Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Этика и ответственность





Вообще, этика — слово чрезвычайно неопределенное, и у каждого человека она существует как бы в нескольких вариантах, в зависимости от модальностей, в которых он в данный момент воспринимает и ощущает свою жизнь. Причем разные виды этики при этом рассогласуются друг с другом.

Как правило, иньская и янская этика сильно отличаются друг от друга, причем не только по фактическому содержанию правил, которые человек накладывает на свое поведение, но и по духу этих правил. Исследуя этот вопрос, нужно обратить внимание на три вида этики, которые существуют у каждого человека: фактическую, официальную и идеальную. Официальная это та этика, которую он провозглашает; фактическая — та, которой он реально пользуется, а идеальная — та, которой он хотел бы следовать. Интересно что они могут обладать совершенно разными модальностями, например, идеальная этика вполне может быть по духу преимущественно иньской, то есть человек может считать, что в идеале он должен следовать принципам ненасилия, максимального восприятия и минимального воздействия, более полагаясь на адаптацию, мир и мудрость, чем на активное воздействие, войну и логические соображения. В то же время в своей реальной жизни вполне может быть, что основное этическое освещение и основную важность для него будут иметь янские моменты, то есть его этика в основном будет затрагивать тему его воздействия на окружающий мир, а тема восприятия мира и адаптации к нему этически вообще не будет никак разработана, поскольку в жизни этого человека она окажется не актуальной. Так бывает, когда человек по натуре весьма энергичен и деятелен, а времени на то, чтобы осмыслить ситуации, в которых он оказывается, и его место в них у него попросту нет, но где-то в глубине души он считает, что это очень важно, и поэтому его идеальная этика иньского характера, а фактическая янского.

Этические принципы существенно меняются в зависимости от той модальности, в которой они понимаются человеком. Например, жизненный принцип «не введи в соблазн ближнего своего» человек в иньской позиции понимает так, что предосудительна всякая ситуация, в которой он оказывается соблазняющим фактором для кого-то. Янское понимание этого принципа совершенно иное и гораздо более узкое, а именно: не следует активно соблазнять другого человека; при этом ситуации, которые как бы сами собой складываются как соблазнительные, этот человек не возьмет под свою ответственность. Если ему скажут: «Ну что же, видишь, как некрасиво получилось», — он в ответ резонно (с его точки зрения) возразит: «но оно ведь получилось само: я же не прилагал для этого специальных усилий», — и попытки переключить его на иньскую модальность могут оказаться совершенно бесплодными. Ну в самом деле, отвечает ли красивый мужчина за свою красоту, за то, что девушки пленяются им и бегут следом, страстно мечтая быть им обольщенными; и если одна из них неведомым ему образом сама оказывается в его кровати, можно ли так уж его винить за активизацию биологического инстинкта? Вот если бы он действительно старался ее обольстить, специально накручивал усы, надевал парик, фрак или галстук-бабочку, вел ее на скачки или платил за нее в дорогом ресторане — вот тогда его можно было бы упрекнуть.



Даже такие очевидно иньские пороки, как лень, безделье и легкомыслие у человека с активным янским архетипом приобретают отчетливо янское значение, и это нужно правильно понимать. Когда человек, ведомый иньским архетипом, говорит: «я весь день пробездельничал» или «меня одолела лень», — это надо так и понимать, что на него опустилась некоторое состояние, которое полностью парализовало его ум, его волю и его члены, и он весь день провалялся на диване. Если же фразу: «Я весь день ленился и бездельничал», — произносит человек, ведомый янским архетипом, то можете быть уверены, что день он провел совсем иначе. Может быть, конечно, он и лежал на диване, но, вероятно, он подчинил это лежание определенной идее, то есть делал это целенаправленно, например, пятнадцать минут лежал на одном боку, затем пятнадцать минут на другом, затем пятнадцать минут на спине и столько же на животе, а после этого он ушел в кухню и снова что-то делал. Другими словами, для него безделье это не ничегонеделание, а целенаправленное уклонение от той работы, которой он должен заниматься, и занятие иным видом целенаправленной деятельности.

Наоборот, такая добродетель, как ответственность, которая по своему характеру очевидно янская, человеком с активным иньским архетипом понимается как состояние, но не как целенаправленное занятие. Например, воспитывая в себе ответственность за что-то, он не займется тем, что разделит круг своей ответственности на части, которые будет методично одну за другой проверять. Ничего такого ему в голову не придет: он постарается настроить себя, прийти в определенное состояние, в котором он будет ответственно управлять и следить за данным объектом. Однако это свое состояние он напрямую не будет связывать ни с какой активностью, направленной на этот объект. Например, молодой муж, обещая дать матери своего новорожденного ребенка поспать несколько часов, заявляет ей: «Я буду дежурить около младенца». Находясь в иньской позиции, он при этом совершенно не предполагает, что каждые десять минут или каждые полчаса он будет проверять дыхание ребенка, его пеленки и тому подобное; он имеет в виду, что он не заснет, то есть будет бодрствуя сидеть рядом, — а уж что будет происходить и как именно он будет реагировать, он заранее никак не планирует.

Иньская этика направлена на самого человека, существующего как бы изолированно от окружающего мира, на его внутренний мир или на кусок внешнего мира, который он считает своим, например, на свою семью или свое дело, опять-таки в определенных рамках, где он за него отвечает и где он считает его своим. Для иньской этики характерен акцент на поддержании себя, внутренней или внешней своей реальности. Этот человек ставит своей задачей поддержку существования, балансировку, преодоление антагонизмов, но все это за счет внутренних резервов и без участия каких-либо внешних сил. Находясь в иньской позиции, человек нередко считает неэтичным любое вмешательство в его жизнь, в его дела, забывая о том, что он, может быть, об этом вмешательстве просил; во всяком случае, оно должно быть с ним детально и тщательно согласовано. Вообще, иньский взгляд на этику предполагает, что законы бытия уже существуют, и задача наиболее этичного поведения заключается в том, чтобы эти законы воспринять, им следовать и соответствовать, а не навязывать свои собственные. Для матки этично поддерживать жизнь развивающегося в ней младенца, приспосабливаясь к его нравам и поддерживая его жизнь, независимо от того, нравится ей то, что он делает, или не нравится. Семейная этика иньского плана обычно заключается в том, что семья считает правильным поддерживать жизнь своих членов, в пределах имеющихся возможностей обеспечивать им максимальный комфорт и поддержку тех программ, которые они сами заявляют. Например, для ребенка, проявившего интерес к музыке, нанимают учителя или готовят его к экзаменам в музыкальную школу. Если же ребенок такого интереса не проявляет, то насильно навязывать ему учителя семейная этика считает невозможным.

Наоборот, янская этика направлена на внешний объект. Здесь человек ощущает себя ответственным за реализацию того плана, той идеи, которая у него возникла, и одновременно за жизнь того объекта, которым он собирается заниматься, или за устройство того поля, которое он собирается возделывать. В зависимости от уровня проработки ян ответственность и внимание могут быть как крайне незначительными, лишь обозначенными, декларированными, непроявленными, так и детально проработаны для всей программы воздействия, включая конечный результат. Но в любом случае этика человека распространяется на те объекты, которые, казалось бы, не имеют к нему прямого отношения. Он сам позволяет себе выбирать, руководствуясь какими-то своими этическими соображениями, на кого именно он будет распространять свою энергию и каким образом он будет это делать. Для его этики основным положением будет то, что главным неэтичным поведением является нереализация того потенциала, который у него уже есть. Все остальное — неправильный выбор объекта, неправильное проявление этого потенциала, даже, возможно, гибель объекта вследствие неправильного или несвоевременного воздействия на него, — все это в глазах человека, ведомого янским архетипом, меньшее зло, чем нереализация своего потенциала. Один из лозунгов здесь: «Риск — благородное дело», а также: «У меня есть средства: берегись, цель!»

С темой этики тесно связана тема ответственности, которая в иньской и янской модальностях понимается совершенно по-разному.

Иньская ответственность — это ответственность за себя, за тот круг внешней реальности, который человек считает своим. При этом человек может пытаться блокировать внешнее воздействие, но если ему не удается этого сделать, он не снимает с себя ответственность за свою область реальности. Он переживает, что не смог ее защитить от вредоносного или ненужного, по его мнению, воздействия, но, когда оно уже произошло, стремится его ассимилировать и позаботиться о том, чтобы все пришло в порядок. Этот человек склонен переживать несправедливую обиду, но не мстить и не пытаться обвинить в ответ своего обидчика. Если фирма не заплатила ему премию или сократила зарплату, или не платит ее вовремя, этот человек переходит на внутренние ресурсы, входит в долги, возможно, стремится стабилизировать ситуацию своими силами. Если он воспринимает всю фирму целиком как свою часть мира, например, является ее директором, то он попытается найти консервативные, как говорят врачи, способы лечения болезни, например, причины плохой работы фирмы, найти ее узкие места, дисбалансы, интриги, несправедливости в распределении благ и т. д.

Таким образом, иньская ответственность есть ответственность за себя, за свою область внешнего мира, нередко за продолжение кем-то еще начатого процесса, который, однако, человек в какой-то момент счел своим, и теперь не склонен перекладывать ответственность на кого-то другого. Наоборот, янская ответственность относится к внешнему по отношению к человеку пространство, за ту область, где начинают и будут реализовываться его действия. С иньской точки зрения, янская ответственность есть не что иное как бравада и безответственность, прикрытая красивыми словами и фразами. Однако для жизни характерны и во многих случаях совершенно необходимы дерзкие янские мероприятия, в которых нет никакой гарантии, но есть надежда на то, что они осуществятся удачно, а если их вовремя не начать, то иньская пассивность приводит к неминуемой катастрофе. Такого рода соображения, однако, нисколько не сдвинут с места человека, который понимает ответственность в чисто иньском плане.

При этом важно понимать, что иньская и янская ответственности это качественно разные категории, им соответствуют качественно разные состояния психики человека и даже часто разные картины мира. Поэтому можно быть ответственным под янским архетипом и безответственным или весьма неэффективно ответственным под иньским и наоборот.

Вопросы к читателю. Как вы считаете, отличается ли по модальностям официальная и идеальная этика ваших близких друзей? Сравните также по используемым модальностям их фактическую и официальную этики. Вспомните, как менялись модальности ваших добродетелей с течением времени от юности к зрелому возрасту. От детства к юности. Насколько разработаны ваши иньские добродетели? Идеальные? Фактические? Проинтерпретируйте иньский вариант таких добродетелей как стремление к порядку, чистоплотность, справедливость, милосердие.

Какая ответственность кажется для вас более органичной — иньского или янского типа: за себя и свое, или за то, что является внешним по отношению к вам и на что вы направляете свои усилия? Какой тип ответственности представляется вам более важным в жизни? На какого типа ответственность вы больше обращаете внимание, когда пользуетесь услугами других людей? Есть ли у вас знакомые, которые полностью отвечают за себя и то, что считают своим, и при этом совершенно безответственны в своих заявлениях и действиях вовне? На что, как вы считаете, должны быть направлены основные усилия в фирме — на организацию здоровых психологических отношений в коллективе или же на эффективное взаимодействие фирмы с окружающим миром? Считаете ли вы, что для того, чтобы быть честным во внешним мире, необходимо быть честным с самим собой? Считаете ли вы правильным обратное утверждение? Как вы считаете, этично ли производить сильно рискованные хирургические операции? Могли бы вы сами стать хирургом, если бы так сложились обстоятельства? Как вы считаете, может ли внутренняя ошибка, которую человек допускает при осознании своих ценностей, дорого стоить окружающим его людям?

Противоположности

Янский взгляд на противоположности обычно выделяет одну из них как положительную. Ее человек проводит в жизнь, за нее борется — другую же часть он воспринимает как отрицательную и борется против нее. Особенно ярко это проявляется в таких противоположностях как добро и зло, Бог и дьявол, свет и тьма, космос и хаос. Если же из двух противоположностей каждая имеет свою определенную ценность — например в таких противоположностях как часть-целое, прямота-косвенность, рациональность-интуитивность, то янский подход заключается в том, что человек занимается по очереди то одной стороной этой противоположности, то другой, а в конце стремится установить между ними некоторую разумную очередность, баланс или равновесие, понимая все это как внешнюю по отношению к себе деятельность.

Человек, ведомый иньским архетипом, наоборот, стремится поставить себя и свою жизнь (внешнюю или внутреннюю) в рамки данной противоположности, либо идентифицировать себя с одним из ее полюсов и релаксироваться в нем, или принять внутрь себя существование обоих и ассимилировать эту ситуацию. Например, сокрушаясь по поводу своего некрасивого поведения в определенной ситуации, он может высказаться так: «Мной владели силы зла», — имея в виду, что он никакого сопротивления оказать не мог, да, собственно говоря, и не имел в виду — однако теперь он сожалеет о том, что сделал, и сокрушается по поводу своего поведения, будучи уверен в том, что, увидев и оценив уровень его огорчения, человек, которому он навредил, ему все простит. Если же нет, он будет каяться еще интенсивнее, погрузится в еще большую тьму отчаяния и мглу безнадежности, пока она не будет сочтена обиженным им достаточной в качестве оправдания. В иньской модальности человек нередко идентифицируется с одной из двух противоположностей, а затем меняет ее на другую, и при этом до такой степени меняется состояние его сознания, что он кажется совершенно другим человеком — но его видимая непоследовательность его самого обычно не смущает. Служение архетипу инь вообще предполагает, что у человека постоянно меняются состояние сознания и восприятие ситуаций, в которых он находится, и это происходит как бы спонтанно, само собой, то есть он этим не управляет. Под иньским архетипом человек может быть и рационален, но в этом случае он не просто будет рационален, он не будет использовать рациональность как метод, он сам будет этой рациональностью, то есть он окажется в некотором мире, который будет насквозь рационален, и будет подчиняться рациональным законам, и человек также этим законам подчинится — но через мгновение этот мир перестанет быть рациональным и всю рациональность с нашего героя снимет как рукой.

Добро и зло под иньским архетипом человек также понимает как свои состояния; борьбу того и другого он переживает в первую очередь внутри самого себя или на материале внешней ситуации, которую психологически он считает своей. Так, например, он может понимать раздоры в своей семье, но при этом он совершенно не склонен предпринимать каких-либо активных действий, а реагирует лишь изменениями своего эмоционального состояния и спонтанным движением позиции наблюдения за происходящим. Впрочем, он считает, что ничего больше и не нужно, и к прямому воздействию на ситуацию он прибегнет лишь в случае, когда она его к этому совершенно императивно вынудит, да и в этом случае он постарается сделать так, чтобы вместо него это сделал кто-то еще. «Доктор, мне так плохо, — может пожаловаться он, — во мне все время борются добро и зло, привлекая меня то на одну сторону, то на другую и я нахожусь в полной растерянности не зная, что делать. Выпишите мне, пожалуйста, микстуру». Доктор протягивает ему пузырек, на котором большими крупными буквами написано: «СОВЕСТЬ», — и сурово говорит: «Принимайте внутрь по одной столовой ложке три раза в день после еды. Если сразу не вырвет — выздоровеете», — и больной послушно следует указаниям доктора или случайно роняет пузырек по пути домой, и тот разбивается вдребезги об асфальт, а его содержимое утекает в канализационный люк.

Вопросы к читателю. Определите модальность (иньскую или янскую) следующих высказываний. Если она вам до конца не ясна, определите сами контекст, в котором могут звучать эти фразы, и ответьте на вопрос с учетом этого контекста.

Когда мне плохо, я терплю, когда хорошо — пою. Длинный хвост компенсирует собаке короткие лапы. Север суров, юг роскошен. Хорошее настроение — лучший инструмент в борьбе с плохим. Гусь свинье не товарищ. Прошлое — основа для настоящего. Ось Земли протыкает планету насквозь от Южного полюса к Северному.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.