Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Боевая операция в районе горы Дашак.





По имеющимся у наших офицеров РО (разведотдела) данным, основная база местных бандитских формирований была расположена на горе Дашак. Гора возвышалась над окружающей местностью. И незаметно подобраться к этой базе было не возможно.

Для проведения боевой операции из СССР вертолётами перебросили часть Керкинской ДШМГ (десантно-штурмовой маневренной группы) для усиления нашей объединённой группы.

14 декабря 1984 года, началась боевая операция в районе горы Дашак. После нанесения РБУ по горе и высадки десанта три боевые группы начали работать в окрестностях горы, каждая группа по своему плану с целью охвата горы со всех сторон.

Работая у себя в провинции Бадгиз, мы не раз сталкивались с несоответствием топографических карт с реальной местностью. Ведь карты были старые, обновлялись в 60-е годы. А в горах после сильных дождей иногда за 1-2 дня меняется рельеф местности, исчезают дороги, реки меняют русла, не говоря о более длительных периодах. Небольшие кишлаки как появляются, так и исчезают достаточно быстро, особенно когда племя по тем или иным причинам снимается с места, оставляя развалины различных строений, построенных из смеси глины с сухой травой, по нашему с соломой, и переселяется в другое место, где строился другой кишлак.

В то же время, общаясь с армейскими лётчиками, приходилось видеть у них свежие снимки местности (результаты аэрофотосъёмки), где всё соответствовало реальностям сегодняшнего дня. Все попытки через наше руководство получить официально такие материалы, результатов не давали. У себя в провинции Бадгиз мы работали регулярно и местность изучали не только по картам, поэтому знали её достаточно хорошо. А в провинции Герат, где проводилась операция, местность была не знакомая, карты старые, вот и приходилось иногда блуждать, а в горах это серьёзная проблема, тем более, когда ждёшь нападения со всех сторон.

Заблудилась наша 2-я боевая группа, в составе которой был и я, практически сразу. Там, где на карте была дорога, её не было, начали искать дорогу. Достаточно быстро дорогу нашли, да не простую горную, еле видимую дорогу, как было изображено на карте, а широкую, хорошо накатанную, скорость по ней можно было держать любую. Вот мы и разогнались. ГПЗ (головная походная застава) доложила, что видит кишлак, бегущих людей с оружием. Мы искали кишлак Джушанак, у подножия горы, с целью предотвратить отход душманов с горы Дашак, и решили что это он и есть, а вооружённые люди, это душманы пытающиеся уйти от преследования. Старшему ГПЗ дали команду открыть огонь по отходящему противнику. Но, вероятно был кто-то над нами, кто уберёг нас от серьёзных неприятностей. Стрелок КПВТ на БТР немного замешкался и сразу не открыл огонь. А буквально через минуту старший ГПЗ выходит на связь и сообщает, что видит непонятную картину. Мы выезжаем на высоту и нашим глазам открывается живописная картина, от которой дух захватило. Перед нами была река, а по карте, единственная приличная река была на границе с Ираном - Герируд, хотя по нашим расчётам до границы было ещё 15-20 км. На другом берегу в кишлаке, где бегали люди с оружием и занимали боевые позиции, видна была старая крепость, а на стене крепости был размещён огромный портрет аятоллы Хомейни, лидера Ирана. Получалось, что мы вышли на границу с Ираном и чуть не организовали международный конфликт, открыв огонь по чужой территории. О сложившейся ситуации доложили командованию. Сообщили, что заблудились, предположительно вышли к кишлаку Поли-Хишти на границе с Ираном, чуть не вторглись на чужую территорию. В ответ услышали всё, что руководство о нас думает, но нам никто не поверил. По мнению руководства операцией до границы ещё не менее 15 км, и надо работать по плану, а не фантазировать. Однако мы решили не рисковать и развернувшись, поехали искать злополучный кишлак Джушанак в другом месте, рискуя навлечь на себя гнев не разобравшегося в обстановке начальства, но зато предотвратить международный скандал. Через некоторое время с помощью освободившихся после РБУ вертолётов, по их корректировке вышли на кишлак Джушанак, правда подъездов к нему не нашли, выдвинулись туда пешком, при нашем появлении люди с оружием покинули кишлак. А местное население, вероятно, ушло из кишлака давно, кишлак был пуст. Зато у г. Дашак, в одной из расщелин нашли тайник с оружием (РПК, РПГ, 4 винтовки, 9 птм, различные боеприпасы) и литературу.



Первая боевая группа тоже заблудилась, но более результативно, не имея оперативной информации, случайно вышли на базовый лагерь душманов в районе разрушенного кишлака Чакав. Ребятам сильно повезло. Была пятница, выходной для мусульман. Душманы разошлись по домам, «ушли в увольнение», оставив только охрану лагеря. Это и спасло ребят. Лагерь был хорошо укреплён, дорога, проходящая по ущелью, пристрелена и заминирована. На подходе к базе, ещё не зная о её существовании, сапёры группы, сняли 18 противотанковых мин итальянского и иранского производства. Отличился ст. сержант Усик В.В.

Лучший сапёр ММГ. У него, в процессе службы, сформировалось какое-то чутьё на возможные места минирования. Он был фанатом своего дела. Отслужив срочную службу в ММГ, Он написал рапорт на сверхсрочную службу, и попросил оставить в ММГ. Не многие решались продлить своё пребывание в Афганистане. Профессиональные знания и практические навыки Усика В.В. спасли жизнь многим ребятам ММГ и не только нашей. Два или три раза подрывался на головном БТР, будучи в составе ГПЗ, но не уходил с поля боя.

После взятия базы у к.Чакав и доклада руководителю операции, без предварительной разведки, но с согласия руководства, которому нужен был результат, группа майора Бавыкина, продолжила движение по хорошо накатанной дороге. Через некоторое время, Они вышли на расположение 2-й базы, как потом оказалось, это был район к. Шаршари. Вышли в слепую. У наших разведчиков перед операцией не было ни какой информации, ни о 1-й ни о 2-й базах. К счастью, душманы, располагавшиеся на базе, предпочли её оставить и уйти в сторону Ирана. И тут наших не ждали.

При взятии базы, обошлось без потерь. Рядовой Радченко, был ранен, его эвакуировали в г.Кушку, в госпиталь. Захватили 4-х душманов, оружие, боеприпасы, документацию, продовольствие и медикаменты. Особую ценность представляли документы. Сам Я их не видел. К моменту возвращения нашей группы в Карези-Ильяс, всю документацию забрали и вывезли офицеры РО КСАПО. Но со слов, тех кто держал эти документы в руках, по ним было можно проверять наличие оружия и боеприпасов, материальных средств и т.п. В ведомостях на получение оружия, напротив фамилий, у большинства членов банды стояли «крестики», значит, большинство было не грамотным.

На следующий день, 16 декабря, командование ОГ КСАПО, воодушевлённое первыми неожиданными успехами, срочно сформировали усиленную группу из 18 единиц бронетехники и выдвинулись по маршруту 1-й группы. Прошли район захваченной базы у кишлака Чакав, без особых проблем, а затем началась война, Мы в своей спокойной провинции и не представляли, что такое может быть. Сначала попали под миномётный огонь, затем с сопок по Нам начали стрелять из гранатомётов, каким-то чудом обошлось без прямых попаданий. Не передать наши ощущения, когда с лева по ходу движения колонны, на отвесных склонах сопок, наблюдались разрывы гранат. Только вышли из под огня гранатомётов, подорвался БТР-851. Через несколько минут, при спуске в русло речки, подорвался БТР-862, который шёл впереди нашего БТР. Много контуженных, раненных. Ст. лейтенанту Смирнову, при подрыве, оторвало пальцы на правой руке, а сама рука сломана в двух местах. Чтоб не попасть в «огневой мешок», начали выходить из под обстрела и снова подрыв, на этот раз БТР-852. Такого «тёплого» приёма Мы не ожидали. Запросили помощь, нужны были вертолёты для эвакуации, раненных и контуженных, и огневого прикрытия. Первая пара вертолётов, шедшая к Нам, попала под огонь ЗПУ, как их не сбили, трудно сказать. Они быстро набрали высоту, и вышли из под огня. После этого, вертолёты ниже не спускались, естественно, эффективность огневой поддержки с воздуха, резко снизилась. Мало того, один из залпов НУРС, пришёлся прямо по Нам, и тут Нам повезло. Прямых попаданий не было, а так как НУРСы, были кумулятивные, обошлось без последствий, от своего огня. Подошла вторая пара вертолётов, один из пары, подсел в Наше расположение, для эвакуации раненных. Начали подносить раненных, а вертолёт внезапно, не дождавшись их погрузки, улетел. На Наш запрос о причине столь странного отлёта, от экипажа получили ответ: « …на борту находится заместитель руководителя операции, он потребовал немедленно взлетать». Испугался большой начальник, за свою «шкуру». Даже раненных не взял. Потом на базе в Карези-Ильяс, этот «герой», на совещании заявил, что Мы преднамеренно посадили Его под огонь. Вероятно, Ему показалось, что Мы в это время загорали. И таких примеров, поведения отдельных руководителей, к сожалению, было достаточно. Только третья пара вертолётов подсела и забрала, раненных и контуженных. Они прилетели без начальства.

За 30 минут, Мы потеряли 3 БТР, больше 20 человек раненных и контуженных, это было ужасно. Таких потерь в Нашей ММГ, не было ни разу, за 1,5 года, Моего пребывания в ДРА.

Ребята из ДШМГ, работавшие с Нами, за сопкой, обнаружили ещё один базовый лагерь душманов. Вот в чём причина такого плотного огня и ожесточённого сопротивления со стороны противника. Кроме того Они сообщили, что видят большую реку и мост через неё. По мосту, уходят вооружённые люди. Но Нам, уже было не до преследования бандитов. И снова возник вопрос, где Мы находимся, опять заблудились?

Доложили руководителю операции, что снова вышли на границу с Ираном, другой большой реки, на карте не было. Только на границе. И опять Нам не поверили.

Один из подорвавшихся БТРов, №862, был сильно повреждён. Как правило, всю повреждённую технику эвакуировали с поля боя на базу. Но попытка эвакуировать его, т.е. буксировать, оказалась не удачной, он заваливался набок. Подрыв, был под передним мостом, справа. Оторвало редуктор, разорвало броню. После, долгих согласований с Ашхабадом, окончательное решение, вероятно принимали в Москве, получили разрешение на уничтожение этой машины. Дали команду снять с этого БТРа, всё, что можно за короткое время. Затем сапёры сложили в него почти все снятые итальянские и иранские противотанковые мины, снятые при подходе к Чакаву и Шаршари, и подорвали его. Взрыв получился очень сильным. В результате БТР разорвало, а башню отбросило на несколько десятков метров. Когда летели крупные куски брони во все стороны, была опасность, что кого-то заденет, но всё обошлось.

Два других БТРа, на буксире, утащили с собой. Вытащили на перевал за Чакавом, где и заночевали. Идти ночью, через перевал не рискнули. Вернее остановились на ночлег. О других говорить не буду. Но Меня начало «трясти», вероятно, начало сказываться нервное напряжение за целый день. Сон не шёл. Благо, что было занятие, проверять боевое охранение. Утром поднялись и почти без приключений, добрались до базы. Удалось доказать руководителям операции, что Мы снова выходили на границу с Ираном.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.