Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Модель массовой психологии




Британцы уже имели прецедент контркультуры, которую они навязали Соединенным Штатам: языческие культовые церемонии в переживавших упадок Египетской и Римской империях. И у этих культов была своя история. Здесь важно отметить преемственность культа Аполлона, меняющего названия, но сохраняющего суть. В Риме до сих пор есть семьи черной аристократии, родословная и политические традиции которых восходят к временам Римской республики. «Республика, а потом империя, где жили их предки, находились под властью римского ответвления культа Аполлона. В те времена его служители занимались ростовщичеством по всему Средиземноморью и держали население в долгах»98. Они являлись политической спецслужбой, которая создавала культ и одновременно была культом.

Со времени смерти Александра Македонского и до растворения в культе стоицизма, созданного во II веке до нашей эры, базой культа Аполлона, державшего под своим контролем Рим, являлся птолемеевский Египет. В Египте культ Аполлона слился с культом Исиды и Осириса, и это было точной имитацией фригийского культа Диониса (и его римского аналога — культа Бахуса). Как раз там на основе культа Аполлона был создан культ стоического иррационализма. Именно культ Аполлона создал Римскую империю с ее законами, опирающимися на антигуманную аристотелевскую «Никомахову этику». Такова традиция, продолжаемая старыми «черными» римскими семействами, известными как Венецианская черная аристократия. Сегодня они занимают ключевые посты в таких организациях, как Бильдербергский клуб.

Эта традиция сохранялась на протяжении веков. Менялись вывески, институциональная обложка, но фундаментальное мировоззрение и доктрина оставались прежними. Британская монархия, паразитический класс британских лендлордов и феодальные фракции Мальтийского ордена, где доминируют те же британцы, — все это современные проявления той же самой нерушимой традиции и политики древнего культа Аполлона.

Аристотелианцы знают, что «научно-технический прогресс в целом, учитывая необходимые для него условия образования и свободу инноваций, воспитывает в гражданах уважение и преданность по отношению к творческому потенциалу человеческого разума, который является антитезой олигархической системы.

На протяжении тысячелетий аристотелианцы терзаются тайным страхом, понимая, что поступательный научно- технический прогресс как основной курс развития общества неизбежно приводит к республиканской гегемонии, которая навсегда исключит возможность установления олигархического мироустройства»99.

И сегодня они прибегают к тем же самым методам, которыми пользовались древние жрецы Аполлона: пропагандируют дионисийские культы наркотиков и оргий, эротическую контркультуру, организуют движения бездумных «разрушителей машин» и плодят маньяков-террорис- тов, — чтобы нацелить эти объединенные силы слабоумной черни против тех слоев общества, которые преданы научно-техническому прогрессу.

Приведенное ниже описание культовых церемоний относится к египетскому культу Исиды III тысячелетия до нашей эры, но его вполне можно было бы принять за журналистский репортаж о посвящении в хиппи в 1969 году нашей эры: «Обряд представляет собой действия и жесты, сопровождающие песнопение. В этих плясках гипнотическое действие боя барабанов, ритма музыки и повторяющихся движений усиливается эффектом галлюциногенных препаратов, таких как гашиш и мескалин. Эти вещества помогали впадать в транс и приводили к галлюцинациям, которые воспринимались как визит бога. Наркотики считались священными, и знали о них только посвященные... Возможно потому, что они создавали иллюзию исполнения желаний и позволяли выйти наружу самым сокровенным чувствам, ритуал постепенно приобретал неистовый характер, о чем можно судить по таким заклинаниям: “Отступи! Рея прокалывает твою голову, бьет тебя по лицу, разделяет твою голову, раздавливает ее в своих руках; твои кости трещат, твои конечности разрезаются на кусочки!”»100

Культ Исиды — это в первую очередь культ наркотиков. Это культ высоких жрецов и тайных ритуалов, веками свято хранящихся британской королевской семьей и их друзьями из правящего класса. Он существовал в Египте в эпоху III династии Древнего царства. Культ Исиды — это, по существу, языческий, примитивный культ матери. Жрецы Исиды образовывали тесный круг египетской аристократии, которая полностью контролировала жизнь общества, подавляя свободную волю людей. В XIX веке культ Исиды популяризовал в своем труде «Последние дни Помпеи» высокий жрец Исиды Бульвер-Литтон. Сын Бульвер-Литтона, Эдвард, был вице-королем и генерал- губернатором Индии с 1876 по 1880 год. При нем резко возрос экспорт бенгальского опия в Китай. Бульвер-Лит- тон являлся наставником лорда Палмерстона, который возглавлял британский парламент, когда в результате опиумных войн Китай был вынужден не просто продолжить, но и увеличить объем продаж опия в стране. Русская оккультистка мадам Блаватская затем еще больше популяризовала культ Исиды в своей книге «Разоблаченная Изида».

Лорд Бертран Рассел, который присоединился к Франкфуртской школе в деле массовой социальной инженерии с целью разрушения творческих сил человека, а также европейской и американской культуры, свою лепту внес в 1951 году с помощью книги «Воздействие науки на общество». Он писал:

«Физиология и психология оставляют место для научных методов, которые еще ждут своего развития. Двое великих ученых, Павлов и Фрейд, заложили основы этих наук. Я не поддерживаю ту точку зрения, что они находятся в некоем сущностном конфликте, но вот насчет того, какие здания будут построены на заложенных ими фундаментах, сомнения остаются. Я думаю, что в политическом смысле наибольшую важность приобретет тема массовой психологии... Вместе с развитием современных методов пропаганды важность данного вопроса неимоверно возросла. И самым влиятельным из этих методов является то, что называют “образованием”. Религия тоже играет свою роль, хотя ее значение снижается, а вот роль прессы, кино и радио возрастает... Можно надеяться, что со временем любой сумеет убедить каждого в чем угодно, если успеет застать своего слушателя довольно юным и государство снабдит его достаточными денежными средствами и материальным снаряжением».

Далее Рассел продолжает: «Если ученые сумеют подчинить его своей диктатуре, этот слушатель будет развиваться семимильными шагами... В распоряжении социальных психологов будущего будут целые классы детей, на которых будут испытывать различные методы неопровержимого доказательства того, что снег черный. И выводы будут сделаны очень быстро. Во-первых, что влияние семьи только мешает. Во-вторых, что мало чего можно добиться, если не начинать внушение до достижения ребенком десятилетнего возраста. В-третьих, что стихи, положенные на музыку, очень эффективны, если повторять их с определенной интонацией. В-четвертых, что, если вы не хотите, чтобы вас сочли эксцентричным, не следует говорить о том, что снег белый. Но я забегаю вперед. Это дело будущих ученых — уточнить подобные максимы и в точности определить, сколько, в расчете на душу, потребуется сил и средств, чтобы заставить детей поверить, что снег черный, и выяснить, насколько дешевле убедить их в том, что он темно-серый».

Рассел заканчивает свои рассуждения предупреждением: «Хотя эта наука будет прилежно изучаться, она останется уделом правящего класса. Простолюдинам не позволено будет знать, каким образом действует подобная сила убеждения. Когда техника будет усовершенствована, каждое правительство, отвечающее за образование молодого поколения, сможет надежно контролировать своих подданных, не нуждаясь ни в армии, ни в полиции»101.

Расселы были английской знатной семьей, выдвинувшейся в эпоху правления Генриха VIII. Бертран Рассел был внуком лорда Джона Рассела (1798—1878), который дважды занимал пост премьер-министра при королеве Виктории.

Знакомьтесь Олдос Хаксли

Это именно лорд Рассел первым предложил в качестве метода социального контроля массовое распространение наркотиков — через декриминализацию марихуаны и других опасных психотропных препаратов — и изменение языка, облегчающее массовое социальное манипулирование (лингвистический метод). Наркотический аспект проекта Рассела был подхвачен Олдосом Хаксли.

Олдос Хаксли — внук знаменитого биолога Томаса Генри Хаксли, которого за горячую поддержку дарвиновской теории эволюции называли «бульдогом Дарвина». Именно Томас Хаксли, будучи ведущим членом Метафизического общества, которое было основано в 1869 году в попытке свести воедино интеллектуальную элиту «оксфордских эссеистов» и «кембриджских апостолов», ввел в обращение термин «агностицизм». Хаксли и его окружение отрицали способность человека вообще что-либо знать, и их так называемая «доктрина бездушия» послужила ядром «Открытого заговора» Уэллса.

В отличие от своего деда, Олдос Хаксли был романистом, которому нравилось экспериментировать с наркотиками, чтобы открывать в себе внутренние творческие силы и духовную связь. По его мнению, наркотики (в большей степени, чем евангелисты) наделяли человека способностью заглянуть в духовный колодец видений. Даже мимолетный опыт самотрансцендентности способен сотрясти основы традиционного отношения к религии и помочь человеку жить более глубокой и насыщенной духовной жизнью. Хаксли предсказывал, что религия трансформируется, сместив фокус внимания с символики на переживания и интуицию, усиливаемые посредством мистического вдохновения.

Все это восходит к базовым идеям Томаса Хаксли: их объединяющей темой было отрицание человеческого благородства, выражаемого в доказуемой способности человеческого разума создавать и открывать новые идеи.

Олдос Хаксли всю жизнь активно сотрудничал с Арнольдом Джозефом Тойнби, экономическим историком, чей двенадцатитомный анализ взлетов и падений цивили- заций позволял взглянуть на историю в глобальной перспективе. Олдос Хаксли познакомился с Тойнби в Оксфорде, где его наставником был протеже Тойнби Герберт Уэллс. В то время как Уэллс в годы Первой мировой войны возглавлял британскую внешнюю разведку, Тойнби на протяжении почти полувека заседал в совете Королевского института международных отношений в Четем-хаусе. Во время Первой мировой войны он также возглавил исследовательское подразделение разведывательного отдела британского МИД и в 1919 году был делегирован на Парижскую мирную конференцию102. С 1925 по 1955 год он являлся директором по учебной работе Королевского института международных отношений, а в годы Второй мировой войны занимал должность пресс-секретаря при премьер-министре Черчилле.

Историческая «теория» Тойнби, изложенная в его двенадцатитомном труде по истории западной цивилизации, состояла в том, что предопределяющим фактором мировой культуры всегда были возвышение и упадок великих имперских династий. В тот самый момент, когда этим династиям — «тысячелетнему рейху» египетских фараонов, Римской империи и Британской империи — удается навязать свою власть всему миру, начинается их упадок103. Тойнби утверждал, что этот упадок можно остановить, если правящая олигархия (например, члены британского «Крутого стола») посвятит себя вербовке и обучению достаточно большой армии жрецов, всецело преданных принципам имперского правления104.

В то время как Тойнби апеллировал к высоколобой британской аристократии, Уэллс благодаря своим научно- фантастическим романам стал «поп-звездой» своего времени. Согласно Уэллсу, мировая революция была возможна только посредством «открытого заговора», использующего контркультуру как таран, атакующий ни о чем не подозревающее общество. Уэллс писал: «Я верю, что появится сознательная организация умных и, возможно, богатых людей, движение, имеющее четкие социально-политические цели, сознательно игнорирующее большую часть аппарата политического контроля или использующее этот аппарат лишь время от времени, на отдельных этапах, — просто большая масса людей, движущихся в определенном направлении и вдруг неожиданно для самих себя осознавших, что есть некая общая цель, к которой все они движутся... Они всеми доступными средствами будут контролировать государственный аппарат и влиять на него»105.

Будучи одним из Детей Солнца — дионисийского культа, состоявшего из детей британской элиты «Круглого стола»106, — Олдос Хаксли смог собрать достаточно материалов для написания своего самого знаменитого романа «О дивный новый мир»107, впервые опубликованного в 1931 году. «О дивный новый мир» представляет собой практически готовый проект вполне реального будущего мирового социалистического правительства, «нового мирового порядка» — одно из популярных произведений Герберта Уэллса, написанное в 1940 году, носит название именно «Новый мировой порядок» («The New World Order»). Ранее, в 1928 году, Уэллс опубликовал книгу «Открытый заговор», где открыто обсуждается, каким образом может быть достигнут «новый мировой порядок» — якобы ради мира во всем мире и развития человечества.

Помните, что цель Уэллса, Рассела, Хаксли и компании — уничтожить суверенитет национальных государств и одновременно свести на нет философские, культурные и религиозные традиции, насчитывающие более 2500 лет.

Ларри Хечт поясняет: «’’Открытый заговор” не потому открытый, что раскрывает какие-то секретные планы или разоблачает членов некоего внутреннего круга богатых и знаменитых, которые, согласно популярным заблуждениям, должны окружать себя завесой тайны, чтобы контролировать весь мир. Дело, скорее, в понимании того, что философия и культура контролируют историю. Любой заговор, служит ли он делу добра или зла, представляет собой набор идей, которые объясняют, что такое быть человеком и какова роль человека во всемирной истории»108.

Находившийся под покровительством Уэллса Хаксли был представлен Алистеру Кроули, жизнь которого являлась плодом страсти к тайным культам, развивавшейся в Великобритании начиная с 1860-х годов под влиянием Эдварда Бульвер-Литтона, занимавшего пост статс-секретаря колоний в правительстве лорда Пальмерстона во время Второй опиумной войны. В 1886 году Кроули, поэт Уильям Батлер Йейтс, впоследствии удостоенный Нобелевской премии, и несколько других протеже Бульвер- Литтона создали храм Исиды-Урании Герметического ордена Золотой Зари. Основой для формирования этого культа Исиды послужило произведение Елены Блаватской «Разоблаченная Изида» (1877), в котором русская оккультист- ка призвала британскую аристократию реогранизоваться в жречество Исиды109.

Среди других Детей Солнца были Т. С. Элиот, У X. Оден, Освальд Мосли и Д. Г. Лоуренс, любовник Хаксли. Именно Хаксли впоследствии, в 1950-е годы, затеял судебную тяжбу, чтобы добиться разрешения напечатать в США порнографический роман Лоуренса «Любовник леди Чат- терлей» — на том основании, что это неправильно понятое «произведение искусства»11 °.

В романе «О дивный новый мир» Хаксли подробно описывает научную методологию удержания населения, находящегося под властью элитарного меньшинства, практически в аутическом состоянии, когда они буквально счастливы быть рабами своих господ. Выступая перед студентами Калифорнийской медицинской школы в Сан-Фран- циско, Хаксли заявил: «Уже при жизни следующего поколения появится фармакологический метод, позволяющий сделать так, чтобы людям нравилось быть рабами, дающий возможность построить диктатуру без слез, так сказать, загнать целое общество в безболезненный концентрационный лагерь, где люди, фактически лишившиеся свободы, будут, скорее, рады этому обстоятельству, поскольку пропаганда, промывание мозгов, а еще лучше промывание мозгов, усиленное фармакологическими методами, лишат их всякого желания бунтовать. Вот это, по-видимому, станет последней из революций». С позиции образа мышления Уэллса, это был не заговор, а, скорее, единый мировой мозг, функционирующий как полиция мыслей.

Выступая в 1961 году на радиостанции Госдепартамента США «Голос Америки», Хаксли опять говорил про мир рабов, подвергающихся фармакологическому манипулированию, про «ментальный концентрационный лагерь», обеспечиваемый пропагандой и психотропными препаратами, где люди учатся любить свое рабское положение и оставляют всякое желание сопротивляться. «Это последняя революция», — заключает Хаксли.

Подельник Хаксли по участию в экспериментах с психотропными лекарствами 1950-х годов Тимоти Лири, психолог из Гарвардского университета, позволяет с другой стороны затянуть в извращенное сознание Рассела, Хаксли и представителей Франкфуртской школы в отчете об исследованиях психоделических препаратов в Гарвардском университете, получившем название «Галлюцинации из прошлого» («Flashback»)111. Лири в своем отчете привел цитату Хаксли: «Эти мозговые препараты, массово производимые в лабораториях, приведут к масштабным изменениям в обществе, что произойдет независимо от моего или вашего мнения. Все, что мы можем сделать, — это распространять информацию. Препятствием для этой эволюции, Тимоти, является Библия». Затем Лири продолжает: «Мы пошли против иуцеохристианского единобожия, приверженности одной религии, одной реальности, что было проклятием Европы на протяжении веков и Америки с самых дней ее основания. Наркотики открывают таза, помогают увидеть множественность миров и неизбежно ведут к политеистическому мировоззрению. Мы чувствовали, что пришло время для новой гуманистической религии, основанной на интеллекте, разумном плюрализме и научном язычестве».

Хаксли за работой

В 1954 году Хаксли опубликовал «Двери восприятия» — подробное исследование воздействия мескалина на человеческое сознание и первый манифест нового психоделического культа. Рок-группа «Doors»112 позаимствовала свое название именно у Хаксли. А тот, в свою очередь, — из стихотворения Уильяма Блейка: «Если двери восприятия очистить / Всякая вещь покажется бесконечной».

В 1958 году Олдос Хаксли собрал ряд эссе, которые он написал для еженедельника «Newsday» и издал их под общим названием «Возвращение в дивный новый мир», где нарисовал общество, в котором «первейшая цель правителей — любой ценой удержать подданных от волнений». Вот как он описывает вероятное будущее: «Полностью организованное общество... уничтожение свободной юли путем методического приучения, рабство, принимаемое как данность с помощью химически индуцируемого счастья...»

Он также предсказывал, что природа демократии изменится: «Старые формы — выборы, парламент, верховный суд — сохранятся, но фундаментальной сущностью общественного строя будет ненасильственный тоталитаризм. Демократия и свобода по-прежнему будут предметом каждой передачи и редакционной статьи — но демократия и свобода в строго пиквикском [то есть не в буквальном] смысле. А тем временем правящие олигархи и хорошо обученная элита армии, полиции, идеологов и манипуляторов сознанием будут спокойно управлять массами так, как им заблагорассудится»113.

Насколько отличается это описание от того, что мы имеем сегодня?

Корни люлей-цветов

Вернувшись в Калифорнию, Грегори Бейтсон всячески поддерживал деятельность Хаксли из Пало-Альто. Бейтсон, один из самых ярких персонажей той эпохи, одно время был женат на антропологе Маргарет Мид. Он и сам был известным антропологом, поэтому, поступив на службу в УСС, стал директором клиники для ветеранов в Пало- Альто, где активно экспериментировал с галлюциногенными наркотиками. Именно в его вотчине были запрограммированы первоначальные подвижники культа ЛСД — хиппи114.

Экспериментируя с пациентами, которые уже имели психические проблемы, Бейтсон создал ядро посвященных в психоделический культ Исиды. Вот что писал об этом в апреле 1974 года в журнале «Campaigner» Майкл Минничино: «Среди завербованных в Пало-Альто наиболее активную роль сыграл Кен Кизи. В 1959 году Бейтсон ввел Кизи первую дозу ЛСД. К 1962 году Кизи завершил свой роман “Над кукушкиным гнездом”, где популяризовалось представление о том, что общество — это тюрьма и единственно свободными людьми являются душевнобольные»1 15. Стоит отметить, что на протяжении 1960-х годов Тавистокская клиника проталкивала идею о том, что критериев психического здоровья не существует и что психоделические, «расширяющие сознание» наркотики являются ценным инструментом психоанализа116. Впоследствии Кизи организовал сообщество «приобщившихся к ЛСД», которое получило название «Merry Pranksters» («Веселые проказники»).

Они ездили по стране, пропагандируя ЛСД, налаживая каналы сбыта наркотиков на местах и создавая предпосылки для массированной пропаганды в пользу тогда еще находившейся в зачаточном состоянии контркультуры.

Минничино продолжает: «К 1967 году культ Кизи позволил распространить достаточное количество ЛСД, чтобы появилась ощутимая популяция “детей цветов”, первоначальным центром для которых послужил район Хейт- Эшбери в Сан-Франциско. Именно здесь соратник Хаксли Бейтсон основал “бесплатную клинику”, где трудились доктор Дэвид Смит, впоследствии ставший “медицинским советником” комиссии ООН по реформе законов о марихуане, и доктор Питер Борн, впоследствии занимавший пост специального помощника президента Картера по вопросам наркомании».

«Бесплатная клиника» действовала параллельно с Та- вистокским институтом, созданным британской разведкой в качестве инструмента подготовки и осуществления психологической войны. Тависток, созданный в 1920-е годы в Лондоне как клиника, в годы Второй мировой войны стал психиатрическим подразделением британской армии, осуществляя свою деятельность под руководством доктора Джона Ролингса Риза.

Связь с язычеством

Однако только после того, как во Вьетнаме разразилась война и развернулось антивоенное движение, общество дошло до такой степени отчаяния и разложения, что наркомания стала по-настоящему массовым явлением среди молодежи. Иными словами, война была использована в качестве предлога для развертывания антивоенного движе- лия. Разочарование войной сделало протестующих легкой добычей для хозяев, которые подвергали их зомбированию под общим руководством Тавистокского института и ЦРУ посредством культа наркотиков.

Это не значит, что большинство участников антивоенных акций протеста были платными агентами, работавшими на «новый мировой порядок». «Напрогив, подавляющее большинство протестующих составляли члены организации “Студенты за демократическое общество”, и ими двигало возмущение войной, развязанной во Вьетнаме. Но, оказавшись в среде, подготовленной экспертами по ведению психологической войны из Тавистокского института, и поддавшись внушаемой ими идее, что гедонистический образ жизни является законной и оправданной альтернативой “аморальной войне”, протестующие растеряли свою систему ценностей и свой творческий потенциал в облаке гашишного дыма»117. К организации «Студенты за демократическое общество» я еще вернусь.

Результатом этих потрясений стал стратегический уход США из Азии, обоснованный в подготовленной Генри Киссинджером «Гуамской доктрине», которая, по существу, являлась признанием поражения и сводилась к разыгрыванию «китайской карты» как средства сдерживания советского влияния и сильнейшей деморализации американского общества, в значительной степени растерявшего чувство национальной гордости и веру в дальнейший прогресс государства118.

Именно на это чувство отчаяния и рассчитывали представители Франкфуртской школы, искавшие новые культурные формы для дальнейшего психологического угнетения населения. Эту новую форму они нашли в виде Института политических исследований, созданного при организационной и финансовой поддержке Рокфеллера и Тавистокского института.





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.