Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Понимание детьми родной речи




Сразу после первого этапа опытов нельзя было перей­ти к основным экспериментам с фонемами родного и чужого языков, так как мы не знали, умеют ли дети по словесной инструкции выполнять по отношению к предме­там те простые действия, которые служили для нас индикатором точности дифференцирования тембровых различий между словами-раздражителями. Поэтому воз­никла необходимость опытным путем убедиться, что дети понимают обращенную к ним просьбу посмотреть на ту или иную игрушку, показать, взять ее, дать эксперимен­татору или назвать ее. В поведении детей были выделены непосредственные, т. е. практические, действия, которые взрослый предлагал выполнить ребенку или которые дети совершали по своей инициативе, и вербальные действия — высказывания.

Русские дети, младшая возрастная подгруппа. В ответ на просьбу экспериментатора ребенок выполнял прямые действия (те, которые требовались от него по инструкции) и действия побочные. Количество посторонних действий было весьма значительно и иногда превышало во много раз число прямых действий. Основному анализу были под­вергнуты действия прямые. Среди них в свою очередь были выделены правильные и неправильные действия. К правильному мы относили действие, когда ребенок выполнял требуемое по инструкции или другое действие, но обязательно по отношению к названному предмету. Если же манипуляции ребенка были направлены на предмет, находившийся перед ним, но не названный взрослым, то действие считалось ошибочным. Вокализа­ция ребенка считалась правильной, если она адресовалась соответствующему объекту и была по звучанию близкой к слову родного языка, произнесенному эксперимен­татором.

В целом дети в большинстве случаев правильно выбирали объект действия. Правильные ответы составляли > среди прямых действий 78,3%, а среди других — 81%. Но разные инструкции выполнялись детьми с разной степенью правильности. Легче всего детям давались зрительные реакции: посмотреть на предмет, названный экспериментатором (100% выполнения). Требование ука­зать рукой на игрушку уже в 16% вызывало ошибку. При просьбе взять и дать игрушку продент ошибок возрос до 26. Когда же от детей требовалось назвать игрушку,


то они очень редко выполняли действие требуемого типа (всего 12вокализаций в ответ на просьбу «назови» у 10 детей за 3 опыта), и оно никогда не было правильным. В большинстве случаев дети ограничивались тем, что смотрели на предмет, но и тут лишь в 63% их взгляд направлялся в нужную сторону. Анализ вокализаций показывает, что лишь 3 из 10 испытуемых называли игрушки. При этом все 3 называли только одну игрушку — куклу и никто не пытался обозначить словом мяч. Вокализации детей различались между собой. Они возни­кали и при требовании выполнить с предметом непосредст­венное действие.

Русские дети, старшая ясельная подгруппа. У этих детей по сравнению с младшими произошло увеличение доли правильных действий в среднем по всем инструк­циям: они составляют 84,6% против 78,3% у малышей. По каждой инструкции в отдельности процент правильных действий также увеличился. Особенно разительно измени­лись словесные проявления. Если среди детей младшей подгруппы ни один ребенок не произнес правильно название игрушки, то среди старших детей больше чем в половине случаев (55,3%) испытуемые артикулировали вслед за взрослым название игрушки достаточно точно. Слова произносили 1 детей из 10. При этом четверо детей назвали не только куклу, но и мяч.

Кубинские дети, младшая возрастная подгруппа. В среднем по всем инструкциям правильно выполненные действия составляли 70,2%. В целом соотношение от­дельных показателей осталось прежним: зрительные реак­ции были всегда правильными, среди указательных и предметных действий процент ошибок повышался; требование произнести вслед за экспериментатором назва­ние игрушки никогда не выполнялось детьми правильно. В ходе опытов трое детей обозначали предметы словом. Названия были искаженными. Но, в отличие от русских детей, кубинские дети одинаково часто произносили лепетные вокализации, связанные как с куклой, так и с мячом.

Кубинские дети, старшая ясельная подгруппа. При переходе от младшей подгруппы к старшей произошли те же изменения, что и у русских детей: возрос средний по всем инструкциям процент правильного выполнения требований экспериментатора; стало больше правильных действий при выполнении всех инструкций по отдельности; впервые появились правильные словесные обозначения


предметов. В ходе опытов 60% детей называли игрушки. Названия были искаженными, но легко узнаваемыми именами предметов, а иногда условными лепетными словами. 30% детей называли обе игрушки. Подведем итоги второго этапа исследования:

1) полученные данные подтверждают возможность де­
тей в возрасте от 1 года до 2 лет адекватно вести себя
в ситуации опытов;

2) при переходе от первого полугодия 2-го года ко
второму полугодию резко возрастает умение детей выпол­
нять требование взрослого назвать предмет словом
родного языка;

3) словесные реакции детей, выполняющие функцию
обозначения предмета, различаются по степени сходства
со словами родного языка;

4) хотя дети произносили нужное слово лишь в отдель­
ных случаях, они выполняли действия, демонстрировав­
шие, что малыши поняли, о какой из двух игрушек
говорил экспериментатор. Дифференцирование предметов
по словесной инструкции происходило у детей и при
отсутствии проговаривания соответствующего слова в ходе
опыта;

5) сопоставление результатов в русской и кубинской
группах позволяет сделать вывод, что в целом обе группы
довольно хорошо уравнены между собой.

Дифференциация фонем родного и чужого языков

Перейдем к результатам опытов, в которых детям пред­лагали специально составленные искусственные сло­ва, отличавшиеся между собой единственной фонемой. Напомним, что в некоторых парах слов различие осно­вывалось на фонеме, взятой из родного для ребенка языка, а в остальных парах слов — на фонеме, взятой из языка, чужого для ребенка.

Русские дети, младшая ясельная подгруппа. Вначале рассмотрим данные в среднем по всем инструкциям. Они приведены в табл. 12. Из таблицы видно, что действия детей при различении всех пар слов-раздражи­телей характеризуются очень низкими количественными параметрами. Индивидуальные данные свидетельствуют о том, что поведение детей в опытах третьего этапа было очень сходным, а разброс результатов невелик. При


Таблица 12

 

 

 

Слова-раздражители Среднее число действий по всем инструкциям
прямых других
всего прав неправ всего прав Неправ rtf>tTO[>OH

 

бак-вак 45,1, 23,8 21,3 42,1 38,8 0,8 2,5
лут-лют 42,3 22,6 19,7 43,7 39,1 1,4 3,2
мот-пот 42,6 21,7 20,9 44,0 35,4 1,6 7,6
ток-фок 42,2 21,6 20,6 43,4 37,3 1,3 4,8
так-тсак 44,3 22,4 21,9 43,9 39,6 0,7 3,6
люм-льюм 42,8 16,0 26,8 42,5 36,5 1,2 4,8

анализе суммарных данных нам не удалось выяснить разницу в восприятии детьми младшей подгруппы фонем родного и чужого языков. Правильные реакции состав­ляли примерно 50%, и лишь для одной фонемы (люм — льюм), кстати чуждой русскому языку, снижались до 37%.

Разведение инструкций позволяет более глубоко про­никнуть в процессы, происходящие у детей при различе­нии ими разных фонем. Оказалось, что в целом раз­личение всех фонем дети производили одинаково успешно; исключение представляет лишь пара слов люм — льюм; все действия, связанные с нею, имели особенно большой процент ошибок; наибольшее количество ошибок отмеча­лось в ответ на просьбу произнести одно из слов этой пары.

В табл. 13 мы выстроили разные пары слов-раздражи­телей в ряды, отражающие последовательно нарастающую трудность их различения. Номер i присваивается паре, которая давала наивысший процент правильных действий

Таблица 13

 

  Место слов раздражителей по их трудности при инструкции
  «покажи» «дай возьми» «назови» в среднем по
        трем инструк
        циям
бак-вак 5 2 1 2,7 (2)
лут-лют 213 2(2)
мот-пот 1 4 4 З.-(З)
ток-фок 335 3,7(4,5)
люм-льюм 666 6(6)
так-тсак 452 3,7(4,5)

Примечание Здесь и а табл 15. 17 в скобках указываются места занимаемые фонемами в среднем по всем инструкциям.


при ее различении детьми. Паре, действия с которой имели наименьший процент правильности, присваивался номер £ Мы видим что пара люм- льюмзанимает в среднем Гпо всем инструкциям место наименее различаемой за ней по относительной трудности следуют в среднем пары так-^ "сак и ток - фок. Остальные пары различались детьми относительно легче. Процент правильности дейст­вий в опытах с разными фонемами был почти одинаков, и поэтому разрыв между соседними показателями вы-пажался небольшой величиной. Но, несмотря на неболь­шую разницу (из общей картины выпадала в качестве наиболее сложной только пара люм-льюм),все же отмечалась тенденция к закономерному расположению фонем в следующем порядке ( в среднем по Убывающейлегкости их дифференцирования): лут - лют, бак - вак мот - пот, ток-фок и на одном с ним уровне так - тсаки, наконец, люм- льюм.Легко заметить, что фонемы специфичные для русского языка, оказались в начале списка- фонемы же чуждые расположились в конце его. Обратимся к вокализациям детей, связанным с игРуш; ками и представляющим, судя по поведению детей ^взглядам,Р жестам), наименование соответствующего предмета. Дети младшей подгруппы довольно много вокализировали на опытах. Общее количество случаев называния игрушек-113. Интересно, что разные пары слов неодинаково побуждали детей к их произнесению. Две пары слов вызывали своеобразный взрыв голосовой активности ребенка: эта бак- ваки так- тсак.Осталь-ные значительно отставали от этих пар и имели примерно одинаковую эффективность. Внутри двух указанных пар особое побудительное влияние оказывало одно из слов: бак - в первой паре и так - во второй. Можно думать, что артикулирование этих слов было особенно легким для детей младшего возраста. Помимо этого, слово бак напо­минает бах, часто используемое детьми, а также взрослы­ми в разговоре с малышами для обозначения падения. Все вокализации можно разделить на две большие группы. В первую группу входят более или менее удачные попытки правильно воспроизвести звучание слова Во вторую - вокализации, мало похожие на обра­зец или не имеющие с ним ничего общего. Во втором случае мы имеем слово как бы с подменой нужного звучания другим, почему-либо более удобным для ребенка; отсюда и данное нами наименование вокализации второй группы — подменяющее звучание. Несмотря на


малый возраст детей, их вокализации более чем в половине случаев правильно воспроизводили звуковой состав пред­ложенного им слова (64 вокализации).

Русские дети, старшая ясельная подгруппа. В табл. 14 приводятся данные об успешности различения детьми фонем в среднем по всем инструкциям.

Таблица 14
Г,лова-раз- Среднее количество прямых дей­ствии при предъявлении различных
    фонем  
  всего правиль- неправил ь-
    ных пых
бак-вак 44,8 34,1 10,7
лут-лют 45,4 34,2 11,2
мот-пот 47,0 37,1 9,9
ток-фок 47,6 35,7 11,9
так-тсак 40,7 37,4 3,3
,ч юм -ль юм 46,4 34,7 11,7

Из таблицы видно, что абсолютное коли­чество действий у де­тей было почти одина­ково при предъявлении всех слов-раздражите­лей. Разброс индиви­дуальных данных ми­нимален. Количество правильных действий выражается почти оди­наковыми числами. У старших детей доля правильных действий заметно повысилась, а процент ошибок одновременно снизился. Однако разни­ца показателей, относящихся к каждой из шести фонем, так мала, что ею можно пренебречь. Первая сводка дан­ных старшей подгруппы говорит об отсутствии избира­тельности в различении детьми фонем родного и чужого языков.

Разведение инструкций выявило наличие известной дифференциации в действиях детей в ответ на различные фонемы. Сложную зависимость между трудностью раз­личения фонем и содержанием инструкции видно из табл. 15. Трудность всех, без исключения, фонем резко варьирует при разных действиях. Нет ни одной фонемы, которая постоянно оставалась бы на месте: все они пере­ходят с одного на другое место в зависимости от дейст­вия, выполняемого ребенком с игрушкой.

Результаты сравнения двух возрастных групп также представлены в табл. 15. Мы подчеркнули двумя чер­тами ( = ) цифры, полностью совпадающие для данной горизонтали и вертикали по младшей и старшей под­группам; одной чертой ( —) цифры, отличающиеся между собой не более чем на единицу; цифры, различающиеся больше, чем на единицу, не подчеркнуты.

Оказалось, что по инструкции «покажи» трудность фонем для младших и старших детей почти одинакова


Таблица 15

 

С 10 ва раз др^ж^те 1И Место слов раздражителей по их трудности при инструкции
«пока жн» «дай 803 Ь «назо вн» в среднем по трем нн отрукциям
бак-вак _5_ J5_ J_ 3 (3)
лут-лют Т J_ "5" 3,7(4)
мот-пот т Т 2,3(1)
ток-фок т tr 5 (5)
люм-льюм _5_ 4^3(6)
так-тсак т -3- 2.7(2)

во всех шести случаях. По инструкции «назо­ви» полное совпадение у двух фонем, частич­ное совпадение — так­же у двух фонем. В ре­зультате и в графе, где представлены средние по трем инструкциям данные, имеются три случая совпадения трудности фонем для детей двух возрастных подгрупп. Лишь инст­рукция «дай, возьми» обусловила расхождение трудно­сти в отношении большинства фонем.

Мы полагаем, что указанные факты говорят о не­случайном характере трудности различных фонем. По-видимому, просьба взять или дать игрушку усиливала действие посторонних факторов на поведение ребенка (стремление манипулировать игрушкой, привлекатель­ность предмета, его удобство для игры и т. д.), и поэтому, оценивая реальную трудность фонем для дифферен­цирования на слух, правильнее принимать во внимание прежде всего цифры, полученные при оценке действий детей по инструкциям «покажи» и «назови».

По подгруппе старших русских детей нель'зя сделать такие однозначные выводы об общей закономерности относительно легкости или трудности различения разных фонем, как те, что мы сделали по подгруппе младших детей. Здесь приходится рассмативать степень трудности фонем обязательно в связи с содержанием инструкции. По инструкции «покажи» к более легким для различения словам относятся (в убывающем порядке) мот — пот, лут — лют и ток — фок, к более трудным (в порядке увеличения трудности) тактсак, бак — вак и люм — льюм.По инструкции «назови» к более легким относятся пары баквак, люмльюм, так — тсаки мот — пот;к более трудным — лут — лют и ток — фок.

Анализ голосового поведения показал, что общее количество вокализаций (406) у детей увеличилось по сравнению с младшей подгруппой; голосовые проявления наблюдались уже у подавляющего большинства испытуе­мых. Разные пары раздражителей стимулировали голосо­вые проявления примерно в равной степени. Правильные

ее


по звучанию слова отмечались у старших детей значи­тельно чаще (351), чем у младших (64). Изменился и характер подменяющих звучаний (55): они стали сложнее, меньше напоминают лепет и ближе соответсд-вуют словам автономной речи ребенка, причем зачастую довольно сложны по ритмическому рисунку и артикуля­ционному составу.

Кубинские дети,

 

Слова раз дра жители вреднее ч не то прямых действий при предъявлении ртзличных фонем
всего правиль­ны л неправнл fa-ныл
мот-пот 42,7 18,5 24,5
ток-фок 42,9 18,8 24,1
ЛЮМ-ЛЬЮМ 41,5 17,3 24,2
бак-вак 43,2 15,0 28,2
лут-лют 43,1 15,9 27,2
гак-тсак 41,7 18,0 23,7

Таблица 16 младшая ясельная подгруппа. Успеш­ность действий де­тей при различении фонем представлена в табл. 16. Из нее следует, что общее количество ответов у кубинских и рус­ских детей, по су­ществу, совпадает при предъявлении различных пар слов-раздражителей

Наибольшее количество ошибок кубинские дети совер­шали в том случае, когда от них требовалось диф­ференцировать типично русские фонемы — б и в. И наоборот: пара люм — льюм, вызвавшая наибольшее количество ошибок у младших русских детей, у кубинских детей не вызывала особых затруднений. Эффективность выполнения различных инструкций была у кубинских детей совершенно иной, чем у русских. Просьбу посмот­реть на называемый предмет все дети выполняли правильно. Просьбу назвать указываемый предмет не выполнил ни один ребенок. Инструкция «покажи» при­водила к правильному ответу лишь в пятой части всех попыток. Требование взять и дать игрушку выполнялось без ошибок примерно в 40% проб. Таким образом, дифференцированную трудность различных фонем можно оценить по данным двух инструкций — «покажи» и «дай, возьми». Эта оценка совпадает со средней по всем инструкциям (табл. 17).

Самыми трудными для детей были фонемы, входящие в пары бак — вак и лут — лют; фонема, содержащаяся в паре люм — льюм, располагается по трудности в середи­не списка; остальные фонемы различаются детьми легче всего.


Таблица 17

 

 

 

Счо i i pdJ-Af а/кктети Место слов раздражителей по их трудности
по инструкции и среднем по двум имел рук-циям
«ПОК 1 ЖИ» кдай возьми
       
MOt-ПОТ 1,5(1)
ток-фок 2(2)
люм-льюм 4(4)
бак-вак 5,5(5,5)
лут-лют 5,5(5,5)
так-тсак 2,5(3)
Таблица 18
  -редисе число прямых действий при
  предъявтени» различных фоием
С ОГШ Я П 14      
дражители      
    правил i> неправиль-
    ных ных
мот-пот 42,5 18,8 23,7
ток-фок 42,2 26,5 15,7
люм-льюм 42,0 17,8 24,2
бак-вак 40,7 15,2 24,7
лут-лют 41,6 18,3 23,3
так-тсак 41, 1 16,4 24.7

Выше мы уже сооб­щали, что дети не да­вали ответа на просьбу назвать игрушку. Одна­ко отсутствие прямых ответов не означает, что младшие кубинские дети вообще не вока­лизировали. Забавля­ясь с игрушками, они нередко произносили различные звукосочета­ния либо типа бес­предметного лепета, ли­бо обозначающие что-то или кого-то без свя­зи с игрушкой («мама», «тити»). Всего таких вокализаций было 79. Время от времени дети произносили слово, по­хожее на образец («так», «фак», «дак»), но только в ходе мани­пуляций с предметом, а не в ответ на просьбу назвать игрушку. Па­ра бак — вак, вызы­вавшая взрыв вокали­заций у русских детей, и кубинцев стимулировала к вока­лизациям больше всего, хотя указанная пара слов для русских детей была самой легкой а для кубинских — самой трудной.

Кубинские дети, старшая ясельная подгруппа. Поведе­ние на опытах старших кубинских детей отражено в табл. 18. Общее число их действий близко к данным остальных подгрупп. Здесь отмечается и аналогичная кучность результатов по отдельным фонемам, которая позволяет лишь с определенной долей условности судить об их относительной легкости или трудности для диф­ференцирования. Количество правильных ответов, как и количество ошибок, по .сравнению с младшей под­группой почти не изменяется. Сопоставление правильных и неправильных ответов позволяет сделать вывод, что пара бак — вак продолжает дифференцироваться с наи­большим трудом, а ток — фок — с наименьшим. 90


У старших детей, как и у младших, полностью сохраняется резкое расхождение данных по отдельным инструкциям. Дети умели в 100% случаев правильно посмотреть на названную игрушку, но правильное назы­вание Мы зафиксировали лишь в одном случае. Следова­тельно, рассуждая о легкости отдельных фонем для диф­ференцирования, мы можем опираться лишь на две инструкции: «покажи» и «дай, возьми». Обе инструкции обусловили примерно одинаковую расстановку фонем по их трудности, несмотря на то что инструкция взять и дать игрушку выполнялась детьми правильно примерно в 1'/з раза чаще, чем инструкция показать ее.

Легче всего дети справились с дифференцированием слов ток и фок. На следующем месте стояли сразу три пары слов, одинаково легко различавшиеся детьми: это были мот — пот, люм — льюм и лут — лют. Пара так — тсак заняла пятое место, а замыкала ряд самая трудная пара бак — вак. Очень важно отметить, что пара бак — вак, типичная для русской фонетики и невоз­можная в системе испанского языка, представляла для детей наибольшие трудности, в то время как пара люм — льюм, характерная для испанского языка, стояла где-то в середине ряда. Эти два факта, по-видимому, могут свидетельствовать об избирательности речевого слуха детей старшего ясельного возраста, растущих среди взрослых, говорящих на испанском языке.

Кратко охарактеризуем вокализации кубинских детей старшей подгруппы! Хотя они не умели назвать игрушку по инструкции экспериментатора, в ходе манипуляций с предметами дети нередко вокализировали. Их голосо­вые проявления почти поровну распределялись между всеми игрушками и по сравнению с младшей подгруппой увеличились незначительно. Обычно вокализации имели подменяющее звучание, и лишь дважды одному ребенку удалось правильно артикулировать слово пот.

Кубинские дети дошкольного возраста (5 лет). Чтобы проверить, значимы ли те феномены, которые мы получили у детей ясельного возраста, было решено привлечь к опытам кубинских дошкольников и взрослых. Резуль­таты опытов с дошкольниками представлены в табл. 19. Из нее видно, что у дошкольников повысилось общее количество ответов. Возросла доля правильных ответов, уменьшилось число ошибочных действий, которые даже в самых затруднительных случаях составляли менее половины всех действий. Бросается в глаза, что фонемы


 

Слова раз­дражители Среднее число прямых действии при предъявлении различных фонем
всего п р а в ил ь ны х неправ ил ь-ных
мот-пот
ток-фок 41,6 10,4
Л ЮМ -ЛЬЮМ 51,8 40,4 11,4
бак-вак 50,4 28,8 21,6
лут-лют 26,2 23,8
так-тсак 49,8 32,8

Таблица 19 разных категорий име­ли для дошкольников очень неодинаковую трудность, причем раз­ница в действиях при различении родных и чужих фонем выражена так ярко, как мы еще ни разу не наблюдали в предыдущих возрас­тах. Наиболее затруд­няли детей типично рус­ские фонемы в словах бак — вак и лут — лют:

количество правильных действий в ответ на них было наименьшим, а число ошибок — наибольшим. Промежу­точное положение занимала пара тактсак,звуки ко­торой в кубинском произношении необязательны, хотя в Испании звуки т и тс артикулируются различно. Осталь­ные пары слов дифференцировались наиболее успешно и примерно сходным образом.

Средние по всем инструкциям данные соответствуют поведению детей в условиях различных инструкций. По инструкции «покажи» закономерность оказалась точно такой же, как и в среднем по всем инструкциям, по инструкции «дай, возьми» — тоже, и лишь по инструкции «назови» выяснились некоторые отклонения, связанные с неожиданно малым процентом правильных реакций даже на доселе легкую фонему, входящую в пару мот — пот. Очень важно отметить, что как и по всем инструкциям в среднем, так и по каждой инструкции в отдельности фонема, входящая в пару люмльюм,принадлежащая к числу испанских и столь трудная для детей русской группы, оказывается в ряду самых легких.

Следовательно, опыты с детьми дошкольного возраста обнаружили у них четкую избирательность фонемати­ческого слуха, более чуткого к смыслоразличительным звукам родного языка по сравнению со звуками, свойствен­ными иному языку.

Общее количество вокализаций у дошкольников было намного больше (292), чем у детей ясельного возраста. Чуть менее половины из них относились к разряду правильных звучаний (124). Вокализации типа подменяю­щих звучаний (168) резко отличались по характеру от подменяющих вокализаций детей ясельного возраста.


Во всех случаяхПОД- Таблица 20

  вреднее число прямых действий при
  предъявлении различных фонем
Слова раз-      
дражители      
    правиль- неправиль-
    ных ных
мот-пот 54,4 48,8 5,6
ток-фок 53,8 50,8 3,0
люм-льюм 53,4 43,6 9,8
бак-вак 53,4 39,8 13,6
лут-лют 51,6 27,8 23,8
так-тсак 53,4 14,4

меняющие слова пред­ставляли собой вариан­ты слова-образца и от­личались от него при­совокуплением лишнего звука, как правило, в конце слова или заме­ной согласного звука на другой, сходный с ним (в на ф, т на ч, ф на х и т. д.). Гласный звук обычно воспроиз­водился верно и оста­вался под ударением даже при присоединении допол­нительного слога, почему подменяющие звучания и были так близки к правильным.

В ряде случаев все голосовые проявления детей в от­вет на пару слов-раздражителей были сходными или тождественными. Так, анализ подменяющих звучаний, приуроченных к парам баквак, лутлюти тактсак,обнаруживает, что все они представляют собой артику­лирование только одного слова пары: это вак(«ва», «фа», «вач», «вас» и пр.) в отношении первой из пере­численных пар; лют («лю», «люту», «люку» и пр.) в отно­шении второй пары и так («таки», «тач», «така» и пр.) в отношении третьей названной пары. Напомним, что эти три пары выделялись: отвечая на них, дети совершали наибольшее число ошибок и реже, чем при работе с други­ми словами, выполняли правильные действия. Этот факт наводит на мысль, что в случаях, когда одно из слов пары представляет особые трудности для артикулирования и когда дети произносили одно и то же подменяющее звуча­ние в ответ на оба члена пары слов-раздражителей, диф­ференцирование пары затруднялось, возникали ошибки.

Кубинские взрослые. В заключение сообщим резуль­таты опытов со взрослыми кубинцами. Результаты отражены в табл. 20, откуда видно, что особенности различения разных фонем, так четко выступившие у дошкольников, полностью сохраняются и у взрослых. Число правильных действий с русскими фонемами у них почти в полтора раза ниже, чем в остальных случаях, а количество ошибок при их различении в не­сколько раз превосходит число ошибок, сделанных при дифференцировании остальных пар слов-раздражителей.


Наибольшие трудности взрослые испытывали при задаче отличить твердое л (вообще отсутствующее в испанской фонетике) от л мягкого, хотя разведение л мягкого и л зад­неязычного (отсутствующего среди русских фонем) ни­мало их не беспокоило.

Анализ полученных результатов позволил расположить фонемы по трудности для дифференцирования. Пара лут — лют устойчиво занимает последнее место по процен­ту правильных действий независимо то того, какое действие с предметами требовалось выполнить испытуемо­му. Следующая за ней пара тактсакдает низкий процент правильных действий по инструкциям «покажи» и «дай, возьми», но не затрудняет испытуемых, когда требуется назвать игрушку. Напротив, пара бак — вак почти не отличается по трудности от наиболее легких пар, если испытуемый должен показать или дать игрушку, но передвигается на предпоследнее место, как только нуж­но назвать предмет. Сравнение средних по группе данных с индивидуальными говорит о высокой надежности установленного порядка фонем по их трудности и сви­детельствует о том, что избирательность речевого фонематического слуха взрослых носит в общем тот же характер, что и у детей дошкольного возраста: она обусловливает успешность дифференцирования звуков, имеющих смыслоразличительное значение в родном языке, и приводит к ошибкам при попытках различить звуки, чуждые строю этого языка.

Речевое поведение взрослых было, конечно, совершенно отлично от соответствующего поведения детей: все взрос­лые, без исключения, давали речевые ответы, которые практически поровну распределялись между всеми исполь­зованными в опытах парами слов-раздражителей. В боль­шинстве случаев голосовые проявления взрослых относи­лись по типу к разряду правильных звучаний и лишь чуть больше четверти артикуляций носили ошибочный характер. Подменяющие звучания были очень близки к истинным. Любопытно, что своеобразный взрыв под­меняющих звучаний вызывали две пары: бак — вак и особенно лут — лют. Подменяющих звучаний здесь не только много, но они еще и многовариантны: испытуемые Как бы примериваются к затрудняющему их звуку, делают разнообразные и многочисленные попытки пра­вильно артикулировать его. Не случайно вокализации такого характера оказались приуроченными к тем парам, которые, судя по количеству ошибок и доле пра-


пильных действии, больше всего затрудняли испытуемых Очевидно, проговаривание выступало как важное сред ство различения одного члена пары слов-раздражителей.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.