Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Городские системы — результат дифференциации развития городов





Всемирные тенденции развития городов

Вагин В.В.

Глобальные экономические изменения во всем мире, рост международных связей и разрушение монопольного диктата национального государства на развитие городских систем позволяют выделить три основные городские системы в современную эпоху (S. Sassen. 1994). Приматная городская система характеризуется наличием одного крупного городского поселения, как правило, столичной агломерации, доминирующего в национальной городской системе. Такая особенность главным образом характерна для Латинской Америки, большей части Азии и некоторой части Африки.

Так, в большом Сан-Пауло производится 36% национального внутреннего продукта и 48% индустриального продукта Бразилии. В Санто-Доминго осуществляется 70% банковских и коммерческих сделок и сконцентрировано 56% индустриального роста Доминиканской продукции. Явные преимущества одного города над другими — характерная черта такой системы. Несмотря на то, что Нью-Йорк входит в двадцатку крупнейших городов мира, он не доминирует в многополярной городской системе США. Так же и Москва, оставаясь крупнейшим городом РФ, вклад которой в федеральный бюджет свыше 20%, не доминирует в городской системе России. Очевидным следствием развития таких мегаполисов является их сверхурбанизация, перенаселенность, ожидающаяся и в дальнейшем. Ориентированная на экспорт, экономика государств Карибского бассейна привела к интенсивному развитию туризма в регионе. Альтернативой единственному городу является развитие городов вдоль побережья, куда мигрируют работники и фирмы. Налицо также влияние процессов субурбанизации на развитие крупного города. Все это вместе взятое привело к упадку численности населения Кингстауна, столицы Ямайки. Однако названная тенденция не является универсальной даже для стран Карибского бассейна и на Коста-Рике идет дальнейшее наращивание численности Сан-Хосе. Другим источником замедления численности первого города является развитие экспортно-ориентированных сельскохозяйственных производств. Интенсивное выращивание кофе и хлопка в Гватемале привело к более быстрым темпам развития средних городов этой страны, чем его столицы.



В особой степени росту крупнейших городов Латинской Америки способствовало интенсивное развитие финансового сектора экономики этих стран и рынка ценных бумаг, последовавшего вслед за приватизацией ключевых секторов экономики. Иностранные инвестиции, привлеченные в страны этого региона, позволили создать развитую инфраструктуру в крупнейших городах и дать толчок развитию сферы услуг, присущей глобальным городам. Одновременно с этим произошла дифференциация на сверхвыгодные и недостаточно выгодные сектора экономического роста в отдельных странах.

Производственные зоны, центры туризма и финансово-деловые центры — три типа мест, появившихся под влиянием глобального экономического процесса, в этих и других регионах мира. Новое неравенство среди городов связано с имплантацией нового типа мест мировой экономики в традиционные приматные системы городов, в которых выгоду получают лишь места, связанные с развитием туризма, международным производством и финансами.

Сбалансированная городская система в особенной степени присуща Европе и США. Многие аналитики выявили тенденцию к существенному росту малых европейских и американских городов, сопровождавшуюся упадком значения исторических городских центров в 70-80-х гг. Однако с середины 80-х гг. стали намечаться изменения в росте численности населения крупных городов и увеличение их экономического потенциала. Исключение из правила составили периферийные области вокруг Марселя, Неаполя, старых английских индустриальных центров Манчестера и Бирмингема.

Эту тенденцию можно интерпретировать разными способами. С одной стороны, налицо явные демографические сдвиги и внимание к семейным ценностям и образу жизни. С другой, экономические изменения глобального характера имеют своим отражением организационные и пространственные изменения в крупнейших городах.

В последние годы проявились несколько основных тенденций в развитии городских систем в Западной Европе.

Сформировались несколько субевропейских региональных систем. Города, имевшие преимущества в рамках их национальной городской системы, утратили свое былое значение, в то время как города в приграничных районах и узловых транспортных точках обрели новое содержание. В этих условиях начало формироваться новое представление о периферийности городских центров и главной тому причиной явилось новое понимание «центральности» места.

Часть старых портовых центров и центров периферийных регионов смогли возродиться с новыми функциями и стали элементом новых общемировых сетей. Два ярких примера такого рода — Лиль и Глазго. Другие города сумели стать центрами туризма и местом приобретения «второго дома».

Растущее число состоятельных британцев и немцев приобретают загородные дома и «замки» в Ирландии, многие части которой оказались нетронутыми промышленностью. Бедность ирландцев обернулась для них другой стороной.

В то же время в Европе много примеров того, как некогда процветавшие порты в малых и средних городах окончательного утрачивают свое значение. Как это произошло, в частности, с Марселем, не выдержавшим конкурентную борьбу с Роттердамом и другими крупнейшими европейскими портами.

Еще более сложные времена настали для бывших центров угольной и сталелитейной промышленности. Ориентация на один тип производства, сложная экологическая ситуация резко ослабили позиции городских центров в этих местах. Ряд европейских стран развернули программы конверсии промышленных регионов, целью которых является возрождение этих мест для гармоничного проживания и развития новых секторов экономики.

Ряд некогда малых европейских городов (Аахен, Страсбург, Льеж, Арнхейм), оказавшихся в стратегически важных для общеевропейской интеграции пунктах, получили возможность развития не только в рамках своей страны, но и Европы в целом.

Целый ряд европейских городов (Берлин, Вена) получили импульс для своего развития в результате выгодности своего места в плане сотрудничества со странами Центральной и Восточной Европы.

Часть городов Восточной Европы (Будапешт, Прага, Варшава) начали стремительно возвращать свое довоенное значение в европейских делах. В соревновании между этими городами победу одерживает Будапешт, на долю которого приходится, в относительном исчислении, наибольшая часть иностранных инвестиций среди всех государств бывшего социалистического лагеря. В Будапеште уже сейчас удалось создать приемлемый для западных бизнесменов уровень сервиса и не случайно, что все больше европейских и американских компаний создают здесь филиалы и представительства.

Налицо складывание новой городской иерархии среди общеевропейской городской системы.

Первенство в ней складывается не по признаку разделения «Север — Юг», а скорее идет путем формирования множественности городских центров и новой периферии по всей Европе.

Транснациональная городская система появилась в результате формирования нового типа экономических связей между ключевыми производственными фирмами и сервисными компаниями.

Интернационализация основных финансовых рынков окончательно позволила финансовым потокам перешагнуть национальные границы. Этот феномен хорошо иллюстрирует деятельность разного рода бирж ценных бумаг и сырья. Деньги движутся в те страны и те фирмы, котировка которых на рынках выше, не обращая внимание на границы и континенты. Национальные правительства окончательно утрачивают возможность контроля за этими процессами. Формируются глобальные города (Нью-Йорк, Лондон, Токио), реагирующие скорее на глобальные экономические процессы, чем на действия национальных правительств.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.