Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Информализация — неотъемлемая черта развития городов





Неформальная практика — это взаимодействие индивидов или социальных институтов, лишенное непосредственного государственного регулирования. Государственное регулирование выступает главным образом в форме административного, законодательного, нормативного вмешательства в организацию дел сообщества. Неформальная практика присуща не только экономической, но и политической, социальной и иным сферам человеческой деятельности. Неформальная практика существует в сложном симбиозе с (инициализированной (регулируемой государством) формальной практикой. Она возникает в случаях: принципиальной невозможности регулирования отношений в отдельной части функционирования сообщества; временного отсутствия регламентации; чрезмерной регламентации; "ошибочной" (неразделяемой с точки зрения норм сообщества) регламентации и т. д. Таким образом, обе названные практики существуют неразрывно одна от другой.

Неформальная экономика начинает восприниматься государством как проблема в случае значительного количественного роста ее объема. В этом случае отношения, доминирующие в неформальной экономике, начинают угрожать, устанавливаемым государством, нормам и законам, расшатывать официальный миропорядок. В зависимости от типа политического режима поле государственного регулирования уже или шире. Демократические государства уступают значительную часть функций саморегулирующимся институтам гражданского общества. Но и эти институты также подвержены государственному контролю и регламентации. Тем самым их внутренняя организация официализирована.

В любом городе остается пространство для неформальной экономики, которое возникает в результате сознательного процесса уклонения части экономических субъектов (мелких торговцев; ремесленников, специалистов) от государственного регулирования в целях укрытия доходов, сложности и дороговизны процесса государственной регистрации и лицензирования и так далее. Кроме того, современный город — вмещает в себя полиэтнический состав населения, выходцев из различных по степени цивилизационного развития регионов одной страны и разных государств. Эти категории горожан в особой степени склонны избегать государственного регулирования их деятельности.



Массовым является уклонение от государственного регулирования в период экономических трансформаций, когда государство не может наладить оптимальный и взаимоприемлемый компромисс с экономическими субъектами, как это имеет место в настоящее время в России. Однако неформальная городская политика не сводится только лишь к экономике (М. Laguerre. 1994). Неформальные аспекты городской политики включают в себя деятельность «параполитических» неформальных организаций. «Соседские объединения», движения «корней травы» (grassroot) также формируются первоначально как неформальные. Неформальные аспекты деятельности официальных организаций — еще одна сторона «неформального города». Обучение и коммуникации, лидерство и клики, дискриминация по половому и этническому признаку — все это различные проявления неформальности в городе. Весьма обширна неформальная практика в медицинской сфере. Различные целители, колдуны и гадалки — огромный сектор экономики и неформальных отношений, основанных на вере и предрассудках людей.

Развитие неформального сектора экономики в городах является одной из общепризнанных мировых тенденций в развитии городских поселений. В научной литературе накоплен огромный потенциал исследований, посвященных неформальной экономике. Так, В. Roberts (1994) совершенно справедливо указывает на то, что люди создают их собственные социальные и экономические пространства, столкнувшись с внешними структурными силами, определенными государственным устройством, экономическим строем. Е. Mingione (1994) пишет о жизненных стратегиях и социальной экономике в постфордистский век на примере отличий в экономическом поведении семей в Южной и Северной Италии. Автор прослеживает сложный комплекс взаимодействия между индустриальными и социальными тенденциями. Е. Sik (1994) изучил влияние второй экономики на венгерскую трансформацию и плавность процесса слияния неофициальной экономики с официальной. Автор обрисовывал разнообразие черт венгерской экономики и остановился на позитивной и увеличивающейся роли официального сектора экономики.

Среди работ зарубежных ученых о неформальной экономике в России следует упомянуть о работе С. Сэмпсон (S. L. Sampson. 1987). Автор, анализируя неформальную экономику при социализме, сосредоточил внимание на 4 превалирующих ее формах в странах Восточной Европы: натуральных крестьянских хозяйствах; теневой экономике социалистических предприятий; подпольных (underground) предприятиях и теневой экономике в торговле и сфере услуг. Сэмпсону удалось обобщить значительный объем материала, посвященного этой теме. Однако из сферы его внимания ускользнули такие важные моменты, как самостоятельное строительство жилья и дач, обмен услугами, обслуживание различных типов жилья агентами неформальной экономики. Значительный потенциал сконцентрирован в работах по социальной и политической экономике домохозяйств (М. Anderson, F. Bechhotter, J. Gershuny 1994, L. Morris. 1990). Экономика такого рода тесно связана с неформальной экономикой и даже является ее составной частью. В России особенно велика роль самообеспечения продуктами питания и самообслуживания (self-provisioning and self-servicing activities). При этом список конкретных видов деятельности, подпадающих под это определение, гораздо шире, чем в домохозяйствах развитых стран.

Существует большое количество определений неформальной экономики (L.Boer. 1990). Можно выделить стандартные функции неформальной экономики в различных странах: удовлетворение потребностей населения с невысоким уровнем дохода (услуги более низкого качества); расширение сферы предоставления услуг (работа в вечерние и ночные часы, торговля специфическим ассортиментом товаров и услуг и т.д.); приближение услуг к непосредственным потребителям (уличная торговля, услуги на дому и т.д.); предоставление безналоговых, престижных услуг потребителям с высоким уровнем дохода, незаинтересованным в декларировании своих приобретений ; расширение рынка труда т.д.

Западные эксперты считают, что объем теневой экономики в России достигал 20 — 25 % от ВНП (L.A. Ferman, S. Henry, M. Hoyman. 1987). Бесспорным следствием экономических преобразований, произошедших в России за последние 10 лет, является структурная перестройка и увеличение объемов неформального сектора экономики. В 1990 г. доходы от личного натурального хозяйства составляли по некоторым данным 7, 8 % от всех доходов семей. По данным мониторинга экономических и социальных перемен в России, проводимого Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), с 1991г. денежные доходы населения сократились на 30 — 40 %, одновременно с этим доля доходов от натурального хозяйства предположительно поднялась до 25%. Кроме того, социологами и экономистами называется цифра 25-30% "теневых доходов" в совокупном доходе семей (Т. И. Заславская. 1994, с. 11- 13).

В российских условиях неформальная экономика занимает отнюдь не "маргинальное" экономическое пространство. Огромных размеров достигло уклонение от уплаты налогов (наличие черной кассы) предприятий и частных лиц, возрастает число лиц наемного труда работающих на условиях внеконтрактного субподряда и т. д. Есть такие сферы жизнедеятельности сообщества, которые целиком обеспечиваются агентами неформальной экономики. Так, «неформализовано» большинство видов деятельности по обслуживанию домохозяйств: ремонт жилья, эксплуатация бытовой техники, дачно-садово-огородное строительство, транспортные услуги и т. д. Неформальная экономика зависит от формальной, регулируемой государством экономики и определяемой действующим законодательством, в то же время она подчиняется неписаным нормам, соседским и родственным отношениям. Неформальная экономика занимает промежуточное место между государственной и криминальной экономикой, некоторые исследователи ее называют "серой", в отличие от нормальной и нелегальной.

«Неформальные средства» активно использовались на социалистических предприятиях. При управлении персоналом вовлекались не только средства формального, экономического принуждения, но и неформального характера. От руководителя зависело предоставление работнику льгот из общественных фондов потребления (жилье, путевки, льготы), возможности использования государственного оборудования и материалов в личных целях и многое другое. Работник, выполнивший просьбу руководителя, имел в виду, что его стимулирование будет шире, чем просто премирование. Руководитель останется ему "обязанным". Именно благодаря возможности использования государственного транспорта по низким ценам, приобретения по договоренности с заводским начальством дефицитных стройматериалов или в результате прямых хищений этих материалов, изготовления деталей, необходимых в домашнем хозяйстве, на заводах было возможно "эффективное" функционирование домохозяйств.

Доходная часть экономики домохозяйств большинства российских семей складывалась из официальной заработной платы, пенсий, пособий, иных государственных страховых выплат, стоимости услуг, предоставляющихся из общественных фондов потребления (расходы на здравоохранение, образование, санаторно-курортное обслуживание и т. д.), трудно фиксируемых органами статистики "прочих" доходов (выплат разного рода на субподрядных работах), а также подводной части айсберга — совокупных доходов семей, полученных в денежной или иной форме от работ на основе самообслуживания, взаимопомощи, "блата". Сами эти работы стали плодом длительной эволюции несовершенной экономической модели развития страны, в которой бытовой сфере, жилищному строительству, индивидуальному транспорту доставалось по известному «остаточному принципу». Таким образом, налицо реальное расхождение между официальными доходами и совокупным доходом семьи. Это расхождение явилось объективным следствием несовершенства социально-экономической модели развития СССР. Низкая заработная плата, вкупе с официальными доходами семьи, стимулировала развитие семейного самообслуживания, консервировала традиционный (сельский) уклад жизни, что в свою очередь сдерживало развитие полноценной экономики и сферы услуг. Указанная тенденция в несколько видоизмененном виде существует до настоящего времени.

На строительство неприспособленных для круглогодичного жилья загородных строений, части совокупного жилья горожанина (российской версии «второго дома»), посредством неформальной экономики, уходит значительный объем государственных, а теперь уже и частных строительных материалов. Практически все этапы строительства требуют использования элементов неформальной экономики. Отсутствие недорогих стройматериалов в свободной продаже, невозможность официального заказа транспорта, отсутствие специализированных строительных организаций, занимающихся строительством для семей со средним достатком, отдали эту сферу целиком неформальной экономике.

На обслуживании частного, неблагоустроенного городского жилья, также специализируется значительная часть агентов городской неформальной экономики. Заготовка дров, вскапывание земельного участка, различные ремонтные работы осуществляются вне рамок регулирования государством и вне участия официальных организаций.

Одним из важнейших изменений постперестроечной неформальной экономики стало изменение характера и увеличение стоимости платы за услуги. Уменьшение возможностей использования государственных транспортных средств, топлива и материалов в личных целях не только сократило объем предлагаемых в этом секторе экономики, услуг, но и привело к существенному увеличению их стоимости. Таким образом, можно предположить наличие гипотетической «структурной перестройки» неформальной экономики, сопровождавшейся инфляционными процессами и сложностями формальной экономики.

Представляется, что понимание многих процессов реорганизации, трудностей и блокировок на пути российских реформ объясняется тем, что разрушена не только сфера былого государственного регулирования экономикой, но и экономика, которая служила противовесом тоталитарному государству.

Основные понятия

Приматная городская система — городская система, где один город, как правило, национальная столица, концентрирует непропорциональный большой объем населения и экономической активности.

Сбалансированная городская система — городская система, где каждый город в городской иерархии относительно слабее стоящего выше его и относительно крупнее, стоящего выше.

Транснациональная городская система — городская система, определяемая городами в различных государствах, связанными различными экономическими связями, главным образом в сфере услуг и финансов.

Оффшорные банковские центры — банковские центры, освобожденные от многих национальных и интернациональных регуляторов в совершении банковских сделок, имеющие также налоговые льготы для предприятий, размещенных в этой зоне.

Глобальные города — крупнейшие мировые центры, места концентрации важнейших экономических, финансовых, политических функций, занимающие стратегические места в мировой экономике. Они концентрируют командные функции и сервисные фирмы высокого уровня, ориентированные на всемирные рынки.

Технополис — городское поселение с высокой концентрацией научных институтов, наукоемких производств и высоких технологий.

Список литературы

1. Заславская Т. И. Анализ результатов опросов. Новые данные о доходах россиян. Показатели фактических доходов населения. Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1995.4: 11-13.

2. Найт Р. В. Устойчивое развитие — устойчивые города. Международный журнал социальных наук. 1993(2). С. 43-69.

3. Тануно III. Стратегия — технополисы. М: Прогресс. 1989.

4. Anderson M., Bechhofer F. & Gershuny J. The social and political economy of the household. Oxford: Oxford University press. 1994.

5. Boer L. (In)formalisation : the forces beyong. International Journal of Urban and Regional Research. 1990. 14(3): 404-422.

6. Castells M., Hall P. Technopolies of the world.The making of 21-st. century industrial complexes. London: Routledge. 1994.

7. Ferman L., Henry S. & Hoyman M. Issues and prospects for the study of informal economies: concepts, research strategies and policy. The Annals of the American Academy of political and social science. 1987.493: 154-172.

8. King A. D. Global cities. Post-Imperialism and Internationalisation of London. London, New-York: Routledge. 1991.

9. Laguerre M., S. The informal city. London: Macmillan press. 1994.

10. Mignione E.. Life strategies and social economies in the postfordist age. International Journal of Urban and Regional Research. 1994. 18(l):24-46.

11. Roberts B. Informal economy and family strategy' International Journal of Urban and Regional Research. 1994. 18(l):6-24.

12. Sampson S.'The Second Economy»of Soviet Union and Eastern Europe. Annals American Academy of Political and Social Science. 1987. 493:120-136.

13. Sassen S. Cities in a world economy. Thousand Oaks; London; New Delhi; Pine Forge Press. 1994.

14. Sassen S. Global city: New-York, London, Tokio. Princeton N. J.: Princeton university. 1991.

15. Sik E. From Second Economy to Informal Economy. Journal of Public Policy. 1992. V. 12(2) : 155-175.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.