Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Танзания. И слоны, и зебры, и жирафы





 

Опять граница, не люблю я проходить таможни, надоели уже, как всегда какие-нибудь проблемы с оформлением мотоциклов, а значит — потеря времени. Эх, хорошо быть масаем! Они своими племенами переходят границу Кении с Танзанией, Кении с Эфиопией, не имея никаких паспортов, перегоняют скот, да и вообще, масаи не любят кому-либо подчиняться, не любят сидеть на одном месте, любят перемещаться свободно. Так должны передвигаться и все остальные люди земли, это дикая искусственная проблема — границы, визы, запреты на проезд! — это козни лукавого, а Божественная душа и сердце человека чувствует свободу или несвободу острее всего на свете.

Кенийцы нас пропустили через границу по копиям депозита, но мне пришлось побегать по кабинетам, что-то объяснять, ждать. А вот в Танзанийской таможне возникли трудности, требовали опять депозит, 50 % от стоимости мотоциклов, но уже умудрённый опытом прохождения границ, я просто решил не платить. Объяснил, что денег у меня нет, а ехать мы дальше должны. Нашёлся тут агент какой-то фирмы, офис которой состоял из маленькой комнатки, двух столов с двумя стульями и печатной машинки, он выписал какие-то документы, типа временного ввоза, на два мотоцикла за 70 долл., просил 150, но я сказал — что больше денег нет!

Движение и в Танзании левостороннее, к нему после Кении уже немного привыкли, но иногда забываюсь, трудно привыкать, вот и выскакиваем на встречную: смотрю — летит на меня машина, мигает, догадываюсь — сворачиваю на свою левую полосу.

Страна приятная, есть пища, люди не приставучие, спокойные, если и подходят, то стоят в стороне и смотрят. Здесь к нам меньше внимания и мы этому радуемся. Наверное, белых людей здесь больше видят, а может, особенность танзанийцев такова — не приставать.

Женщины, девушки, все пышные, кругленькие, в общем — приятные на лицо и, внешне, добрые. В деревнях тётушки продают пончики и чай, а пацаны — бананы, и всё дёшево, 1 банан стоит 2 цента (60 копеек).



Гора Килиманджаро нам открываться не хочет, эту высочайшую вершину Африки сегодня скрывают тучи, к большому огорчению. Так хотелось увидеть вершину и сфотографировать мотоциклы рядом с горой. Глядим, глядим, не отрываемся. Только ненадолго тучи приоткрыли вершину и южный склон, и через несколько минут снова спрятали. Но мне и этого было достаточно, что смог увидеть высоту горы, её величие. Мы на неё обязательно пойдём, отметимся. Но это после!

Танзания и потому ещё нам кажется приятной, что хорошо асфальтирована. Но — всё хорошо не бывает, и часто встречаем полицейские посты, выездные, стационарные, всякие. Днём, правда, на нас только смотрят, а вот вечером начинают останавливать: паспортов пока не спрашивали, рассматривают только мотоциклы, узнают, что мы гоночная группа из России, хвалят и желают счастливой дороги.

Днём сегодня заметил две аварии, и вчера вечером одну, а причина была в велосипедистах, и там, и там, рядом с машинами всегда валяется покореженный велосипед.

Интересно, что женщины здесь носят поклажу не в руках, а в основном на голове, буквально всё: мешки, сумки, тазы, вёдра, вот только связки дров — на спине. В Кении, и в Эфиопии такой вид перемещения багажа тоже замечал, но не так часто. В Эфиопии женщинам, на мой взгляд, очень достаётся, они вдоль дорог носят огромные вязанки дров, согнувшись в три погибели. В горной местности с водой напряженка, и женщинам приходится издалека таскать на спинах специальные полиэтиленовые мешки вмещающие по 15–20 литров воды.

Мужчины, при этом, чаще всего идут рядом налегке, наверное, там принято эксплуатировать для таких работ именно женщину.

 

Люди одеты все обычно — мужчины в брюках, рубашках, футболках, женщины — в юбках, платьях. Никаких национальных одежд на танзанийцах не замечал. Страна более развита, конечно, чем Эфиопия, Судан и Египет: много заправок, часто они имеют вполне приличный, чистый, вид, попадаются вдоль дорог хорошие здания, кафе, есть тротуары в городах. Но в глубине страны, в селениях, жилищами людям служат маленькие хижины, сделанные из незатейливых стройматериалов — веток и стволов деревьев, облепленных глиной, крыши густо покрыты пальмовыми листьями.

Сегодня в России будет крестный ход, Будут богослужения, православные встретят пасху. Хочу успеть в Дар-эс-Салам, в Российском посольстве, хоть по телевизору, посмотреть великий праздник. Надеюсь, 1-й канал в Африке работает во всех посольствах. Вот бы успеть! А ещё и прекрасно то, что праздник завтра, его мы должны провести на побережье Индийского океана, у воды, как и планировали. Только бы доехать! Осталось 270 км до столицы, на часах — 15:40. Повернули, после города Моши, направо. С левой стороны от нас уже 250 км тянутся гряды живописных зелёных гор. В Танзании всё зелёное, леса, луга, горы…

С питанием проблем не стало, на заправках подбегают толпы ребятишек, предлагают пирожки, груши, яблоки, орехи-кешью. Как резко изменилась ситуация, до этого пищу приходилось буквально разыскивать, приходилось голодать даже, а тут — в руки дают, только плати, во жизнь пошла!

Ночь была для нас тяжёлая, бессонная, в палатке было так жарко и душно, что мы все обливались потом, а я ещё поленился футболку снять, утром выжимал пот из неё, как будто после стирки.

Здесь поздняя осень, небо затянуто тучами. В Дар-эс-Салам приехали утром, могли бы и вчера успеть, но вечером решили не въезжать в город.

Нашли российское посольство, охранник вызвал мужчину средних лет, тот узнал кто мы, откуда, куда едем, и в чём нуждаемся. Сказал — что у них места нет, даже для нашей палатки, хотя внешне такого бы никто и не подумал — размерами территория у них подходящая.

— Ребята, — сказал служитель российского посольства, — вы приехали в неподходящее время, ведь сейчас воскресенье, никто не работает, переночуйте где-нибудь, а завтра утром подойдите к консулу, может быть и поможет с оформлением виз в ЮАР!

Оставалась некая надежда на русский культурный центр, о нём мы узнали из книги Антона Кротова, искали этот центр недолго, оказывается, находится он рядом с Индийским океаном. К нам вышел директор, по-моему, Рифад Кадырович, мужчина лет сорока пяти, крупного телосложения, с седой бородой. К сожалению, все свободные комнаты у него были заняты, расселить он нас не мог, предложил соседний, недорогой, «умирающий» отель, воду там, правда, отключили, за давние долги, а мотоциклы разрешил оставить на территории клуба. Предложил вечером прийти помыться и попариться в сауне, а днём посмотреть телевизор. И на том спасибо!

 

Вот и Индийский океан! Заглядываемся на его даль, но так устали с дороги, что искупаться решили позже, зашли в тёмные, грязные комнаты отеля, завалились на кровати и уснули.

Дед подхватил тропическую лихорадку, мучится в бреду, весь мокрый. Володя Новиков надавал ему горсть разных таблеток. Через два часа разбудил нас работник, принёс ведро с водой, для мытья и питья. Мы поторопились высвободиться из этого мрачного, зловонного места, Дед продолжал лежать и стонать.

Мы подошли к океану, как он манит к себе — океан, как для меня романтично волнующееся море! Я и мой брат, неисправимые романтики-мореходы, с детства нас схватило в свои объятья море и так не хочет выпускать. Все морские приключения у нас ещё впереди, мы обязательно увидим тебя, Джон Сильвер! И тебя — храбрый капитан Блад! Мы обязательно встретимся! И вообще — как можно жить без мечты? Без фантазий! Как можно жить без светлой сказки? Считайте меня сумасшедшим, но я верю в существование отважных героев и неведомых земель, островов из прочитанных романов, я буду их искать всю жизнь, и если даже не найду, то создам их сам!

Я устремил взор в даль, мне так захотелось уйти подальше от Африки, на каком-нибудь паруснике, далеко-далеко, в океан, побыть одному без людей. Там где-то далеко впереди — Австралия, Индия, Индонезия. В Африке мы ищем Ливингстона и его спутников, в Америке — Следопыта, ирокезов и могикан из романов Фенимора Купера, в Австралии — следы капитана Кука и Роберта Бьёрка, на Юконе — Смока и Малыша, Джека Лондона, так что по суше мы едем не случайно.

Вот и православная Пасха, 27 апреля 2003 года, а атмосфера в здешнем клубе вовсе не праздничная, нет крашеных яичек, пасочек, куличей. Тут уже два месяца живут с какого-то Московского института четыре человека: две девушки и двое мужчин, «африканисты» — изучают материк. Но собранных с трудом средств им хватило только на изучение Танзании. Ещё видели женщину, тоже здесь работает над чем-то. Тут же живут два бизнесмена — Сергей и Алексей.

Сергей оказался одним из организаторов автоэкспедиции 1993–1994 года Москва-Кейптаун. Ехали они тогда на «КАМАЗе», и на автомобиле «ИЖ», в кузове везли 7 мотоциклов «ИЖ». Мы с Санькой давно хотели узнать побольше об этом проекте. Сергей и его компаньон, в 1993 году, стали дилерами ижевского завода и решили наладить продажу русских мотоциклов в Африку. Для этого они и проехали по всему континенту с севера на юг. После завершения экспедиции, он и его друг так и остались жить в Замбии, наладили бизнес, продают мотоциклы Минского, Ижевского, Ковровского заводов в Замбии и Танзании. Сергей был очень удивлён, узнав что мы достигли этих мест, на двух мотоциклах «Урал». Он, видимо, признаёт такую возможность только за «ижами» и «ковровцами»?!

— Как я увидел утром во дворе два «Урала», номера московские, не мог поверить даже — неужели сюда кто-то приехал из России?! — рассказывает он с жаром. — Спрашиваю у охранника — Кто приехал? Где они?

Пригласил он меня и Санька к себе в квартиру. Раскрыли бутылку «Джина», сделал салат из капусты и колбасы, все были рады встрече, первый раз за много дней пути так хорошо посидели, поговорили с русским человеком.

— Ну вы, парни, авантюристы! Отправиться через весь материк, на русских мотоциклах, без какой либо поддержки! Что такое по сравнению с вашим предприятием «Последний герой», там за людьми на острове постоянно наблюдают даже с вертолёта, всегда спасут, если что, а у вас — круче! Я так говорю потому, что знаю, где вы ехали, я сам прошёл этот путь 9 лет назад.

Стал он рассказывать, с каким трудом они пересекли материк, о проблемах на границах, на дорогах, при расставании спросил:

— И всё-таки, зачем вам это надо? Зачем?! Ну ладно мы, ехали с коммерческой целью, а вы?

Что ему ответить!?

Искупались мы в океане, сходили в сауну. Утром направились в Российское посольство. После полуторачасового ожидания нас принял консул, жирный такой дядька: расспросил о нас, о маршруте, о проблемах, но помочь отказался, мол, «сами решайте свои проблемы!»

— Ну, если что случится, то звоните, вот мои телефоны, — и дал визитку. И добавил:

— Знаете что, идите в русский культурный центр, может чем Рифад Кадырович поможет!

Вышли мы с посольства, а на душе неприятно. Фотограф Володя уныло так:

— Сергей, вот как русские к русским относятся.

— Да какие ж это русские, Володя! Здесь посол — чеченец! Разве ты забыл, как к нам отнёсся Чистяков в Судане? Наш солдат умирает за них в Чечне, а эти… жируют в России! — невозможно было сдержать справедливого негодования.

Только зря время потеряли, но всё же успели до обеда найти Замбийское посольство. Заполнили анкеты, отдали паспорта, попросили консула сделать сегодня визы, но тот ответил, что обычно выдаются визы на следующий день, но, смягчившись, разрешил прийти к концу рабочего дня.

Воспользовавшись свободным временем, я пошёл искать банк, чтоб обналичить деньги с кредитной карточки. Банк я нужный нашёл, сунул руку в карман, а карточки-то моей и нет. Вот так неприятность: на ней было около 1700 долларов — как раз для завершения похода. Наличными оставалось всего 450. Прикинул — до Лусаки, столицы Замбии, должно хватить, лишь бы на границе за мотоциклы деньги не потребовали.

Звоню с переговорного пункта в Москву, во «Внешторгбанк», чтоб закрыли, закодировали мою карточку, мало ли что, хакеров сейчас много развелось, вдруг к моей карточке кто-нибудь подберёт код и попытается снять деньги. Где же теперь взять деньги? Стал звонить в Москву, всё-таки договорился, чтоб мне отправили недостающую сумму банковским переводом в Замбию. А мы тем временем будем туда добираться. Пришёл в посольство к 15:00, а замбийские визы, о чудо! — уже готовы.

Вечерком, попрощавшись с Рифатом Кадыровичем, покинули мы Дар-эс-Салам. До этого нас фотограф поснимал на видеокамеру возле Индийского океана. Перед отъездом Рифат Кадырович опять стал предупреждать, «быть осторожней, ночами и вечерами лучше не ехать, часто банды преграждают дорогу бревном или натянутой верёвкой и грабят!» Советовал спать в гостиницах или ставить палатку в кемпингах, на территориях отелей, но ни в коем случае не в лесах. Рассказал, что здесь недавно проезжали путешественники какие-то и пропали бесследно по дороге в Замбию.

Продолжал «страсти-мордасти» всякие рассказывать, мол, «могут на вас напасть с большими ножами и порезать всех в палатке, и всё это могут совершить ради двух мотоциклов»! Бред полнейший!

Где б мы не останавливались, везде много пьяных негров, они пьянеют от одной бутылки пива. Такие люди сильно утомляют, подходят и начинают надоедать — бормочут что-то на своём наречии. Вообще пьяных с я трудом переношу, а от этих вообще трудно отвязаться, хоть в морду их бей. Как хорошо было в арабских странах, там люди трезвые, очень редко встречали людей под воздействием наркотиков. Хотя — чем наркотики лучше алкоголя?

 

По пути в Замбию дорога проходит через национальный парк протяжённостью 50 км. Вот тут и увидели, как дорогу переходят слоны, увидели большое стадо жирафов, с дороги на них любовались, я решил поближе ознакомиться с ними, рванул в их сторону, но жирафы убежали, путаются, что я — лев, что ли? Эх, обидно, я так мечтаю посмотреть их вблизи. Стада зебр гуляют, много обезьян-павианов сидят на деревьях, гуляют вместе с антилопами Томпсона, обезьяны даже сидят на дорогах, мы проезжаем, а павианы неохотно отходят на обочину. Дорогу не спеша переходила слониха со слонёнком, мы остановились чтобы рассмотреть, слониха начала волноваться, закрыла собой детёныша, но агрессии не проявила.

Проехали национальный парк и начались горы, едем вдоль горной реки. Володя Сайгаков решил сменить масло в двигателях, а мы тут же искупались в бурных водах, только не так просто было пробираться через густые заросли к реке. Много насиженных мест в кустах от каких-то больших животных, кто же это может быть? Наверное, приходят на водопой? Обезьяны перебегают дорогу, уверен что такие животные под колёса не попадут, увёртливые и хитрые. Стали попадаться змеи, шустро переползают дорогу, раздавленных не видели, а вот сбитых автомобилями лисичек, ёжиков, и ещё каких-то полосатых зверьков, много. Часто в этом походе задаю себе вопрос: «Почему дороги так не похожи на российские? Казалось бы, и асфальт тот же самый, и грунтовка бывает одинаковой, а всё не то, а сегодня вечером ехал и понял — здесь нет лесопосадок!!! Ведь в России деревья сажают вдоль дорог, чаще, для защиты от снегов!»

Фотограф нам старательно выдаёт еженедельно по две таблетки от малярии, и ежедневно, мультивитамины — по две таблетки. В общем, физическое состояние у нас неплохое, только вот животы иногда болят, иногда бывает состояние не бодрое, какое-то, а рассеянное, это так Африка действует, а может — устаём ехать на мотоциклах. А может — это болезни какие, местные, в лёгкой форме?!

После Кении много думаю о доме, о своих родных, заскучал по ним — прошёл месяц в дороге.

В этом районе много баобабов, очень толстые, но листьев нет, ещё не расцвели. Первый раз увидел такое огромное, толстое дерево! Кстати, в Танзании, и ближе к Замбии, на юго-западе, не жарко, там поднялись в горы и даже к вечеру надели кожаные куртки.

Подъехали к границе в городе Тундума. Иммиграционный и таможенный танзанийские офисы прошли быстро. Как же надоели эти границы! Хоть бы в таможне Замбии не просили много денег, и оформление документов не пошло столь мучительно! Захожу в коридор, стоит очередь, думаю надолго, обратился к таможеннику, он впустил меня в зал, пригласил сесть, работает кондиционер, заполнил две бумаги под копирку, оплатил страховку — по 17 $ за мотоцикл. Страховка распространяется на Ботсвану, Намибию, ЮАР и Анголу. Всё заняло всего 1,5 часа, даже пошутил с работниками офиса. Вот тебе и раз! А волновался..!

 

Замбия. «Гаишники»

 

Первое впечатление о людях хорошее. Как всегда, возле таможни отираются менялы, предлагают обменять деньги по их «выгодному» курсу — он выше официального на 20 %.

Качество дорог тут радует, а вот цены на бензин — нет, 1 литр — 4600 замбийских квача, а 1 $ США — 4500 квачей.

Самое полезное в мотоцикле, когда едешь по Африке, это сигнал. Как часто он уже пригодился, чтобы сгонять с дорог людей. Можно делать вывод — особенную любовь к дороге проявляют эфиопы и замбийцы.

Опять привыкаю к новым деньгам, к новым ценам, все цены сравниваю уже с танзанийскими и с российскими, конечно. Заметил одну закономерность, у нас всегда проблемы с бензином при въезде в новую страну: его, как правило, нет, даже если существует заправочная станция, то бензина всё равно никогда там нет, и началось это с Судана. Тогда, на выезде из страны, была хорошая АЗС в городке Галабаде, а вот на эфиопской стороне бензина уже не было; и когда выезжали из Эфиопии было несколько заправок, но ни одной уже не было на кенийской стороне, и так далее. И в Замбии обнаружилось полное отсутствие бензина. Пришлось Саньке ещё раз пешком возвращаться в Танзанию с 20-литровой канистрой. Почему всё так? Не могу понять. Скорее всего — делается это специально, чтобы никто не взялся играть на разнице цен на бензин и мотаться туда-сюда с канистрами.

Дороги тут хорошие, теперь — уже начиная с Танзании — проезжаем за каждые сутки по 550–600 км, минимум.

Резина на «Урале» с коляской уже вся стёрлась, стала «лысой». А на моём «Соло» ещё хороший рисунок протектора, а ведь уже пройдено 10200 км со старта в Москве. Вот тебе и отечественные покрышки!

Первый раз спросили на полицейском посту страховку, затем попросили включить свет — дальний, ближний, поворотники, а у «Соло», как на грех, не горят поворотники — Дед никак не может найти причину. А у «Урала» с коляской не горит STOP-сигнал.

Полицейский и рад стараться: пригласил меня в офис — такой шалаш из тростника — и объяснил, что за такое нарушение предусмотрен штраф 476000 квачей, это примерно 100 долл., а за STOP-сигнал — 270000 квачей! Я ему объясняю, что это очень большой для нас штраф. Всё-таки сошлись на том, что я дал ему взятку по 100000 квачей (22 долл.) за каждый мотоцикл, и мы раскланялись.

Вот тебе и первый штраф с момента старта! Не очень-то приятно, заплатил такие деньги, это же 45 литров бензина! Сразу вспомнил нашу Россию, где такие взятки — обычное дело! Мерзко.

Здесь многие парни держат в руках стебли сахарного тростника и грызут их, наверное он сладкий, но нам так и не удалось попробовать. Национальная особенность.

Несмотря на то, что мы находимся где-то в центре страны, но дорога пустынная, машин встречается мало, зато асфальт гладкий, не ухудшается; всё это позволяет нам быстро двигаться к Лусаке — столице Замбии.

Перед Лусакой остановились попить чаю и сфотографироваться рядом с указателем — 65 км до столицы. Набежала толпа детворы и облепила нас, стали для нас настукивать африканские ритмы руками по корпусу коляски «Урала». И так у них хорошо получалось, словно каждый день на мотоциклах репетируют, что я даже начал вместе с ними подплясывать. Дед решил их наградить «орденами», он с собой в Африку из дома захватил сотню разных комсомольских значков. Он высыпал штук тридцать значков, и тут начался такой переполох: каждый норовит схватить по значку, даже драться между собой начали. Вот так Володя посвятил деревенскую африканскую молодёжь в комсомольцы.

Проехали уже с Новороссийска до Лусаки 11300 километров. Полицейские останавливают — смотрят на табло спидометра, удивляются, смеются в восторге. Но иногда попадаются полицейские очень похожие на наших «гаишников-гиблодэдэшников» — проверяют работу поворотников, фар, стоп-сигналов, на лице выражено чёткое желание до чего нибудь докопаться, чтоб получить взятку. Это факт, Замбия оказалась первой страной, после России, где мы увидели таких гнусных полицейских — до этого никто у нас даже документы на мотоцикл и страховку не спрашивал. Хорошо, что ещё не обыскивают!

Качество дорог не перестаёт удивлять. Животных ещё не видели, только иногда лежат на дорогах раздавленные большие змеи, а ведь по стране проехали уже 1050 км. И городов тоже нет, лишь небольшие селеньица.

Приехали в Лусаку. Город как город, не очень большой. Сразу в банк, но деньги мне ещё не прислали, обещают завтра, будем ждать где-то «прописаться». Прежде всего поехали в посольство Ботсваны — сделать визы, а совсем рядом, через дорогу, оказалось и российское посольство.

Подали ботсванцам анкеты, паспорта, через три часа те обещали поставить визы. Приходим, нас пригласили к консулу. В кабинете сидит сердитый чернокожий дядька с важным видом. Расспросил о цели визита и не спеша начал ставить штампы в паспорта, и ещё на какие-то листки, которые потом медленно заполнял. Время от времени он вставал со стула, чтобы разогнуться, расслабить спину от такой «тяжкой» работы.

Порядки на дорогах странные: пацаны с ворованными товарами подбегают на светофорах к машинам и предлагают кто что — батарейки, зубочистки, фрукты, бритвы, разное барахло.

Белых тут мало — примерно 1 к 400-м. Перчатку выдают регулировщику почему-то одну, и он машет рукой в белой перчатке, вместо жезла. Странно! Но, как говорят большинство водителей, на перекрёстках машины даже при большой загруженности дорог, разъезжаются быстро, до тех пор, пока не вы — ходит этот регулировщик, тогда, после его старательного регулирования, и образуются заторы.

В городе много обезьян, они живут на деревьях, их много и на территории российского посольства, а вот где живут чернокожие люди, там обезьяны отсутствуют. Объяснение очень простое — негры съедают всё живое, что попадается им на глаза. Обезьяны это отлично понимают.

Настало время сократиться составу нашей команды — собрался уезжать фотограф Володя Новиков! Я с ним съездил в авиакассу и мы забронировали самый дешёвый билет до Москвы, он вынужден был нас покинуть, отпуск его давно закончился, и чтоб не потерять работу, он рвётся домой.

Из-за майских праздников все работники нашего посольства отдыхали. Консула мы всё-таки дождались — молодой такой парень Максим, поговорили. Посол, имя его я так и не узнал, он нам и не показывался, не хотел нам помогать с расселением, но через два часа всё-таки заочно распорядился, чтоб нас разместили в пустующей однокомнатной квартире на территории посольства. Мы всё это время сидели на лужайке возле посольства и съели четыре консервы. Деньги нам не высылают из Москвы, там тоже всё идут бесконечные праздники, после 1 мая ещё неделю, и банки не работают, придётся ждать!

Выяснилось, что здесь негры белых людей называют — «люди без кожи». Они считают, что все люди должны иметь чёрный цвет кожи, а если белая, значит настоящей кожи сверху нет. Так что смотрят на нас, наверное, с сожалением, что мы такие убогие, болезные, что нам так не повезло со здоровьем.

Поселились в посольстве. Во всех комнатах всех наших посольств, как правило, чаще всего висят картины, фотографии и плакаты на тему зимы: зимний лес, лыжники или уж яркая жёлтая осень; видимо, в Африке русские скучают по морозам, по России, по холодам, по краскам осени, а глядя на такие картинки лучше себя чувствуют.

Вскоре посол отношение к нам переменил, говорят, он в Интернете ознакомился с нашими материалами, посмотрел фотографии, прочёл статьи об экспедиции и разрешил нам быть три дня на этой квартире. Посол через консула спрашивал: «А они несут российский флаг? Я видел только какой-то чёрный?» Российский у нас, конечно же, есть, а чёрный флаг — это флаг гоночной команды «Racing team» от клуба «Ночные Волки», из Москвы. Он — как талисман у нас! А посол, в окно, наверное, выглядывал, подсматривал — странно это!

Вечером мы решили устроить праздник: купили торт, еды, водки, кстати, этот алкогольный напиток есть во всех странах, где мы были, кроме арабских. Выпили, тут проявилась в полной мере вся наша казачья сущность. Фотограф затаился на кровати, он, в этом смысле, не наш человек, а мы песни петь начали, в комнате стало тесно, вышли на улицу. Дед докопался до чернокожего охранника, хотел, наверное, вырваться за территорию посольства, но нас не выпустили, и конечно же, к лучшему, а то неграм плохо пришлось бы. Потом мы стали проявлять особые чувства к нашим стальным коням, тогда Дед совсем разбушевался, пришлось его брать в охапку и уносить на кровать. В итоге нарушился покой всех россиян, живших на территории, но никто почему-то к нам не присоединился, да и вообще — не показал и носа из «нор»! Странно. За компанию всегда у нас любят посидеть.

Утром засобирались в дорогу, никак не сидится на месте, наша свободолюбивая сущность потребовала простора. Вот, понадеявшись на оставшиеся сто долларов — решили доехать до Ливингстона, и там получить перевод, хотя логичнее было бы остаться. Вьючим мотоциклы и слышу, как проходящие рядом «россияне» шепчутся: «Казаки приехали!», соседка-учительница многозначительно молчит. Им нас не понять, скажут, приехали какие-то ненормальные, за тридевять земель, и опять куда-то собираются!?

Направляемся на юг, к городу Ливингстон.

Вдоль дорог люди, завидев нас издали, замирают в изумлении, кто шёл — так и застывает, а кто что-то делал — бросает работу, дети прекращают игры и бегут к дороге. Все встают и смотрят на нас как мы проезжаем мимо. Если ж останавливаемся, то всё-таки больше внимания уделяется «Уралу» с коляской, а не моему «Соло». Его внимательно рассматривают, щупают коляску, иногда фотографируют. Скорее всего, здесь никто представить не мог, что существует в мире такой большой мотоцикл странного вида. На нём установлено седло удивительной модели, отдельно для водителя — для пассажира. Многие щупают, проверяют — жёсткое оно или мягкое!?

А на асфальте всё также попадаются раздавленные змеи, гниющие на обочине. Эх, жаль — снимать теперь некому: наш фотограф остался в Лусаке ждать авиарейса в Москву, нам как-то даже непривычно без него сегодня, даже грустновато стало, теперь мы дальнейший путь проедем втроём. Я заметил, что мы на стоянках между собой об этом разговариваем.

Радует, что здесь не жарко, не надо снимать куртки, тут наступает зима, а я раньше думал, что в Африке жарко всегда — и зимой и летом, а оказывается всё не так.

 

Недолго, и приехали в город Ливингстон. Тут наши деньги кончились совсем, я с надеждой звоню в Москву, а перевод оказывается уже выслали в Лусаку, возмущению моему нет предела — почему?! Сказал же, чтобы выслали сюда, в Ливингстон! Неужели здесь нет пункта «MONEYGRAMM»?! У меня остались деньги только на проезд до Лусаки, около 12 долларов, а за пятиминутный разговор по телефону надо заплатить аж 20, пришлось оставить в залог CD-плеер, объяснив, что завтра отдам долг. Подъехали к автостанции, автобус ещё не ушёл в столицу, а билеты не продают — полный автобус. Я ещё могу успеть получить сегодня деньги, если доеду на 10-часовом автобусе. Пытался уговорить кассира продать мне билет, но он не поддавался никак, предложил ему 50 % награды от стоимости билетов, он тут же отреагировал положительно, попросил подождать. Через двадцать минут билет был у меня в руках, я сел сзади на свободное место. Немного грустно расставаться с пацанами, да и на автобусе, после мотоцикла, ехать противно, а куда деваться? Надо!

Решил купить на последние оставшиеся 10000 квачей картошки жареной, пирожок и сок, думаю — будь что будет, а есть очень хочется. Познакомился в пути с соседкой — чернокожей девушкой, разговорились, имя её сейчас забыл, помню только, что бы я ей ни сказал, у нее на всё ответ «Найс, найс!» Я ей про войну в Ираке, реакция одна — «Найс, найс!»

Автобус прибыл к вечеру в Лусаку. Пошли мы с ней банк искать, нашли, но уже с закрытыми дверями. Распрощался я с новой знакомой, напоследок она мне протягивает деньги — возьми, мол, пригодятся, я отказался, но на душе стало теплее!

Направляюсь, конечно, в российское посольство, но консула там не оказалось. На удивление быстро нашёл улицу ITUNA ROAD, где нас позавчера разместили по приказу посла. Охранник открывает дверь, смотрю, а во дворе, к моему удивлению и к радости, сидит Володя Новиков — наш фотограф.

— Я же говорил тебе, Сергей, что вернёшься, так и получилось! — он встал со скамейки, расплываясь в улыбке.

Я обрадовался, увидев его — и переночевать можно. Оказывается, он получил свою тысячу на дорогу домой с помощью консула в том же банке, где и мне предстоит получать. Максим ему купил авиабилет и завтра Володя улетит в Москву, но вот что оказалось — выдают тут сумму замбийскими квачами, а не долларами. Хотя деньги отправили из России долларами, но всё равно — выдают квачами, которые обменять на доллары весьма проблематично. Володя вчера пытался поменять оставшуюся сумму, после покупки билета, но не смог, долларов нигде нет.

На следующий день Максим мне помогать отказался, мол, сам решай все свои проблемы. Я полдня пробегал по банкам и всё-таки умудрился всю полученную сумму поменять на доллары. И даже, к счастью, успел на последний автобус в Ливингстон.

Как же там мои Санёк с Володей? Постоянно думаю о них, ведь они остались совсем без денег, наверное, голодают. Приехал в город поздно вечером, ребят на автостанции не было, мы договорились, что они меня будут ждать целый день с 7 утра до вечера.

Устал я после сегодняшней езды, водитель набил автобус людьми, как банку набивают капустой, на меня всю дорогу норовила сесть женщина с ребёнком, но я свой позиции упорно не уступал, помня поговорку: «дай негру палец, он и всю руку откусит». Ко мне поворачивалась с переднего сидения девочка лет восьми, и рассматривала меня — и что она во мне такого увидела, наверное ей просто интересен белый человек, и она всё-таки отважилась поинтересоваться моим носом, он сильно облез после африканского солнца.

 

Утром встретились с ребятами, они были рады моему возвращению, оказывается, они две ночи спали в палатке, во дворе гостиницы, куда их пригласил хозяин — индус. Ребята были очень благодарны ему за помощь.

Сразу едем в закусочную, Санька и Володя с жадностью употребили огромные порции жареной картошки с курицей. Настала пора отправляться в историю. В 10 км от Ливингстона находится известный во всём мире водопад Виктория, это на реке Замбези. Мы с Санькой с детства мечтали об Африке, ну и конечно же — о водопаде, который открыл известный путешественник, миссионер, Давид Ливингстон, посвятивший всю свою жизнь изучению Африки.

Подъехали. Это зрелище нельзя передать словами! Огромные потоки воды, всей сразу реки Замбези, низвергаются вниз с высоты 120 метров. Невозможно оторваться от вида, фотографировались, любовались, дышали!

На автовокзале, слышу, кто-то издаёт такие звуки как будто кошку зовёт: «Кс-кс-кс!», оборачиваюсь, оказывается обращение ко мне: «А что у вас с носом?»

Торговец фруктами предлагает бананы. В Замбии я несколько раз замечал такую форму обращения. А вот что интересно, в Судане таким же звуком просят водителя автобуса остановиться, выходит человек на дорогу и «кс-кс-кс» поёт, нам же привычнее взмахнуть рукой.

Не доезжая 25 км до городка Кузулунги у Саньки опять кончился бензин, я слил со своего бака два литра ему, надеясь на остатках доехать до границы Ботсваны. Проехал 15 км на этом резерве, и заглох. Говорю:

— Ребята, езжайте вперёд до ближайшей заправки, а мне оставьте канистру и шланг — буду пытаться останавливать машины и просить бензин, может вам не придётся возвращаться сюда за мной!?

Многие машины проносились мимо, но вот одна остановилась, в ней сидит паренёк-негр, бензина у него не нашлось, но предложил подвезти — а как, я же мотоцикл не брошу! Следующим «застопился» микроавтобус, в нём ехала семья из Намибии — немцы. Мужчину я узнал сразу, у него были длинные волосы, я видел его на водопаде Виктория. Дали они мне четыре литра из большой канистры. Поинтересовались: «А где ещё двое, вы же были на водопаде втроём?»

— Впереди где-то.

— А откуда вы, и куда едете?

— Из Москвы.

Мужик с косой аж присвистнул от удивления. Пожелал счастливой дороги, сказал, что Намибия — очень хорошая страна! Будем надеяться!

Встретился я со своими ребятами уже на границе, недалеко от городка Казунгула, им тоже кто-то дал несколько литров бензина.

Замбийскую границу прошли быстро! Всё также пристают разные менялы, предлагая «выгоднейшие» курсы валют, пришлось у одного из них обменять остатки квач на деньги ЮАР. Планировал, если переправляться в Ботсвану, через реку Замбези, на пароме, всё равно там потребуют ботсванийские или юаровские деньги.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.