Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Глубинные структуры и поверхностные структуры




НЛП заимствовало понятия «глубинные структуры» и «поверхностные структуры» из теории трансформационной грамматики Наума Хомского (Chomsky, 1957, 1966). По Хомскому, мысли, понятия и идеи (глубинные структуры) не являются неразрывно связанными с каким-либо конкретным языком, но могут быть выражены различными лингвистическими средствами (поверхностными структурами). Английское слово house, французское chez и испанское casa, к примеру, относятся к одному и тому же понятию и данным нашего опыта. Точно так же фразы «Кошка гналась за крысой» и «За крысой гналась кошка» относятся к одному и тому же событию, несмотря на различия в последовательности слов. Сложные идеи и мысли выходят на поверхность (в язык) после ряда преобразований, с помощью которых они превращаются в хорошо оформленные предложения и словосочетания. (Высказывание «За гналась крысой кошка» состоит из тех же самых слов, что и «За крысой гналась кошка», -однако не обладает «хорошей формой»). Подобные преобразования выступают в роли фильтра для глубинных структур.

Как писали Бэндлер и Гриндер в первом томе «Структуры магии», движение от глубинных структур к поверхностным обязательно включает процессы опущения, обобщения и искажения информации: «Наиболее глубокий парадокс человеческого устройства, как мы считаем, заключается в том, что одни и те же механизмы позволяют нам выживать, расти, меняться, испытывать радость — и вместе с тем придерживаться весьма убогой модели мира. И за то и за другое отвечает способность манипулировать символами, т. е. создавать модели. Таким образом, одни и те же механизмы позволяют людям совершать самые неординарные и уникальные действия и в то же время блокируют наш дальнейший рост, если мы ошибочно принимаем модель мира за реальность. Мы можем выделить три основных механизма этого процесса: обобщение, опущение и искажение.

Обобщение представляет собой механизм, отъединяющий элементы или части индивидуальной модели от исходного опыта так, что они начинают представлять целую категорию, частным примером которой являлся этот опыт. Наша способность к обобщению чрезвычайно важна для взаимодействия с миром. Этот же механизм способен привести к созданию, например, такого правила, как "Не показывай своих чувств".

Опущение — механизм, с помощью которого мы избирательно обращаем внимание на одни измерения нашего опыта, исключая при этом другие. Возьмем, к примеру, нашу способность фильтровать шум в комнате, где одновременно разговаривают несколько человек, чтобы услышать голос одного из них... Опущение сводит мир к таким пропорциям, чтобы мы могли чувствовать свою власть над ним. В одних контекстах подобное усечение может оказаться полезным, в других же -становится источником болезненных переживаний.

Искажение — механизм, изменяющий наше восприятие сенсорных данных. Например, фантазия позволяет нам заранее подготовиться к определенным переживаниям... Этому механизму обязаны своим существованием все художественные произведения человечества... Подобным образом все великие романы, все революционные открытия науки основаны на способности передергивать факты или искажать окружающую действительность».

Гриндер и Бэндлер предположили, что при преобразовании глубинных структур в поверхностные необходимо некоторое искажение или потеря информации. В языке подобные процессы сопутствуют переходу глубинных структур (зрительные и слуховые образы, тактильные ощущения и другие сенсорные репрезентации, которые хранятся в нервной системе) в поверхностные структуры (слова, знаки и символы, которые мы выбираем для описания или представления первичного сенсорного опыта).

Это связано с тем, что созданные с помощью мозга и языка модели окружающего мира являются не самим миром, а его репрезентациями. Однако в вербальных поверхностных структурах находят отражение и выражение многие важные ключи к глубинным структурам.

Созданная Бэндлером и Гриндером метамодель позволяет работать с поверхностными структурами языка, чтобы помочь человеку обогатить свою модель мира через восстановление глубинных структур и связей между ними и исходным опытом.

НЛП расширило использование понятий «глубинные структуры» и «поверхностные структуры» за пределы лингвистических процессов и репрезентаций. В теории НЛП глубинные структуры складываются из сенсорных и эмоциональных переживаний, или «первичного опыта». НЛП рассматривает язык как «вторичный опыт», т. е. как часть нашей модели мира, производную от первичного опыта.

Символы, движения, песни, мимика и другие аспекты нашего поведения так или иначе являются формами поверхностных структур, используемых для выражения наших глубинных структур, и подвержены различным формам опущения, искажения и обобщения (рис. 1).

В качестве примера взаимосвязи между глубинными и поверхностными структурами: большинство из нас учится писать правой или левой рукой. Однако если этот навык уже усвоен, он может быть немедленно передан другим частям тела. В частности, практически любой из нас может вполне сносно написать на песке собственное имя большим пальцем левой ноги 'или нарисовать буквы, держа карандаш во рту (разумеется, с определенной долей искажения), несмотря на то, что физическое строение этих частей тела совершенно различно. Глубинная структура, относящаяся к форме букв, не привязана ни к какой конкретной части организма. Ее можно обобщить до многих поверхностных структур.

Таким образом, различные поверхностные структуры могут служить отражением одной и той же глубинной структуры.

Рис. 1. Глубинные структуры выходят на поверхность в результате серии трансформаций, служащих фильтрами для нашего первичного опыта.

Еще одно значимое положение трансформационной грамматики заключается в том, что существует множество уровней последовательно более глубоких структур в строении и организации различных систем. Важным следствием этого является тот факт, что для совершения экологичного изменения необходимо воздействовать на все уровни системы.

Понятие логических уровней в НЛП (Dilts, 1990, 1991, 1993, 1995, 1996) — еще один способ организации взаимосвязей между поверхностными и глубинными структурами. Каждый уровень (окружение, поведение, способности, убеждения, ценности и идентификация) считается более глубоким, чем предшествующий. Наше восприятие и взаимодействия с окружающей средой являются той частью опыта, которая лежит ближе всего к «поверхности». Координация и управление поведением требуют мобилизации глубинных структур нашей нервной системы. Способности организуют и координируют поведение, запуская менее конкретные, но более глубокие процессы. Убеждения и ценности являются фундаментом для наших способностей и поведения. Они с большим трудом поддаются четкому и специфичному выражению на поверхности, однако оказывают на нас влияние на самом глубоком уровне. Идентификация представляет собой очень глубоко расположенный комплекс взаимосвязей, который проще всего будет назвать «функцией», аналогичной тем уравнениям, с помощью которых в математике задаются объекты с дробной размерностью.

Подобно тому как Хомский описывал это в языке, глубинная структура нашей идентификации выходит на поверхность после ряда преобразований, ведущих через ценности, убеждения и способности к поведенческим проявлениям в окружающем мире. Эти преобразования также подвержены опущению, обобщению и искажению, на которые, в свою очередь, направлены различные техники и модели НЛП.

Одна из задач НЛП — идентифицировать проблематичные обобщения, опущения или искажения путем анализа «синтаксиса», или формы поверхностных структур, а также создать систему средств, позволяющую получить более подробную Репрезентацию глубинной структуры.

Другая задача НЛП, представленная процессом моделирования, заключается в возможности создавать новые, лучшие взаимосвязи и «проводящие пути» между поверхностными и глубинными структурами.

«Эпистемология» НЛП

Эпистемологией называется дисциплина, которая занимается систематическим исследованием структур и процессов, лежащих в основе человеческих знаний. Термин «эпистемология» происходит от греческих слов epi — «над» или «на», histanai — «поместить», «установить» и logos — «слово» или «причина», т. е. он означает «то, на чем мы основываем свои рассуждения». Таким образом, эпистемология представляет собой фундаментальную систему понятий и допущений, на которой человек основывает и генерирует все остальные знания. По определению Грегори Бейтсона: «Эпистемология есть история происхождения знания; иными словами, откуда вы знаете то, что вы знаете».

Эпистемология НЛП начинается с предположения «карта не есть территория» — каждый из нас осуществляет свои возможности через существующие в его голове модели, или «карты мира». НЛП учит, что ни одна карта не является сколько-нибудь более истинной или реальной, чем другие, однако способность человека достигать успеха и развиваться является функцией обладания картой, которая предоставляет наиболее широкий спектр возможностей. В терминологии НЛП, мастер — не тот, кто уже знает ответы и решения, а тот, кто способен задать стоящие вопросы и направить процесс обучения, решения проблемы и творчества в нужном направлении, чтобы создать новые «карты мира», ведущие к новым ответам и возможностям.

Цель совершенствования навыков НЛП заключается в том, чтобы научиться моделировать, а также применять принципы и средства моделирования для развития гибкости на самых

нижних уровнях нашей личности. Эпистемология подразумевает исследование скрытых предположений, лежащих в основе различных моделей личностной организации, — и тех, благодаря которым мы похожи друг на друга, и тех, которые обеспечивают нашу уникальность.

Применение эпистемологии связано с системой отличий и навыков, которую человек или организация используют для удовлетворения ценностей и достижения целей. Прикладная эпистемология отвечает на такие вопросы, как «Как мы узнаем, что знаем что-либо или что обладаем операционной компетентностью?», «Как мы узнаем, что другие знают что-либо или обладают операционной компетентностью?» или «Посредством чего мы развиваем знания и операционную компетентность?».

Прикладная эпистемология также связана с системой ценностей и целей в рамках того или иного подхода. В частности, философия НЛП предполагает, что эффективные обучение и изменение требуют первоначального утверждения целей, оснований и процедур обоснования, необходимых для достижения конкретного желаемого состояния. Затем предоставляется широкий выбор стратегий и видов деятельности, позволяющих варьировать операции, применяемые для достижения целей.

Другой важный вопрос прикладной эпистемологии — «Как ваши знания, навыки или открытия вписываются в то, что было известно до этого?». Какой бы блестящей ни была новая идея, она не будет воплощена на практике до тех пор, пока не придет в соответствие с имеющимися знаниями. Одна из наиболее важных задач прикладной эпистемологии и моделирования — предоставить людям возможность понимать те идеи, которые ставят под сомнение и преобразуют старые способы мышления. Это особенно сложно в тех случаях, когда люди продолжают думать «на старый лад». Философ Артур Шопенгауэр полагал, что все новые идеи проходят три стадии. На первой из них идея кажется нелепой, на второй встречает яростное сопротивление, а на третьей воспринимается как нечто Давно известное и самоочевидное.

Молекулярный генетик Гюнтер Стент (1987) утверждает, что конфликт, связанный с принятием новых идей и парадигм, возникает во многом благодаря «противоречивой эпистемологической установке относительно событий внешнего и внутреннего мира». Стент определяет этот конфликт как борьбу «материализма» и «идеализма» (или «конструктивизма»). Материалистическая точка зрения подразумевает наличие «реального» внешнего мира, который существует независимо от сознания. Сознание является отражением этой реальности и создает несовершенную репрезентацию реального мира. С позиций идеализма (или конструктивизма) реальность порождается сознанием. Воспринимаемые события и взаимоотношения не имеют другой реальности, помимо существования в сознании человека. С этой точки зрения, реальность является отражением сознания. Внешний мир есть несовершенная репрезентация, или проекция, «чистых» форм мысли. Стент указывает на то, что в последние годы появилась третья альтернатива, толчок к возникновению которой дала теория трансформационной грамматики Хомского, а также представления о поверхностных и глубинных структурах. Эту новую эпистемологию Стент называет «структурализмом» и поясняет: «Как материализм, так и идеализм принимают как данность то, что вся информация, воспринимаемая органами чувств человека, действительно достигает его мозга. Материалисты полагают, что благодаря этой информации реальность находит свое отражение в сознании, тогда как, по представлениям идеалистов, на основе этой информации сознание конструирует реальность. Структурализм, напротив, разделяет ту точку зрения, что знание о мире появляется в сознании не в виде необработанных данных, а в весьма абстрагированной форме, то есть в виде структур. В ходе предшествующей осознанию пошагового преобразования первичных данных в структуры какая-то часть информации неизбежно теряется, поскольку создание структур или распознавание паттернов есть не что иное, как избирательное разрушение информации. Таким образом, поскольку сознание не получает доступа к полному объему данных о мире, оно не может ни отражать, ни конструировать реальность. Вместо этого реальность предстает перед сознанием в виде структур, полученных путем трансформации первичных данных о мире. Данный процесс носит иерархический характер, поскольку избирательное разрушение информации приводит к формированию "более сильных" структур из "более слабых". Любой набор первичных данных обретает смысл только после того, как в ходе подобных операций он преобразуется в нечто конгруэнтное сильным структурам, уже существующим в нашем сознании... Каноническое знание представляет собой всего лишь набор уже существующих "сильных" структур, конгруэнтность которым первичные научные данные приобретают в процессе психического абстрагирования. Следовательно, данные, которые не могут быть преобразованы в структуру, конгруэнтную каноническому знанию, не имеют никакой перспективы».

Фундаментальные эпистемологические понятия можно охарактеризовать как:

Материализм

«Реальный» внешний мир существует независимо от нашего сознания. Сознание является отражением этой реальности и создает несовершенную репрезентацию реального мира (рис. 2).

Рис. 2. Согласно материалистическому подходу, сознание подобно фотоаппарату, который фотографирует реальность

Идеализм

Воспринимаемые события и взаимоотношения не обладают иной реальностью помимо существования в сознании человека. Реальность является отражением сознания. Внешний мир представляет собой несовершенную репрезентацию, или проекцию, «чистых» форм мысли (рис. 3).

Рис. 3. Согласно идеалистическому подходу, сознание подобно киноаппарату, создающему «реальность»

Структурализм

Реальность является набором структур, полученных путем трансформации первичных данных о мире. Преобразование первичных данных в структуры включает в себя избирательное опущение, искажение или обобщение первичных данных. Сознание не может ни отражать, ни конструировать реальность. «Сильные» структуры формируются из «слабых» посредством избирательного разрушения информации (рис. 4). Первичные данные приобретают смысл только после ряда операций, которые преобразовывают их в нечто конгруэнтное уже существующим структурам.

Рис. 4. Согласно структуралистскому подходу, сознание подобно монтажеру, который взаимодействует с «первичными данными» и проводит их отбор

С точки зрения структурализма, многие идеи можно назвать «незрелыми», если в них не содержится «мостик» к существующему «каноническому» знанию. Таким образом, для того чтобы новая идея стала «реальностью», она должна сначала «подстроиться» к уже существующим моделям реальности и лишь затем «вести» их. Теория относительности Эйнштейна, например, признает и включает в себя все законы Ньютона, добавляя лишь новые формулировки, которые открывают путь новым реальностям (таким, как атомная энергия). Идеи, слишком опережающие свое время, должны дождаться своего провозглашения. Прежде чем летающие машины Леонардо да Винчи или роботы Николы Тесла были воплощены в реальность, им пришлось ждать до тех пор, пока не были получены все необходимые для этого знания.

Стент отмечает, что потребовалось 35 лет, чтобы исследования Грегора Менделя по наследственным характеристикам гороха были заново открыты биологами в конце XIX в. и легли в основу современной генетики. Стент поясняет: «Можно предположить, что открытие Менделя не возымело непосредственного эффекта потому, что понятие о дискретных наследственных единицах никак не увязывалось с каноническими представлениями об анатомии и физиологии, свойственными середине XIX в. Более того, статистическая методология, с помощью которой Мендель интерпретировал результаты своих экспериментов по селекции гороха, являлась совершенно чуждой способам мышления современных ему биологов. К концу XIX в., однако, были открыты хромосомы и механизмы их деления, митоз и мейоз, и результаты исследований Менделя обрели смысл с учетом видимых под микроскопом структур. Тем более что к этому времени использование статистических методов в биологии стало обычным делом».

Эпистемология НЛП, вероятно, наиболее близка к эпистемологии структурализма. В отличие от материализма или идеализма, здесь нет фундаментального разделения «сознания» и «реальности». Подобно структуралистскому подходу, НЛП признает значимость установления связей с существующим знанием, а также расширения реальности через «подстройку» и «ведение». Однако процесс актуализации реальности НЛП рассматривает не как установление связей между «слабыми» и «сильными» структурами, а скорее как функцию взаимосвязи между «глубинными» и «поверхностными» структурами. «Глубинные структуры» обладают скрытым потенциалом, который проявляется в конкретных поверхностных структурах как результат ряда преобразований. Этот процесс включает в себя избирательное «конструирование» данных, равно как и избирательное «разрушение» данных (которое Стент называет первичным процессом распознания моделей в структурализме).

Например, строительство «дома своей мечты» будет включать в себя серию преобразований, каждое из которых будет основано на предыдущем, благодаря чему мечта превратится из фантазии в конкретное здание. Преобразования в данном процессе могут осуществляться в такой последовательности:

- формирование мысленного образа дома в различных ракурсах;

- обсуждение проекта с архитектором;

- предварительные наброски;

- окончательный план;

- подбор материалов;

- подготовка места под строительство;

- закладка фундамента;

- строительство каркаса здания;

- завершение строительства;

- покраска стен и деревянных частей дома;

- отделка.

Степень, в которой законченное здание соответствует изначальной мечте, является функцией степени обобщения, опущения, искажения и «дополнения» информации, которые происходят в результате каждого последовательного преобразования.

Для того чтобы превратить замысел в статью или книгу, исследовать потребности группы, выразить свои чувства в стихотворении, написать компьютерную программу, выучить роль

и т. д., потребуются различные типы и последовательности преобразований.

С точки зрения НЛП, выделяются индуктивные преобразования, через которые мы воспринимаем модели и строим карты окружающего мира, и дедуктивные преобразования, с помощью которых мы составляем описания и действуем сообразно своему восприятию и моделей мира (рис. 5). Индуктивные преобразования включают в себя процесс «объединения» (chunking up) с целью найти более глубокие структуры («понятия», «идеи», «универсалии» и т. д. ) в многообразии впечатлений, полученных через сенсорные каналы. Дедуктивные преобразования направлены на «разделение» (chunking down) глубинных структур нашего опыта, а также перевод общих идей и понятий в конкретные слова, действия и другие формы поведенческих реакций. (Для того чтобы научиться понимать отдельные слова какого-либо языка, требуется другой набор и другая последовательность преобразований, чем для того чтобы научиться говорить на этом языке бегло, правильно построенными фразами и с правильным произношением, несмотря на то, что некоторые преобразования могут применяться в обоих процессах. )

Рис. 5. Психические операции связывают глубинные структуры с поверхностными посредством индуктивных и дедуктивных преобразований

Именно развитие обоих типов процессов трансформации обеспечивает эволюцию наших психических моделей, с одной стороны, и выражение их в «реальности», с другой. Согласно НЛП, качество этих преобразований определяет эффективность и полезность психических процессов.

Существуют и так называемые абдуктивные преобразования, в ходе которых глубинные структуры трансформируются в другие глубинные структуры, а поверхностные — в другие поверхностные структуры (рис. 6). Здесь задействованы механизмы метафоры и аналогии. Аналогии, такие как «овечья шерсть была белой, как снег» или «ее губы были подобны алой розе», основаны на сходстве двух поверхностных структур («изоморфизм»). Метафоры (например, «природа-мать» или «мир космического корабля») подразумевают наличие взаимосвязи между глубинными структурами («гомоморфизм»). Подобные преобразования, очевидно, лежат в основе поэзии и определенных видов творческого вдохновения, кроме того, они представляют собой один из базовых механизмов в решении проблем и обучении.

Рис. 6. Абдуктивные преобразования связывают между собой две глубинные структуры или две поверхностные структуры

С точки зрения НЛП, «реальность», таким образом, является результатом взаимоотношений и взаимодействия между глубинными структурами и поверхностными структурами. Существует множество возможных «реальностей»; не одна «карта» и одна «территория», а множество возможных территорий и карт. Кроме того, территория постоянно меняется, отчасти в зависимости от того, как карта влияет на взаимодействие людей и территории.

В поверхностной структуре проявляются те аспекты глубинной структуры, для которых восстановлено достаточное количество звеньев, утраченных в процессе опущения, искажения и обобщения. Глубинная структура обладает скрытым потенциалом для того, чтобы в результате ряда преобразований она проявилась в какой-либо поверхностной структуре.

Именно по этим причинам моделирование и гибкость считаются основой эпистемологии НЛП. Модели не рассчитаны на отражение либо конструирование единственной объективной реальности. Скорее, их задача заключается в том, чтобы воспроизвести какой-либо аспект возможной реальности. В частности, в НЛП не имеет значения «истинность» модели; учитывается лишь ее «полезность». На самом деле все модели можно считать символическими или метафорическими, а не просто отражающими реальность. Каким бы ни было используемое описание — метафорическим или буквальным, — полезность модели зависит от степени, в которой она позволяет совершить эффективный переход на следующую ступень в последовательности преобразований, связывающих глубинные и поверхностные структуры. Вместо «конструирования» реальности модели вводят ряд функций, которые устанавливают связи между глубинными и поверхностными структурами. Именно эти связи формируют наше «понимание» реальности и позволяют нам по-новому переживать и выражать эту реальность.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.