Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Операция на малом Памире летом 1984 г.





Из воспоминаний Липовских Александра, в 1984 г. ст. л-нта, зам. НДШЗ ММГ-3 Чахи-Аб:

Операция проходила в несколько этапов: 1-й назовем – «Май-Май», второй «Джавай».

Вывезли нашу группу с Чахи-Аба в Московский сначала (хотя чаще сразу на Шуробад напрямик - было), Янгикалинскую группу тоже с нами соединили. Нашей Саня Палаткин рулил, я в замбоях "в обкатку" пошел... Янгикалинской Виталий Ртищев, крепкий мужик, надежный для таких мероприятий был... Ночь или две там в отряде переночевали, возле учебного в кустах-деревьях каких-то у учебного пункта и рано очень на взлетку собрались... и здесь "зацепка" важная насчет дат!

В Московском, как с КПП на аэродром выходишь, взлетка сразу начинается, и от КПП вдаль уходит, бетонная... вот у начала взлетки мы и сели. Две группы с мешками, железом, машина бортовая с ящиками боеприпасов возле нас, тихо сидим - досыпаем, заторможенные...

Выходит с КПП "некое прекрасное видение" - прекрасная девушка в белом платье, и идет мимо нас в другой конец взлетки и с той стороны солнце восходящее встает, и она в лучах этого солнца плывет, солнце платье её просвечивает. Сказка! До сих пор картина эта сказочная перед глазами... Выпускной у десятиклассников был, вот они в другом конце взлетке сидели, а она в отряд видно заходила, и снова туда пошла... Выпускной был в этот день - восход они встречали...

Представь картину, сотня "рыл-мужиков" за словом в карман лазить не приученные, манер светских не придерживающихся, а здесь... тишина, мимо нас проплыла... ни звука... вдаль в лучах солнца пошла-уплывает... тишина... все как завороженные сидели... и после этого тишина... никаких комментариев... Не знал я тогда, что по чистой случайности она не стала последней, увиденной мной в жизни девушкой...

МИ-26 прилетел, первый раз мы лицезрели эту "корову" огромную. Затолкались все в неё обе группы и ящики, боеприпасы, сухпай с машины разобрали. Размерами поражены конечно были, "скотовозом" потом прозвали в шутку. Имел я честь потом БТРы на ней перевозить 3 раза... Полетели, Шуробад прошли - значит на Калай-Хумб.



Задумка там такая была, раз Калай-Хумб с их стороны просматривается, сразу прилететь всем скопом, по бортам восьмеркам перетусоваться быстренько и под Май-Май (слово это там услышал впервые).

Вот и вываливаем мы с этой "коровы", бардак, теснотища. Пянджцы уже здесь, но сами суетятся, только прилетели. Стая МИ-8 следом садиться, как они винтами себя там не цепляли, до сих пор не пойму...

В кучу со своими сбился, шары по 5 копеек - не потерять бы кого, Саня Палаткин слинял куда-то (на КП задачу получать), прибегает, номера бортов называет, с криком - гамом ищем номера нужные, грузимся, все остальные тем же самым заняты. Летчики в этой суете перебегают друг к дружке, карты теребят, определить пытаются тоже кому-куда-кого, кто-то уже взлетает. Мы следом...

Самую сильную истину, которую я с этого вынес - сухпай всегда в вещмешках должен быть рассованным в группе, а не в коробках картонных, которые почему-то с нами не улетели... (одно утешение - не моё решение это было). Никогда потом, когда сам группой рулил, такой промашки не делал...

В бортах сориентировался только, что выше по течению Пянджа уходим... дальше по карте Май-Мая и Кугаза. Высадились мы на площадке (от Кугаза тропа на север идет до пересечения-перекрестка троп, летничек еще там фигурирует). Третья застава Пянджских тоже сюда высадилась (Урванцев ей рулил, Василий Медведь замполитом). Они на ней обосновываться начали, а мы к спуску к Кугазу готовиться. Напротив от нас, на Северо-восток через седловинку, на обращенные к нам скаты высоты 2732 м Янгикалинская группа высаживаться начала...

В самой седловинке загончики какие-то каменные для скота торчали. Выстрелы одиночные нудные были от туда... безвредные, дистанция большая, но эхо горное звучно их разносило. «Отнурсовали» их борты, которые Янгикалинскую группу высаживали - прекратилось. Пара чудиков видно, случайно все это наблюдавших изобразили активность свою боевую для очистки совести. Может это были постоянные дежурные их на этом перекрестке троп в своих междусобойчиках...

Дальше предположения-домыслы...

Это 3-я застава Пянджских здесь сели, и мы с Янгикалинской группой. Но костяк Пянджкской ДШМГ, сам КП полевой (Шилов им рулил - начальник опергруппы Хорога, плюс команда его, мимометчики и, наверное, еще какие-то подразделения обеспечения (связисты хорогские и возможно кто-то для охраны КП) были в районе Май-Маяка высажены, развернуты. Активность бортов наблюдали мы в том районе все эти дни от Кугаза, в сам Май-Май даже раз или два садились (лично наблюдал), из чего понял, что в этом кишлаке власть «типа народная», никаких "завязок" там со стрельбой с «нурсованием» в их районе однозначно не было. Достаточно спокойно эти дни прошли там. (Потом я уже научился для собирания сплетен в эфире и выяснения общей обстановки по второй станции всегда частоту КП прослушивать - кстати очень помогало для общего дела).

Начали мы спуск к Кугазу, боеприпасами этими перегруженные, как ишаки. Склоны крутые. Часть цинков к АГС ликвидировали, дурдом был - тащить все это...

Когда головной группой сверху к кишлаку подходили, пульнули два раза оттуда издали одиночными. Насторожились мы. И я с головной группой над ним левее взял, чтоб «нависнуть» над ним, и сообщение между ним и другой группой строений (что левее) сверху под контроль взять. Карниз удобный заняли для этого (и чуть глупости трагической не произошло из-за нашей хронической неинформированности). С карнизика этого увидел, как ниже нас 20-30 метров - группа людей вооруженных в национальных одеждах с оружием крадучись по валунам-кустам тоже к окраине кишлака со стороны Май-Мая выходит. Зашуршали мы по карнизику, позиции быстренько заняли, гранаты - магазины - ленты все быстренько разложили как надо - изготовились. Они у нас как на ладони, как блохи на стекле... и нас не видят. Готовность полная, только пульни, такое завертится, до темноты не остановишь. Шевельнулось что-то в извилине у меня "ну не бывает, чтоб все так идеально..." провериться надо. Мои лежат, пальцы на курках, фигурки на мушках, гранаты магазины ленты разложены, я над карнизом чуть привстал, и камушек вниз катнул, чтоб увидели значит... Думаю, если бандюки - все одно их это не спасет уже, поздно... Увидели меня, как заверещат с перепугу, как запаниковали, кричат, руками машут, свои типа с Май-Мая, сарбозы революции апрельской. Громче всех один орал - юморист видно штатный их или перепугался больше всех "Бабрака-Кармаля, Марксизма-Ленинизма...". Им тоже понятно стало, от чего они в одном мгновении были. Блин и ведь никто даже не сориентировал из верхов, что встретится с этой группой можем, да не "можем", а неизбежно должны были. После этого я всегда по второй станции КП и прослушивал-подслушивал от греха подальше.

По кишлаку лазить начали, проверять. Мой первый опыт по «гадюшникам» лазить, пули в живот ожидая... сильные ощущения. Решили дом какого-то главаря разрушить дерьмом этим, боеприпасами, как требовали, - перегружены были, а взрывчатки нет. С СПГ постреляли - поковыряли... не то. Тут сверху Урванцев с группой небольшой своих налегке скатился, взрывчатки у них несколько килограмм было - рванули. Мы с сарбозами в Кугасе на ночлег стали обосновываться, с краю со стороны к Май-Маяку, от греха подальше своих разместили, удалось даже как бы сарбозами прикрыться, хоть они и наоборот хотели...

Ночью чуток стрельба была с нашей и сарбозовской стороны, из разряда "малообоснованной". Утром мы по тропе (вверх по карте) переместились. Встали между большим Кугазом и маленьким Кугазом. Вот маленький Кугаз несколько домиков на карнизе крутом четко от туда наблюдали. Сарбозы по тропе за него ушли к к. Варис дальше по тропе, но стычка у них там вышла «жесткая». Ближе к вечеру появились - назад идут по тропе от маленького Кугаза, дымом себя обозначили. Потери у них были, патронов по их словам совсем мало. Может так, может место на ночлег под нашим прикрытием выторговывали, но чувствовалось, досталось им под Варис. Перед заходом самым солнца борты появились, и раскатали эти домики на карнизе (Кугаз маленький) к восторгу сарбозов - только куски стен вниз катились...

Вечером, уже как-бы спать укладывались, несколько густых-длинных очередей повыше от большого Кугаса прошлись по нашему «вигваму», по валунам-камням. Взбодрило всех. Утром идут два их старца-аксакала по тропе мимо нас. Подозвал. Объяснил, если с кишлака Вашего деятель какой еще так в нашу сторону пульнет, будет так же как с теми домиками вечером. Бортам типа нажалуемся. Въехали, перепугались вроде.

И тут появился у нас с КП майор какой-то, хадовец афганский, парень дерзкий, боевой и двинулись мы наутро сами к Варис. У маленького Кугаза показали какой дом взорвать. Два ящика тротила борты подвезли. Наши, чтоб ишаками перегруженными больше не работать, на количестве тротила не поскупились - перестарались. К Варис подобрались сверху вниз удобно, по дувалам, закоулкам, крышам прошли, без происшествий, следы там были «нурсования» бортов. Хадовец допрашивал кого-то, оружие-боеприпасы из навоза откапывали. Я сдуру при проческе с крыши на тумбу какую-то каменную перепрыгнул со ступеньками (удобно), и в помещение вошел. Трое наших сверху прикрывали. Старики оскорбленными выглядели... Дошло до меня, в мечеть их попал, осквернил... (на тумбу ту только мулла подниматься право имел). Но это чисто от незнания. Знали бы, так не полезли бы... дальше мы по тропе через развалины до Курвобада дошли с нашей стороны, шоссейка прямо через речку, на одной высоте уже с нами. БТРы хорогские там стояли. Пробовали с ними в связь войти... бесполезно. Очень мне тогда это не понравилось. С точки зрения информированности общей и взаимодействия. Сад абрикосовый с переспелыми абрикосами, в нем и переночевали. Ребята сначала горстями ели потом не смогли. Майор с опергруппы сориентировал, Май-Майский этап на этом видно и закончился... Надо готовиться к Джаваю.

Утром борты нас подняли туда, где высаживались. Третья Пянджская застава там так и сидела на тропах, кого-то ночью даже перехватывали. ТТ трофейный при этом добыли от связника перехваченного. Потом (с ними или без них, не помню) перешли на площадку к Янгикалинской группе через седловинку эту, на скаты 2732, для посадки бортов там место удобное было. Там и услышал каламбур, почему мы боеприпасами и СПГ перегруженные должны были тащить как ишаки. Деятель один с опергруппы (он у нас еще по Джаваю свое соло споет) перепутал позывные нашей группы и Урванцева. Поставил правильные задачи, только не тем группам. И осталась их, специально облегченная для дальнего похода группа на перекрестке троп у летника сидеть, без СПГ и АГСов. А мы со всеми этими железяками и боеприпасами "под завязку" пошли туризмом заниматься...

Переночевали здесь ночь или две и короткий перелет напрямик на Джавай. остальных, из-под Май-Маяка, я так полагаю так же подсобрали, и тоже напрямик туда...

Пянджские и мы этап этот ровно прошли, без потерь, теоретически возможно, что из хорогских у полевого КП что-то могло быть, но практически - маловероятно. Перед переброской на площадке еще люди появились из разведчиков-связистов (самые информированные всегда и ценные для собирания сплетен). Никакой инфы об этом не было - точно...

Самое непонятное для этого первого моего опыта было отсутствие информированности общей, всегда мы этим страдали, на гране фола часто от этого висели...

В моральном плане самым тяжелым впечатлением осталось, как идущий с нами хадовец узнавал, где оружие зарыто. Парень красивый, умный чувствуется, рослый (семью, всех родственников у него бандюки порезали) располагающий к себе. Я случайно при той сцене нарисовался. Он со своими работал... Порода каменная там, железняк один, миноискатели везде звенят, не найдешь так железо, а данные видно у них конкретные были. Подошел он к женщине забитой перепуганной, достал ребенка из люльки за ногу, и маузер свой к виску ему приставил, по его поведению и взгляду понял я – выстрелит в легкую. И пошла она бедолага к навозу железяки эти показывать... А потом же после нас и свои же туда вошли, что сделали ей бедолаге не знаю... но точно не церемонились... не хочу вспоминать, тяжело.

 

Джавайский этап

5 июля наша группа ДШ принимала участие в высадке в Джавайское ущелье, у самого его выхода к границе. Высаживались 3 группы Пянджского ДШ («Лодки 01, 02, 03») и Янгикалинская и наша Чахи-Абские группы («Вуаль 51», и мы «Вуаль-52», Борты тогда «Сатурнами» были) так вот там были потери по "200" 4 человека у Пянджских и ранеными 7-8 человек.

 

Справка из "Хронологии":

5 июля 1984 г. в жестоком бою у к. Варфад погиб фельдшер 3-й ДШЗ Пянджской ДШМГ ефрейтор КОЛЕСНИК Борис Степанович

в том же бою погибли трое бойцов 1-й ДШЗ Пянджской ДШМГ:

фельдшер мл. сержант ДЕМЕНЧУК Сергей Павлович

зам. командира боевой группы мл. сержант САНГОВ Рустамджон Одинаевич

радиотелеграфист рядовой ЧЕМЕРИС Николай Николаевич

Вылетали мы с площадки после Май-Майского этапа с какой-то тягомотиной. С утра вылет откладывался, что-то в нашем воюющем «погранколхозе» не срасталось с бортами (не исключено что и с умыслом), как выяснилось к лучшему... Чтобы СПГ не переть всем, меня назначили старшим "сапожником" - 2-х наших СПГ и 2-х Пянджских под отдельный борт, который чуть позже взлетел...

Общий замысел я постарался изобразить на схеме:

 

 

Наша и Янги-Калинская группы закупоривают выход из ущелья и ждут "кроликов", а три пянджские заставы, скатываясь в определенном порядке по склону ущелья, "заводят невод" (склон в ущелье всего один, для людей доступный). На высокой точности их мест высадки не настаиваю, а принцип их расположения верный, но на одной высоте с нами. А вот расстояние между площадками может плавать в зависимости с какой "глубины" они "невод тащить собирались". По крайней мере достаточно кучно, между нашим местом высадки и ближайшей их площадкой 600-800 метров было. Пулеметчики с неразберихи очередями сначала обменялись (инцидент потом был исчерпан на уровне каламбуров, так как причина понятна была).

Как до нас довели потом, за три дня до начала высадки Абдул-Кадыр ждал, что к нему пожалуют... и три дня включая день высадки они с 7 утра до 12 дня дежурили на 3-х из 5-ти площадок в ожидании гостей. 12-00 протикало, ружьишки, автоматики на плечё - и вниз спускаться в ущелье начали. И в 12-30 загудело, «погранколхоз» всей делегацией в гости... Они на полпути к укромному ущелью, зарослям, домам на открытых склонах покатились вниз сломя головы, рассеиваясь от бортов судорожно. Наши вдогонку - тоже сломя голову, постреливая, потому в неразберихе по друг-дружке пульнули до кучи...

Меня «сапожника» главного высадили с СПГ где-то на середине пути, что я от нашей площадки стрелками показал. Атмосфера захватила, все летят вниз сквозь кусты, валуны, домишки отдельные. Атмосфера погони, ощущение, что пыль поднятая ими еще не улеглась... Выскочили мы на край у этого ущелья, по нему рассосались, пальба вниз, где нужно и ненужно (но снизу огрызались - крошка каменная иногда летела рядом, но несильно). Борты там внизу чего-то выискивают, «нурсуют». Потихоньку эта волна первая улеглась. СПГ я свои поставил (их на фото видно - справа), а на схеме коряво изобразил палочкой с раструбом на конце.

 

Со своими стали обживать рубеж, у выхода из ущелья группку с пулеметом вниз по скалам крутым пристроили, чтобы мостик там через Джавай у самого выхода более менее огнем прикрыть, часть группы тоже ниже спустилась (20 человек с замполитом), тропы выходящие перекрыть. Не ночлега ждали, а то что "Лодки" станут их вот-вот на нас "выдавливать". У выхода-то и заросли бедные и открытых мест поболее. Нормальная в принципе задумка...

Там уже в глубине и КП развернули, и минометы (причем 120-мм пытались бухать оттуда, а куда?). Вся эта полоса зарослей на мелких ступенях-террассах не просматривалась с этого склона... как бы на обратном крутом скате получалась.. видели только верхний срез…не шутки мины пудовые вслепую кидать (хоть «лодки» и ракетами обозначать пытались линию соприкосновения) в хаос скал и зелени вслепую, когда и свои и чужие там тесно переплелись. На Янги-Калинскую бы площадку взвод 120-мм поставить. Виталий Ртищев с противоположного склона все четко видел, правда в зеленых зарослях террасах ступенек все одно не могли линию соприкосновения точно определить. Никогда ни до, ни после этого не видел местности, более "дубовой" для задачи, которая на плечи "Лодок" легла...

 

Виталий Ртищев – начальник 2 заставы 2 ммг (Янги-Кала) штатный-постоянный командир нештатной ДШГ от 2 ммг в 84-85 годы

Абдул Кадыр видно от первого замешательства пришел в себя, умысел наш просек, и единственная возможность для него осталась - упереться, чтобы за собой хоть какое-то пространство для маневра-жизни оставить, хотя бы до темноты. А единственный рубеж пригодный для этого - склон по линии этих сплошных зарослей-террас. Не удержи его до темноты, отойди на 300-400 метров, там и заросли только местами (редеют) и те, кто со спины встречать приготовился уже рядом (то есть мы), и сверху более-менее обстрел прицельный по ним уже вести можно, в том числе и с минометов и с СПГ. Так или иначе стала обозначаться эта линия сопротивления - их линия «жизни» - вернее «сохранения шансов на неё.

Первыми конкретно уперлись внизу "Лодка 03" (3 застава, Урванцев - командир и Вася Медведь - замполит). Им и так больше всех пропереть пришлось, дальний край "невода" выстраивая, досталось им первым и круче всех. И построек там больше и зелень погуще, да и за тропу вглубь ущелья бандюки держались покрепче. Раненый появился, потянул за собой Колесника - фельдшера. Колесник погиб спасая раненного. Урванцев в этом эпизоде ранение получил, в районе ключицы пуля прошла. Ну и все боевые группы заставы в этом хаосе зарослей, террасс, валунов втянулась в огневой бой, продвижение застопорилось. Застопорилось у них, начало стопориться у «Лодки 02» (2-я Застава, Мещерякова), тоже все втянулись в огневой бой в этом хаосе и встали, сохраняя как бы единую линию с нижними. И в такой же процесс втянулась «Лодка 01» - стрельбой наполнились эти террасы, злой стрельбой, жесткой... Вся зелень ей кипит. А минометчики так и остаются не у дел, пуляя куда-то вглубь, где гарантировано своих не зацепят. Примерно по такому же принципу и борты работают. Постоянно висели над нами с момента высадки... Не знаю, может по радиосети «Лодок» и как-то входили, ориентировались, может где и поудачней ударить получалось... переговоры «Сатурнов» с «Лодками» я не прослушивал.

И самая верхняя группа (отделение) во всей этой линии от «Лодки 01» получилась на этом гребешке и тоже встала. Согласно всей логике действия подразделения (ДШМГ), обеспечивая такое банальное для гор прикрытие сверху, продвинулись они (как я понял потом) головным пулеметом до этого камня (на фото) и тормознулись... Камень - валун здоровый, как доска школьная и толщиной не менее метра. И от него дальше тропа по голому спуску в эту самую зеленку и уходила, голая, абсолютно, на обеих скатах буквально человеку негде спрятаться. Передний к границе срез - пологий, за ним поляна, засеянная чем-то, и стена валунов-деревьев. На фото они хорошо просматриваются. У нижней площадки сарайчик какой-то каменный впритык к тропе крышей упирался. Другой склон в сторону ущелья - крутой, не спрятаться, местами осыпь и в терраску превращается, засеянную через обрывчик (8-10 м) из валунов, скал состоящих. За полянкой также валуны-заросли.

Где я стрелку зеленую пытался изобразить - развернулись сарбозы. Шли с нашим каким-то разведчиком майором (хорогским наверно). Тоже видно часть "невода" изображали в самом легком, по сравнению с «Лодками», местом. Дойдя до этой незримой линии тормознулись они, уперлись и дальше ни в какую идти не захотели. Хотя путь их уже и с нашего карниза и с позиций СПГ просматривался хорошо и минометчики могли прицельно пулять и борты наводить одно удовольствие (и плюс не было там никого), не нужна эта щель была Абдул-Кадыру. Верней наверно не так нужна, как эта жизненно необходимая линия, которая перед «Лодками» кипела. У сарбозов главным был там какой-то Базор, лично мне он показался "от природы контуженным"...

Со своей группой стали обживать рубеж, у выхода из ущелья группку с пулеметом вниз по скалам крутым пристроили, чтобы мостик там через Джавай у самого выхода более-менее огнем прикрыть. По шоссе кой-где опять БТРы стояли. Но они были так далеко внизу у Пянджа, что когда один из них выступ с нашими пулеметчиками попытался пристрелять с КПВТ, особо и не испугались, сигналкой показали себя, успокоился… Часть группы еще ниже спустилась (20 человек с замполитом), чтобы тропы, идущие по дну ущелья, получше огнем перекрыть. Под нашим прикрытием сверху. Саня Палаткин - по карнизу ущелья с остальной группой, позициями отдельными, и моя батарея "Сапожная" как бы на правом фланге нашей жиденькой цепочки-группы получается… Не ночлега ждали, а то что "Лодки" станут их вот-вот на нас "выдавливать"… Как только наши 20 человек собрались и вниз спуск начали, я на позиции СПГ пошел, хотел оттуда склоны дополнительно просматривать, где нашим спускаться предстояло, мало ли чего… Иду, тропа по самому краю карниза над ущельем идет, все как на ладони.

Склон покрытый зеленью наполнен жесткой стрельбой, трещат автоматы-зло, короткими, пулеметы бьют, гранатометы, борты понизу ходят, «нурсуют» чего-то - то там, то здесь сто двадцатки фонтаны свои поднимут, естественно подальше от этого района и от греха подальше... Кто-то там из зелени пытается ракетами минометчикам линию соприкосновения показать, те толком не видят ничего… Приближать огонь боятся.

Когда шел, ларингофон на ухе торчал (Частота КП, уже учиться всему начал), идя к своим позициям СПГ слышал в эфире до боли знакомый голос "63"-го, этого деятеля из-за которого мы под Май-Маем ишаками работали...

Он постоянно ругался (на пянджских, как я понял) типа не стреляйте так много, прекратите, патроны на ночь надо беречь, вот кто-то и с АГС гранаты начал расходовать... немедля прекратить, что ночью делать будем (сколько с ним пересекался потом в эфире, его только эта тема и интересовала - сохранения боеприпасов).

Еще подумалось, где интересно он? и второе, пожалуй самое несуразное, как пытается воздействовать на боевые группы «Лодок» не по их внутренней радиосети ДШМГ, а на частоте КП? Глухонемой, сам себе чирикает...

Где-то там?

Не доходя метров 150 до своих СПГ ларингофон снял почему-то (по валунам когда наверно большим перебирался), подхожу к своим, озабоченные смотрят в сторону стрельбы (фото), говорят - по эфиру только прошло - двое теплых где-то там у пянджских...

Не успели сообразить-обсудить-попереживать, к нам от КП Шилов (начальник хорогской опергруппы) с кем-то - предельно встревоженные подбегают, рукой в ту сторону (фото) - "Там где-то двое раненых - бегом вытащить побыстрей, пока на бортах до темноты эвакуировать сможем!!!...???

Фото-2 - общий вид на тропу ("Где-то там") от наших позиций СПГ – откуда Шилов пимерно и махнул туда рукой...

И затикал наш секундомер (на это «где-то там???»)... четыре плащ-палатки, оба мои расчета СПГ (8 человек и я) понеслись "рысью". «Лететь» в неизвестность, в хаос скал и «зелени», где стрельба нешуточная грохочет, пули плоть человеческую рвут... ощущение еще то. В рации тишина...

За ориентир примерно этот вид с фото и держали (куда Шилов пространно рукой махнул-показал), по "горизонталям" в основном бежали, крюк сделали, чуть правей за границы фото сначала, потом к тропе этой. И тропинка там была, и быстрей это любого другого варианта. По низинке метусь обогнав всех, на выступе каком-то чуть сорвался, коленку правую под чашечкой сильно разбил, больно, но кости-механика вроде целы, работают... Смотрю, правее от тропы нашей метрах в 50-ти в садике-зарослях-валунах сарбозы (человек 60) в куче сбившейся. Сам взмыленный, в кроссовках, маскхалат расхлестанный... поворачиваю к ним. Подлетаю, майора нашего (упакованного-мирно-аккуратного) увидел (видимо разведчик с Хорога)... к нему сразу - "что-чего-как? где раненные"? А у них тишина какая-то, умиротворение, выключились абсолютно с общего процесса. Чаек греют, идиллия - дачка на выезде! Эти-то сарбозы и отказались идти и в строения те, через которые мы потом «пролетели», и дальше, обеспечивая фланг левый «Лодке-01». Как только начал майор-аккуратный мне вступление - как вообще-то к старшему по званию у военных людей принято обращаться (фразами затерто-уставными), понял – не знает ничего полезного – ничего не говоря ему, развернулся и опять дальше по тропке летим со своими, в разных режимах мы с ним были... У них чаек греется, у нас секундомер судьбы нашей тикает… (а ведь метров 200 было от них, через «гребешок» до трагедии той, где наших пулями «рубило», пока сидели они спокойно-мирно, чаек разогревая).

Какие-то домики-дувалы каменные на пути, тропа мягкая, беззвучная, нервы на взводе... (мельком отметил: двери-калитки все на замочках аккуратно закрыты – знать не прочесывали). Летим на «авось», по максимуму влететь на каждом шагу можем. В проулок какой-то влетаю, куры из-под ног... машинально очередь с автомата по стенке сорвалась... тупик. В одну сторону прыжками - тупик, в другую прыжками – тупик, разворачиваюсь и женщина афганка таращится на меня... Я к ней, задыхаясь, наступая на неё, глаза вытаращив – «Шурави сарбоз где? Шурави сарбоз где?». Заклинило её, по стене сползает, мычит что-то с перепугу... увидел проход и туда, мои - за мной.

И вот уже летим по тропке этой, что желтым по фото показал. Что меня толкнуло? до сих пор не знаю. Голову «на скаку» кверху поднимаю - вижу камень-валун этот здоровый («доска школьная» только метр толщиной), из-под него кончик ПК торчит, четко рисуется на фоне неба (метров 12-15 до него), и голова в панаме пятнистой (пянджским тогда, всем - не всем, не знаю, х\б новое пятнистое выдали и панамы пятнистые - мы оборванцы завидовали). Сам пулеметчик как бы вжат в камни, и рукой показывает, машет - "ложись" типа. Может кричал что при этом, я не слышал. До поворота тропы несколько метров, я пока на него глазел, ход сбавил, меня Гончаренко (СПГ-эшник) обгоняет и почти уже на этот поворот вылетает. Куча камней там была (могильником я почему-то их посчитал).

Я, увидев жесты пулеметчика, машинально крикнул Гончаренко – «Ложись!». Он падает, и практически одновременно по камням «могильника» этого кучная очередь брызгами-крошкой. Отползли мы с ним, отряхнулись, как котята нашкодившие, задние уже все подсобрались за нами. Говорю, дальше вслепую «на авось» не полетим, хватит. Почикают за поворотиком всех. За тот камень, наверх пробираться будем, там свои – сориентируемся, разберемся. Начали подниматься к камню по непростреливаемому скату. Что на фото справа... Спасибо тому пулеметчику безвестному с 1-й заставы Пянджской, имени до сих пор не знаю...

За камнем

Выползаем на гребень этот осторожно, я где пригнувшись, где почти на четвереньках к камню этому… Широкий валун поперек тропы (метра 4, высотой метр с хвостиком. И толщиной в среднем почти метр) за ним как раз спуск начинается…

С левого края камня лежит парень тот-пулеметчик (спаситель наш). Вокруг пулемета ленты пустые – куча…и четко засек…из лентоприемника только три патрона торчит – последних…

Почти по-центру тропки, метра полтора до камня, головой ко мне, ногами к камню - тело погибшего лежит (теплое еще, потому как в тесноте прикасаться пришлось) по пояс голый, на уровне сосков почти по центру (чуть правее) пулевое отверстие в груди, выходное… так и не знаю где… бинтов никаких возле него нет, видимо мгновенная смерть (ЧЕМЕРИС Николай Николаевич)…

Где-то у ног его, правее сидит в каком-то углублении «63»-й, в состоянии близком то ли к шоку – то ли к прострации. Между ним и Чемерисом станция УКВ большая («багульник» по-моему). Еще 2-3 человека были сбоку и чуть позади - ребята с этой группы тоже…

Над нашим районом два борта низко крутиться начали, и из наушников постоянный встревоженный-требовательный голос летчика – «Я Сатурн такой-то, земля ответьте…покажите где забирать раненых...» - и так постоянно, без пауз…

Пробрался-протиснулся возле тела и «63» к краю камня справа, высовываюсь осторожно, на тропу глянул… О Боже! Метрах в 12-15-ти на тропе парня увидел, лежащего головой ко мне. Копошащегося… с радиостанцией маленькой «УКВ-392», смотрит в мою сторону с мольбой, встречаемся взглядом… бред какой-то в эфире неразборчивый (дошло до меня - он говорит, а у меня ларингофон от моей станции на ухе так и висит…) и смотрим друг другу в глаза… И вдруг сквозь бред неразборчивый четкие фразы повторяющиеся - «ребята, мне здесь умирать, или вы меня вытащите?... ребята мне здесь умирать, или вы меня вытащите?...» Ужас и бессилие! (это был радист группы Иванов, первой пулей ему пробило грудь, спрятаться некуда было, он стал бинтом сверкать, пытаясь перевязаться. Вторая пуля ему от бедра к бедру прошла – в районе таза, но это я все потом уже узнал…)

Только высунулся - пуля рядом по камню крошкой-брызгами резанула, высунулся снова, блин… а дальше… - на нижней площадочке… - несколько тел… в хаосе валяются, стоны, вскрикивания… Кто-то копошится. Кто-то нет… блин и брызги снова от камня. И по лицу, и по руке… пасут конкретно.

Сел – мысли прыгают, мандраж зашкаливает… Беру тангенту у рации Чемериса - летчик тот все так и продолжает без остановки землю вызывать… «Я - Сатурн, Я - Сатурн…», наверно он что-то еще говорил, потому как у меня появилось понятие, что у него и заправка на пределе до базы и времени светлого до базы в обрез.

Отвечаю Сатурну, что-то примерно… «Сатурн, я земля, земля, раненых наблюдаю, нахожусь возле них, тут не двое, тут больше и хуже… Сатурн, до темноты их не вытащить, все простреливают…». И в конце несколько раз повторил – «Сатурн – уходи домой, до темноты их не вытащить…». И по-моему свой позывной еще называл… Тут «63»-й вдруг как очнулся, к тангенте потянулся, что-то стал говорить… не помню.

Судорожно думаю, что дальше делать? Мандраж по всему телу, соображать очень трудно… Союнов, снайпер наш с пулеметчиком патронами делится из карманов-загашников, ленту набивают… Думаю – ну 150-200 патронов наковыряют сейчас… этим зеленку-валуны не прочешешь, это только для самообороны, на крайний случай… Пару раз сунулся еще на тропу - подступы посмотреть и сразу прятался… прилетало-брызгало сразу рядом, магазин не успевал одной очередью высадить. Кроме стонов с нижней площадки иногда крики громкие раздавались, но хуже всего… взгляд Иванова, бессилие наше… и эта фраза с наушника «Ребята, мне здесь умирать, или вы меня вытащите?...»

И ведь надо же что-нибудь делать, блин, а что?

Не помню как, с трудом сообразил вроде…раз пулеметом засыпать – прочистить подступы не можем, полоску – автоматами попробуем, хотя-бы один, что поменьше и поближе… Подсобрались, объяснил - прямо перед нами – подступ ближний, достаточно узкая полоса зеленки и валунов. Одновременно высовываемся и с пяти-шести автоматом по полосе этой… и снова под камень… Несколько раз так сделали, мне по левой кисти при этом сильно крошкой резануло. Под цевьем как раз (одиночные точные пули прилетали, как по расписанию), свинцовые наколки некоторые на кисти до сих пор еще не рассосались… В один из таких моментов, когда сериями-хором били, высунулись только по полосе стрелять, вдруг… прямо из этих валунов-зелени к нам лицом встает почти фигура в полный рост, без чалмы. Волос длинный. Куртка черная и медленно-шатаясь начинает двигаться, винтовку за кончик ствола держит, приклад и ремень винтовочный по земле волочится… И шатаясь, как тяжело раненный, бредет по полоске посева какого-то на терраске к постройке, что своей крышей почти к нижней площадочке подходит, где наши вповалку лежат-стонут…

Вот выскочил бы он в прыжке резком - моментом срезали бы на рефлексе одном, а тут на мгновение заклинило… Какое-то мгновение… и он уже почти на одной линии с Ивановым. Наш раненый радист частично его уже закрывает… Так шатаясь и забрел он в эту построечку, которая крышей своей почти к нижней площадке и нашим, лежащим там – выходила.

А справа так и продолжали периодически одиночные прилетать, пасли всякую суету нашу, пока мы с этой серийной стрельбой заканчивали. «63»-й одному пянджскому парню приказал - на площадку нижнюю пробираться. Пошуршал он по правому скату… Как «63» ему задачу ставил, и начало его движения, мы упустили, стрельбой занятые… Потом проследили его, целым дополз до площадки нижней, затаился за убитым…

Тропа

И тут «63»-й говорит мне тихим, подавленным голосом – «ну что лейтенант, давай теперь своих посылай…», в голове буря-шквал. Приподнялся. На своих посмотрел (тесно за камнем - все слышно)… Восемь лиц. Восемь пар глаз… Все горя помыкали, и все прекрасно понимают - кому выпадет… считай кранты…

Никто глаз не отвел, никто! Все ждали выбора… очень хорошо запомнил это… любому скажи – пойдет… Имею ли я право выбор этот им предъявлять?…

Блин, но с другой стороны взгляд-просьба радиста по мозгам бьет, душу рвет. Стоны крики внизу, да и сколько надо чтоб от потери крови элементарной… Может помочь кому-то успеем, по крайней мере все для этого сделать должны… В мозгах шторм от мыслей этих…

Своим говорю: - «Бинты-инпакеты соберите мне», - к «63»-му поворачиваюсь и говорю – «Я пойду…», похолодело внутри сразу…

Чуть на правый скат высунулся, магазин стал перезаряжать, пустой выскочил из рук и по камням вниз поскакал… И вот как он скакал, так у меня вместе с ним и сердечко куда-то вниз летело - холодело внутри все больше и больше… мысль мелькнула – «Ну вот, Саня и ты до своей тропы дошел, где ляжешь сейчас…».

 

Уже перед тем, как окончательно на скат перевалить, увидел, что тем путем, по которому мы сюда летели на «авось» Саня Палаткин летит с нашими еще (видно это когда инфа дошла до КП, что двумя ранеными тут далеко не обошлось). Задерживаться не стал просто от страха, что потом сил не хватит на скат себя вытянуть-выползти…

Замысел до площадки нижней добираться был прост, сначала вертикально вниз, до середины склона камушки кой-какие торчали, хоть как-то вжиматься можно было, а дальше всё…

Гладкий склон крутой с осыпью, по нему и рассчитывал проехать вниз, до обрывчика над террасой, откуда пули эти одиночные злые и прилетали… и по краю обрывчика, по горизонтали… И всего-то получалось – метров 12-15-ть открытых по осыпи… и потом - столько же по горизонтали до площадочки с телами… Ну а там хоть как-то сховаться-затаиться можно будет… Всего-то!

Между камушками-выступами быстро прошуршал, напряг сильный. Почти физически ощущаю, как «некто» через мушку меня изучает, выжидает, замолчал - по камню больше не пуляет, наверно если бы пулял туда – легче бы было…

Все, впереди осыпь… от напряжения уже «звеню»… сел-поехал…

Дикая энергия лопнула об камни у живота слева в 20-30 сантиметрах, брызнуло больно крошкой… непроизвольно вскрикнул и… покатился, как убитый… В мозгах вспышка, провал полный на какие-то мгновения в сознании…

Включился… Животом по осыпи, вместе с ней плавно вниз еду… Первая мысль – надо остановиться, улечу в обрыв к бандюкам на терраску… Руками за какой-то камень попридержался, остановился, левая нога вытянута, опоры никакой под кроссовкой не чувствую… Правая в колене согнута, коленкой разбитой и уперся во что-то надежное…





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.