Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Этические принципы в социальной работе 6 глава





Занимая подобную позицию, т. е. ставя интересы клиента над интересами общества без учета сегодняшних российских реалий, социальный работник невольно способствует дальнейшему разобщению людей, расколу общества. Более того, он становится инструментом, разрушающим остатки социальной справедливости в обществе: в данных социально-экономических условиях, поставив интересы своего действительного клиента выше интересов клиентов потенциальных, «скрытых», социальный работник должен отдавать себе отчет в том, что проблемы клиента можно решить только за счет ущемления интересов остальных индивидов и социальных групп.

Таким образом, социальный работник не только практически не может достичь одной из важнейших целей социальной политики и социальной работы, заключающейся в гармонизации общественных отношений и понижении уровня эмоциональной напряженности в обществе, но уже на теоретическом уровне отказывается от этого, считая приоритетными интересы сравнительно небольшой группы людей — своих клиентов, а не интересы «скрытых» клиентов.

3. Гармонизация, сочетание интересов клиента социальной службы и общества. Такой подход представляется оптимальным, ибо он полностью соответствует одной из важнейших закономерностей социальной работы — решению социальных проблем через личностные, личностных — через единичные. Подключаясь к решению проблем клиента, социальный работник не противопоставляет его обществу. Напротив, в этом случае он видит в обществе надежного союзника, партнера, заинтересованного в решении общей проблемы, так как проблемы члена общества — это проблемы общества.

«Отношение личности к общественному благу есть критерий ее моральности», — как считает Н. Н. Куликова1, но безусловно, верно и обратное: отношение общества к благу отдельной личности есть не менее важный показатель моральности этого общества.

Общество — это сложный социальный организм, явление качественно иного порядка, нежели сумма отдельных индивидов.



При рассмотрении клиента как члена общества, т. е. части целого, антагонизм между ним и обществом исчезает, причем связующим звеном между клиентом и обществом в данном конкретном случае является социальный работник. Руководствуясь в своей деятельности интересами как клиента, так и общества, социальный работник должен будет решать сложнейшую задачу — оказывать помощь клиенту не за счет других членов общества, а с их помощью, не за счет ущемления интересов клиента или общества, а максимально удовлетворяя интересы и тех, и других. В истинно демократическом государстве решения должны приниматься в интересах большинства при условии, что рациональные интересы меньшинства также могут быть реализованы.

Подход, направленный на гармонизацию интересов социума и индивида, позволяет социальному работнику в своей практической деятельности осуществлять стратегию сотрудничества с клиентом, исключающую возможность диктата одной из сторон, и наиболее полно реализующую права человека в отношении обоих участников процесса.

Эта задача, безусловно, сложна, однако в нынешней социально-экономической обстановке она представляется единственно верной, поскольку другие подходы ведут к еще большему разобщению людей, распаду общества на отдельные, враждебные друг другу группы, чьи интересы не представляется возможным согласовать, привести к единству и консенсусу. Именно в связи с существующей опасностью раскола общества на враждующие группы, Этический кодекс, принятый Международной федерацией социальных работников, в основных своих принципах и положениях требует от социального работника умения сочетать интересы клиента и общества, гармонизировать их, а не противопоставлять друг другу.

Одной из важнейших функций морали является укрепление общественных отношений, что особенно актуально для России на современном этапе ее развития. Осуществление этой функции стало бы невозможным при противопоставлении социальными работниками интересов клиентов и общества. Действия социального работника и института социальной работы в целом, направленные на развал общества и ведущие к ослаблению государства,

не только глубоко безнравственны — они опасны для государства и поэтому должны быть полностью исключены из практики социальной работы.

Решение проблемы этической оценки сопоставления интересов общества и клиента социальной службы может быть переведено в чисто практическую плоскость. С этой точки зрения можно рассматривать вопрос об уровнях взаимоотношений и общения социального работника и его клиента.

С каких позиций может выступать социальный работник по отношению к клиенту? Здесь возможны три подхода.

1.Являясь представителем общества и государства, социальный работник находится как бы «над клиентом», занимает главенствующее положение.

В этом случае диапазон отношений социального работника к клиенту размещается между отношениями покровительства клиенту до диктата над ним. Социальный работник полагает в этом случае, что он вправе принимать решения о судьбе клиента, не заручившись его согласием, определять виды и формы помощи, предоставляемые клиенту, их количество и качество и т. п. Отношения социального работника и его клиента в этом варианте имеют строго субъектно-объектный характер, причем субъектом является социальный работник, а объектом — его клиент. От клиента требуется только одно — пассивность и готовность принять то, что социальному работнику от имени государства и общества будет угодно предоставить.

Безусловно, в этом случае социальный работник не только нарушает право человека на свободу выбора — в первую очередь выбора своей судьбы, — но и невольно способствует ухудшению психологического самочувствия своего клиента, лишая его возможности проявлять инициативу, возможности дальнейшего роста и развития. Действующее законодательство запрещает отнимать у человека право выбора линии поведения своего стиля жизни, убеждений, привычек, если они не наносят вреда обществу и самому клиенту. Такие действия социального работника приводят к тому, что клиент утрачивает самоуважение и уважение к нему окружающих, у него развивается чувство полной зависимости от социального работника, он теряет достоинство.

2. Клиент, исходя из приоритетности его интересов, главенствует над социальным работником. При таком построении взаимоотношений в системе «социальный работник — клиент» мы приходим к лозунгу «клиент всегда прав», который не только не отражает действительной сущности этих отношений, но и является вредным как для системы социальной защиты и конкретного социального работника, ее представляющего, так и для самого клиента, и для общества в целом. Если клиент всегда прав, он может требовать от социального работника и системы социальной защиты всего, что ему хочется, в любых количествах и любого качества, не заботясь о правомерности и выполнимости своих требований. Если быть последовательными, то следует признать, что клиент всегда безусловно прав.

Такие взаимоотношения социального работника и его клиента ведут в тупик. Это положение недопустимо теоретически и невозможно практически, поскольку система социальной защиты даже при самой благоприятной социально-экономической ситуации обладает ограниченными ресурсами, которые могут быть предоставлены клиентам с учетом их рациональных потребностей, возможностей общества и в соответствии с принципом социальной справедливости.

Одной из задач системы социальной защиты является поддержание достоинства клиента, но не в коем случае не за счет унижения других членов общества, что неизбежно произойдет, если клиент будет наделен правом диктовать обществу свои условия и требования, исходя из презумпции «клиент всегда прав». Даже если система социальной защиты сумеет в этой ситуации оградить каким-то образом общество от непомерных запросов клиента, пользующегося неограниченными правами, то сама система остается перед клиентом беззащитной, и первый, кто будет страдать от его «правоты», — социальный работник, превращенный в прислугу, вынужденную все безропотно терпеть и беспрекословно выполнять. В таком случае социальный работник перестает уже быть субъектом отношений и взаимодействия — скорее это инструмент или средство, при помощи которого клиент достигает своей цели. Кроме того, не следует забывать, что у клиента, помимо прав, оговоренных действующим законодательством, имеются еще и обязанности — как клиента социальной службы, так и чисто человеческие.

3. Партнерские отношения. Такая форма взаимоотношений наилучшим образом отвечает интересам как клиента, так и социального работника, и общества в целом. В этом случае социальный работник и клиент не только совместно обсуждают проблему и возможные пути ее решения, приходя к консенсусу, но и совместно принимают участие в решении поставленных задач; конечно, клиент делает это в меру своих возможностей. Такой подход исключает вероятность формирования отношений по типу «господин — прислуга», не дает возможности клиенту или социальному работнику превратиться в маленького диктатора, что почти неизбежно случается при системе отношений, «личность над личностью».

Социальный работник при этом не просто помогает индивиду справиться с проблемой — он способствует активизации и реализации потенциала личности, ее социальному и духовному росту, выполняя при этом одну из важнейших задач социальной работы. Отношения сотрудничества повышают веру клиента в свои силы, заинтересованность не только в конечном результате, но и в самих действиях, развивают его инициативу и творческие способности, повышают его достоинство и самоуважение, уважение со стороны окружающих.

Общество также выигрывает при подобном подходе — снижается уровень социальной напряженности в обществе за счет того, что большее количество людей чувствует себя в нем комфортно; больше становится личностей, живущих богатой социальной и духовной жизнью, социальная и экономическая иждивенческая нагрузка снижается, в обществе становится больше людей социально активных. Конечно, по ряду обстоятельств они не всегда имеют возможность полностью самостоятельно решать свои проблемы (например, люди старших возрастных групп, инвалиды и т. п., с объективно ограниченными физическими или психическими возможностями), но в меру своих сил они активно стремятся к деятельности, что позволяет минимизировать степень вмешательства социальных служб.

Социальный работник не может быть выше или ниже клиента, так как он является носителем возложенной на него государством и обществом ответственности за выполнение определенных функций; он — представитель общества и государства, и это наделяет его определенным официальным статусом, но в то же время он лишь способствует решению проблем личности — своего клиента, который является самостоятельной ценностью.

Партнерские отношения социального работника и клиента представляются единственно правильными еще и потому, что как тот, так и другой — люди, обладающие достоинством, которое должно обоюдно поддерживаться ими при помощи установленной системы отношений и в ее рамках. Практика показывает, что далеко не все люди, оказавшись «над» кем-то, зависящим от них, обладают чувством такта, меры и душевной тонкостью и могут построить свои взаимоотношения столь грамотно, чтобы не дать почувствовать окружающим собственного превосходства, а порой и высокомерия. Довольно часто можно наблюдать обратное — почувствовав свою «власть», индивид, не обладающий культурой чувств и высокой нравственностью, мгновенно дает понять окружающим, «кто здесь хозяин», пытаясь возвыситься отнюдь не за счет нравственного, социального или профессионального роста ценой собственных усилий, а наиболее простым и доступным способом — за счет унижения окружающих, находящихся у него в зависимости, попрания их достоинства.

Партнерские отношения наилучшим образом отвечают поставленной задаче — они почти полностью исключают возможность ущемления достоинства партнеров. Как только один из элементов данной системы отношений поднимается «над» другим, будь то социальный работник или клиент, второй неизбежно попадает в подчиненное положение и теряет свою субъектную сущность, становясь пассивным исполнителем чужой воли.

Таким образом, профессиональная этика социального работника строится на основе уважения прав личности, специфики социальной работы как профессиональной деятельности и социального института и предполагает не только знание норм и принципов взаимодействия и взаимоотношений, но и наличие определенных личностных качеств у специалиста, поскольку профессиональные моральные требования не могут охватить всего многообразия ситуаций, возникающих в процессе деятельности, и многие этические проблемы социальный работник решает, руководствуясь своими собственными понятиями о долге, о добре и зле, т. е. своими собственными нравственными принципами. Высокий уровень нравственности формируется у специалиста при наличии определенных черт, развиваемых им в процессе самовоспитания и обучения профессиональной деятельности.

 

ЛИЧНОСТНО- НРАВСТВЕННЫЕ КАЧЕСТВА СОЦИАЛЬНОГО РАБОТНИКА

 

Социальная работа относится к тем редким видам профессиональной деятельности, где зачастую не профессиональные знания и навыки, а личностные качества специалиста во многом определяют успешность и эффективность работы. Поэтому в процессе обучения социального работника происходит не только познание им основ и тонкостей профессии, но и воспитание его как личности, формирование духовно-нравственных качеств, которые будущий специалист проявит в работе с людьми. Более того, следует признать, что настоящий социальный работник обязательно сочетает в себе профессиональные знания и навыки и личностные характеристики.

Выбирая в качестве будущей сферы приложения своих сил социальную работу, молодые люди должны иметь как можно более полное представление об этой профессии, решать вопрос не только о соответствии данного вида деятельности своим интересам, но и о своем соответствии интересам и требованиям профессии. В состоянии ли будущий специалист (вне зависимости от уровня его работы и профессионального образования), несмотря на имеющиеся трудности, нести людям добро, любит ли он людей, готов ли ежедневно сталкиваться с человеческим несчастьем и не ожесточиться при этом, — эти нравственные вопросы необходимо решать при выборе профессии. Вот почему необходимым становится нравственное регулирование выбора профессии социального работника, которое может предотвратить негативные последствия ошибочного выбора. Поскольку выбор профессии — серьезный шаг в жизни любого человека, и особенно молодого, впервые выбирающего сферу приложения своих сил, подходить к этому следует обдуманно, сознательно и мотивированно.

Основой для выбора профессии может служить призвание — органичное сочетание своеобразных духовно-нравственных качеств личности будущего специалиста и его способностей к социальной работе. Если человек избирает профессию социального работника сознательно, в соответствии со своим призванием и качествами личности, она не будет морально тяжела для него и, несмотря на все встречающиеся в процессе труда сложности, принесет радость и пользу и ему, и его клиентам, и обществу, и самой профессии.

Социальный работник и его клиент встречаются впервые в самые тяжелые моменты жизни клиента, когда человеку реально угрожает несчастье или оно уже произошло. Само обращение в социальную службу для клиента является своего рода испытанием, поскольку означает не только появление или возрождение надежды на благополучное разрешение проблемы, но и признание собственной несостоятельности, которое, как бы человек не оправдывался внешними, не зависящими от него самого, обстоятельствами, всегда является для личности признанием тягостным. В этом случае от нравственных качеств личности социального работника зависит, сможет ли его клиент преодолеть неверие в самого себя и свои силы, обретет ли уверенность в себе, сохранит ли чувство собственного достоинства и уважение со стороны своего окружения.

Большое значение при этом имеет уровень моральностисоциального работника как мера соответствия нравственных представлений и ценностных предпочтений массовым этическим суждениям1. Очевидно, что уровень моральности социального работника должен быть выше среднего, так как только это дает ему право общения с человеком, попавшим в беду, поскольку высокий уровень моральности человека предполагает способность понимать другого человека, он помогает ему тактично, без упреков и морализации.

Социального работника и его клиента объединяет общая цель, но вместе с тем социальный работник в совместной с клиентом деятельности олицетворяет собой активное начало. Социальный работник и его клиент являются партнерами, однако в силу того, что специалист владеет способами и методами решения проблем, приведших в тупик его клиента, а также другими необходимыми полномочиями, знаниями и навыками, он выступает по отношению к последнему в качестве старшего товарища, наставника, помощника и руководителя. Однако ведущее (но не главенствующее) положение социального работника должно быть оправдано не только простой необходимостью и социальными ролями, но и его нравственными качествами, дающими ему такое моральное право.

Основой личности социального работника должна являться нравственностькак внутреннее, духовное качество человека, его потребность поступать в соответствии с требованиями этики и морали, потребность творить добро, приносить людям благо.

Неустранимость из социальной работы человеческого фактора обязывает социального работника проецировать его личностные качества в этическое измерение. Только оно позволяет индивидуальной особенности каждой из сторон свести к общей мере, сохраняя личное своеобразие. В противном случае можно было бы говорить лишь об определенном необходимом и достаточном наборе чисто технических сведений — правовых, технологических и т. п., которыми должен обладать индивид, профессионально грамотно выполняющий свои функциональные обязанности и подчиняющийся лишь утвержденной должностной инструкции, в соответствии с которой он обязан в определенные сроки выполнять оговоренные ею действия.

Однако в должностной инструкции нельзя предусмотреть сочувствия клиенту, сострадания к нему, без которых действия социального работника превратятся в формальную, бездушную схему. Более того, социальный работник как специалист может вообще оказаться профессионально несостоятельным и его знания и навыки окажутся невостребованными, если его клиент почувствует полное равнодушие к себе и своей судьбе или неприязнь. Не доверяя социальному работнику, клиент не предоставит нужную информацию о себе и своей проблеме, что сделает ее разрешение крайне затруднительным, или вообще невозможным.

Медицинские работники часто повторяют известную фразу:« если больному не стало легче после разговора с врачом, то это не врач». Это положение в полной мере можно отнести и к социальному работнику. Если клиенту не стало легче после общения с социальным работником, если он не заслуживает доверия клиента и не оправдывает его, то такому социальному работнику не место в службе социальной защиты.

Нравственное сознание социального работника содержит три необходимых компонента: нравственные знания, нравственные убеждения и нравственная потребность.

Нравственные знания.Основы знаний об этике, морали и нравственности, в том числе и в области профессиональной деятельности, социальный работник получает в процессе обучения в среднем специальном, высшем учебном заведении или на курсах и факультетах повышения квалификации. В ходе занятий будущий специалист постигает сущность нравственности, получает сведения о ее содержании и функционировании в обществе, системе ее требований и санкций за отклонение от установленных норм, сравнивает собственные нравственные нормативы с профессиональными, социально значимыми и корректирует свою нравственную позицию. Практический социальный работник, не прошедший курса обучения в учебном заведении, руководствуется собственным интуитивным пониманием добра и зла, основанном на общественных ценностях и его личном жизненном опыте. Очень часто его собственные моральные установки дают ему возможность поступать в полном соответствии с требованиями профессиональной этики; однако так бывает далеко не всегда.

Следует отметить, что знание норм морали еще не означает моральности поведения, и поэтому необходимо признать, что относительно практики профессиональной деятельности знания сохраняют значительную самостоятельность — они могут не использоваться или использоваться частично в профессиональной деятельности. В этом случае мы можем даже иметь дело с личностью так называемой «двойной морали», которая теоретически может прекрасно ориентироваться в вопросах нравственности, в том числе и профессиональной морали, но не считать для себя обязательным следовать ее требованиям. Формирование и развитие высокой нравственности, попытки сделать ее органичным, неотъемлемым свойством своей личности требуют от специалиста не только знаний, но и постоянной, в течение всей трудовой деятельности и жизни, работы над собой.

Нравственные убеждения — это основанная на опыте и знаниях уверенность социального работника в справедливости требований профессиональной морали. Нравственные убеждения являются более высокой ступенью развития личности специалиста, его сознания, поскольку основаны на глубокой и всесторонней оценке личностью известных ей моральных норм, проверке их социальной практикой, жизненным и профессиональным опытом, их внутреннем одобрении и органичном приятии как единственно правильных и возможных. Нравственные убеждения требуют от специалиста умения взглянуть на свой труд с точки зрения интересов дела, выяснить соотношение между тем полезным, что он делает для общества и клиентов, и тем, что он обязан сделать. Нравственные убеждения определяют теоретическую и практическую подготовленность специалиста к профессиональной деятельности, являются основанием для его сознательного отношения к своему поведению и действиям в практике социальной работы. Они участвуют в формировании волевых качеств личности и устойчивых форм морального реагирования на окружающую действительность.

Однако нравственные убеждения обладают также относительной самостоятельностью, поскольку в практической повседневной деятельности может возникнуть ситуация, когда личность действует вопреки своим убеждениям, поскольку ситуативно возникают причины, кажущиеся более значимыми, нежели собственные убеждения. В этом случае личность находится в разладе с собой, со своими принципами.

Нравственная потребность — наивысшая степень нравственного сознания социального работника. Она характеризуется наличием моральной потребности в соблюдении требований профессиональной этики. Когда соблюдение требований профессиональной этики становится внутренней потребностью человека, он в соответствии с этическими принципами организует все свои волевые и эмоциональные качества, направляет усилия на решение этически сложных проблем именно с точки зрения нравственности. В этом случае соблюдение требований профессиональной этики становится устойчивым качеством личности, мощным фактором, мобилизующим ее для организации своего поведения и деятельности, делом долга и совести, чести и достоинства. Руководствуясь своими нравственными потребностями, специалист не может поступиться ими и совершить действия, с его точки зрения не отвечающие критериям добра и зла, но ситуативно обусловленные как необходимые.

Нравственность социального работника как личности всегда подвергается воздействию принятых в данном трудовом коллективе норм морального поведения, причем сотрудник не просто усваивает их как определенный этический идеал, но и постоянно сопоставляет с реальной действительностью, повседневной практикой моральных отношений. Эти обобщения, в свою очередь, воздействуют на содержание профессиональной морали, корректируют его.

Роль профессиональной морали в формировании нравственных знаний, убеждений и потребностей социального работника велика. Она помогает ему сопоставить собственные нравственные позиции с теми действиями, которых ожидают от него как от представителя профессии, помогает ориентироваться в многообразии моральных требований и предписаний.

Таким образом, нравственные знания, убеждения и потребность связаны с практической деятельностью, однако они по-разному обусловливают ее. Наиболее жесткая и устойчивая связь наблюдается в случае формирования у специалиста нравственной потребности.

Ситуация, в которой может оказаться социальный работник, не всегда укладывается в рамки абстрактных предписаний. Это требует от него творческого подхода к решению моральных проблем, в связи с чем внутренняя потребность поступать всегда нравственно, регулировать свои действия с учетом нравственных норм и усвоенной системы ценностей является своеобразной формой анализа и синтеза теории и практики и приводит к соответствующей мотивации деятельности или поступка. При этом нравственная потребность и нравственная мотивация деятельности определяют новое качество — они характеризуют социального работника как личность.Мотивы деятельности социального работника характеризуют его личностные качества, опосредованно проявляющиеся в социальной работе как его интересы.

Таким образом, нравственное поведение социального работника определяется вполне определенными нравственными и душевными качествами его личности.

Честность — необходимое качество для социального работника. Честность, умение специалиста говорить правду необходимы и в большом, и в малом. Социальный работник должен говорить правду о положении клиента, о возможности решить его проблемы, о тех затруднениях, которые встречаются в работе, о совершенных ошибках. Однако честность должна проявляться не только на словах — честным надо быть на деле. Социальный работник не имеет права обмануть ожидания клиента, если сам дал ему повод к ним, связал себя обещанием помочь. Если по объективным причинам социальный работник не уверен в желаемом исходе деятельности, он должен сообщить о своих сомнениях клиенту, чтобы не порождать несбыточных надежд и не вызывать впоследствии нареканий в свой адрес. Однако если он, продумав план действий, дал слово клиенту, то должен его держать.

Совесть социального работника проявляется как чувство моральной ответственности за свое поведение, потребность поступать в соответствии со своими личными представлениями о добре, благе и справедливости и содержит в себе как рациональные, так и эмоциональные компоненты. Совесть как качество личности является индивидуализированной формой отражения требований к ней общества и профессиональной группы. Совесть выполняет функцию регулятора поведения, побуждая человека к творческим поискам решения и предостерегая его от чисто формального подхода к выполнению моральных и профессиональных норм. Когда ситуация (совокупность условий внешних по отношению к личности или внутренних) оказывается достаточно сложной или нестандартной, совесть индивида подсказывает ему верное решение.

Объективность: социальный работник — человек, и полностью исключить человеческий фактор в его взаимоотношениях с клиентом невозможно; однако по оценке проблем клиента и его качеств социальный работник должен соблюдать объективность, отрешившись от собственных эмоций. В противном случае он может, переоценив клиента, потребовать от него невозможного; недооценив его, — настроить клиента на работу «с прохладцей», вызвать у него желание вне зависимости от личностного потенциала решить свои проблемы целиком за счет усилий социального работника и системы социальной защиты в целом, что, безусловно, не пойдет на пользу ни самому клиенту, ни обществу, ни социальному работнику. Объективно должна оцениваться необходимость в помощи группы клиентов — социальный работник не имеет права недооценивать или переоценивать всей совокупности обстоятельств каждого из клиентов и принимать решение об оказании преимущественной помощи одному в ущерб интересам другого без достаточно веских на то оснований.

Справедливость должна постоянно присутствовать во взаимоотношениях социального работника с клиентами, их близкими и коллегами. Социальный работник может иметь свои симпатии и антипатии, но они не должны сказываться на качестве его работы с различными клиентами; какие бы чувства клиент ни вызывал у социального работника, отношение к нему всегда должно быть ровным, доброжелательным и внимательным, а его проблемы должны оценивается адекватно. Симпатичен клиент социальному работнику или вызывает антипатию — это не должно отразиться на количестве и качестве тех благ и услуг, которые клиенту необходимо предоставить. Справедливость должна проявляться и по отношению к коллегам — каждое действие коллеги должно получать справедливую оценку, без преувеличения или преуменьшения его заслуг или недостатков, с учетом как объективных, так и субъективных факторов. Воплощение в практике социальной работы принципа справедливости предохраняет социального работника от отчуждения и от клиента, и от коллектива.

Тактичность — это качество предполагает умение социального работника предвидеть все объективные последствия своих поступков или действий и их субъективное восприятие клиентом, коллегами и другими людьми. Тактичность как качество личности социального работника необходима вследствие того, что его поведение всегда требует одновременного соблюдения множества нравственных требований, которые могут противоречить друг другу. Учет всех возможных обстоятельств, ведущих к нежелательным последствиям, мера полезности конкретных поступков и действий специалиста детерминируются профессиональным тактом социального работника, выработанным на основе тактичности как личностного качества. Умение выстроить свои действия таким образом, чтобы не поставить невольно кого-либо в неловкое положение, не задеть самолюбие личности, не унизить ее, достигается путем всесторонней оценки противоречивой ситуации, а также тенденций и динамики ее развития. Как качество личности, тактичность особенно необходима социальному работнику, которому в силу профессиональной специфики приходится иметь дело с людьми слабыми, больными, униженными, раздраженными, чье самолюбие уже в достаточной мере задето теми обстоятельствами, в которых они находятся.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.