Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Правовая природа компенсации морального вреда




Гражданин, как физическое лицо, имеет более широкие возможности по защите своей личности, нежели юридическое лицо. Он может защитить свою личность путем: опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию (статья 152 ГК РФ) в том числе и после смерти пострадавшего (пункт 1 статьи 152 КГ РФ); взыскания с виновного материальных убытков (статья 15 ГК РФ); взыскания с виновного морального вреда (ст. ст. 12, 151 ГК РФ); действий «иными способами предусмотренных законом» (статья 12 ГК РФ), для защиты гражданских прав.

Юридическое лицо, в противовес физическому, не имеет такого большого объема правомочий по защите своих неимущественных прав. И на первый взгляд это закономерно, так как моральный вред может выражаться только в нравственных, физических переживаниях (статья 151 ГК РФ), что не может быть компенсировано юридическому лицу. И этот факт отрицаться не должен.

Проанализировав действующее законодательство можно сделать два вывода: деловая репутация фирмы не может быть защищена материаль­но, так как она защищается с помощью статьи 152 ГК РФ, где нет денежного выражения защиты деловой репутации; статья 151 ГК РФ по вопросам компенсации морального вреда не дает возможности взыскать моральный вред с физического лица в пользу юридического.

Так как же юридическому лицу защитить себя от противоправ­ных посягательств на его интеллектуальную собственность: на ее деловую репутацию, наконец, на само достоинство фирмы, именуе­мом во всем цивилизованном мире не иначе, как честь фирмы?! Мы не найдем в гражданском законодательстве России такой нормы права, как: «Защита чести фирмы допускается также, как защита собственности». Тогда все точки были бы расставлены над «i» и не надо было бы доказывать, что причинение интеллектуального вреда юридическому лицу со стороны физического лица представляет по своей сути тот же самый моральный вред.

Но уже даже тогда высказывались предположения о необходимости компенсации морального вреда в материальной форме. В частности, в цивилистической литературе еще 20-х годов встречались высказывания в пользу компенсации морального вреда. Раньше других уделил внимание этой проблеме Б. Лапицкий. Он считал, что деньги в данном случае выполняют функцию не эквивалента душевных страданий, а удовлетворения, позволяющего их облегчить. И действительно, цель института компенсации морального вреда в прямом смысле не имеет ничего общего с экономикой, как верно отмечал еще Б. Утевский: «Моральный вред, заключающийся в нравственном или физическом страдании, сам по себе, как таковой, не может быть, конечно возмещен, и причиненные мучения не могут быть ни за какие деньги восстановлены Деньги не в состоянии возвратить душевное спокойствие, заставить забыть о невознаградимой потере. Но это не значит, что моральный ущерб не может быть хоть как-нибудь компенсирован, что пострадавшему не может быть дано удовлетворение, которое явилось бы для него возмещением причиненных страданий». Действительно, ввиду отсут­ствия иного, лучшего способа дать потерпевшему удовлетворение, этим способом может служить и служит денежная компенсация [4].

В данном вопросе обязательно нужно обратить внимание на то, что в российской юридической литературе идет постоянная путаница понятий. Почему-то принято считать, что правомерно говорить о «возмещении морального вреда», но, как уже говорилось выше, и отмечали другие авторы, физические или нравственные страдания не могут быть возмещены (то есть полностью устранены их негативные последствия на личность), но они сглаживаются (не удаляются) деньгами.

Даже если подходить с точки зрения буквы закона, то статья 151 ГК РФ именно так и называется - «Компенсация морального вреда» а мы знаем, что ни одно слово, использованное законодателем, не является случайным, а соответственно здесь и имелась в виду именно компенсация. О возмещении, считаем целесообразным, правомерно говорить только при имущественном ущербе.

Если говорить о доводах, которые выдвигаются сейчас против компенсации морального вреда, то они являются неубедительными. Да, моральный вред действительно не поддается точной денежной оценке. Но это не может служить препятствием для положительного решения проблем. Во-первых, речь идет не об эквивалентном

возмещении (как уже отмечалось), а о компенсации, сглаживающей нравственные переживания потерпевшего, облегчающей его поло­жение. Во-вторых, правонарушение и мера ответственности за него не всегда точно соотносится. Так, меры уголовного наказания, размеры денежных штрафов, предусмотренные гражданским законодательством не эквивалентны тяжести преступления или причиненному имущественному ущербу.

Соответственно, правонарушение и мера ответственности за него лишь относительны, поэтому и невозможность достижения точности между причиненным моральным вредом и его денежной компенсацией не может являться основанием для юридического признания морального вреда.

Что касается аргументов, что компенсация морального вреда чужда нашему правосознанию, то это опровергается, во-первых, уже сложившейся, хотя и небогатой, судебной практикой, а во-вторых, тем, что компенсация морального вреда является одним из существенных способов защиты неимущественных прав личности, а следовательно, защищая личность, моральный вред не может быть чужд ей.

Часть 2 статьи 151 ГК РФ гласит: «При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред».

При сопоставлении вышеуказанных норм права можно увидеть разночтение как в самой форме компенсации морального вреда. Так и в размере его компенсации. Законодатель по своей сути отказался от оценки размера компенсации морального вреда, оставив этот вопрос на усмотрение суда.

В юридической литературе по этому поводу высказывается такое мнение: «Не будет преувеличением сказать, что такая ситуация не имеет аналогов в гражданском праве».

В настоящее время, вопрос о конкретизации размера за причинение морального вреда рассматривают многие ученые-правоведы: А. Эрделевский, Ю. Коршунов, В. Жуйков, А. Шиганин, Н. Малеин и др.

Как уже было отмечено, законодатель не дает каких-либо критериев, по которым определяются размеры денежных сумм, подлежащих взысканию для компенсации морального вреда.

Нет прямого ответа на этот вопрос и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» , там говорится о том, что «...степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий».

«Это связано с тем, что дать пригодный на все случаи жизни рецепт в принципе невозможно. Подлежащая взысканию сумма зависит от многих прочих конкретных обстоятельств, которые должны быть оценены и учтены судом» [5].

Как же суд «оценивает», «учитывает» эти обстоятельства? Для ответа на этот вопрос, следует обратиться к норме права, регламентирующей оценку доказательств: «Суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности» (часть 1 статьи 56 ГПК РСФСР).

Следовательно, и применительно к размеру оценки компенса­ции морального вреда суд руководствуется «внутренним убеждени­ем».

Отсюда делается вывод, соответствующий духу и букве закона: «Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы» (часть 2 статьи 56 ГПК РФ), а «суд и народные заседатели независимы и подчиняются только закону» (статья 7 ГПК РФ).

Это общее правило об оценке доказательств. А должен ли быть какой-либо первоначальный и отправной критерий в оценке суммы причиненного морального вреда? Положительного ответа на вопрос в действующем законодательстве нет.

Каких либо других оценочных критериев морального вреда не дается, за исключением так называемой концепции А. Эрделевского. В чем смысл?

Автор опирается на статью 10 ГПК РФ, предусматривающую право суда при разрешении дел исходить из общих начал и смысла законодательства (при отсутствии материального закона, регулирующего спорное правоотношение).

В своей концепции он предлагает использовать принцип эквива­лентности (равенства) размера компенсации размеру причиненноговреда. Иными словами: за больший моральный вред - больший размер возмещения, и наоборот.

Но в статье А. Эрделевского «О размере возмещения морального вреда» данная таблица, по нашему мнению не пригодна для использования в правоприменительной практике, так как, даже на первый взгляд, можно увидеть в ней ряд существенных недостатков:

Автор включил в таблицу только составы уголовных преступлений, и ничего не говорит об уголовно ненаказуемых деяниях, но также причиняющих моральный вред [6].

Автор, при определении размера компенсации, исходит из об­щественной опасности данного преступления, но так как моральный вред причиняется конкретному лицу, то и определять размер нужно исходя из субъективных переживаний лица.

Невозможно определить точно, как это делает автор, какой моральный вред будет причинен «среднему» гражданину, физические и нравственные страдания точно предугадать заранее не возможно.

И, наконец, самое главное, считаем целесообразным отметить, что строить таблицу, беря за основу конкретные составы правонарушений, вообще недопустимо, так как:

такая таблица не будет иметь конца, если туда собрать все возможные правонарушения;

данная таблица оставит «за бортом» деяния, не являющиеся правонарушением, но причиняющие моральный вред, так как предусмотреть все случаи морального вреда потерпевшему нельзя.

Наверное, следует согласиться все-таки с мнением большинства ученых, что, к сожалению, составление каких-либо таблиц, и вообще, установление заранее обусловленных и универсальных размеров денежной компенсации, невозможно [7].

Хотя, как уже говорилось, вопрос размера компенсации очень сложен и мало проработан, но все-таки в действующем законодательстве существуют некоторые отправные точки для определения судом размера компенсации.

Часть 2 статьи 1101 ГК РФ, также дает нам перечень условий, которые должны быть учтены при определении размера компенсации морального вреда, в частности там говорится: «при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего». Разумеется, при отсутствии морального вреда суды не свободны и от сложившихся в обществе подходов к этой проблеме, социальных установок, что не может не оказать влияния на принимаемые судьями решения.

Здесь не очень понятно, что имел в виду законодатель, когда говорил о «требованиях разумности и справедливости». Но если исходить из понимания данных слов, то под разумным размером нужно понимать размер, основанный на требованиях разума, логики, целесообразности, а справедливость - это беспристрастие.

 

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.