Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Дороги, которые мы выбираем...





(Печатается в сокращении)

...Ма нишма? Что слышно? С этого вопроса началась беседа корреспондента «Хадашота» с одним из наиболее известных еврейских лидеров Украины Иосифом Зисельсом.

— Прежде всего, хотел бы рассказать о деятельности Евроазиатского еврейского конгресса, созданного нами весной этого года.

Уже в самом начале был разработан комплекс программ, интересных тем, что они не пересекаются с работой «Джойнта» и «Сохнута» и с программами других крупных организаций, работающих на территории Евразии.

Данный комплекс программ уже начал разворачиваться, и важно то, что Киев является сегодня центром этих усилий... Будет у нас и информационно-аналитическая программа. В Киев будет стекаться информация со всей Евразии на русском и английском языках.

В программе участвуют Япония, Индия, Монголия, Австралия и другие страны. Мы будем проводить анализ информации, и её обобщение...

Всерьёз займёмся мы и реституцией еврейской собственности, поскольку ни одна организация этим практически не занимается.

Евроазиатский конгресс, как часть Всемирного еврейского конгресса, будет акцентировать своё внимание на проблемах реституции в Евразии.

Мы создадим Евразийский комитет по реституции. Он будет состоять из нескольких уровней. Первый — политический, сюда будут входить руководители крупнейших общин стран Евразии, бизнесмены, политические деятели.

Они будут заниматься лоббированием процесса реституции на территории Евразии.

Следующий уровень — технический. Описание собственности, её учёт. И ещё один уровень — юридический...

Для нас важно, чтобы опыт, который мы накопили в Украине, ...оказался полезен. Мы сейчас его распространяем на Евразию.

В конце июня мы провели семинар для экспертов по вопросам описания еврейской собственности... Надеюсь, он оказался весьма полезным. Мы обязательно продолжим свои усилия в этой важной для евреев сфере.

Ещё одна интересная тема — проблемы межнациональной толерантности. Здесь мы работаем на базе активно действующих программ Ваада Украины. Большой интерес, и мы этому рады, у учеников украинских школ вызывают «Уроки Холокоста»...



Вот уже второй год подряд проходит конкурс школьных работ по «Урокам Холокоста». И это даёт надежду на то, что подрастающее поколение будет более толерантным, чем предыдущее, что даст Украине шанс быстрее влиться в европейскую семью народов...

Словом, несмотря на то, что Евроазиатский конгресс был создан лишь нынешней весной, он уже оказался динамичней многих известных еврейских структур, чему, конечно, способствовало то, что финансирование программ осуществляется без промедлений и на хорошем уровне.

И это, несмотря на некоторую рассредоточенность структуры конгресса. Его центральный офис, возглавляемый Фёдором Осининым, находится в Казахстане, «ставка» ген-секретаря Михаила Членова — в Москве, а мы в Киеве занимаемся практическими программами...

Планов у нас много, Дай Бог, чтобы осуществились...

— Вы являетесь также одним из организаторов «русскоязычного конгресса». Однако, можно ли действительно объединить евреев, живущих на огромных просторах, по такому признаку, как русскоязычие?

— Русскоязычное еврейство является уникальным явлением, обладающим набором специфических черт. ...честно говоря, модель плавильного котла не работает: ни в Америке, ни в Израиле.

«Русские» евреи, переехавшие в другие страны, испытывают ряд сложностей в интеграции из-за определенных стереотипов общественного мнения. И для того, чтобы утверждаться в таких условиях — нужны свои русскоязычные структуры...

Вот почему идею такого конгресса поддержали не только в Израиле и наши влиятельные американские друзья, но и Федерация еврейских общин России и стоящий за ней влиятельный бизнесмен Леви Леваев.

— Значит, речь идёт о союзе с Хабадом?

— Да. В странах СНГ уже создан Евроазиатский конгресс, он включил в себя многие организации, но в нём нет Хабада. Поэтому делегация стран СНГ на учредительный съезд русскоязычного конгресса, а он прошёл с 1 по 4 июля в Москве и Иерусалиме, строилась на паритетных началах между евроазиатским конгрессом и Хабадом. И в этом заложен принцип консенсуса.

— А в чём тут консенсус? Ведь, получается, что Хабад — одна организация, а с ней в паритете партнёры — десятки других организаций. Хабад, получается, будет иметь явный перевес.

— Хабад не будет иметь никакого перевеса. Каждая из сторон имеет право вето. На самом деле, Хабад — это не единая организация, а огромная «крышевая структура». И, кроме того, например, в России включает в себя более трёхсот организаций.

— А, разве Хабад не подчиняется единому руководству в Нью-Йорке?

— В данном случае, не важно, кто кому подчиняется, и кто как устроен. Речь идёт о том, что формируется структура, которая будет координировать усилия русскоязычных еврейских общин, где бы они ни были: в Канаде, Австралии, Америке, Израиле, России или Украине.

У нас принят определённый тип еврейских общественных организаций. В Хабаде действительно, вы правы, другой принцип построения, они более дисциплинированы... Это не важно. Главное то, что и те, и другие, и третьи представляют русскоязычное еврейское население...

— А как новая организация будет управляться?

— Речь идёт об уровне координации, а не управления...

...Структурные органы предусмотрены такие: главный — координационный совет, в него будут входить представители от еврейских общин стран... Будет совет раввинов... Ещё предусмотрен общественный совет из друзей русскоязычного еврейского конгресса.

Туда могут войти даже президенты стран и другие известные и выдающиеся люди. Это — инициатива московской стороны.

— Они хотят, чтобы Владимир Владимирович туда вошёл?

— Не знаю, как высоко они целятся, но понятно, что если не войдут президенты других стран, то не войдёт и господин Путин. Иначе будет какой-то неадекватный уровень и придётся его выбирать председателем общественного совета.

И, естественно, будет исполнительная дирекция, которая будет заниматься различными программами. Как видите, достаточно простое устройство.

— А где будет базироваться исполнительная дирекция?

— Вопрос в том, где будет зарегистрирован конгресс. Есть три центра — Иерусалим, Нью-Йорк и Москва. Но, кроме того, я предлагал зарегистрировать его в Украине, Германии и Австралии. Посмотрим.

— А почему, по Вашему мнению, Хабад, на этот раз, пошёл на определённую консолидацию со светскими организациями?

— Хабад считает себя основной силой в еврейском движении конца XX — начала XXI века. Из-за своей энергетики, финансовых возможностей. И они, может быть, хотят получить международную структуру, где проявится их лидирующий характер.

Во-вторых, они, конечно, желают представлять не только религиозных евреев в странах, появившихся после распада СССР, но и более широкую часть еврейского населения.

Ведь у нас религиозных людей всего лишь три процента, не больше. Это понятное желание такой мощной организации, как Хабад. И вопрос в том, насколько нам удастся выстроить сложную систему равновесий на каждом уровне.

— А как восприняли эту идею в Израиле?

— В общем-то, хорошо. Израильтяне, прежде всего, видят в создании конгресса новую поддержку Израилю...

— В июне в Иерусалиме состоялся 34-й сионистский конгресс. Была признана на нём Сионистская федерация Украины?

— Пока нет. Сейчас мы готовим её официальную регистрацию в Министерстве юстиции Украины. Я думаю, это будет не просто, поскольку это — первый прецедент на территории СНГ.

Кроме того, несмотря на то, что наш устав был одобрен юридическим советником Всемирной сионистской организации, наше принятие в ВСО передано новому правлению, которое ещё не успело вопрос изучить.

Но, так как наши люди уже попали в политические блоки и союзы, то они через них будут лоббировать наше признание в новом правлении.

— Я хочу, чтобы Вы сейчас повторили, что же такое сионизм. Ведь Вам, конечно, известно, как вновь подаётся в некоторых изданиях Украины это понятие.

— Мы относимся к этому спокойно. Прежде всего, мы ещё в 1991 году на первом съезде Ваада приняли Иерусалимскую программу. Это необходимое условие для организаций, которые считают себя сионистскими. Мы никого уже тогда не боялись.

Программа — очень простая... Там идёт речь о том, какое важное место в жизни еврейского мира занимает Израиль — духовный центр еврейской жизни... Речь в ней идёт о помощи Израилю, и я думаю, что он в ней нуждается, особенно сейчас, в сложное время.

Это — не только финансовая помощь, ...но и моральная... Сионизм сегодня — это, прежде всего, признание того, что Израиль является духовным центром всех евреев мира и оказание помощи ему...

...Ситуация на Ближнем Востоке немного развязала руки «динозаврам советской эпохи», которые пытаются опять оживить антисемитскую тему. Но я думаю, Украина сегодня способна справиться с юдофобией.

И, как вы знаете, я всегда настаиваю на том, что это проблема не еврейская, это проблема украинского общества, его интеллигенции. Если украинское общество может терпеть внутри себя такие язвы, то это — его болезнь.

Я понимаю, что от этого нельзя избавиться совершенно. Но задача любого демократического общества — такие явления вытеснить на периферию общественной жизни. Это, по сути, маргинальные явления. Вот пусть там они и находятся — под забором, в канаве...

(«Хадашот», № 3, июнь 2002 г.).

Ну, как? Оценили? Какое планов «громадьё»! А масштабы их реализации?!

С каким азартом, можно сказать, взахлёб, один из «отцов» украинского сионизма перечисляет великое множество еврейских программ, организаций, конгрессов, съездов, структурных органов и т.д., перемежая их впечатляющими словами «всемирный», «евразийский»...!

Какая там ещё Украина?! Причём тут...?

С какой стати...? Кого-кого возлюбить...? Отойдите, вам говорят... Не приставайте... Это проблема не еврейская, это проблема украинского общества...

Что ж, в таком случае, предлагаю обсудить чисто еврейскую проблему, которая, тем не менее, является внутренней язвой не только еврейского общества, но и украинского, российского и многих-многих других.

Для этого я хотел бы более подробно остановиться на некоторых моментах приведённого выше интервью Иосифа Зисельса, а именно на тех, где речь идёт о Хабаде.

Но сначала напомню, что практически через все мои книги, в том числе и вошедшие в публицистический цикл «Еврейский синдром», красной нитью проходит тема Хабада и разносторонний анализ деятельности этой секты, истинная подкладка которой стала мне известна более десяти лет назад.

С тех пор я неустанно бил во все колокола, предупреждая об опасности, которая нависла над всеми нами с момента высадки хабадского десанта на нашей земле.

Я постоянно утверждал, что вошедшая в конце 1980-х — начале 1990-х гг. на территорию бывшего СССР иудео-нацистская секта Хабад не только подомнёт под себя местные еврейские круги, но и захватит рычаги влияния на власть, политический и финансовый мир на всём постсоветском пространстве.

Однако, все мои воззвания к общественности, и, в первую очередь, — к еврейской, звучали, как «глас вопиющего в пустыне» — никто не хотел их услышать.

Прошло несколько лет и произошло то, что должно было произойти — захват власти фашиствующим Хабадом состоялся.

Но, если некоторые предупреждения Эдуарда Тополя можно назвать пророческими, то в моих — никакого пророчества не было, я знал наверняка, что будет именно так, а не иначе.

Из книг, вошедших в цикл «Еврейский синдром», большинство читателей уже знает, как состоялось моё близкое знакомство с Хабадом и что собой представляет этот Оборотень в чёрной шляпе.

Однако тех, кто впервые читает написанное мною, я просто обязан хотя бы кратко ввести в курс дела.

Возникшая в XVIII веке в местечке Любавичи (на стыке границ России, Украины и Белоруссии) ультраортодоксальная секта Хабад, в начале 1930-х гг. была изгнана Сталиным с территории СССР. С 1940-х гг. штаб-квартира Хабада располагается в Бруклине, одном из районов Нью-Йорка.

К началу 1990-х гг. Хабад достиг небывалого политического, экономического и финансового могущества, а его основной целью была провозглашена «всемирная экспансия».

Деятельность секты предельно законспирирована, в то же время, демонстративно выставляется напоказ исключительное благочестие и религиозная невинность.

Хабад — иудео-нацистская секта, построенная по клановому принципу, во главе которой стоит «крёстный отец» Любавичский Ребе. Вхождение в клан чрезвычайно ограничено, а его члены отличаются агрессивным, граничащим с безумием, религиозным фанатизмом.

До сих пор секта Хабад, несмотря на достигнутое могущество и сверхвлияние, остаётся весьма немногочисленной (к началу 1990-х гг. в мире насчитывалось всего лишь 20 тысяч её представителей).

Хабадники активно противостоят процессу ассимиляции евреев и являются фанатичными борцами за «чистоту крови».

Основным принципом фашистской идеологии секты является следующий: «евреи — превыше всего, а Хабад — превыше евреев». Этот принцип заложен в основу всей деятельности Хабада, в том числе и на территории Украины, России и других стран — бывших республик СССР.

Обратите внимание на цитату, которая послужила эпиграфом к этой книге:

«...в эти дни, когда «все царства мира восстают друг на друга», мы должны знать и верить, что война между царствами народов мира не коснётся, избави Бог, евреев. Напротив, все происходящие события пойдут только на пользу еврейскому народу...»

Эти слова принадлежат последнему из хабадских «фюреров», Седьмому Любавичскому Ребе Менахему Менделу Шнеерсону, которому члены секты поклоняются с неистовством обезумевших идолопоклонников и которого они после смерти провозгласили Машиахом, т.е. Мессией.

Именно по приглашению Менахема Мендела Шнеерсона в октябре 1991 года я, председатель Харьковской еврейской религиозной общины прогрессивного иудаизма, в составе делегации глав шести крупнейших еврейских общин СССР прибыл в Нью-Йорк, в штаб-квартиру Хабада.

В течение месяца мы проходили детальный инструктаж, обучались хабадским методам идеологической обработки, посвящались в тайные планы по захвату власти на территории Советского Союза, который, как сообщили нам хабадские инструкторы, доживал свои последние дни...

Спустя некоторое время, я увидел, что все события, происходившие уже на развалинах бывшей Советской Империи, выписаны в точном соответствии с «бруклинским проектом», разработанным Хабадом.

...Но вернёмся к интервью Иосифа Зисельса, который неожиданно «засветил» достижения Хабада за последние годы и фактически подтвердил всё то, о чём раньше говорил только я.

И, хотя откровения Зисельса относятся исключительно к «еврейской» сфере многоотраслевой деятельности хабадников, запланированной в Бруклине, поверьте, что и в других «отраслях» успехи Хабада выглядят не менее впечатляюще.

Итак, из информации Зисельса следует, что сегодня Хабад представляет собой огромную «крышевую структуру», которая только в России включает в себя более трёхсот (!) организаций.

При этом, не забывайте учитывать тот факт, что ещё чуть более десяти лет назад, как в России, так и в других бывших республиках СССР, не было ни одного (!) хабадника.

Особого внимания заслуживает следующий фрагмент интервью Иосифа Зисельса:

«— А почему, по Вашему мнению, Хабад на этот раз пошёл на определённую консолидацию со светскими организациями?

— Хабад считает себя основной силой в еврейском движении конца XX — начала XXI века. Из-за своей энергетики, финансовых возможностей. И они, может быть, хотят получить международную структуру, где проявится их лидирующий характер.

Во-вторых, они, конечно, желают представлять не только религиозных евреев в странах, появившихся после распада СССР, но и более широкую часть еврейского населения. Ведь у нас религиозных людей всего лишь три процента, не больше.

Это — понятное желание такой мощной организации, как Хабад. И вопрос — в том, насколько нам удастся выстроить сложную систему равновесий на каждом уровне...»

Безусловно, понятно стремление Иосифа Зисельса, выступающего в роли «одного из наиболее известных еврейских лидеров Украины», максимально усилить впечатление о якобы «паритетных отношениях Хабада и других еврейских организаций», однако, справедливости ради, нужно отметить, что никаким «равноправным партнёрством» здесь и не пахнет.

Да, формально Хабад представляет только религиозных евреев, фактически же, под контролем секты уже находятся все еврейские круги «1/6 части суши». Поэтому то, что Зисельс пытается представить, как «желание» Хабада, на самом деле, является давно свершившимся фактом.

Небольшую, но существенную, неточность допустил Иосиф Зисельс и в утверждении, что «Хабад считает себя основной силой в еврейском движении конца XX — начала XXI века».

По всей видимости, собственные амбиции «одного из еврейских лидеров» помешали сказать ему: «Хабад справедливо считает себя...» и далее по тексту.

Более того, сегодня факт лидерства Хабада, судя по всему, признали и «сильные мира сего». Об этом свидетельствует нынешний уровень вращения представителей Хабада, достигший президентских высот.

В качестве одного из множества примеров, подтверждающих справедливость сказанного выше, приведу небольшой фрагмент интервью с представителем высших иерархических кругов Хабада, одновременно являющимся главным раввином России и стран СНГ, — Берлом Лазаром, получившим российское гражданство всего два года назад:

«— Недавно президент Путин имел с вами довольно продолжительную беседу. О чём вы говорили?

— На последней личной встрече мы разговаривали более часа. Речь шла, главным образом, о положении еврейской общины в России, в её городах и регионах. Президенту было интересно узнать моё мнение «человека со стороны», не только по еврейским вопросам. Его интересовало, как, на мой взгляд, выглядит тот или иной российский город, как в нём живётся людям и т.д.»

(«Еврейский обозреватель», 20/39, октябрь 2002 г.)

Как видите, в качестве полномочного представителя всего российского еврейства на президентском уровне воспринимается именно посланник Хабада. С ним, «человеком со стороны», обсуждается «положение еврейской общины в России, в её городах и регионах».

Ну, а тот факт, что президента России интересует мнение Берла Лазара «не только по еврейским вопросам», думаю, в комментариях не нуждается.

И такой, я бы сказал, сверхуважительный подход к Хабаду сегодня демонстрируется президентами подавляющего большинства стран «ближнего и дальнего зарубежья».

Что касается «желания» хабадников получить международную структуру, то здесь вообще не о чём говорить. Они давно её «получили», создав собственными руками.

Здесь уместнее было бы сказать, что Хабад собирается подтянуть под себя другие международные еврейские структуры, которые ещё не попали под его контроль.

А вот, в чём я, безусловно, согласен с Иосифом Зисельсом, так это в том, что, по самым оптимистическим подсчётам, «у нас религиозных людей всего лишь три процента, не больше».

Причём, в эти три процента входят различные «подвиды» религиозного еврейства: ультраортодоксальный Хабад, представители других ветвей хасидизма, митнагдим, приверженцы консервативного и прогрессивного иудаизма и пр.

А теперь, путём элементарных арифметических действий, определим конкретное количество религиозных евреев, к примеру, в той же Украине.

Если сегодня еврейская община Украины составляет порядка 400 тысяч человек, не сложно подсчитать, что число религиозных евреев здесь не превышает 12 тыс. человек, среди которых едва ли наберётся тысяча хабадников.

Вы спросите, к чему мы вели все эти подсчёты?

Да к тому, чтобы вы, наконец, поняли, что какая-то вонючая тысяча чёрно-шляпных нацистов, трясущая бородами и закатывающая глаза при одном упоминании о своем хабадском Фюрере-Машиахе, сегодня вершит судьбы не только сотен тысяч украинских евреев, но и судьбу многомиллионного народа Украины!

И, поверьте, практически в каждой из бывших «братских» республик — будь-то Россия, или Казахстан, — есть своя «чёрная тысяча», разыгрывающая в «Рулетку» судьбы миллионов и миллионов слепцов...

Я уже говорил, что кроме захвата «контрольного пакета акций» еврейской жизни, хабадские «глобалисты» прихватили и главные рычаги теневого влияния на власть. Причём, не только в странах СНГ, ставших лёгкой добычей фашиствующих сектантов, но и далеко за их пределами.

В моих предыдущих книгах опубликованы документальные снимки, оригиналы которых бережно хранятся в бруклинских архивах Хабада, подтверждающие, что тайное могущество иудео-на-цистов не знает границ. Думаю, будет не лишним продемонстрировать некоторые из них ещё раз.

Итак, вы уже имеете представление об основных направлениях многопрофильной деятельности Хабадского Клана.

Но существует ещё одно «место приложения» усилий Хабада, которое, до этого момента, всё ещё оставалось «за кадром».

Речь идёт о... научном аспекте хабадских достижений — наиболее законспирированном, а, следовательно, представляющем для нас особый интерес. К сожалению, здесь Иосиф Зисельс мне уже не помощник. Опять придется всё самому тащить на поверхность.

Приведу одну из публикаций еврейской газеты «Геула» середины 1990-х гг., которая в дальнейшем поможет мне в раскрытии очередной тайны секты Хабад.

Человек ребе в Пентагоне

(Печатается в сокращении)

Нафтали Берг — раввин, писатель, директор Департамента научных исследований Пентагона.

Из технической биографии д-ра Берга, опубликованной на страницах издания Военной исследовательской лаборатории США:

«...Норман Берг получил учёные степени бакалавра и магистра в Иллинойском Институте Технологии в 1965-66 гг. В 1975 защитил докторскую диссертацию по электрофизике в университете Мэриленда.

Профессор Берг работал в трёх основных областях: влияние радиации на электронные материалы и приборы, акустико-оптические сигналы, соединение информационных, сенсорных и сигнальных процессов для военных тактико-боевых целей.

Своими разработками по поверхностно-волновым акустико-оптическим приборам д-р Берг открыл новые горизонты для исследований...»

В предыдущих поколениях многие считали, что между религией и наукой существует противоречие. Рационалистическое понимание и безоговорочная вера казались противоположностями.

Однако, со временем, многие пришли к выводу, что нет необходимости рассматривать религию и науку, как нечто взаимоисключающее. Стало понятно, что научный метод может поддерживать веру, и что вера и духовный опыт могут расширить горизонты науки.

Многие смогли оценить по достоинству сплав науки и веры, но очень немногие применили этот принцип в своей жизни. Одним из них был доктор Нафтали (Норман) Берг.

...Нафтали Берг вырос в нерелигиозной еврейской семье в Чикаго. Ребёнком он посещал Любавичскую синагогу. Раввин Довид-Мойше Либерман обратил внимание на искренность мальчика и его пытливый ум и стал проводить с ним регулярные занятия.

Вскоре соблюдение еврейских законов стало неотъемлемой частью жизни Нафтали. Он стал задавать вопросы. На некоторые раввин Либерман отвечал сам, а с некоторыми он посоветовал Нафтали обратиться к Любавичскому Ребе Рабби Менахем-Мендлу Шнеерсону.

Так завязались отношения, продолжавшиеся всю жизнь. Нафтали однажды сказал: «Ребе был для меня духовным отцом. Я обращался к нему за советом по всем вопросам, даже самым тривиальным».

Вскоре после Бар Мицвы он начал учёбу в Любавичской йешиве в Бруклине, оттуда направился в другие центры Хабада, в Питтсбурге и Монреале.

Он прогрессировал в овладевании талмудическими знаниями, раввинскими законами и мистическим учением хасидизма с потрясающей лёгкостью.

После нескольких лет учёбы на раввина он поступает в Иллинойский Институт Технологии, чтобы начать карьеру учёного.

После первого года учёбы он вернулся в йешиву во время летних каникул, чтобы сдать экзамены для получения звания раввина. Экзамены были сданы с блеском...

Ребе дал Бергу указание, которого тот придерживался до конца жизни: во время учёбы в институте он должен ежедневно изучать Тору, Тегилли и Танию...

Получив в 1966 г. диплом с отличием, Нафтали начал искать работу, пока не получил приглашение от Министерства обороны, где вопросы соблюдения им субботы и праздников не стали препятствием.

Когда он обратился к Ребе за советом, стоит ли принимать это предложение, Ребе одобрил его решение с радостью.

Много лет спустя, когда доктор Берг завоевал репутацию выдающегося учёного, он получил несколько предложений от частных фирм, предлагавших гораздо более высокую зарплату по сравнению с той, которую он получал от государства.

Но Ребе посоветовал ему оставаться в Министерстве обороны...

Доктор Берг быстро достиг профессионального успеха, и получил много различных наград. Его должность — директор Департамента научных исследований в Министерстве обороны — говорит о важности его положения.

Как еврей, д-р Берг испытывал глубокую привязанность к Эрец Исроэль (государству Израиль — Э.Х.) и ему неоднократно предоставлялась возможность участвовать в совместных проектах с Вооружёнными силами Израиля.

Он принимал активное участие в разработке израильского реактивного истребителя «Лави», противоракетной установки «Пэтриот».

Это было характерно для другого аспекта деятельности Реб Нафтали. В Балтиморе, где он жил, и в Любавичских центрах всего мира, которые он посещал, Реб Нафтали знали, как лектора, учителя и наставника. В первую очередь — по вопросам об отношениях науки и Торы...

...Здесь пора упомянуть профессора Брановера, который был одним из ближайших друзей и соратников Реб Нафтали. Ещё будучи в Советском Союзе, профессор Брановер, математик с мировым именем, никак не мог получить разрешение на выезд из страны.

Различными путями, многие из которых до сих пор остаются секретом, д-р Берг добился того, что представители Вашингтона оказали давление, и через несколько месяцев Ирмиягу Брановер и его семья получили визы.

Вот, как вспоминает д-р Брановер об их первой встрече: «Я был потрясён его научными знаниями, его знанием Торы, его преданностью Ребе, но больше всего — тем, как эти качества соединялись в органическое целое».

...В последние годы жизни Реб Нафтали работал над книгой, названной им «Десять слоёв существования», попыткой соединить концептуальную физику и биологию с мистическим учением Каббалы...

Доктор Берг скончался в 1994 году, ему было 54 года. Но так же, как научная и религиозная истины бессмертны, дела Реб Нафтали Берга пережили его...

(«Геула», № 12, февраль-март 1996 г.).

Я умышленно обратил ваше внимание на то, что данная публикация относится к середине 1990-х гг.

Дело в том, что за несколько лет до появления на газетных страницах жизнеописания «человека Ребе в Пентагоне», мне довелось не только лично познакомиться с Нафтали Бергом, но и узнать нечто гораздо более интересное, чем сухие факты его биографии и религиозные приоритеты, о которых сообщает автор приведённой статьи.

В своих предыдущих книгах я уже не раз рассказывал о судьбоносной поездке в Хабадскую Ставку, давшей мне возможность заглянуть в страшное закулисье иудео-нацистской секты и её тайн. Пришло время снять завесу с очередной великой тайны Хабада.

...Наше знакомство с доктором Бергом произошло в 1991 году, во время моего визита в штаб-квартиру Хабада в Нью-Йорке.

А познакомил нас один из руководителей службы безопасности Хабада, лицо приближённое к Любавичскому Ребе — Ицик Скобло, в доме которого я жил в течение всего месяца моего пребывания в Бруклине.

Нужно сказать, что все члены нашей «советской» делегации были «расквартированы» по домам представителей хабадской «элиты». Таким образом, каждый из нас практически круглосуточно подвергался массированной агитационно-идеологической обработке.

Поэтому, несмотря на, казалось бы, ограниченное время пребывания в Нью-Йорке, хабадские «учителя» успели пройти с нами полный курс «введения в хабадоведение».

Кроме того, за это время я достаточно тесно сблизился с моим «куратором» Ициком Скобло, семейные корни которого, как выяснилось, вели в Харьков. Он-то и посвятил меня в некоторые детали сверх общей «программы обучения»...

Наш визит по времени совпал с проведением ежегодной Всемирной хабадской конференции, на которую съехались «посланники Любавичского Ребе» не только со всей Америки, но и из других стран.

В числе почётных делегатов был и знаменитый доктор Нафтали Берг, как оказалось, близко контактировавший с Ициком Скобло. По словам последнего, ему приходилось частенько передавать Бергу личные поручения Любавичского Ребе.

Мы встретились с доктором Нафтали в последний день «всехабадского слёта», который завершился праздничным застольем «с песнями и плясками», собравшим под крышу огромного зала несколько сот «любавичских эмиссаров».

— Пойдём, Элиэзер, я познакомлю тебя с гордостью Хабада, — торжественно объявил мне Ицик и потащил куда-то сквозь кишащую чёрно-шляпную гущу.

(Элиэзер — еврейское имя, «присвоенное» мне во время визита, — является «адаптированным» вариантом «интернационального» имени Эдуард. «Элиэзер», в переводе с иврита, означает «Божья помощь»).

Выбравшись из беснующейся толпы разгулявшихся хабадников, мы увидели Нафтали Берга, спокойно сидевшего за столом, и направились к нему. Заметив Ицика, Берг поднялся и с улыбкой пошёл нам навстречу.

Передо мной стоял типичный хабадник — в чёрном сюртуке, чёрной шляпе, с жидковатой седой бородой. На вид — лет 60-65 (я был искренне поражён, узнав, что в тот момент Бергу едва перевалило за пятьдесят).

На фоне самой, что ни на есть, заурядной, не запоминающейся внешности, безусловно, выделялись глаза — чёрные, пристальные, колющие, «просвечивающие», словно рентгенаппарат...

Представив меня, как «нашего советского друга», Ицик сказал:

— Знакомься, Элиэзер. Это — Нафтали Берг. Наше «Супероружие»...

Мы обменялись рукопожатиями. Через Ицика доктор Берг стал задавать мне какие-то общие вопросы, касающиеся еврейской жизни в Союзе, на которые я, соответственно, давал какие-то общие ответы...

Поздно вечером, когда мы, наконец, оказались дома, я стал допытываться у Ицика, что он имел в виду, называя Берга «нашим Супероружием».

Тогда Ицик сообщил мне, что Нафтали Берг является не только учёным мирового масштаба, но и «мозговым центром» Пентагона, автором многих научных открытий, активно используемых главным военным ведомством Соединённых Штатов.

— А сейчас, — Ицик понизил голос, — Нафтали готовит такой «сюрприз», равных которому не было, нет, и, скорее всего, не будет. Это действительно СУПЕРоружие. Ребе его уже благословил...

— Уж не «гиперболоид» ли доктора Берга? — пошутил я.

— Какой там гиперболоид... Представь: ни одного выстрела, ни одного взрыва, в общем, ничего такого, что можно было бы охарактеризовать, как «военные действия». Короче, никто даже не поймет, что ОНО уже «хлопнуло», зато, поверь, мало не покажется.

Самое интересное, что если даже кто-то случайно на него наткнётся, сроду не поймёт, что у него перед глазами супермощь, способная перевернуть мир.

— Слушай, прямо-таки фантастика какая-то!

— Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, — пошутил, в свою очередь, Ицик...

Ночью я долго не мог заснуть, а в голове всё крутились незатейливые слова шутливой песенки Галича, звучавшие примерно так:

...Тут нам истопник и открыл глаза:

Про историю, говорит он, весёлую,

Про Москву, говорит он, и про Париж,

Как наши физики, говорит он, проспорили,

Ихним физикам, говорит он, пари...

 

...Раскрутили шарик наоборот:

Там, где Лондон — там тропики,

А где Москва — Нахичевань,

А что люди мы, а не бобики,

Им на это начихать...

 

...Просматривая последний майский номер «Комсомолки», я случайно наткнулся на интервью с российским учёным, которого автор публикации представил следующим образом:

«Александр Плаксин. Специальность — военный геофизик. Кандидат технических наук. С 1979 по 1992 годы работал в специальной лаборатории по изучению аномальных аэрокосмических явлений 22-го Центрального научно-исследовательского испытательного института Минобороны СССР. В настоящее время — в центральном аппарате Министерства обороны РФ».

Признаюсь, сведения, обнародованные военным геофизиком Александром Плаксиным, повергли меня в шок.

Вашему вниманию предлагаю отрывок из этого интервью (приводится с сокращениями):

— ...В Штатах уже создано супероружие.

— Какой-нибудь гигантский лазер?

— Нет. В 1997 году на Аляске ввели в строй радиоэлектронную станцию НААКР с мощнейшей излучающей системой. Представляете, 180 антенн на поле общей площадью 13 гектаров!

— И что такого?

— Пентагон уверяет, что это научно-исследовательская станция. Но гражданские учёные на неё не допускаются, и есть доказательства, что американцы построили мощное геофизическое оружие, последствия применения которого они даже сами не знают.

— Это почему?

— Потому, что ещё не врубали его на всю катушку. Опасаются. Представьте: мощность установки — три с половиной миллиона ватт. Антенны позволяют сфокусировать коротковолновое излучение на ионосфере и разогреть её до образования высокотемпературной плазмы.

Получается этакая глобальная микроволновка. В ней с лёгкостью могут поджариться ракеты, запущенные с территории России в США. Заодно нарушится радиосвязь на огромной территории. Но никто не просчитывал все последствия применения этой штуки на экологию планеты...

Специалисты считают, что возможны непредсказуемые реакции магнитного поля планеты вплоть до смены магнитных полюсов. Засухи и наводнения, сбои и аварии в энергосетях целых регионов, одновременное извержение десятков вулканов по всему миру...

Это посильнее атомной бомбы будет. С помощью НААКР Штаты смогут за несколько лет поставить на колени экономику целого государства, и никто ничего не поймёт!

— Что-то мне не по себе...

— А станет ещё страшнее, если вспомнить, что через месяц Договор по ПРО прекращает существование, и Штаты смогут открыто испытывать НААРР!

У многих российских военных аналитиков есть мнение, что именно эта система на Аляске станет ключевым компонентом НПРО США...

(«Комсомольская правда в Украине», 31 мая 2002 г.)

Меня словно током ударило: неужели это ОНО?! То самое СУПЕРдетище доктора Берга?! Неужели они все-таки «сказку сделали былью»? Неужели..? Нет, не может быть... А пол-Европы под водой... А Россия... Неужели все-таки — ОНО...

«А что люди мы, а не бобики — ИМ на это начихать...»

Вполне допускаю, что многое из вышесказанного кому-то покажется маловероятным. В связи с этим. могу сказать одно: впереди вас ждёт ещё много таких «маловероятностей», в которые, на первый взгляд, совершенно невозможно поверить.

Однако, это вовсе не означает, что такого «не может быть, потому что не может быть никогда». Может, ещё как может...

В качестве одного из очевидных, хотя и совсем уж невероятных примеров, могу привести следующий.

Знаете ли вы, что на службе у «врага еврейского народа № 1» Адольфа Гитлера состояли десятки тысяч... евреев. Невероятно? Тем не менее, очевидно!

И этот факт сегодня нашёл своё подтверждение в еврейской прессе. Так что, как говорится, поверьте глазам своим...

Еврейские солдаты Гитлера

(Печатается в сокращении)

150 тысяч солдат и офицеров Вермахта, Люфтваффе и Кригсмарине могли бы репатриироваться в Израиль, согласно Закону о возвращении.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.