Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ОНТОГЕНЕЗА ЧЕЛОВЕКА И ВЫСШИХ ЖИВОТНЫХ




Сравнительные исследования онтогенеза человека и высших животных имеют давнюю историю. Особенности развития ребенка на довербальной стадии онтогенеза во многом сопоставимы с таковыми у высших млекопитающих. Обоснование биогенетических закономерностей развития (закон Геккеля — Мюллера) и популярность этих взглядов в начале прошлого века не могли не сказаться на этих исследованиях. Например, В.А.Вагнер, анализируя методы и подходы к исследованию развития психики в фило и онтогенезе, рассматривал биогенетический подход как наиболее перспективный и отвечающий современным тому времени проблемам и задачам исследования. Причем В.А.Вагнер анализировал именно метод исследования, который сейчас можно скорее назвать сравнительно-психологическим, и опирался на те позиции биогенетического закона, которые носят системный характер (эти положения Вагнера охарактеризованы выше в разделе, посвященном сравнительно-психологическому методу исследования).

Позднее биогенетический закон в применении к онтогенезу психики человека неоднократно критиковался. Как было показано в главе, посвященной рассмотрению эволюционных стадии развития психики, это справедливо для онтогенеза психики вообще. В онтогенезе с самого начала происходит формирование видотипичных особенностей психики, на каждой стадии развития появляются новые онтогенетические механизмы развития психики, которых не было на предыдущих стадиях, что не позволяет механистически переносить закономерности филогенеза на онтогенез. При некоторой внешней аналогии сами процессы развития в онто- и филогенезе имеют разную направленность: развитие в филогенезе осуществляется на основе ведущей роли функции и резервов психики. Антиципирующий эффект развития достигается за счет закономерностей естественного отбора в условиях сохраняющейся общей тенденции эволюционных изменений организмов и среды. Онтогенетическое развитие является направленным на цель развитием — как реализация определенной видотипичной программы.

Общий обзор всех работ, посвященных данной теме, невозможен в рамках данного учебного пособия. Мы ограничимся их кратким перечислением и обобщением закономерностей филогенетического преобразования онтогенеза.

Тенденция к применению биогенетического закона к развитию психики в онтогенезе человека в начале XX в. выражена в периодизации онтогенетического развития В.Штерн: ребенок сначала проходит стадию млекопитающего, затем — обезьяны («шимпанзеподобный» возраст), затем проходит основные стадии антропогенеза и с начала школьного возраста до зрелости повторяет в своем развитии основные эпохи становления культуры от античности до Нового времени).

В дальнейшем идеи сходства в развитии человеческого ребенка и высших животных (в основном понгид) высказывались по отношению не ко всему онтогенезу в целом, а к отдельным его сторонам. Наиболее популярным было сравнение интеллектуального развития, которое рассматривалось как построение связей субъекта с предметной средой. В определении Ж. Пиаже интеллект рассматривается как «способ структурирования отношений субъекта со средой», т.е. практически расширяется до общих функций психики. Сходные взгляды обнаруживаются у X. Вернера, который также рассматривает онтогенез как построение связей со средой, но при этом выделяет новый уровень таких взаимосвязей, который появляется на определенном этапе и в филогенезе, и в онтогенезе: субъект, первоначально «подчиняющийся» в своем развитии закономерностям, диктуемым средой, начинает сам организовывать процесс взаимодействия, подчиняя себе, своим задачам и возможностям эту среду.

В подходах Ж. Пиаже и X. Вернера содержится представление о том, что на каждом уровне развития (как фило-, так и онтогенетического) достигается относительно стабилизированное отношение «субъект—среда», которое обеспечивается имеющимися на ланной стадии развития механизмами регуляции со стороны субъекта. На каждом генетическом этапе, во-первых, будет свой специфическим механизм, а во-вторых, эта система не «полуфабрикат», она достаточно адаптивна и полноценно регулирует взаимоотношение субъекта со средой на данной стадии развития, но не является адаптивной для следующих, более поздних стадий. В онтогенезе психики (и ее отдельные составляющие) находятся в стадии «неустойчивого» адаптивного равновесия со средой, а во взрослом состоянии достигают устойчивой структуры, типичной для данного филогенетического уровня. Таким образом, особенности онтогенетической стадии на высших уровнях филогенеза никак не могут механически повторять особенности тех же самых или других он то генетических стадий (а тем более «взрослого» уровня развития других филогенетических стадий).

В отечественной психологии развитие ребенка традиционно расматривалось в русле культурно-исторического подхода. В середине XX в. критиковался «биологизаторский» подход, и развитие психики человека принято было интерпретировать как радикально отличающееся от онтогенеза животных. Л.С.Выготский и его последователи признавали ведущую роль общения и усвоения культурных способов взаимодействия с миром как механизмов развития психики в онтогенезе человека. Следует отметить, что подход самого Л. С. Выготского не был столь ортодоксальным. Он считал, что в начале онтогенеза развитие ребенка идет по пути формирования «натуральных» психических функций, которые, опосреду ясь знаками, становятся «высшими психическими функциями специфическими для человека. Понять эту логику онтогенеза человека можно, только изучая разные планы ее формирования: и онтогенезе, в антропогенезе (психика высших человекообразных обезьян и развитие сознания в антропогенезе), в отклоняющихся вариантах (патологическое развитие).

Попытки преодолеть механистический подход в трактовке со отношения биологического и социального в психике человека привели к тому, что в середине XX в. в отечественной психологии устоялась точка зрения, постулирующая неправомерность применения закономерностей филогенеза к онтогенезу человека и практически полную невозможность каких-либо соотнесений онто- и филогенетических закономерностей развития. Этот крайний пол ход во многом смягчился в последней четверти прошедшего столетия. В настоящее время с позиций эволюционно-системного подхода активно исследуются различные стороны и интерпретируются феномены раннего сенсомоторного развития, коммуникативной функции, эмоционального развития, компонентов и уровней самосознания, диадических отношений и других психических структур у человека в сравнении с таковыми у высших животных.

В первой половине XX в. были осуществлены фундаментальные экспериментальные сравнительные исследования онтогенеза человека и высших приматов. Первым таким исследованием было тщательно проведенное и описанное Н.Н. Ладыгиной-Котс всестороннее изучение онтогенеза детеныша шимпанзе и ребенка человека. К сожалению, этот необыкновенно важный и информативный для каждого психолога труд ни разу не переиздавался, он есть только в некоторых научных и учебных библиотеках и малодоступен широкому кругу современных студентов. В 30-е гг. XX в. американские исследователи — супруги В. и Л. Келлог воспитывали одновременно в одинаковых условиях детеныша шимпанзе Гуа и своего сына Дональда. Позднее в России сравнительное изучение онтогенеза приматов (низшие и высшие человекообразные обезьяны и человек) было предпринято Н.А. Тих. В этих исследованиях описано и тщательно проанализировано развитие перцептивных и сенсомоторных процессов, памяти, общения и средств коммуникации, игровой деятельности, подражания, интеллекта, компонентов самосознания (самоощущения, образа тела, самоузнавания в зеркале) и т.п. Помимо этих работ сравнительному исследованию подвергались отдельные особенности онтогенеза высших приматов и человека. В.Кёлер изучал интеллект высших животных и ребенка на довербальной стадии развития. Х.Харлоу и Дж. Боулби исследовали структуру и онтогенез привязанности у обезьян и человека. Во второй половине XX в. в России С. Л. Новоселова, автор этой книги и другие занимались изучением формирования интеллекта в онтогенезе высших приматов и человека (развитие манипуляций, орудийных действий, рисования). За рубежом изучался онтогенез сенсомоторного интеллекта с применением методик Ж. Пиаже: сохранение количества, константность объекта, пространственное соотношение объектов, экстраполяция движения объекта, причинные соотношения и т.п.

Все эти исследования показывают, что перцептивные и сенсо-моторные процессы, не требующие включения искусственных знаковых средств, имеют у высших антропоидов и человека единую линию и сходную динамику развития. Манипуляции в первые месяцы онтогенеза развиваются практически одинаково (с несколько большей скоростью у понгид). Понгиды к двум с половиной годам достигают шестой стадии развития сенсомоторного интеллекта (по Ж. Пиаже), орудийные действия возникают у них к концу этого периода. В освоении рисования детеныши понгид и человеческий ребенок проходят сходные стадии (до этапа v шавания по ассоциации объекта в своем рисунке). Освоение пассивного языка и даже использование коммуникативных жестов также во многом сходно, как и формирование физического и эмоционального компонентов отношений привязанности. Качественные различия наблюдаются в развитии общения и коммуникативных средств, которые у ребенка уже во втором полугодии жизни приобретают семиотическую (знаковую) функцию.

Уже в первые месяцы у человеческого ребенка появляется «комплекс оживления» как первое комплексное средство эмоционального общения со взрослым. У детенышей понгид есть сходная реакция, но в ней нет тех компонентов, которые становятся ведущими в развитии общения у ребенка: обмена взглядами и улыбкой со взрослым. В дальнейшем коммуникативные средства включаются в освоение ребенком предметного мира и в само развитие его интеллекта, а детеныши приматов осваивают этот мир индивидуально. Коммуникативные средства не переходят у них в средство организации интеллекта и не становятся речью (и не появляется речевого мышления).

Эти выводы в разных аспектах и в разной интерпретации содержатся практически у всех исследователей. Большинство ученых подчеркивают, что одним из важнейших отличий онтогенеза человека является усиление и качественное изменение роли взрослого в развитии ребенка. Все эти (и многие другие) исследования позволяют сформулировать основные этапы преобразования онтогенеза в филогенезе как преобразование изменений субъекта со средой в процессе индивидуального развития и изменение роли родительских особей в обеспечении условий развития потомства.

13.1.1. ФИЛОГЕНЕЗ ОНТОГЕНЕЗА И ЗАБОТЫ О ПОТОМСТВЕ

Термин «детство» применяется в основном для онтогенеза человека (где он также не является однозначным) и не встречается в текстах по биологии и зоопсихологии, в которых принятыми для обозначения ранних онтогенетических периодов считаются термины «ранний постнатальный период», «ювенильный», а для некоторых видов существуют специальные названия (например, сеголетки и переярки для волков, и т.п.). Сходными с названиями, употребляемыми для человеческого онтогенеза, являются названия периодов развития у приматов, в основном у антропоидов (младенческий, подростковый и т.п.). В данном случае нет необходимости сопоставлять используемую терминологию. Речь идет о преобразовании логики того периода онтогенетического развития, который предшествует самостоятельной жизни особи. У животных, в отличие от человека, эта граница совпадает с половым созреванием. Особь, готовая физиологически к выполнению репродуктивной функции, самостоятельно может удовлетворять все свои индивидуальные потребности, а для видов, осуществляющих заботу о потомстве, — и потребности детенышей.

В психологии человека и в обыденном языке детством называют период онтогенеза, который отличается качественно не только по месту индивида в семье и обществе, но главным образом по особенностям психического развития. С этой точки зрения и есть смысл проанализировать филогенез онтогенеза и заботы о потомстве как изменение самого процесса и условий развития субъекта.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.