Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Если учесть, что Стив был, мягко говоря, навеселе, вел он на удивление хорошо. Но,




Конечно, мне трудно было судить, так как глаза у меня слезились от ветра и все окружающее

Расплывалось. Кроме того, я был напуган, и это тоже, вероятно, повлияло на мою

Способность трезво оценивать обстановку. Возможно, я даже и не хотел думать о том, что

Может случиться еще что-нибудь.

Обогнув скобяную лавку Ленегана, мы повернули в Крысиный проезд. Стив заметно

Сбавил скорость, вполне разумно отдавая дань уважения стоявшему на обочине

Полицейскому автомобилю. Затем шестеренки снова закрутились быстрее, обороты

Увеличились и ветер с новой силой стал лупить меня по лицу. Когда мы проезжали обелиск,

То опять увидели вдали голубую полицейскую мигалку, и одна из машин, которую они

Тормознули, свернула на обочину.

Стив притормозил и остановился.

– Похоже, у них сегодня рейд. Лучше, наверно, их объехать, – сказал он рассудительно.

С этими словами он аккуратно развернулся в обратном направлении и, не доезжая

Обелиска, свернул налево и спустя некоторое время опять налево, выехав к перекрестку. Я

Знал дорогу и подумал, что если Стив способен улизнуть от полицейских, то, видимо, он не

Так уж пьян. Поездка меня даже захватила, это было своего рода приключение.

Я расслабился и тут почувствовал, что начинаю ощущать свое тело и даже могу

Чуть-чуть двигать пальцами на руках и ногах. Я страшно обрадовался – значит, все было не

Так серьезно, как я боялся. Наверное, это был шок от удара головой. Просто шок.

Ну, Бобби, погоди, доберусь я до тебя. Разделаюсь с тобой при первой возможности.

Этот ублюдок, вероятно, применил на мне какой-то запрещенный прием.

Я был жив, и, похоже, меня не ждала скорая смерть.

Подняв руки, я радостно завопил.

Очнулся я в травматологическом отделении больницы.

Вокруг стояли Ребекка, Винсент, Хелена и сестра Макмерфи.

Сестра Макмерфи?

Да, это, без сомнения, была она.

– Алекс, ты меня слышишь? – спросил Винсент. Вид у него был очень встревоженный.

Черт побери, что случилось? Что все это значит?

– Алекс, скажи что-нибудь, – приставал Винсент. Открыв глаза, я сразу понял, что я в

Больнице.

Совсем не то что в каком-нибудь фильме, герой которого, очнувшись, спрашивает:

«Где я?»

– Как ты себя чувствуешь?

Но ведь я и должен был находиться в больнице. Стив с Викторией везли меня в

Больницу, разве не так? Только почему здесь Винсент? Кто ему сказал? И откуда взялась

Сестра Макмерфи? Гектор наконец нашел ее? Или она здесь работает?

– Позовите доктора, он пришел в себя!

И запах. Этот чисто больничный запах. Его издавали разлагающиеся тела биллионов

Убитых бактерий. В больницах всегда пахло смертью – а может быть, это больничный запах

Наводил меня на мысли о смерти.

– Он выживет?

Люди часто умирают в больницах, подумал я. Это стерильные учреждения, лишенные

Жизни. Я всегда боялся больниц. Боялся, что со мной что-то не в порядке.

– Не надо говорить так при нем. – Это Макмерфи.

Их интересуют всякие отклонения от нормы, они рассматривают тебя снаружи и

Внутри, выискивая их. Никому не нравится, когда выявляют его отклонения, но люди, как

Правило, привыкают жить с этим, приспосабливаются как могут. Чаще всего предпочитают

Вовсе о них не думать.

– Разумеется, он поправится. Не успеет оглянуться, как снова будет бегать. Правда,

Алекс?

Большинство людей хранят эту совершенно секретную информацию о своем здоровье в

Ящичке с надписью «Беспредельный депрессняк», если отец действительно употреблял это

Выражение. Этот черный ящичек запрятан в самом дальнем закутке мозга. Он опасен не

Меньше, чем радиоактивные лучи, разрушающие тебя невидимой радиацией.

Это как китайские костяные шарики – один в другом, один в другом.

Ящичек в ящичке, в подсознании, в сознании, в мозгу, в голове. Он стоит там и капает

Тебе на психику.

Они по очереди дежурили возле моей постели, пока я наблюдал с закрытыми глазами,

Как жизнь в большом масштабе протекает мимо меня. Я чувствовал себя в безопасности.

Там, внутри. Я хотел сказать им, что со мной все в порядке, что там, где я сейчас, все мирно

И хорошо. Что я понимаю, что со мной случилось, и примиряюсь с этим. Я даже не

Подозревал, сколько всего я знал, сколько видел, слышал, ощущал, сколько всего я успел

Испытать.

В последнее время я почти все это забыл, а теперь оно будто снова возвращалось ко

Мне. Не последовательно, одно за другим, как это было в действительности. Сейчас все было

Перемешано – обрывки воспоминаний, соединявшиеся у меня в голове. В основном это были

Хорошие, счастливые воспоминания; я даже не помнил, что забыл их. Они воскрешали

События, которые когда-то действительно имели место, но прежде я о них никогда не

Вспоминал. Они были как забытые впечатления других людей обо мне.

Одноклассники.

– Алекс, привет, как дела? Помнишь, как мы впервые попробовали травку? Помнишь?

Это было клёво. За сараем. Я думал, ты блеванешь, честное слово. Весь позеленел, потом

Покраснел, потом посинел и опять позеленел.

– Все так делают, не только он.

– При чем тут все, дурья башка. Ты ничего не понимаешь.

– Думаешь, эти воспоминания помогут ему?

– Ну, уж никак не навредят.

– Его старик просил нас говорить с ним о чем-нибудь таком, что пробудит его

Воспоминания. Ну, короче, чтобы у него мыслительный процесс пошел.

– Ну да.

– По-моему, он нас не слышит.

– А если слышит, то толку от твоей болтовни мало.

– Главное – исключить негативные эмоции.

– Негативные эмоции?

– Ну да. В такой ситуации надо думать позитивно.

– Чушь собачья.

– Это правда, Богом клянусь.

– Слушай, а может, он сейчас видит Бога? Говорят, такое бывает. Видишь в конце

Туннеля ослепительный свет, и вдруг появляется Бог.

– Вот это как раз чепуха, которой забивают голову всяким придуркам.

– Слушай, если ты не заткнешься, то заработаешь сейчас у меня.

– Ага, очень позитивно.

Сьюзен.

– Сегодня ты выглядишь намного лучше, Алекс. Может быть, в субботу мы сходим в

Кино? Я на днях видела замечательную витрину. Там есть рубашка, которая наверняка тебе

Пойдет, – белая, с голубыми полосками. Знаешь, я очень скучаю без кино. Я даже не думала,

Что буду так скучать. Опять показывают «Заклинателя». В субботу покажут в последний раз.

Нам еще, конечно, нет восемнадцати, но я поговорила с билетером, и он позвал директора, и

Тот поговорил со мной, после чего я поговорила с Винсентом, он поговорил с моим папой, и

Папа договорился с директором, что нас пропустят. Оказывается, папа, вместе с несколькими

Своими друзьями, является совладельцем этого кинотеатра, или партнером, или что-то вроде

Этого. Но нам придется сидеть в будке киномеханика. Папа сказал, что он тоже будет с нами.

Я думаю, он не очень хочет смотреть этот фильм, но он сказал, что раз я так давно хочу его

Посмотреть, то почему бы ему не посмотреть тоже. Я думаю, он боится, но не хочет этого

Показать.

Мне, во всяком случае. Ох уж эти мужчины. Что ты говоришь, Алекс?

Винсент.

– Я помню, как твой папа, Алекс, всегда выгуливал своего пса. Таскал его и в дождь, и

В слякоть, и в хорошую погоду. А один раз я видел, как он расчищает в снегу дорожку, чтобы





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015 - 2023 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов. Обратная связь с нами...