Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Первый день свадьбы. Свадебный поезд





 

Важным участником обряда являлся дружка (или дружко). Обычно дружка был братом жениха или же его близким другом. Считалось, что именно от поведения и знания им обрядовых заклинаний зависело удачное проведение свадьбы и благополучие будущей семьи.

Свадебный поезд собирался утром, в день венчания, в доме жениха. Его составляли сам жених, дружка, родственники и друзья семьи. Участники свадебного поезда в разных местностях России могли быть различными.

Вот, к примеру, на Русском Севере, в Сибири и на Алтае в свадебном поезде участвовал тысяцкий, которым обычно был крестный отец жениха, старший боярин - помощник тысяцкого, вежливец - колдун, принимавший на себя некоторые магические функции дружки. Раньше на свадьбу непременно приглашали деревенского колдуна. Это делалось для того, чтобы на молодых не навели порчу (например, неудачливая соперница невесты). А также, чтобы сам колдун не обиделся за то, что его не пригласили на торжество и не попытался расстроить свадьбу. Колдунов на празднество всегда звали первыми, во время свадебного пира сажали на почетное место. Русские люди со страхом и уважением относились к колдовским силам. О гневе их, между прочим, рассказывают нам сказки, в которых колдун или колдунья, не приглашённые на праздник, заколдовывали невесту.

Мать и отец жениха, как правило, в состав свадебного поезда не входили и в церковь на венчание не ездили. Они находились дома, готовясь к встрече молодых и свадебному пиру.

У каждого из участников свадебного поезда был свой атрибут. Так, в Вологодской губернии дружке и поддружьям на шляпу прикрепляли ширинки - орнаментированные платочки. В Архангельской, и в некоторых других северных губерниях, сваты, дружка, поддружья, тысяцкий были перепоясаны через плечо полотенцами. В Псковской и Смоленской губерниях им же подвязывали через плечи крест - накрест пояса. А на Алтае - шалями. Перед выездом родители благословляли жениха иконой и хлебом. В это время дружка совершал различные магические действия, которые, по мнению крестьян, должны были защитить жениха и свадебный поезд от порчи.



К примеру, в Псковской губернии дружка ставил жениха под матицу - потолочную балку, ударял по ней три раза крест-накрест кнутом и говорил:

«Боже, кладу Твой крест животворящий на прогнание всех врагов и супостатов нечестивых, неправедных, колдунов и волшебников: от колдуний и ведуний, от всех злых и лихих людей».

Выводя жениха из избы, он шептал: «Идет вперед Михаил Архангел, грозный воевода: отступите вси нечистые духи, колдуньи-ведуньи и волшебники; очисти нам путь от всех злых и нечистых!»

Выход жениха и поезжан из избы, рассаживание по саням, как правило, сопровождались приговорами дружки, которые носили импровизационный характер. Дружка с иконой обходил свадебный поезд и кропил людей и лошадей святой водой. После выполнения положенных обрядов поезд отправлялся к невесте. Отъезжающие пили пиво или вино непременно домашнего приготовления, их осыпали хмелем и овсом (либо другим зерном), дабы был достаток в семье и здоровое потомство.

Поезжане отправлялись за невестой зимой на санях, осенью на кошевах, пошевнях, бричках. Лошадей к этому дню тщательно готовили: кормили овсом, чистили, расчесывали хвосты и гривы. В день выезда за невестой вплетали в гривы ленты, украшали парадную сбрую бубенцами, колокольчиками, дуги переплетали яркими шалями, полотенцами, сани покрывали домоткаными коврами, войлоками, подушками в красивых наволочках. Во время того, как поезд двигался к дому невесты, его участники пели специальные «поезжанские» песни.

В данной части обряда присутствовали магические элементы, которые имели немаловажное значение. Было распространено подметание дороги. Это делалось для того, чтобы под ноги молодым не бросили предмет, на который могла быть наведена порча (волосы, камень и др.). Конкретная дорога, которая должна быть подметена, разнится в разных традициях. Это может быть и дорога перед домом невесты, по которой поедет поезд жениха, может быть пол комнате, по которому молодые пойдут перед отъездом к венцу, дорога к дому жениха после венца и т. д.

Подъехав к дому невесты, дружка через запертые ворота вёл переговоры с её отцом или роднёй, иносказательная форма которых напоминала переговоры на сватовстве:

"Мы купцы, торгующие красным товаром" или "Заблудились и просим пустить ночевать" и т.д.

Данная обрядовая игра, устраивавшаяся между партиями жениха и невесты, демонстрировала неприятия жениха и его дружины. Основой таких переговоров являлись древние мифологические представления. Ранее уже упоминалось, что переход девушки в группу замужних женщин рассматривался как своего рода смерть, виновником которой принято было считать жениха и его дружину.

Данное обрядовое действие разыгрывалось, как желание оградить невесту от неминуемой символической гибели.

Приезд жениха также сопровождался одним или несколькими выкупами. В большинстве региональных традиций это выкуп входа в дом. Выкупаться могут ворота, дверь и т. п. Выкупать может как сам жених, так и дружка.

После совершения переговоров поезжане приглашались за стол (выводной стол) для угощения. Невеста и жених также садились за стол, но отказывались от пищи, и их место было с краю. Считалось, что перед таинствами, к которым относится и венчание, необходимо нравственное очищение и отказ от «плотских» удовольствий, в том числе и от еды. Кроме того, жених и невеста не должны были принимать пищу вместе со своими женатыми и замужними родственниками, это разрешалось только после брачной ночи, когда состоится переход жениха и невесты в новый социальный статус. После застолья отец невесты вручал свою дочь жениху и говорил о том, что он передает ее навсегда в распоряжение мужа: «У меня была умна, а ты учи как хочешь». Перед отправкой в церковь родители невесты благословляли молодых иконой и хлебом.

Во время пути в церковь участники свадебного поезда, также как и на пути к дому невесты, совершали определенные магические действия. Невеста, например, выехав за околицу родной деревни, открывала лицо, смотрела на удалявшиеся дома и выбрасывала в поле носовой платок, в котором «были собраны все ее горести». Бросая платок со словами: «Оставайся, горе, за чистым полем, белым камешком», она надеялась, что ее дальнейшая жизнь будет полна радости и счастья. Жених время от времени останавливал поезд, чтобы проведать невесту, узнать, не случилось ли с ней что-либо по пути, считавшемуся опасным, например, «не подложили ли вместо нее сноп». Дружка всю дорогу читал молитву-заговор, в которой просил: «Ой еси, Госпожа Пречистая Мати Божия, святыи Козма и Домьяна и святыи архаггилы Михайло и Гаврил, святыи Геор-гие, поставите, государи, около раба Божия (имярек) князя мо-лодово и княгини молодые, около тысяцьково княжово и около бояр княжих и около запетников и оглобельников, и около всего княжего поезду, и круг меня, раба Божия (имярек), сторожа, поставьте град каменной, а тын булатной, и вереи булатные, и забо-ралу железную. И заградите, государи архаггилы, уста всякому ведуну, и ведуние, и вещице, и чарадею, и всякому злодею, кои подумает злую думу... <...> И государыня Царица Небесная, Пречистая Мати Божия, закрой, защити князя молодово ризою нетленною, и тысецкого, и кнеину молодую, и сваху княжею, и бояр, и весь поезд».

Венчание

 

Венчание - один из кульминационных обрядов свадьбы.

Это церемония заключения брака в Православной Церкви, совмещавшаяся с юридической регистрацией в метрических книгах.

Обряд венчания проводился в храме священником. Он состоял из обручения, во время которого жених и невеста должны были дать согласие на брак и обменяться кольцами. Само венчание представляло собой возложение на головы жениха и невесты брачных венцов, что осмыслялось как наложение Славы Божьей. В христианской традиции венчание считалось таинством и рассматривалось как соединение мужчины и женщины в нерасторжимый Божественный союз, продолжавшийся и после смерти.

Считалось, что именно во время венчания жених и невеста наиболее подвержены колдовским чарам, именно поэтому обряд венчания объединял вокруг себя целый ряд ритуально-магических действий. Данные действия обеспечивали защиту от злых сил, счастливый, прочный брак, здоровое потомство, хозяйственное благополучие, долголетие. По широко распространенному в деревнях представлению, колдуны могли заколдовать молодых - превратить их в волков, в камень, заставить разлюбить друг друга, оставить бесплодными в браке. Для предохранения от этого свадебный поезд не останавливался по дороге в храм, поезжане не должны были оглядываться назад. Звон колоколов также являлся защитой. Многие действия, проводившиеся перед венчанием и во время него, были направлены на достижение согласия, счастливой жизни вступающих в брак молодых людей. Здесь, также как в атрибутах одежды гостей, магическую функцию выполняло полотенце. Его стелили, как «подножник», на который ступали молодые.

Когда невеста и жених только подходили к церкви перед ними расстилали новую ткань, бросали под ноги деньги, осыпали зерном. Всё это было направлено на обеспечение благополучия будущей семьи.

Считалось, что предметы, находившиеся у жениха и невесты во время венчания, обладают особой магической силой. Поэтому, с самого венчания невеста прятала за пазухой хлеб, который молодые съедали во время брачной ночи. Также в обувь сыпали соль, жито, «чтобы всегда их было вдоволь». К одежде прикреплялся клочок шерсти, «чтобы овцы хорошо плодились». Воск венчальных свечей и вода, слитая с благословенной иконы, использовались для лечения младенцев. Венчальная рубаха якобы снимала боль, помогала женщине при родах. В некоторых деревнях хозяин дома надевал на себя венчальную рубаху в первый день сева, чтобы собрать осенью хороший урожай. Обручальное кольцо использовалось при гаданиях на святках.

Во время венчания и брачного пира молодой невесте полагалось быть нарядно одетой, белый - траурный цвет сменялся на красный - цвет жизни.

После венчания новобрачные в северных губерниях Европейской России, а также во многих деревнях Сибири и Алтая ехали в родительский дом на свадебный пир. Там же по окончании пира проходила и их брачная ночь. В южнорусских деревнях после венчания каждый возвращался в свой дом, но вечером жених приезжал к невесте, где и проходила их первая брачная ночь, а свадебный пир начинался после сообщения о том, что молодые стали мужем и женой.

Молодые люди, жившие невенчанными, не считались мужем и женой, а их дети признавались незаконнорожденными. В то же время, по народным представлениям, самого венчания было недостаточно, чтобы признать брак состоявшимся. Настоящим он становился только в том случае, если был оформлен согласно традиции, с выполнением установленных обрядовых действий.

Окручивание молодой

Окручивание - один из кульминационных элементов обряда, происходивший сразу после венчания (в церковной сторожке, трапезной или, по приезде, в доме мужа). Невесте заплетали две косы, обвитые вокруг головы, и подбирали волосы под женский головной убор (кокошник, кичку с сорокой, повойник, сборник). В отличие от девушки, женщина всегда должна была ходить с покрытой головой. По этому поводу сложена пословица: "Немного попето, да навек надето".

В различных областях исполнение обряда различалось. Например, в некоторых деревнях Русского Севера женскую прическу заплетали свашки. Одну косу плела свашка невесты, приговаривая: «Носи девиц», другую - свашка жениха со словами: «Носи молодцов». Каждая из них старалась первой заплести косу, чтобы молодуха родила первенца того пола, который она заклинала. Заплетенные косы укладывали вокруг головы и покрывали кокошником, сборником или повойником со словами: «Стала коса двухвосткой, под повойник ушла, запряталась».

В русских селах Алтая окручивали после венчания. Свахи сажали невесту в угол, завешивали ее со всех сторон платками, заплетали две косы, укладывали их вокруг головы, надевали самшуру и платок. Затем молодую показывали жениху и заставляли молодых посмотреться вместе в одно зеркало, чтобы «жить дружно».

У русского населения Латвии плетение двух кос и надевание повойника проходило в присутствии подружек. Мать новобрачного приносила квашню, покрывала ее подушкой и просила сесть на нее новобрачную, «чтобы молодуха пышной была». После того как косы были заплетены, а повойник одет, девушки старались вытащить из-под молодухи квашню и вынести ее из избы. Жених же должен был постараться затащить квашню на печку. Если девушкам удавалось вынести квашню из избы, то, по поверью, они должны были в этом году выйти замуж. Песни, исполнявшиеся свашками при перемене прически и головного убора, в разных местностях были разными. Однако в них звучала одна и та же тема: утверждение девушки в новом статусе.

Переход к женской прическе, надевание головного убора считались очень важным обрядовым моментом русской свадьбы. Русские крестьяне говорили: «Подруги косу плетут на часок, а свахи на век».

В белорусской и западнорусской свадьбе известен также обряд подстригания волос жениху. В древности это действие было связано с вызовом родовых духов-покровителей. Возможно, этот обряд когда-то означал посвящение юношей в группу взрослых мужчин.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.