственно-судеб­ными и административными органами, устанавливающими на желез­ных дорогах России военно-полицейский режим.

Для направления и объединения этих комитетов в Министерстве путей сообщения был учрежден Главный комитет по охране желез­ных дорог, в состав которого входили начальник управления желез­ных дорог, начальник управления военных сообщений и начальник штаба корпуса жандармов.

Главное управление землеустройства и земледелия. На местах столыпинскую аграрную политику проводили губернские и уездные землеустроительные комиссии, которые являлись административно-судебными учреждениями по землеустройству. В некоторых губер­ниях они были учреждены еще в марте 1906 г., а повсеместно от­крыты законом 29 мая 1911 г.

[291]

 

Землеустроительные комиссии должны были содействовать выде­лившимся из общины крестьянам в размежевании земель, покупке земель через посредничество отделения Крестьянского банка, пересе­ленческой политике, разрешении межевых и прочих землеустроительных споров.

Губернская землеустроительная комиссия выполняла функции рас­порядительного учреждения и принимала апелляционные жалобы на решения уездных комиссий, которые являлись исполнительными ин­станциями. Во главе губернской землеустроительной комиссии стоял губернатор или губернский предводитель дворянства, а в состав ко­миссии входили должностные лица губернии и непременный член от Главного управления землеустройства и земледелия. Уездную земле­устроительную комиссию возглавлял уездный предводитель дворянства, а в состав комиссии входили чиновники уезда (в том числе один из земских начальников), непременный член от Главного управления и три члена от крестьян (кулаков); последние выбирались на уезд­ных съездах по выборам в земства от сельских обществ.

Низовым звеном столыпинского землеустройства сделался зем­ский участковый начальник; он был ближайшим исполнителем земле­устроительных законов, выдавал удостоверительные акты на землю, разрешал предварительные споры, принимал участие в работе земле­устроительных комиссий.

Военное министерство. Неспособность гражданского аппарата к борьбе с революцией толкала правительство на применение форм военного подавления. Военно-окружные штабы сделались центрами руководства деятельностью карательных отрядов, а военно-окружные суды судили не только военных, но и гражданских лиц.

По указу царя 19 августа 1906 г. генерал-губернаторы и главно­командующие получили право в тех случаях, когда «учиненные ли­цом гражданского ведомства преступные деяния являются настолько очевидными, что нет надобности в его расследовании», учреждать военно-полевые суды. Эти суды состояли из председателя и четырех членов — офицеров армии и флота. Дела, попавшие в военно-полевой суд, рассматривались в течение двух суток при закрытых дверях, без форм судопроизводства, а решения сразу же вступали в силу и при­водились в исполнение. Основной мерой наказания этих судов была смертная казнь через повешение или расстрел. За 6 месяцев действия военно-полевой юстиции было предано смертной казни больше лиц, чем за все время с 1825 по 1905 г.

Военно-полевые суды как форма грубой военной расправы вы­звали возмущение во всех слоях населения. Царизм был вынужден упразднить военно-полевые суды, которые фактически существовали до 20 апреля 1907 г. В условиях столыпинской реакции судебная рас­права осуществлялась или в обычном судебном порядке или с по­мощью военно-окружных судов. Все формальности производства дел по политическим преступлениям в военно-окружных судах законом

[292]

 

27 июня 1907 г. были резко сокращены, что обеспечивало быструю и суровую судебную расправу[220].

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.