Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Общая характеристика страны




 

Территория Великобритании — 244 тыс. кв. км, население — 60,4 млн. человек (2005 г.). Большая часть жителей страны, четыре пятых, проживают в городах, которые занимают 11% территории страны. В мировой экономике Великобрита­ния по совокупному объему производимого ВВП занимает шестое место. По па­ритету покупательной способности величина се ВВП в 2005 г. составила прибли­зительно $1,8 трлн.

Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии (так звучит полное название страны) — конституционная монархия, номинальной главой ко­торой с 1952 г. является королева Елизавета II. Великобритания возглавляет и объединение бывших колоний и доминионов Британской империи — Содруже­ство наций (Commonweals of Nations), в которое на сегодняшний день входит 50 стран, включая Канаду, Индию, Новую Зеландию, Малайзию, Сингаиур.ЮАР.

Наиболее важными полезными ископаемыми, которыми располагает Велико­британия, являются нефть и газ, добываемые на континентальном шельфе в Се­верном море. Кроме того, Великобритания располагает определенными запасами угля и известняка. Таким образом, у страны есть собственные энергоресурсы, но прочими полезными ископаемыми она наделена недостаточно, их приходится импортировать. Земельные ресурсы страны, площади суши, пригодные для веде­ния сельского хозяйства, составляют 77% территории Великобритании.

Великобритания имеет выгодное географическое положение, которое с давних времен делало страну великой морской державой. Над Великобританией прохо­дят и международные воздушные коридоры, соединяющие Европу и Северную Америку. Весьма значительны и трудовые ресурсы страны, объединяющие не только квалифицированных рабочих, но и видных мыслителей и ученых. Вели­кобритания — это родина капиталистического способа производства. Страна и в настоящее время продолжает поддерживать классические традиции капитализ­ма, развивая свою экономику на принципах свободного предпринимательства. Экономика государства основана на частном предпринимательстве, доля част­ного сектора в общем объеме выпуска страны превышает 80%. Частный сектор обеспечивает свыше 3/4 всей занятости в стране. Политика правительства Вели­кобритании гарантирует самые благоприятные условия для развития предпри­нимательства.

Особенности макроэкономической модели развития Великобритании

Главной отличительной особенностью макроэкономических особенностей разви­тия Великобритании является то, что страна развивается не на основе принципов социального рыночного хозяйства, как Германия или Франция, а использует нео­либеральную, англосаксонскую модель развития. Поэтому модель британской экономики наиболее близка к США и очень сильно отличается от континенталь­ных европейских стран.

Основы современной неолиберальной модели развития английской экономи­ки были заложены в 1979 г., когда в стране была осуществлена политика «тэтче-ризма», названная так по имени знаменитой «железной леди» Маргарет Тэтчер, лидера британских консерваторов и премьер-министра страны в 1979-1990 ГГ. «Тэтчеризм» в Великобритании точно так же, как и «рейганомика» в США, пред­полагал неоконсервативные реформы в экономике, направленные на снижение активной роли государства в экономике. Причем «тэтчеризм» начал осуществ­ляться раньше «рейганомики», что было связано с более ранней победой на выбо­рах консерваторов в Великобритании, чем в США. Тем не менее на М. Тэтчер и ее будущую команду реформаторов решающее значение при выборе нового курса страны оказали американские профессора, пропагандировавшие идеи неолибе­рализма.

Экономическая политика правительства Великобритании в период нахожде­ния у власти консерваторов включала в себя ряд программ.

Поддержка рыночного механизма и предпринимательства, эффективности и гибкости экономической системы, которая осуществлялась через:

• политику приватизации (с 1979 по 1994 г., когда у власти находились кон­серваторы, программа приватизации принесла в государственный бюджет $134 млрд., были проданы такие гиганты английской экономики, как British Telecom, British Coal и многие другие);

• дерегулирование (издержки и административные расходы государства на ре­гулирование экономики были существенно при этом уменьшены);

• налоговые реформы (налоговое бремя на физических и юридических лиц было значительно снижено: базовая ставка индивидуального подоходного налога стала равняться 25%, а налог на прибыль корпораций снизился до 30%).

Снижение расходов правительства с 47,5% ВВП в 1982 г. до 41,6% в 1996 г. (в 2003 г. доля государственных расходов в ВВП соответствовала 42,2%), при этом государственный сектор производит в настоящее время около 8% ВВП. Для сниже­ния расходов были проведены реформы в социальной сфере, по сути дела привед­шие к отказу от принципов прежней системы, напоминавшей социальное рыноч­ное хозяйство континентальных европейских стран. Однако при этом стимул к трудовой деятельности у населения был значительно повышен, а с иждивенчески­ми настроениями в обществе было практически покончено.

Монетарная политика. Для борьбы с инфляцией, которая к моменту прихода М. Тэтчер к власти составляла более 13%, проводилась кредитно-денежная поли­тика по классическим канонам монетаризма. Контролировалось количество де­нег в обращении, а важнейшим инструментом монетарной политики стали крат­косрочные процентные ставки. За счет их достаточно высокого уровня в период всей деятельности консерваторов Великобритании удалось привлечь значитель­ное количество иностранного капитала и сохранить большую часть национально­го капитала.

В целом «тэтчеризм» осуществлялся в соответствии с концепцией экономики предложения, предполагавшей отход от кейнсианской идеи приоритета спроса в пользу поддержки предложения. Экономика предложения включала в себя:

• отмену прямого государственного контроля;

• стимулирование конкуренции на внутреннем рынке;

• минимальное государственное регулирование, переход к косвенным меха­низмам макроэкономического контроля правительства нал ситуацией в эко­номике;

• селективную поддержку ряда cqVp, в которых рыночные механизмы оказыва­ются неэффективными, но которые жизненно необходимы для всего националь­ного хозяйства (атомная энергетика, некоторые виды транспорта и т. п.);

• приватизацию, активизацию роли частного сектора в экономике.

В результате государство избавилось от прежних неэффективных и убыточ­ных предприятий, которые стали высокодоходными в руках частного сектора, оставив себе либо эффективные государственные предприятия, либо жизненно важные сферы экономической активности. Новая роль государства — это кос­венное регулирование экономики через монетарную и фискальную политику, обеспечение экономического роста при низком уровне инфляции и здоровых го­сударственных финансах. Кстати, то, что Великобритания проводит свою соб­ственную политику борьбы с инфляцией, используя неоконсерватизм, стало при­чиной выбытия фунта стерлингов в 1992 г. из европейского механизма валютных курсов.

Примером успешного функционирования прежде убыточных государствен­ных компаний в руках частного сектора может служить авиакомпания British Airways. Убыточная государственная авиакомпания смогла уже через два года стать рентабельной и войти в десятку крупнейших авиакомпаний мира, перейдя в результате приватизации под частное управление и контроль. Сейчас British Air­ways — одна из крупнейших авиакомпаний мира, она возглавляет мощный авиа­альянс Oneworld, под ее контролем находится множество английских региональ­ных и иностранных авиакомпаний.

Консерваторам и их лидеру М.Тэтчер удалось добиться значительных успехов именно в изменении философии бизнеса в стране. Через приватизацию и усиле­ние роли сферы услуг, в которой создавались рабочие места для высвобож­давшейся в промышленном секторе рабочей силы, Великобритания получила высокоэффективную структуру современной смешанной экономики. Новая кор­поративная культура Великобритании предполагает лидерство частного бизнеса, отсутствие преград для его развития со стороны государства. В стране создан бла­гоприятный экономический климат, замечательные условия для инвестирования.

Отличие английской модели экономики от немецкой или французской модели социального рыночного хозяйства, менее активная роль государства и свобода частного предпринимательства являются следствием радикальных экономических реформ М. Тэтчер. Хотя английские неоконсервативные реформы не обо­шлись без социальных конфликтов, самое главное, что удалось сделать М. Тэтчер, это разрушить социально-экономические основы коллективистских традиций британцев, стимулировать свободный рынок и личную ответственность предпри­нимателей и работников. Кстати, «железная леди» получила свое символическое прозвище именно за бескомпромиссность в борьбе за либеральные принципы, за решительную позицию по отношению к необходимости сокращения соци­альных программ.

Несмотря на первоначальный успех неоконсервативных программ реформи­рования британской экономики, в конце 1980-х гг. популярности у консервато­ров несколько поубавилось. В немалой степени этому способствовало не только активное наступление правительства на систему социальных гарантий британ­цев, но и ситуация в экономике. В 1987 г. произошел кризис на фондовом рынке страны, что вызвало новую волну инфляции и значительное повышение уровня процентных ставок, ограничившее доступ населения и предпринимателей к кре­дитным ресурсам.

В 1990 г. М. Тэтчер сменил ее последователь Джон Мейджер, действовавший также в соответствии с принципами неоконсерватизма. С точки зрения процесса европейской экономической интеграции политика правительства консерваторов отличалась особой ролью Великобритании в ЕЭС и ЕС. Тэтчер и Мейджер стре­мились противопоставить британскую модель экономики традиционному соци­альному рыночному хозяйству большинства стран — членов ЕЭС/ЕС, в связи с чем между Великобританией и континентальными европейскими странами воз­никали частые разногласия по вопросам единой европейской экономической по­литики. Строительство единого европейского дома также объективно заставляло скорректировать консервативный курс развития Великобритании.

Окончательное поражение консерваторы понесли в 1997 г., когда население, устав от засилья консерваторов во власти, оказало поддержку партии лейбори­стов, надеясь на возвращение к социальной ориентации в макроэкономической политике правительства и рост доходов за счет перераспределительной роли го­сударства. Однако новый премьер-министр страны Э. Блейер не стал менять прежний экономический курс М. Тэтчер и Д. Мейджера. Такие позиции Блейера и партии лейбористов объясняются в первую очередь тем, что британская модель смешанной экономики оказалась более эффективной по сравнению с большин­ством европейских стран. Эту модель отличают минимум государственного вме­шательства в экономику и максимум частной инициативы. Великобритания идет в ногу с научно-техническим прогрессом, перестройка отраслевой структуры ее экономики вывела на первый план отрасли высоких технологий, в которых созда­ется значительное количество высокооплачиваемых мест. Темпы роста экономи­ки составляли в конце XX в. порядка 2,5-3,5%, уровень безработицы примерно вдвое ниже, чем в Германии или Франции.

Из-за того, что экономика Великобритании находится в лучшем структурном положении, чем национальное хозяйство Франции и Германии, план Э. Блейера предполагает противостояние Великобритании политике двух вышеназванных стран, которые будут стараться использовать для укрепления своих позиций Ев­ропейский валютный союз и единую валюту евро. Великобритания продолжает занимать свою принципиальную позицию в ЕС прежде всего потому, что интег­рация при гегемонии Германии и Франции с их социально-рыночным хозяйством будет означать для Великобритании отход от прежних принципов либерализма в экономике. В противном случае Великобритании придется действовать точно так же, как и в большинству стран ЕС: увеличивать налоги и уровень государствен­ного регулирования экономики. Поэтому не случайно, что, хотя сам Блейер в от­личие от своих предшественников не имеет ничего против европейской интегра­ции, Великобритания не вошла в европейский экономический и валютный союз и не стала вводить евро с января 1999 г.

Британская модель экономики благодаря усилиям консерваторов и сохране­нию прежних достижений лейбористами является потенциально более сильной и конкурентоспособной, чем немецкая и французская социально-рыночные моде­ли. В этой связи Великобритания не случайно активно борется с Германией и Францией за европейское экономическое лидерство. Современная макроэконо­мическая ситуация в Великобритании имеет следующие основные особенности:

• Относительно низкий уровень безработицы (5% в 2004 г.). Великобрита­ния демонстрирует высокоэффективную модель рынка труда с довольно низ­ким уровнем государственного регулирования на этом рынке, что обеспечи­вает неплохие показатели занятости. Британский рынок труда отличают значительное число рабочих мест, создаваемых в частном секторе; низкие индивидуальные подоходные налоги, стимулирующие занятость; ликвида­ция препятствий в мобильности рабочей силы. Для повышения мобильности рабочей силы были внесены изменения в пенсионную систему страны, согласно которым теряет былую значимость непрерывный трудовой стаж, а люди, часто меняющие работу, не лишаются пенсии. Для облегчения пере­мены места жительства в связи со сменой работы была проведена и реформа на рынке жилья. В июне 1999 г. Э. Блейер провозгласил манифест, поддержи­вающий гибкий рынок труда и отмену государственных ассигнований на его субсиирование, что должно стимулировать создание рабочих мест в частном секторе экономики, а также заставить британцев более активно предлагать свои услуги на рынке труда. Реформа «государства благоденствия», по Блей-еру, предполагает также создание рабочих мест для молодежи, для чего пра­вительство предполагает потратить около $6 млрд.

• Благоприятная налоговая политика. Налоговый климат Великобритании является одним из самых благоприятных в Западной Европе: низкий уро­вень индивидуальных подоходных и корпоративных налогов, налоговые льготы для инвесторов. Правительство Блейера даже предполагало пойти еще дальше своих консервативных предшественников в сфере снижения на­логов: минимальная ставка индивидуального подоходного налога должна была быть сокращена до 10%, однако пока этого не произошло.

• Благоприятный инвестиционный климат. Хорошую инвестиционную обста­новку в стране обеспечивает не только ее благоприятный налоговый климат, но и достаточно низкие в сравнении с предыдущим периодом процентные ставки (около 5%), а также общее благоприятное состояние экономики стра­ны и высокий уровень конкуренции на внутреннем рынке. Государство созда-

ло неплохие условия для привлечения в экономику иностранного капитала, особенно в сферу высоких технологий. В стране, в частности, ведут активную деятельность такие мировые ТНК — лидеры НТП, как Motorola, Nokia, Epson, Ford, BMW, Samsung и многие др. (в Великобритании действует свыше 13 тыс. иностранных компаний). До трети всех иностранных инвестиций в ЕС направляется в Великобританию, в том числе около 40% американских капиталовложений — в экономику Евросоюза. Особенно ощутимы иност­ранные инвестиции в производстве компьютеров и в автомобилестроении. Все вышеназванное гарантирует Великобритании стабильные темпы эко­номического роста, сильную национальную валюту. Великобритания сре­ди других развитых стран мира отличается и высокими темпами роста про­изводительности труда, которые в 1980-1990-е гг. составили в среднем порядка 5% в год, а ныне снизились до 2% (2003 г.), что все равно неплохо.

 

Модель менеджмента

 

Если в XIX в. Великобритания, «первая промышленная нация», занимала доми­нирующее положение в мировой экономике и торговле, то во второй половине XX в. она утратила свою экономическую мощь и конкурентные преимущества. За последнее десятилетие появились признаки оздоровления британской эконо­мики и повышения ее глобальной конкурентоспособности. Сокращение масшта­бов государственного вмешательства в экономику, политическая стабильность способствовали росту прямых иностранных инвестиций и предпринимательской активности.

Индивидуализм в британской деловой культуре

Для характеристики британской деловой культуры можно воспользоваться следу­ющей моделью, в которой выделены факторы национальной культурной системы, такие как социальная структура, история, образование, язык, религия, влияние других культур, политическая философия, экономическая философия (рис. 10.1).

Многие из доминирующих ценностей в Великобритании уходят корнями в ста­бильность парламентской демократии, монархию и неписанные правила, утверж­давшие традиционные нормативные методы контроля. Иногда даже говорят, что англичане — это народ, женатый на традициях с отчетливым отказом от всяких перемен.

Великобритания — страна с индивидуалистической культурой, корни которой уходят в средневековое религиозное наследство и традиции родства, где цени­лись индивидуальная ответственность, способность, инициатива и конкуренто­способность.

У британских управляющих ярче выражен индивидуализм, чем, например, у португальских или испанских. Они не склонны, как это делают итальянцы, счи­тать компанию «большой семьей», более целенаправленны, замкнуты и почти­тельны, что в совокупности создает безликую и формальную атмосферу деловых отношений.

Рис. 10.1. Факторы британской национальной деловой культуры

Источник: Wilson J. F. Business cultures and business performance: A British perspective / University of Nottingham, International Business History Institute, Discussion Paper Series, 2003.

 

 
 

 

 


Британский индивидуализм отражается в системе отношений «работник-организация». Понятие группы включает непосредственно только семейную ячейку — супруги, дети и иногда родители. Другим проявлением индивидуализ­ма в отношениях между работником и организацией являются масштабы, в кото­рых эти отношения могут быть персонифицированными и эмоциональными. В Великобритании работники не считают нужным и приемлемым, чтобы руково­дители принимали участие в их личных делах. Это расценивается как вторжение в личную жизнь (privacy). Менеджер для работников — этот тот, кто, например, обеспечивает их необходимым современным оборудованием, чтобы они могли затем более успешно выполнить свою работу. Другими словами, отношения меж­ду менеджерами и работниками являются неперсонифицированными и ориенти­рованными на выполнение задач.

Еще одним проявлением индивидуализма можно считать дизайн зданий и по­мещений, в которых располагаются организации. Например, в английском уни­верситете многие профессора имеют отдельные кабинеты.

Влияние классовой структуры общества на производственные отношения

Великобритания отличается своей классовой структурой. Многие жители ощу­щают классовую дифференциацию. Практически каждый может отнести себя к тому или иному классу. Семейное происхождение, образование и даже акцент выдают принадлежность людей к определенному социальному классу. Хотя клас­совая структура современного британского общества подвергается изменениям, она оказывает заметное влияние на отношения между работниками, менеджера­ми и предпринимателями.

Профсоюзное движение в Великобритании имеет давнюю историю. Членство в профсоюзах организовано по отраслевому и профессиональному признаку. На одном и том же предприятии или в офисе может быть несколько профсоюзных организаций, иногда конкурирующих между собой.

Производственные отношения в Великобритании характеризуются принципом «мы и они» в том смысле, что различия между цеховыми рабочими и «белыми во­ротничками», особенно менеджерами, отражают классовую структуру общества. Менеджеры относят себя к среднему классу, имеющему долю в собственности и участвующему в контроле за средствами производства. Работники же физического труда относят себя к рабочему классу, эксплуатируемому средним классом, клас­сом менеджеров. Во многих случаях отношения между менеджментом организа­ции и рабочими характеризуются недоверием и недопониманием, проистекающи­ми из конфликта между классовыми интересами.

Менеджеры и другие «белые воротнички» имеют заметные преимущества по сравнению с рабочими по многим показателям: властные полномочия, статус, условия труда, места в столовой и кафе предприятия, правила проведения ланча и перерыва на чай, проведение праздничных дней. По данным опроса агентства MORI, только треть (34%) британских служащих и работников рассматривают своих менеджеров как образец для подражания. Один из двадцати опрошенных работников считает, что у менеджеров отсутствуют навыки эффективной комму­никации.1

Проблемы уровня менеджмента и системы подготовки менеджеров в Великобритании

Несмотря на то что британская модель экономического развития в последние годы выглядит более сильной и конкурентоспособной, чем немецкая или фран­цузская социально-рыночные модели, в научных и деловых кругах Великобри­тании продолжают обсуждаться причины устойчивого длительного снижения уровня производительности в экономике, имевшего место в предшествующий период. По заказу департамента промышленности и торговли (Department of Trade and Industry, DTI) в октябре 2002 г. ведущий американский специалист М. Портер (Michael Porter) приступил к изучению влияния уровня британского менеджмента на производительность и эффективность экономики Великобрита­нии. Спустя восемь месяцев Портер и его команда представили свое заключение «Конкурентоспособность Великобритании: переход к следующей стадии», в ко­тором была опровергнута исходная посылка о британском менеджменте как при­чине отставания Великобритании в производительности труда и эффективности экономики:

«Великобритания имеет меньшую по сравнению с развитыми странами долю менеджеров с продвинутым формальным образованием. Это, однако, может быть статистическим артефактом из-за того, что слишком много работников класси­фицируются в качестве менеджеров. Предложение высококвалифицированных менеджеров является вполне конкурентоспособным. Британские школы бизнеса имеют высокий международный рейтинг и привлекают большое количество ино­странных студентов и слушателей. Проблемы с управленческой квалификацией, по-видимому, имеют отношение к низшему и среднему звену управления».2

Между тем в своей книге «Конкурентные преимущества наций», опубликован­ной в 1990 г., Портер более критично оценивал уровень британского менеджмен­та, и, в частности, многие его замечания имели отношение к вопросам деловой и управленческой культуры. Причем он заметил следующее:

«Слишком часто управленческая культура британских фирм не способствует инновациям и изменениям. Для нее характерны приверженность традициям, узкое определение ответственности и повышенное внимание, уделяемое распоря­жениям и приказам. Расхожей фразой в британской промышленности становится «не выполнено»... Нередко отмечается, что молодые талантливые люди избегают работы в реальном секторе экономики... Мотивация работников и менеджеров остается традиционно низкой во многих отраслях...»3

Хотя измерение уровня профессиональных управленческих навыков связано с определенными трудностями, но, что касается британского менеджмента, то практически все исследования на эту тему приходят к одному выводу. Так, в док­ладе DTI за 2002 г. отмечается: «...Возрастают проблемы качества британского менеджмента. Несмотря на то, что с 1996/1997 гг. был достигнут определенный прогресс, уровень квалификации британских менеджеров оказывается ниже, чем в Германии и Франции».4 В Великобритании считают, что из-за низкого уровня британского менеджмента главным тренером команды Англии по футболу явля­ется швед, команду английской лиги по регби тренирует новозеландец, лондон­ским метро и Financial Times управляют американцы, иностранцы являются пред­седателями правлений и исполнительными директорами многих крупнейших британских компаний и банков.

Низкий уровень менеджмента, являющийся, по мнению многих аналитиков, основной причиной устойчивого длительного снижения уровня производитель­ности в экономике, в свою очередь, напрямую связан с недостатками британской системы образования. Состояние управленческого образования в Великобрита­нии также стало предметом дискуссий и дебатов. Отчеты и исследования, прове­денные в 1980-х гг., показали, что уровень и качество подготовки в этой области ниже, чем в США, Японии и континентальной Европе. Отмечено, что «предпо­сылки и условия, которые должны быть обязательным для всех менеджеров, ста­ли привилегией узкого круга. В результате в некоторых сферах обозначилась ду­тая элита».5

Высококачественное образование было доступно немногим. Более того, в си­стеме образования, где предпочтение отдавалось естественно-научным и гумани­тарным наукам, классическим языкам и литературе, изучение инженерного дела и технологии и тем более менеджмента, коммерции и бизнеса вытеснялось на вто­рой план (см. рис. 10.1). Это повлияло и на общество в целом, и на менеджмент в частности. С одной стороны, существует небольшая группа высокообразован­ных специалистов, хорошо подготовленных к профессиональной деятельности. С другой — основная масса менеджеров и работников, у которых нет такого все­стороннего образования и навыков, как в остальных промышленно развитых странах.

Показательно также то, что даже в элитных британских университетах, извест­ных во всем мире своими научными школами в области неоклассической эконо­мической теории и учеными, с именами которых ассоциируются целые направле­ния в экономической науке, специальности и направления подготовки по бизне­су и менеджменту не относились к числу престижных. Например, в 1966 г. специ­альность «бизнес» в английских университетах по числу избравших ее студентов даже не входила в число первых 20, а в 1980 г. была лишь на 17-м месте. Кембридж­ский университет открыл свою первую трехгодичную магистерскую программу по бизнесу в 1991 г., а Оксфордский (двухгодичную) — лишь в 1993 г.6

Хотя первые школы бизнеса в Великобритании появились в конце 1940-х гг. и тогда же началось изучение американского опыта образования в области менедж­мента, в широких масштабах эта сфера стала развиваться в 1960-е гг., а настоящий всплеск произошел в 1980-х гг., когда государство стало выделять субсидии на создание и поддержку программ МВА. В настоящее время 170 таких программ предлагают свыше 100 бизнес-школ в Великобритании. Ряд британских школ входят в мировую элиту бизнес-образования, а их выпускники котируются весь­ма высоко.7

Среди факторов, позволивших Великобритании в последние годы стать, по общему признанию, первой в Европе по организации и внедрению «американи­зированной модели» бизнес-образования, очевидно, можно назвать ее культур­ное и языковое родство с Америкой.8

Профессиональный менеджмент и персональный капитализм в Великобритании

Роль профессионального менеджмента в экономическом развитии Великобрита­нии в период с 1870-х до 1960-х гг. показана А. Чандлером (Alfred Chandler Jr.), который дал такую характеристику экономической модели страны, как «персо­нальный капитализм», в отличие от «конкурентного управленческого капитализ­ма» для США и «кооперативного управленческого капитализма» — для Герма­нии.9 Чандлер пришел к выводу, что в ходе второй промышленной революции в Великобритании появилось лишь небольшое количество крупных промышлен­ных предприятий, — как следствие общее экономическое развитие страны пост­радало — поскольку предприниматели часто воздерживались от необходимых тройных инвестиций в производство, маркетинг и менеджмент. Что особенно важно при этом, «основатели предприятий нанимали меньшие команды менед­жеров, и вместе с членами своих семей они продолжали доминировать в управле­нии предприятием»10 вплоть до окончания Второй мировой войны. Состав сове­тов директоров был ограничен членами семьи и теми, кто был связан с семьей или имел соответствующее социальное положение, оставляя мало места для профес­сиональных менеджеров высшего звена управления.

Чандлер объясняет меньшие размеры, семейную собственность и невысокий уровень профессионализма менеджмента в британских фирмах большим значени­ем внешней торговли для них, а также тем историческим фактом, что индустриали­зация и урбанизация в Великобритании произошли до начала транспортной рево­люции. Меньшие географические размеры островной нации и относительно высокое качество транспортной системы (до появления железных дорог) привели к тому, что железная дорога и телеграф не стали для Великобритании решающими факторами. Британские железнодорожные компании были меньшими по размерам и не столкнулись с необходимостью осуществления организационных инноваций по сравнению с гораздо более крупными американскими компаниями. Не удиви­тельно, что они не выступили пионерами в области современного менеджмента, уЧета и финансов."

Британские фирмы, по оценке Чандлера, продолжали полагаться на более ста­рые формы промышленного предприятия - фирмы, управляемые персонально («персональный капитализм»), обычно — в рамках семейного менеджмента. В не­которых случаях, например при производстве фасованных товаров с торговой мар­кой британские предприниматели создали «национальные и международные орга­низации, которые могли быть все еще персонально управляемы большими семьями с привлечением ограниченного круга близких партнеров. Однако в тех­нологически более сложных отраслях поддерживать семейный менеджмент было бы гораздо сложнее».12 Чандлер приводит примеры отраслей (Dunlop в производ­стве резины), в которых, применив наряду с производственными инвестициями, необходимыми для освоения новых технологий, относительно небольшие управ­ленческие структуры, британские предприятия смогли эффективно конкуриро­вать в глобальных олнгополнях. Тем не менее, как он считает, неудач было гораз­до больше, чем успехов. _

Склонность к малым масштабам деятельности и персональному (семейному) менеджменту оказалась для британцев существенной преградой. «В персонально управляемых фирмах рост не был основной целью... получаемая на предприятии прибыль доставалась собственникам. Многие из них предпочитали текущие до­ходы... Такой подход позволял легко отказаться от расширения инвестиций в про­изводство, исследования, разработки, а также в отбор, подготовку и продвижение оплачиваемых менеджеров».13

В целом, по мнению Чандлера, неудачи британцев чаще были обусловлены це­лями их предприятий и структур управления. «В Великобритании целью семей­ных фирм, по-видимому, было обеспечение устойчивого притока наличности их собственникам, которые также были и менеджерами».14 Успешные примеры не­большого числа британских фирм, управляемых профессиональными менедже­рами (ICI, Unilever, British Petroleum), однако, не меняют общей оценки уровня британского менеджмента.

Проблемы повышения квалификации работников

В вопросах профессиональной переподготовки и повышения квалификации ра­ботников британские менеджеры не склонны уделять много времени и финансо­вых ресурсов, что, с одной стороны, объясняется особенностями общественной культуры, а с другой — спецификой рынка капитала. Британские работники оце­нивают свой прогресс скорее в плане карьерного продвижения, чем в виде повы­шения квалификации на рабочем месте. Правилом игры является смена места работы, переходы из одной компании в другую. В результате британские менед­жеры относятся к расходам на повышение квалификации своих работников как к бесполезным затратам капитала, а не как к долгосрочным инвестициям в челове­ческие ресурсы.

Известно, что Сити (финансовый центр) — один из главных источников капи­тала для многих британских компаний. Инвесторы, как индивидуальные, так и институциональные, стремятся обеспечить быстрейшую отдачу от своих инвести­ций, ибо не приходится рассчитывать в отличие от, например, японских инвесто­ров, на долгосрочную финансовую поддержку. Одной из видимых жертв в такой ситуации становится переподготовка и повышение квалификации работников.

Деловая организация

В Великобритании, а также других англосаксонских и скандинавских странах организация представляет собой систему задач, где скорее важно знать, что долж­но быть сделано, нежели кто имеет власть и наделен соответствующими рычага­ми и полномочиями для выполнения задач (как могло бы выглядеть это с соци­ально-политической точки зрения, присущей французским организациям). Такой инструментальный или функциональный взгляд на организацию (согласу­ющийся с идеями научного менеджмента Тейлора) фокусируется на том, чту должно быть достигнуто и какие цели ставятся (ориентация на достижение цели). Структура организации исходит из деятельности — что должно быть сде­лано, — и иерархия существует лишь для обозначения ответственности. Следова­тельно, власть и полномочия определяются функциями.

Координация и контроль являются безличностными, децентрализованными и вплетены в структуру и системы. Правила и инструкции применяются универ­сальным образом. Если они оказываются дисфункциональными, то их меняют, но не отбрасывают. Управленческие консультанты привлекаются для выявления наилучших способов реализации стратегии, организационного проектирования, классификации видов труда и построения тарифной сетки, а также разработки конкретных программ наподобие «всеобщего качества».

Стиль принятия решений

Британский стиль принятия решений несет на себе печать консерватизма. Решения обставлены формальными условиями, но их принятие осуществляется с использо­ванием неписанных правил, соблюдаемых через личные связи. В то же время в про­цессе принятия решений индивиды стремятся быть более индивидуальными, более ориентированными на выполнение задач и амбициозными по сравнению, например, со шведами.15

Британские управляющие традиционно делают упор на навыки общения и прагматизм. Присущая им вежливость, искренность, самоконтроль и самодисцип­лина суть культурные активы. Это побуждает их заботиться о приобретении навы­ков межличностного общения и убедительности. В то же время британцы демон­стрируют этноцентризм по отношению к иностранцам и не видят причин учить иностранные языки, потому что «все, так или иначе, говорят по-английски».

Как и рабочие, менеджеры не ищут работы на всю жизнь и устойчивой карьеры в одной компании; и для них правила игры состоят в частой смене и работы и компании.

Кроме того, британские менеджеры тратят не так много денег на НИОКР и не имеют столь далекого видения развития своего бизнеса, как их шведские, япон­ские или немецкие коллеги. Долгосрочные инвестиции не приветствуются также британским рынком ценных бумаг, что характерно и для американского рынка. В основном институциональные инвесторы, ждущие быстрой отдачи от вложен­ных средств, ориентированы на краткосрочные прибыли.

Профиль британских менеджеров

Несмотря на то, что Великобритания создала за последние 30 лет систему образова­ния, более ориентированную на бизнес и менеджмент, профиль британского ме­неджера за это время не претерпел таких же существенных изменений. В 1965 г. некий американский обозреватель дал британскому менеджменту определение «прибежища любителей, непрофессионалов». Двадцать пять лет спустя К. Лэйн (ChristelLane) пришел к выводу, что «продвижение на высшие управленческие долж­ности «способных любителей» остается уникальным британским феноменом».'6





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.