Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Сенсорные (S) и Интуитивисты(М): что ты говоришь или что ты имеешь





Сенсорные (S) и Интуитивисты (N) вступают в любое общение с полярными установками. Первые предпочитают говорить сами и слышать от других вещи, сформулированные точно и буквально, а вторые склонны говорить и слышать образно. В реальной жизни это может привести к непониманию, которое могло бы быть смешным, если бы не было столь грустным.

Наш друг Тим рассказал историю с участием его жены Роды: «Мы с Родой летели домой в Денвер из Де Муана. Если пропустить самолет в шесть десять из Денвера, то следующего придется ждать до одиннадцати утра следующего дня. А мы оставили двоих маленьких детей с няней, которая не могла сидеть с ними ночь. К несчастью, мы опаздывали.

Мчась по улице к аэропорту, я понимал, что должен все рассчитать до минуты, чтобы успеть вернуть нанятую машину перед тем как улететь. И я крикнул Роде:

— Это какая машина?

— Форд! — ответила она. Раздраженный таким ответом, я повторил вопрос:

— Черт возьми! Я же спрашивал, какая это машина?

— Форд таурус, — уточнила жена. Думаю, что если бы я задал этот вопрос в третий раз, она сообщила бы мне, что это голубой форд таурус. Я же хотел только узнать, какой фирме он принадлежит. Я хотел понять, на какую стоянку направиться. И я задал вопрос так, как умел. А Рода ответила так, как умела она».

Рассказ о Тиме и Роде — классика отношений Сенсорного (S) и Интуитивиста (N): каждый искренне старается объясниться, только оба подходят к делу с разных сторон. Это указывает на постоянную коммуникативную проблему, свойственную многим союзам: то, что говорится, то, что хотят сказать, и то, что услышано, — разные вещи.

В случае с Тимом разница между тем, что он сказал, и тем, что хотел сказать, была так велика, что в нее пролез целый форд таурус. Как Интуитивист (N), он знал, что хотел сказать, и полагал, что выразил это. «Какая это машина?» с его точки зрения означало «Какой компании она принадлежит?», тем более памятуя про тогдашний контекст. В конце концов, торопясь в аэропорт, зачем интересоваться, кто машину изготовил? Для него вопрос был яснее ясного.



Но Рода услышала совсем другое. Как Сенсорный (S), она в первую очередь склонна интерпретировать все буквально. В данном случае она решила, что мужа интересует, к какому типу принадлежит машина. И в своем искреннем стремлении помочь она дала максимум информации. Ведь могла же она отделаться чем-нибудь вроде: «Не знаю, я же не специалист по машинам» или «Не знаю, не я ее нанимала» или еще каким-то столь же незначащим ответом.

В конце концов Тим и Рода улетели своим самолетом. И коммуникативная неудача стала лишь одной из баек о приключениях путешественников. Но не всем так везет. Взаимное непонимание Сенсорных (S) и Интуитивистов (N) способно выводить из себя. Каждая из сторон может обвинить другую в намеренных увертках из-за пропасти между тем «что ты сказал и что я думал, что ты сказал». Каждое последующее слово в таком разговоре только добавляет непонимания, его все труднее становится правильно интерпретировать. И правда, для некоторых пар Сенсорных (S) и Интуитивистов (N) способность понять друг друга — просто чудо, в которое трудно верится.

Эта проблема может серьезно осложниться, если к ней примешиваются и другие предпочтения. Сравните Сенсорного-Решающего (SJ) и Интуитивиста-Решающего (NJ). Оба смотрят в окно и видят несколько деревьев. SJ выбирает какое-нибудь одно для своих комментариев, а NJ излагает свои наблюдения над пейзажем в целом. В этот момент оба убеждены в своей правоте — ив типичной для них манере, они правы — и вот возникает дискуссия на тему, кто прав, а кто ошибся. То, что начинается как разница в восприятии, превращается в схватку не на жизнь, а на смерть. «И не говори мне, что ты видел; я же сам там был!» — может воскликнуть каждый из них.

На что другой, возможно, ответит: «Почему это ты так в этом уверен? Я же тоже там был!»

Кстати, такие споры о восприятии могут возникать не только у противоположных типов. Общение может не меньше осложниться и для пары Сенсорных (S) или пары Интуитивистов (N). Например, представьте себе, как Сенсорный (S) ответит на четкий вопрос другого Сенсорного (S): «Где мы наняли эту машину?». Истинный Сенсорный (S) мог бы ответить: «В аэропорту, дурачок. Ты же там был. Странно, что ты этого не помнишь».

«Помню, конечно, — возразит первый. — Я хотел узнать, какого типа эта машина».

«Это голубой форд таурус 1993 года с автоматической трансмиссией, с кассетным магнитофоном, радиоприемником и с запасным домкратом, болтающимся в багажнике».

Какими бы точными ни были вопрос и ответ, эти два любящих точность индивида по-прежнему не в состоянии состыковаться.

Подобная судьба может подстерегать и двух Интуитивистов (N):

— Какая это машина?

— По-моему, очень неплохая.

— Нет, я имел в виду тип.

— Мне кажется, ее сделали в Детройте, но я не могу это точно утверждать. Некоторые форды привозятся из-за границы.

ДЕЛО ПРИНЦИПА

Всем нам хоть раз в жизни случалось пользоваться буквализмом Сенсорного типа (S) ради того, чтобы утаить или исказить факты. Каждый тип использует это свойство в своих целях. Прекрасным примером этого является история из школьных лет Отто. Отто, непокорный семиклассник, снова ляпнул что-то лишнее. Выведенный из себя учитель строго приказал ему: «Немедленно отправляйся повидаться с директором». Трепеща, Отто вышел из класса. Он понимал, что ему грозят большие огорчения. Но судьба ему благоприятствовала. Проходя по холлу, он заметил, что дверь директорского кабинета открыта настежь, и сам директор хорошо виден. Осознав, что он повиновался букве приказа, Отто возвратился в класс. Учитель спросил: «Ты видел директора?» Честный Отто ответил: «Да». Тогда учитель поинтересовался: «И что же он сказал?» Отто в ответ: «Ничего». И он не врал.

Конечно, такой разговор забуксует на жизненной дороге. В какой-то момент два Интуитивиста могут понять, что каждый из них пытается выразить. Но могут и не понять.

На наших семинарах мы всегда сталкиваемся с тем, как важно следить за своими словами. Например, у нас есть специальное творческое упражнение, для которого участников группируют по определенным типам. Мы просим каждую группу «использовать столько элементов внешнего мира, сколько она пожелает, и нарисовать картину». Мы не предлагаем им никаких специальных средств, кроме тех, которые уже есть в комнате и в ее непосредственных окрестностях.

Просто удивительно, как по-разному люди воспринимают такое задание. Многое из ответов предсказуемо:

• Интуитивисты (N) неизбежно превратят такое предложение в групповое задание, используя много цветов, часто сосредоточиваясь на теме радуги, а порой включая в картину фрагменты окружающего мира: цветы, веточки, хворост или другие найденные ими предметы.

• Сенсорные (S) с неизбежностью подойдут к нам и пожалуются, что не могут выполнить задачу, пока мы не снабдим их красками.

Мы сами Интуитивисты (N), и у нас всегда есть соблазн решить, что Сенсорные (S) просто смеются над нами, переиначивая наши слова, чтобы повеселиться. Но как ветераны Типоведения, мы понимаем, что это не так. В инструкции было сказано: «нарисуйте», и поэтому они хотят получить специальный материал, предназначенный для данной цели. Неважно, что картину можно нарисовать и с помощью слов, танца и чего угодно еще. Это Сенсорные (S) понимают редко. Даже когда они делают над собой усилие, пытаясь избежать буквализма, они все равно остаются сильно погруженными в настоящее, и образ для них — это почти всегда то, что можно потрогать, увидеть, услышать, понюхать или попробовать.

Кстати, год от года мы совершенствуем свои инструкции для групповых упражнений. Теперь мы предлагаем им «изобразить...». Вы не можете себе представить, насколько это освободило Сенсорных (S).

Пожалуйста, помните: дело не в том, что Интуитивисты (N) искуснее или талантливее Сенсорных (S). Просто природа задания такова, что Интуитивистам оно ближе. Вы могли бы предложить и упражнение, дающее фору Сенсорным, попросив их дать очень конкретный ответ на задание с детальными указаниями и с большим упором на подробности. («Изобразите двухэтажный кирпичный дом, используя предлагаемые зеленый и красный карандаши. Необходимо, чтобы дом был не шире листа бумаги и содержал пять окон и две трубы».) Это заставило бы Интуитивистов переформулировать задание так, чтобы максимально уклониться от соблюдения ограничений. Они могут даже встать в тупик настолько, что не сумеют выполнить задание; или же восстанут и займутся чем-нибудь по своему усмотрению.

Если вам еще нужны доказательства того, что Интуитивистам чрезвычайно трудно иметь дело с деталями, задумайтесь над тем, что происходит каждый раз 15 апреля, когда Налоговая служба просит всех американцев своевременно снабдить ее точной информацией о годовых доходах. Большинству Интуитивистов гораздо интереснее сесть и подумать, как иначе составить налоговую декларацию, чем заполнить ее и отнести на почту до полуночи. Можно с уверенностью сказать, что 16 апреля — счастливый день для Интуитивистов — во всяком случае для тех, кто не осложнит себе жизнь, решив отправить вдогонку дополнительные данные.

Как вы теперь видите, общение между Сенсорными (S) и Интуитивистами (N) не сводится только к словесным трудностям. Каким бы ни был разговор, необходимо помнить о большом риске потерять большую часть информации при передаче. Это почти то же самое, что говорить на разных языках. Бесполезность этой задачи можно сравнить с попыткой объясниться в чужой стране, языка которой вы не знаете. Стараясь быть понятыми, мы часто повторяемся, говорим медленнее и громче в надежде, что так легче донести информацию. Но если ваш собеседник не способен объясняться по-английски, он все равно не поймет, что вы хотите сказать, как бы медленно и громко вы не говорили.

Та же история с Сенсорными (S) и Интуитивистами (N). Впрочем, если мы будем помнить об этом «иностранном языке», то, возможно, сумеем достичь взаимопонимания без крика и повторов.

Как же преодолеть эти препятствия? Наше решение не из простых и скорых, но оно эффективно. Это вариант давнего упражнения, называемого «активное слушание». При выполнении данного упражнения слушающий не может заговорить о своем, пока не повторит того, что сказал собеседник, так, чтобы его удовлетворить. «Так вот, — начинает он, — я слышал, как ты сказал...». Или: «Ты сказал слишком много, чтобы я мог повторить все в точности, но давай попробуем...»

Это, конечно, требует известного времени, терпения и усилий с обеих сторон. Однако, если выполнять это упражнение сознательно, оно может творить чудеса, позволяя избегать коммуникативных неудач и неверного восприятия.

НА МИРУ И СМЕРТЬ КРАСНА

Временами полезно понимать, что вы не одиноки.

Несколько лет назад мы работали с группой супружеских пар. Мы попросили группы Сенсорных (S) и Интуитивистов (N) «описать время» на листке бумаги. Сенсорные (S) принесли длинный список конкретных описаний, включавших часы, минуты, секунды, годы и тому подобное. Список Интуитивистов (N) был гораздо короче и начинался словами:*«Время летит как стрела. Фруктовые мошки любят бананы».

Когда группа увидела это предложение, все расхохотались. Одна из женщин-Сенсорных (S) встала и, глядя на своего мужа-Интуитивиста (N), сказала: «Мы женаты уже тридцать пять лет, и я думала, что он говорит такое нарочно, дабы рассердить меня. Сегодня я узнала, что он не один такой. И уж не знаю, плакать мне теперь или смеяться».

По нашему мнению, если вы только не слишком изворотливы, то не станете намеренно обманывать или вводить в заблуждение. Вы начинаете с добрыми намерениями, которые иссякают по мере того, как наши предпочтения вмешиваются в то, что вы говорите или слышите. Поэтому, не владея Типоведением, позволяющим проверять сообщения на поверхностную аккуратность и осмысленность, вы всерьез рискуете прокатиться по пути разочарований — может быть и на голубом форде таурусе.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.