Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Слёзы Тарсаха - месяца гроз 15 глава





Она увидела единорога Андахара, колокольчики которого пели нежную мелодию, и его наездника в зелёном плаще с длинными белыми волосами. Около Дзирта ревел пламенный адский боров, дико подпрыгивая, он нёс чернобородого дворфа, с цепами в руках, и шары вращались на концах несокрушимых цепей.

Дзирт позволил Джолену Ферту и его ближайшим Наездникам вести в течение недолгого времени, а потом немного повернул в сторону и Атрогейт устремился за ним следом. Кэтти-бри улыбнулась - дроу видел отступающих гигантов.

Как только Дзирт ослабил поводья Андахара, могучий единорог рванулся мимо лошадей и, взбивая дёрн копытами, делал шаги намного больше, чем могли сделать его смертные кузены. Только один всадник мог догнать коня Дзирта и вид извергающего огонь борова Атрогейта, проскакавшего мимо потрясённого Джолена Ферта, так быстро перебиравшего маленькими ножками, что они сливались в одно пятно, сорвал смех с губ Кэтти-бри.

- Боги, - пробормотал волшебник в синей мантии рядом с ней.

- Это маленький адский зверь, - сказал старушка с чудесной магией рытья ям. - Думаю, придётся научиться быстро бегать, когда весь день тебя преследуют демоны и дьяволы.

Все вокруг засмеялись, и день показался более ярким.

- Сохраните свои заклятия, - попросила Кэтти-бри. - Первая битва за нами — многие наши враги бегут. Но может прибыть ещё больше, и мы должны быть готовы. Пойдите и отдохните.

Остальные кивнули.

- И ты тоже, - сказал волшебник в синей мантии.

Но Кэтти-бри оглянулась на множество раненых в городе и покачала головой.

- Я - жрица Миликки, - сказала она им. - Моя работа сделана только наполовину.

Она пошла к лестнице и нашла Бренора и Вульфгара, поджидающих её.

- Дай нам лошадь, девочка, - попросил дворф. - Нам пора сражаться.

Кивнув, Кэтти-бри начала колдовать и спустя несколько ударов сердца, появился большой призрачный конь. Вульфгар вскочил на него и, протянув руку, легко подсадил Бренора на волшебную лошадь позади себя.



- Поспеши мальчик, - потребовал дворф. - Проклятый дроу заберёт себе всю нашу забаву, я держу пари, или я - бородатый гном.

Вульфгар послал коня вскачь, даже прежде чем Бренор закончил говорить, но Кэтти-бри услышала его слова, и эта старая фраза отбросила её назад во времени так полно, что ей потребовался момент чтобы прийти в себя, так как вес всего, что произошло — не только здесь, но и в волшебном лесу и за век до её возрождения, и вторая жизнь — почти сбил её с ног. Чтобы не упасть, она опустилась на лестницу и закрыла глаза.

И тут вес памяти и чувство нереальности навалились на неё.

Но она всё же стряхнула их подальше и, заставив глаза открыться снова, просмотрела на раненых. Ей ещё предстояло много работы.

 

***

 

Стрелы молний летели из Тулмарила, когда Андахар нагнал пару спотыкающихся, отступающих северных гигантов. Дым всё ещё исходил от их сожжённой одежды и подпалённых волос; их кожа пылала ожогами, ужасными красными ожогами от ударов волшебных огней и объятий элементного монстра Кэтти-бри.

Один из них пошатнулся под шквалом стрел Дзирта. Он пытался пойти быстрее и его друг тянул его вперёд, но конечно, стрелы из Искателя Сердец били ещё быстрее.

После одного особенно болезненного удара избитый гигант вскинул руки в негодовании и, отпихнув в сторону своего спутника, покачиваясь, встал перед лицом своего мучителя.

Дзирт сидел верхом на Андахаре, единорог замедлился и остановился, с тревогой стуча копытом по земле.

Гигант взревел. Дзирт посмотрел ему прямо в глаза и небрежно нацелил свой лук.

Атрогейт на адском борове проскакал мимо, но, ни дроу, ни гигант не уделили ему внимания, их взгляды застыли в обмене ненавистью.

Затем транс разрушился, и гигант проревел и кинул свой последний обломок скалы и следом напал сам.

Стрела Дзирта, попала во вращающийся валун, и с оглушающим взрывом расколола его пополам, обе части разлетелись в стороны, не причинив вреда. И дроу выстрелил второй стрелой прямо следом за первой.

Она ударила гиганта в лицо, и его сердитый рёв стал огорчённым криком. Он зажал своими огромными ладонями рану и зашатался.

Андахар рванулся, Дзирт опустил лук и отчаянно старался удержаться.

Другой гигант рванулся помочь своему другу или скорее только двинулся в его сторону, так как заметил быстро приближающегося дворфа. Рыкнув, он поднял ногу, как будто собираясь раздавить в лепёшку дворфа и его странное верховое животное, но адский боров не позволил этому случиться и, увернувшись в последний момент, проскочил мимо опорной ноги гиганта.

А дворф вращал один из своих стеклостальных цепов над головой, как скотовод арканом. Боров проскочил, гигант топнул безрезультатно, и дворф, направив своё оружие, тяжёлым шаром разбил его колено.

Гигант ожидал удар и резко вдохнул, полагая, что сможет его выдержать.

Но гигант не представлял ни увеличенной поясом силы этого дворфа, Атрогейта, ни мощи того моргенштерна, по имени Громилка. Атрогейт призвал зачарованное оружие, и шипы на том шаре начали источать волшебную жидкость, взрывное масло.

Когда оружие ударило колено гиганта, то огромная сила согнула его ногу — в сторону и к земле.

Громадина упала, завывая и обхватив свою сломанную конечность, а Фырк приземлился и развернулся для другого захода, поворачивая как раз вовремя, чтобы Атрогейт стал свидетелем столкновения: Андахар, опустив рог, ударил в грудь другого гиганта. Рог полностью исчез в громадине, единорог с силой пронзил его плоть, мышцы и кость. Длинный рог вновь появился, покрытый кровью, и гигант упал на землю, одной рукой зажимая своё разорванное лицо, другой пытаясь остановить кровь, хлещущую из раны на груди.

Дзирт, тоже стал падать на землю, сила удара сбросила его с седла. На мгновение Атрогейт вздрогнул, поскольку ему показалось, что его друг очень сильно ударится. Но Дзирт поджал голову и ловко перевернулся, приземлившись на ноги с толчком, несущим его к гиганту с обоими скимитарами в руках, которые он уже успел выхватить.

- Бха-ха-ха! - расхохотался дворф, а потом ещё громче, когда увидел группу монстров: гоблинов и пару огров, направляющихся в его сторону.

Они шли медленнее с каждым шагом, и когда яснее увидели сцену перед собой, то очевидно поняли, что эти гиганты не смогут им помочь.

Они повернулись и побежали.

- Ба, вы трусливые собаки! - закричал Атрогейт им в след, и пошел, чтобы прикончить своего гиганта, и по-быстрому, поскольку ещё стольких нужно было побить!

 

***

 

Позади поля боя Реджис видел резню, разворачивающуюся перед ним. Наездники Несме работали блестяще, тонкие линии конницы, сплетались вокруг орды, вырезая части бегущей толпы, чтобы замедлить их и развернуть.

Стрелы прорежали каждую группу, и бросившаяся в паническое бегство вражеская армия насаживалась на опущенные копья как на вертела.

Некоторые могли бы убежать, видел Реджис. И действительно, много орков приблизилось к его позиции, спасая свои жизни.

Он понял, что должен оставаться в образе, и позвал их, выкрикивая приказы, как будто хотел скоординировать отступление — хотя, как и во время наступления, любой, кто мог бы внимательно прислушаться, понял бы, что его болтовня была скорее тарабарщиной, чем чем-либо ещё.

Главным образом он пытался остаться подальше — как можно подальше, поскольку эти монстры, которых он направлял, были в отвратительном настроении, и любой из них мог бы решить убить шамана, который привел их к ужасному бедствию.

Реджис, выкрикивая приказы, переместился в сторону поваленного дерева, а затем, казалось, исчез, шагнув в исказившееся пространство с помощью кольца с призмой, а выйдя из него, прополз на животе и сжался под стволом упавшего дерева.

Очень скоро много бегущих монстров проскочило мимо него, включая множество огров и огриллонов, некоторые вскакивали на ствол и спрыгивали, не замечая его, даже когда перескакивали прямо через него.

Один тяжело упал, перевалившись через бревно, и Реджис взвизгнул, думая, что он опустился за ним!

Но он понял, что ошибся, когда увидел длинную стрелу, торчащую из спины монстра. Со страхом понимая, что его союзники могли бы убить его с такой же вероятностью как и монстры, хафлинг-обернувшийся-гоблином стянул труп орка с бревна и спрятался под ним.

Должен ли он вернуться к своей естественной форме? Если он сделает это слишком рано, то монстры разорвут его. Если он будет тянуть слишком долго, то его убьёт стрела!

 

***

 

Далеко позади Реджиса, очень далеко позади и в стороне, горстка орков наблюдала, как разворачивается катастрофа. Они видели отдаленное сражение и отчаянное отступление. Они наблюдали, как Наездники Несме в сияющей броне преследовали гоблинов и орков. Они видели огров, пронзённых копьями, а затем раздавленных копытами бронированных лошадей.

И они видели как падали гиганты.

И раскрыв рты, они наблюдали за единорогом и его чернокожим наездником, с длинными белыми волосами и зелёным плащом, развевающимся, когда он скакал на своём коне через осквернённую землю, а его лук посылал молнии, принося смерть с каждым выстрелом.

- Нас предали? – спросил один из них, ибо не могло быть никаких сомнений.

Это был дроу.

 

***

 

С внезапностью, которая сорвала крик с его губ, орк, прикрывающий Реджиса, отлетел в сторону, и сильная рука опустилась вниз и схватила его ворот его шаманских одежд и подняла его в воздух.

Он должен был ударить своего обидчика, он знал. Но это было слишком внезапно, слишком неожиданно. Он должен был поторопиться и дать отпор, но он не мог. И затем его чувства вернулись достаточно, чтобы узнать нападавшего, и он поспешно выкрикнул:

- Остановись! Остановись! Это - я!

И как только он услышал свои собственные слова, Реджис осознал, что кричал на языке гоблинов!

Его губы задрожали, поскольку он был ужасно потрясён.

- Эй, эльф! - проревел Атрогейт, и снова встряхнул Реджиса. – Я думаю, что нашёл твоего маленького крысиного друга! Бха-ха-ха!

Реджис почти потерял сознание, настолько его переполнило облегчение, когда немного придя в себя, он увидел улыбку Дзирта До’Урдена.

 

Часть 3

Кипение

 

Это зуд на коллективном сознании общества, ворчание и жалобы, беспокойный шёпот.

Крошечные пузырьки критики начинают образовываться на дне котла, и зависают там в тайне.

В тишине.

Но вот они устремляются вверх и будоражат поверхность, сначала немного, потом ещё немного, а затем целым каскадом.

Это - переломный момент, когда лидеры должны объединиться, чтобы остудить варево, сняв котёл с огня, но, боюсь, гораздо чаще амбициозное противостояние этих лидеров, разжигает огонь среди населения, распаляя народ одним злонамеренным шёпотом за другим.

Правда не имеет значения; эмоции захватывают и не отпускают.

Пузырьки переходят в кипение, вода нагревается и пар поднимается в воздух, охватывая души многих, тех кто, без сомнения, погибнет в этой симфонии ненависти, в поиске объекта для выплеска ярости.

Эта война.

Я видел её много раз в течение десятилетий, иногда кампании преследовали достойные цели, но чаще всего - коварные лживые замыслы и низкие цели. И в этой неразберихе, страданиях и кровавой бойне, невозможно задать вопросы о целях и методах.

Вот так общество помещает огненный шар под свой собственный котёл.

И когда всё закончится, когда вместо домов останется один щебень, а кладбища переполнятся, и тела останутся гнить на улицах, мы оглянемся назад и зададимся вопросом: «Как мы пришли к такому ужасному финалу?»

И в том самая большая трагедия, что единственное время, когда становится возможным задавать вопросы, это тогда когда война уже свершилась.

Когда семьи разрушены.

Когда погибли невинные.

Но что относительно войны против вторжения чудовищ, против орков и других монстров, потенциальных завоевателей? Кэтти-бри, вместе с громко вторящим её Бренором, настаивает, что эта война особая, что эти расы, по словам самой Миликки, не могли быть рассмотрены через призму, которую мы держим, чтобы измерить разумные и добрые расы или даже разумные, но не добрые общества, такие как мой собственный народ. «Орки и монстры отличаются от всех, - так они утверждают, - их злонамеренность не результат воспитания в аморальном обществе, но лежит намного глубже - в самой душе тварей».

Тварей?

Как легко это грубое слово, срывается с моих губ, когда я думаю обо всех орках и гоблинах мира. Даже с моим опытом, говорящим мне, что есть иные, например как гоблин-раб Нойхейм.

Всё слишком запутанно, и в жаре этого кипящего котла, я отчаянно хочу держаться за слова Кэтти-бри. Я хочу верить, что те, кого я застрелил или зарезал - нераскаявшиеся и безнравственные, до конца полные желания разрушать и совершенно неисправимые.

Иначе, как бы я смог снова посмотреться в зеркало?

Я сознаюсь, что почувствовал облегчение, когда войдя в Серебряные Пределы, нашёл Королевство Много-Стрел, идущее на войну.

Я почувствовал облегчение, найдя войну...

Разве может быть более противоречивая мысль? Как может война, какая-либо война, принести облегчение? Это – трагический провал лучших помыслов, потеря разума в эмоциях, капитуляция души перед низменными инстинктами.

И всё жё я успокоился, увидев марш Много-Стрел, и я солгу сам себе, если стану это отрицать. Я стал спокоен за Бренора, ибо он начнёт войну, в чём я уверен, и поэтому неизбежные страдания лягут тяжестью на его плечи.

Я перестал беспокоиться за Кэтти-бри, столь уверенной в своём заявлении, в своём прозрении, что для орков не может быть никакого искупления.

Такова её интерпретация песни богини.

Но её интерпретация поколебала мою веру в богиню.

Кэтти-бри уже не так уверена в себе, как заявляла; её голос, прежде чем мы столкнулись с настоящей войной, был спокойней, чем теперь, когда мы прячемся за стенами Несме, ожидая следующего нападения, ожидая следующего раунда резни. Её огненные шары и огненные твари убили многих в эти дни, но сделали это во время храброй и необходимой защиты города.

И, тем не менее, я вижу непрекращающееся содрогание на её честном лице, боль в её голубых глазах и хмурый взгляд, скрывающийся за улыбчивой маской. Она придерживается слов Миликки, и своих собственных провозглашений, и бросает свои заклинания со смертельной силой. Но каждая смерть в пределах стен Несме и за ними, ранит её сердце и сокрушает её надежды.

«Так и должно быть», - повторяет Атрогейт, когда обходит парапеты.

Да, но может быть это «должно быть», не то, что хотела Кэтти-бри, и сражение причиняет ей ужасную боль и давит больше на сердце, чем на тело и разум.

И поэтому я рад. Это - одна из причин, почему я так люблю её.

И поэтому, я могу быть спокоен за моих дорогих друзей и их сердца, и даже получив шрамы на этой войне, а война всегда оставляет шрамы, они всё равно будут потрясены резнёй, жестокостью и чистой глупостью ведения войны, этой войны, в Серебряных Пределах.

Если измерять победу как состояние лучшее, чем, то, что существовало перед конфликтом, то не будет никаких победителей.

И в этом я уверен.

- Дзирт До’Урден

 

Глава 16

Ужасные новости

 

Темнота накрыла земли Серебряных Пределов. На стенах Несме заиграли горны, как и каждую ночь до этого.

Орки наступали снова, и добрые горожане так изучили их атаки, что могли точно измерить величину приближающихся различных отрядов по звуку топота.

Кэтти-бри и волшебники помчались к отведённым для них позициям. Они больше не объединялись, хотя гиганты иногда показывались среди рядов орков. Теперь они работали совместно с лучниками и бросали заклинания света, освещая поле битвы около стен и тем самым позволяя своим когортам вести смертельный прицельный огонь.

Стрелы со стен больше не летели так же часто, как во время первого нападения. «Цельтесь более тщательно», - требовали днём, поскольку, после двух декад сражений запасы стали истощаться. Каждый день храбрые мужчины и женщины выходили на юг в Трольмор, чтобы набрать древесины, а лучники долгими часами мастерили стрелы. Но даже это стало очень рискованно: хорошей древесины у южной стены становилось всё меньше, и, что ещё хуже, троллей в этом районе стало гораздо больше. Мерзких чудовищ привлекал запах крови с поля сражения, и поэтому теперь Несме осаждался со всех сторон.

Лишь несколько часов в день в этом городе проходили в тишине, а иногда защитникам совсем не удавалось отдохнуть.

Дзирт стоял рядом с Кэтти-бри, в его волшебном колчане никогда не кончались стрелы и смертоносный лук пел в каждой битве, посылая со стены непрерывный поток сияющих стрел, который казался больше фейерверком волшебника, чем работой лучника.

Вульфгар, Бренор, Реджис и Атрогейт всё время перемещались по стене, поддерживая бойцов и отбрасывая лестницы с ограми. Каждый раз, когда вторжение казалось неизбежным, прибегали эти четверо, и Дзирт вслед за ними, и укрепляли слабые места, отгоняя монстров.

Когда рассвело, в тусклом свете перед ними открылось поле, почерневшее от тел и отвратительных птиц. Мёртвых было слишком много и птицы становились всё толще — настолько толще, что Реджис задался вопросом, смогут ли они улететь перед ближайшим боем, или их растопчут посреди пиршества.

Рано утром на двадцать первый день осады Несме с южной стены прибыло срочное сообщение. Дзирт первым из компаньонов прибыл на место, и защитники указали на юг и попросили помочь маленькой группе, горстке людей, пытающейся добраться до города.

Но они были слишком далеко.

За группой по пятам шли тролли. Множество монстров мелькало среди скелетоподобных деревьев слева и справа, выскакивая, чтобы ранить людей, и казалось ясным, что беглецы не смогут добраться до стен Несме.

- Разожгите огонь за воротами, - потребовал Дзирт у несмерцев, и, обратившись к паре бойцов, добавил: - Найдите моих друзей — дворфа с чёрной бородой и Кэтти-бри.

Некоторые часовые начали задавать ему вопросы, но Дзирт уже не слушал. Он опёрся на стену и спрыгнул с пятнадцати футов на рыхлую землю и, мягко приземлившись, сразу же помчался на юг с луком в руках. Сверкающие молнии стрел слетали при каждом шаге: некоторые вперёд и вправо, некоторые вперёд и влево.

Он поразил не одного тролля, хотя большинство стрел попало в искривлённые ветви засохших деревьев, переполнявших эту местность. Но все попадания были одинаково важны, поскольку его намерение состояло в том, чтобы не дать монстрам окружить их.

Дзирт закинул лук за спину, достал клинки и со всей скоростью побежал навстречу отчаявшимся людям.

Они шатались и спотыкались, пытаясь двигаться вперёд, но понимали, что уже не могут. Одна пара достала оружие, приготовившись развернуться и умереть сражаясь.

- Продолжайте бежать! – закричал им Дзирт. - К Несме! К Несме!

Дроу опустил голову и рванулся вперёд. Ближайшие люди, тоже достали оружие, нацелив на него. А что они должны были подумать, когда сзади их преследовали тролли, а с другой стороны к ним приближался дроу?

Меч поднялся, чтобы остановить его, но Дзирт отбил его в сторону скимитаром, не причинив никакого вреда.

- Продолжайте бежать! К Несме! - закричал он снова, когда миновал тех первых двух мужчин.

Следующая за ними женщина, подняла свой клинок, недоверчиво глядя на него.

- Беги! - крикнул он ей, промелькнув мимо, и затем перепрыгнул двух последних людей, мужчину и женщину, которые остановились и повернулись лицом к преследующим их троллям.

Дзирт приземлился, и на всей скорости сделав два больших шага, внезапно напал троллей. Его скимитары слившись в размытое пятно, кололи и рубили, вверх и вниз, много раз поражая первую пару троллей, даже прежде чем твари успели понять, что появился дроу.

А Дзирт уже пробившись сквозь них, скользнул по грязи и отрезал ногу следующему троллю.

Дроу поднялся и резко повернул право, теперь монстры преследовали его за спиной и ещё множество монстров, приближалось к нему спереди. Он побежал к паре деревьев, немного замедлившись, чтобы позволить ближайшему троллю почти поймать его, затем ускорился и повернул назад.

Тролль же продолжил мчаться прямо и врезался в деревья, ломая их на щепки. А когда он перебрался на другую сторону и сумел выпрямиться, то нашёл поджидающего его дроу и танец скимитаров.

Дзирт побежал прочь, снова подняв свой лук. Он продолжил обстреливать троллей, привлекая их внимание, и многие разворачивались, чтобы устремиться за ним.

Он повернул и побежал вглубь торфяников, а тролли преследовали его сзади и с обеих сторон. Его бы непременно поймали, если бы у него не было поножей, прекрасных, волшебных поножей, которые ускоряли его шаг, и с внезапным рывком, он выскочил из сжимающихся тисков и побежал дальше с уже большим количеством троллей за спиной.

 

***

 

Подстёгнутые словами дроу, а ещё больше его действиями, несмерцы побежали к южному входу в город и раскрыли ворота.

- Дрова! – пронёсся по городу призыв, и народ откликнулся, и вскоре многие несли поленья из очагов, даже деревянные стулья — всё, что могло быть сожжено.

Груда выросла за мгновение; один человек склонился над нею, ударил кремнём по стали, и подул на едва занявшееся пламя, уговаривая его разгореться.

- Быстрее! – попросил он своих друзей, и они склонились со своими собственными кремнями и сталью.

- Кто-нибудь, принесите факел! - завопил один мужчина, и его просьба эхом разнеслась по городу.

Но затем поджигатели отошли в сторону от прикосновения женщины, и Кэтти-бри заняла их место. Она подняла руки перед собой, касаясь большими пальцами, и воззвала через своё волшебное кольцо к плану живого огня. Конус огня сорвался с её пальцев и груда запылала.

Женщина выпрямилась, повернулась на юг и увидела людей бегущих со всех сил, чтобы спасти свои жизни; несколько троллей всё ещё преследовало их, а другие отвратительные твари, собирались их перехватить.

- Прочь с моей дороги! – Она услышала, что кто-то помчался через ворота за её спиной, и кивнула - ей не нужно было оборачиваться, чтобы узнать что происходит. Сердцебиением позже, мимо неё прогремел Атрогейт на Фырке, и копыта борова выпускали клубы дыма при каждом шаге.

- Их не много! - воскликнул один из несмерцев. - Давайте, парни, сразимся с ними и победим!

- За Несме! - закричал второй.

Вульфгар, Бренор и Реджис подбежали вскоре после этого, и встали рядом с Кэтти-бри, а она закрыла свои глаза и сосредоточилась на заклинании.

 

***

 

Дзирт понимал, что замедлиться означало умереть, поскольку он был уже далеко от города и далеко от любого, кто мог бы помочь. Он сворачивал влево и вправо за деревья, иногда поворачиваясь, чтобы выпустить стрелу в самого близкого из преследующих троллей.

Он мог убежать от троллей.

Но потом он услышал волков не далеко, а убежать от волков он не мог.

Он повернул налево, чтобы по широкой дуге вернуться в город, но ему пришлось изменить направление, когда деревья перед ним, оказались не деревьями, но болотными тварями, злонамеренными живыми существами, жаждущими его плоти.

- Гвен, ты нужна мне! – позвал он, вытягивая статуэтку из оникса.

Но даже прежде чем серый туман начал формироваться, он понял, что нуждался больше, чем только в Гвенвивар, ведь то, что казалось только преследованием несчастных жертв несколькими троллями, оказалось частью большего наступления на Несме.

Тролли, болотные монстры и волки, которых он услышал, а теперь и видел, работали вместе с осаждающими орками.

Дзирт тихо выругался и побежал дальше.

Разве у него был другой выбор?

 

***

 

Эти пять человек знали, что обречены: они не могли достигнуть города и тролли окружали их!

Они встали бок о бок с оружием в руках и приготовились умереть.

- Прорываемся через них — один из нас должен добраться до Несме, - настаивал главный в группе, и четверо кивнули в ответ.

- Пусть идёт Пивовар, он самый быстрый, - предложила одна из женщин.

- Я не оставлю вас умирать, - возмутился в ответ Пивовар.

И как бы заканчивая дискуссию, даже прежде чем она могла начаться, огромный огненный шар взорвался справа впереди них, охватив ближайших троллей смертельным огнём.

И пять человек рванулись через дымящуюся бойню.

Атрогейт, пронёсся мимо них, дико хохоча и вращая моргенштернами, а Фырк фыркал пламенем. Дворф с ликованием ворвался в толпу троллей. В следующий момент, был взрывной взмах и следом за ним огонь адского борова, и тролли стали, как минимум, не рады его появлению.

Пять человек продолжали бежать.

 

***

 

Он бежал, спасая свою жизнь, а тролли подступали со всех сторон.

Гвенвивар вскочила на одного тролля и её когти глубоко прорезали его хребет, когда она прыгнула дальше, занявшись вторым зверем. А затем она вскочила, увернулась от когтей тролля, и бросилась перед другой парой, сбив их с толку, как могло только животное из семейства кошачьих.

Всякий раз, когда Дзирт мог её увидеть, он одобрительно кивал. Гвенвивар помогала ему бежать, не подпуская к нему троллей.

Но даже так, когда он снова побежал в сторону Несме, Дзирт знал, что добраться туда будет нелегко. Несколько ударов сердца спустя, огромный двухголовый тролль выпрыгнул перед ним и преградил путь.

Он послал стрелу ему в брюхо и оттолкнул его назад, но только на шаг.

Дзирт не замедлялся и не доставал скимитары. С каждым шагом он посылал новые стрелы-молнии. Одна полетела в голову животного, и оно подняло свою толстую руку, чтобы защититься. Но стрела прошла прямо сквозь мясистую конечность и взорвалась у морды тролля, и его голова начала негодующе кричать что ослепла.

Дзирт продолжал стрелять, и каждая стрела попадала в голову монстра. Искры разлетались, когда снаряды наносили удар. Оставалось только пять футов, и чудовище потянулось к нему, но Дзирт не менял направления и, сохраняя самообладание, выстрелил снова, и его стрела расколола вторую голову тролля напополам.

Тем не менее, упрямый монстр продолжал тянуться к нему, но ослеплённый, не мог реагировать на уловки дроу и мог только закричать от удивления, когда Дзирт запрыгнул на его огромную руку и как по трамплину подскочил вверх, и перекатился прямо через плечо тролля.

Дзирт приземлился позади монстра и побежал прочь, а ослеплённый тролль, попытавшись обернуться, чтобы преследовать дроу, столкнулся со вторым троллем, который тоже преследовал Дзирта. Потом и третий навалился сзади, и вся группа рухнула кучей.

Дроу продолжал бежать. Он выскочил на открытое пространство, и тут в стороне увидел волков.

Он не мог отбиться от них до стены.

Он поднёс к губам свисток и подул, призывая Андахара.

Волки замыкали кольцо. Дзирт выстрелил и убил вожака, но другие, обученные орками, не остановились и не бежали.

Он застрелил второго. Он уже видел Андахара, словно издалека приближающегося к нему.

Третий волк упал от молнии Тулмарила.

Андахар стал ближе… ещё шаг.

Дзирт упал, кувыркнувшись вперёд, и прыгнувший волк пронёсся прямо над ним. Он вскочил на ноги и убрал лук.

Он повернулся к Андахару, надеясь, что единорог был достаточно близок.

Он поморщился, почти вскрикнул, когда волк прыгнул, слишком опережая единорога, и слишком близко к нему, чтобы защититься.

 

***

 

- Они везде! - прокричал Вульфгар Кэтти-бри и другим. - Армия приближается к Несме с севера. Это наступление!

Бренор вышел за стену, а его друзья и многие несмерцы шли позади, чтобы расчистить дорогу для бегущих людей.

- Проводи их, Пузан, - предложил он Реджису, потому как оружие хафлинга, было почти бесполезно против огромных и могучих троллей.

Вульфгар отбросил тролля в сторону, освобождая последнее пространство, и этих пятерых человек встретили и быстро провели за ворота.

- Отходим! - скомандовал Бренор; вместе с Вульфгаром он прикрывал отступающих, топором и боевым молотом держа троллей в страхе. Гигантский элементаль огня присоединился к ним в сражении — и тролли шарахнулись от питомца Кэтти-бри!

- Дворф! - крикнул Вульфгар, указывая на Атрогейта.

Чернобородый дворф мчался на духе борова назад в город, преследуемый по пятам множеством врагов.

- Где Дзирт? – закричала Кэтти-бри.

- Он найдёт свой путь, - ответили вместе Бренор и Вульфгар, и Бренор добавил: - А мы все уходим. И закрываем ворота.

Кэтти-бри не могла спорить, не в то время когда большая вражеская армия, приближалась к городу с юга, не с горнами, трубящими вокруг Несме, провозглашая приближение орков, гоблинов, огров и гигантов. Она посмотрела на юг в Трольмор, прошептала молитву за Дзирта и напомнила себе верить в него.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.