Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Морфологическая структура японской звукоизобразительной лексики





В отличие от многих азиатских и африканских языков, звукоизобразительная лексика современного японского языка не обладает выраженными частеречевыми показателями, свои грамматические свойства она реализует посредством синтаксических связей.

Звукоизобразительные слова в японском языке представляют собой разные части речи. Они могут являться:

·   глаголами; Например, от основ звукоподражательных слов ころころ /корокоро/ - «грохот»、ぴかぴか /пикапика/ - «блеск молний»»、ざわざわ /дзавадзава/ - «шум, шелест» были образованы глаголы ころがる /корогару/ - «упасть, валяться»、ひかる /хикару/ - «мерцать, блестеть»、さわぐ /савагу/ - «шуметь» соответственно. Однако, образованные таким образом глаголы не всегда воспринимаются как звукоподражательные. Более распространены случаи, когда к основе звукоизобразительного слова добавляется глаголする /суру/ - «делать» (таких глаголов больше всего) или другие глаголы, имеющие определённую семантику. Например, てくてく歩く /тэкутэку аруку/ - «тащиться», うろうろする /уроуро-суру/ - «слоняться», ぎゃぎゃ泣く /гягя наку/ - «визжать», ひそひそ話す/хисохисо ханасу/ - «ворковать».

·   прилагательными; Например, от основы звукоизобразительного слова ひそひそ /хисохисо/ - «шушуканье, шепот» аффиксальным способом было образовано полупредикативное прилагательное ひそやか /хисояка/ - «безшумный, безмолвный». Как правило, присоединяются суффиксы か /ка/、やか /яка/ иらか /рака/. Помимо аффиксального способа прилагательные образуются следующим образом: после основы звукоизобразительного слова ставится окончание - い /и/ (для предикативных прилагательных) и форманты -な/на/ или -の /но/ (для полупредикативных прилагательных) [Akutsu, 2005]. Примерами звукоизобразительных прилагательных будут служить такие слова как うやうやしい /уяуясий/ - «покорный», くだくだしい /кудакудасий/ - «нудный», なれなれしい /нарэнарэсий/ - «развязный», もじゃもじゃの /модзямодзя но/ - «нечесаный».



·   наречиями; Чаще всего звукоизобразительные слова являются наречиями. В таких случаях к основе слова добавляются частицы に /ни/ или と /то/, а затем какой-нибудь глагол. Например, наречия в сочетании с глаголами: へとへとに疲れる /хэтохэто-ни цукарэру/ - «устать до смерти», くでんくでんに酔う /кудэнкудэн-ни ёу/ - «опьянеть до чёртиков», くしゃくしゃになる /кусякуся-ни нару/ - «ершиться», おいおいと泣く/ойой-то наку/ - «горько рыдать» и другие [Там же].

Изначально звукоизобразительные единицы были образованы от следующих частей речи:

·   прилагательных; Например, от прилагательных на い/и/ - 高い /такай/ - «высокий»、恐い /ковай/ - «страшный» и暑い /ацуй/ - «жаркий» были образованы звукоизобразительные единицыたかだか(と) /такадака-(то)/ - «высоко»、こわごわ(と) /ковагова-(то)/ - «робко»、あつあつ(だ) /ацуацу-(да)/ - «обжигающий» соответственно.

·   глаголов; Например, от глаголов伸びる /нобиру/ - «выпрямиться»、晴れる /харэру/ - «проясниться»、飛ぶ /тобу/ - «летать» были образованы звукоизобразительные слова のびのび(と) /нобиноби-(то)/ - «чувствовать себя свободным»、はればれ(と) /харэхарэ-(то)/ - «ясно, безоблачно»、とびとび(に) /тобитоби-(ни)/ - «беспорядочно, там и сям» соответственно. В отличие от другой звукоизобразительной лексики, такие слова регулярно записываются иероглифами [Akutsu, 2005]. Звукоизобразительная лексика, образованная от других частей речи по форме и употреблению вовсе не отличаются от традиционной звукоизобразительной лексики.

Вся звукоизобразительная лексика в японском языке обладает определенной маркированностью, благодаря которой она легко идентифицируется среди обычной лексики. Как правило, звукоизобразительное слово имеет фонетическое ядро, состоящее из двух слогов, которое указывает на основное значение выражения. Формирование новых звукоподражательных и звукосимволических слов из данного ядра позволяет передать разные оттенки данного значения. Классификация существующих форм варьируется в зависимости от автора. Японский ученый М. Танно выделяет 55 возможных форм структуры звукоизобразительного слова [Tanno, 2005]. Так как на самом деле многие из этих форм практически не употребляются, в основном, при изучении звукоизобразительной лексики выделяют около шести словообразовательных структур. Прежде, чем обратить внимание на структуры звукоизобразительных слов, необходимо отметить, что в японском языке все слоги, или моры, за исключением трех являются открытыми, то есть оканчиваются на гласный звук. Для обозначения гласного звука используется английская буква «V», согласного звука - «C», а буквами «CV» обозначается слог или мора. Исключениями являются три вида слогов, которые заканчиваются не на гласный звук, а на фонемы /N/, /Q/ и /R/, которые часто встречаются в составе звукоизобразительных слов. /N/ - это назальный звук, /R/ - удлинение предыдущего гласного звука (в японском языке длинный гласный звук обозначается двумя морами), а /Q/ - это отсутствие звука. Данная мора употребляется после гласного звука и перед согласными /p/, /t/, /s/ и /k/, например, пауза между [o] и [ki] в слове ぽっきり/pokkiri/. В приведенной ниже таблице словообразовательных форм данные моры обозначаются буквами «N», «R» и «Q» соответственно.

 


Таблица 1 - Основные структуры звукоизобразительных слов

Структура Звукоподражательные слова

Звукосимволические слова

CVCVCVCV Pachipachi

Nikoniko

CVCVQ Pachit(to)

Nikot(to)

CVCVri Pachiri

Nikori

CVCVN

Pachin

-
CVCVRN

Pachiin

-
CVQCVri

Pacchiri

Nikkori
       

 

Данные таблицы основаны на материале пособия японского ученого Х. Иносэ. В таблице 1 приведены примеры наиболее употребительных и отличительных форм японских звукоизобразительных слов. В приведенных выше примерах ядром всех слов является «pachi», что означает «легкий удар, похлопывание». Первая форма CVCVCVCV представляет собой повторение звуков ядра, что указывает на повторение звука, и ぱちぱち /pachipachi/ обычно используется для обозначения аплодисментов. Форма CVCVQ указывает на единоразовый звук, и «pachit(to)» номинирует звук легкого похлопывания. CVCVri также используется для обозначения звука, который издается единоразово, однако длится немного дольше, чем CVCVQ. Например, ぱちり /pachiri/ - это номинация звука, издаваемого фотоаппаратом при выполнении снимка. CVCVN и CVCVRN тоже номинируют звук, издаваемый при легком похлопывании, но CVCVRN номинирует более долгий звук, чем CVCVN. Форма CVQCVri номинирует что-либо более долгое, также содержит оттенок комичного, однако, в случае с ядром «pachi» данная форма меняет свое значение и становится звукоподражательным словом ぱっちり/pacchiri/, что номинирует большие и яркие глаза. Примером деривации звукосимволических слов служат слова с фонетическим ядром «niko» из таблицы 1.

Японским ученым С. Хамано в её учении о звукоизобразительной лексике японского языка разграничиваются слова с формой ядра CV (гласный + согласный) и слова, ядро которых имеет структуру типа CVCV. Считается, что CV-слова имеют более звукоизобразительную природу, чем CVCV-слова, которые являются таковыми лишь условно [Hamano, 1998].

 

Выводы

 

1.  Звукоизобразительная система языка является объектом изучения фоносемантики, науки, образованой на стыке фонетики, семантики, лексикологии и психологии. Звукоизобразительная система состоит из звукоподражательной и звукосимволической подсистем.

2.  Явление звукоизобразительности является универсальным для всех языков мира, однако в каждом отдельном языке оно имеет особенности реализации в процессе номинации предметов и явлений действительности.

3. В японском языке выделяют два основных класса звукоизобразительных слов: гитайго (слова, обозначающие звуки, издаваемые неодушевленными предметами) и гийонго (слова, описывающие физические и эмоциональные состояния). Некоторые ученые выделяют еще и гисэйго (слова, обозначающие звуки, издаваемые животными).

4.  Структурно звукоизобразительные слова в японском языке делятся на три группы: а) звукоизобразительные единицы, которые используются в сочетании с частицей と/то/ и глаголом, или к ним прибавляется глаголする /суру/ - «делать»; b) звукоизобразительные слова, оканчивающиеся на り(と) /ри-(то)/; с) звукоизобразительные единицы, оканчивающиеся на っと/тто/ илиんと/нто/. В зависимости структуры различается использование акцента.

5. Японская звукоизобразительная лексика имеет определенную фонетическую структуру, и, в зависимости от положения фонем в слове, варьируется её семантическое значение.

.   Звукоизобразительная лексика в японском языке выступает, в основном, в роли наречий, однако, при присоединении к звукоизобразительной основе частиц и окончаний, она может выступать в качестве глаголов и прилагательных.

7. Фоносемантические особенности глаголов, а именно параметры долготы мотивированных фонем, имеют непосредственное влияние на грамматическую структуру предложения. Это означает, что акустическая характеристика звука по признаку долготы оказывается непосредственно связанной со скрытокатегориальным значением лексемы, отражающим проекцию отрезка времени, связываемого с представлением о данном действии, на временную ось.

Звукоизобразительная лексика представляет одну из проблем перевода -многие лингвисты относят ее к разряду безэквивалентной. Однако, используя метод фоносемантического анализа можно подобрать подходящий эквивалент в языке перевода, либо избрать иной переводческий прием, обеспечивающий эквивалентность перевода.

 


Глава 2. Роль фоносемантического анализа в переводе японской звукоизобразительной лексики

 

Способы перевода японской звукоизобразительной лексики

 

В данной главе будут рассмотрены звукоизобразительные единицы типа гитайго и гитайго, отобранные методом сплошной выборки из текста японской сказки «Урасима Таро». Эта сказка представляет собой широко известный памятник народной японской литературы и имеет переводы на многие языки мира (в том числе на английский и русский языки). Учитывая жанр выбранного произведения, стоит упомянуть о большом количестве экспрессивных средств, одним из которых несомненно можно считать звукоизобразительную лексику. Использование звукоизобразительных средств характерно практически для всех стилей и жанров в японском языке. Однако, для целей переводческого и фоносемантического анализа, сказки представляют собой огромный интерес, так как они сочетают в себе как гитайго (звукоподражательные слова), так и гитайго (звукосимволические слова). Таким образом, пласт исследуемого материала расширяется в контексте одного произведения. Для проведения достоверного исследования, к анализу был привлечен английский профессиональный перевод данной сказки. Таким образом, мы получили возможность рассмотреть наиболее эффективные способы перевода и оценить их правомерность и точность.

Для уточнения звукоизобразительного статуса и значения японских звукоизобразительных единиц были использованы японо-японские толковые словари «Симмэйкай кокгодзитэн» и онлайн-версии словарей «Дайдзирин», «Кодзиэн», «Mэйкай Кокугодзитэн», «Коудзиэн», «Дайдзисэн».

Несмотря на то, что звукоизобразительность, как лингвистическая универсалия, присутствует практически во всех языках мира, а звукоизобразительные единицы представляют собой огромную трудность для перевода, универсальных эффективных методов перевода разработано до сих пор не было. Что касается такой неродственной языковой пары как японский-английский, то создание частной теории перевода для нее представляет большую сложность из-за различия систем данных языков. Однако, на основе анализа фоносемантичеких характеристик звукоизобразительной лексики, нами была сделана попытка проанализировать и выявить наиболее удачные способы перевода японской звукоизобразительной лексики на английский язык и на этой основе сформулировать рекомендации к переводу подобной лексики.

По разным источникам в японском языке насчитывается от 1200 до 2300 звукоизобразительных средств [Morita, 1953; Shigeo, 1995]. Однако, точное количество гитайго, гисэйго и гитайго неизвестно, и звукоизобразительных слов, вероятно, намного больше. Подсчет каждого класса звукоизобразительной лексики в отдельности осложняется отсутствием универсальной и общепринятой классификации, а также распространенной «мутацией» звукоизобразительной лексики. Образованные от звукоизобразительных основ глаголы, прилагательные и другие части речи не всегда легко идентифицируются в речи в качестве звукоизобразительных и не всегда таковыми считаются.

В японском языке звукосимволическая лексика встречается в различных сферах употребления, и в то же время вызывает большие сложности при переводе на различные языки. Перевод гитайго на другие языки вызывает трудности по следующим причинам: во-первых, в японском языке целью использования звукоизобразительной лексики является не передача информации, а воссоздание ситуации таким образом, чтобы говорящий и слушающий имели одинаковое представление о предмете речи; во-вторых, в западной традиции значительно слабее, чем в японской, акцентируются отношение говорящего к теме и отношения между участниками акта коммуникации; в-третьих, для японского языка, в отличие от, например, английского и русского, характерно выражение оценки в языке посредством звукосимволических единиц, поэтому данные единицы регулярно понимаются и используются носителями языка индивидуально.

При выполнении перевода переводчик сталкивается с различными проблемами и задачами. Одной из основных задач является нахождение смысловых соответствий между словами оригинала и словами переводящего языка. В любом языке существуют «слова, имеющие разную стилистическую и эмоционально-экспрессивную окраску» [Алексеева, 2004. С.45]. В японском языке можно выделить несколько групп лексических единиц.

)   Единицы, имеющие полные соответствия в языке перевода. Это весьма немногочисленная группа. Что касается японского языка, то это в основном гитайго. Полные лексические соответствия встречаются достаточно редко. Таким образом, при переводе природных и, особенно, животных звукоподражаний, поскольку во всех языках имеются свои установленные нормы, то разумно прибегнуть к использованию постоянных эквивалентов. То есть необходимо подобрать такие языковые средства в языке перевода, которые соответствуют по смыслу оригиналу и создают такой же эффект, как и в исходном языке, несмотря на то, что иногда они могут оказаться очень далекими по звучанию от оригинала [Влахов, 1986. С.39].

)   Единицы, имеющие неполные аналоги в языке перевода. Их можно переводить подходящим по смыслу словом или словосочетанием. Однако, иногда встречаются механические звукоподражания/ ономатопеи, которые передаются авторами индивидуально, или индивидуальные звукоподражания животным. Такие звукоподражания, как правило, рассчитаны на определенный стилистический эффект. В таких случаях С. Влахов советует постараться сохранить их ибо, как говорит И. Левый, «нельзя перевести или заменить звукоподражательный ряд, возникший в единичном случае, специально созданный для передачи того или иного природного звучания; здесь возможна только фонетическая транскрипция» [цит. по: Влахов, 1986. С.39]. Однако исключениями будут неудобочитаемые и трудно произносимые на переводящем языке, или же неадекватные по звучанию или значению звукоизобразительные слова. В таких случаях переводчику необходимо «создать функциональный звуковой эквивалент» [Влахов, 1986. С.37].

)   Единицы, не имеющие эквивалентов в языке перевода. Безэквивалентная лексика встречается достаточно редко, и одно из ее проявлений - это звукосимволизм или в случае с японским языком - гитайго. А.А. Подшибякина предлагает следующие способы перевода гитайго с японского языка на язык перевода. Во-первых, описательный перевод. Это наиболее популярный способ перевода, хотя и не самый удачный, поскольку не всегда возможно подобрать эквивалент на переводящем языке. Во-вторых, нулевой перевод. Еще Е.Д. Поливанов утверждал, что японские звукоизобразительные слова «отлично можно не переводить, просто опуская», так как «все нужное для смысла оказывается выраженным другими словами» [Поливанов 1968. С.42]. В-третьих, согласно А.А. Подшибякиной, иногда необходимо вообще отказаться от лексического соответствия и выбрать совершенно иное слово, являющееся наиболее подходящим в данном контексте. Японский лингвист, специалист в области переводоведения Х. Иносэ выделяет основные методы перевода звукоизобразительной лексики с использованием [Inose, 2009]:

)   наречий; Перевод гитайго наречиями является самым распространенным, поскольку в оригинальных японских текстах звукоизобразительная лексика регулярно выступает в роли наречий.

)   прилагательных; Гитайго, являющиеся в языке оригинала наречиями, регулярно переводятся на английский язык прилагательными, однако в переводе на русский язык такой закономерности не существует, за исключением некоторых случаев.

)   глаголов; В японском языке звукоизобразительное наречие может стать глаголом при присоединении к нему (без предлогов) глагола する /суру/ делать. В таких случаях эффективно переводить звукоизобразительные единицы вербализацией, несмотря на то, что некоторые переводчики в таких случаях прибегают к описательному переводу.

)   существительных; В текстах оригинала достаточно редко встречаются звукоизобразительные слова в роли существительных, однако, в переводе существительные встречаются чаще, в основном с предлогом.

)   парафразы, описательного метода или пояснений; Перевод гитайго на английский язык при помощи описательного метода очень распространен. Данный метод достаточно эффективен, так как его использование демонстрирует индивидуальную интерпретацию гитайго переводчиком, однако также существует риск создать избыточный перевод.

)   идиоматических выражений; Использование идиоматических оборотов является эффективным методом перевода звукоизобразительной лексики, даже если они не имеют звукоизобразительной природы, поскольку идиоматические единицы способны передать выразительность и эмоциональную окраску оригинала.

)   звукоизобразительных средств переводящего языка; В отличие от звукоподражательных слов, многие звукосимволические слова японского языка не имеют эквивалентов в других языках, поэтому данный способ перевода используется не часто, хотя, безусловно, использование постоянного эквивалента является наиболее эффективным способом перевода в тех случаях, когда это возможно.

)   комбинации двух однородных наречий, прилагательных или глаголов; Прибегая к данному методу, переводчик передает свою интерпретацию звукосимволических единиц.

)   опущения; Опущение гитайго не всегда связано с тем, что переводчик считает данное слово избыточной или неважной информацией. Также, далеко не всегда опущение элемента приводит к потере информации, поскольку, как правило, она компенсируется за счет других средств языка или экстралингвистических средств.

Из всех перечисленных методов перевода японских гитайго, на наш взгляд, каждый имеет право на существование в арсенале переводчика, однако, не все вышеупомянутые способы перевода являются эффективными и могут быть применимы в переводе на английский язык. Как наиболее эффективные мы выделяем перевод с использованием звукоизобразительных средств переводящего языка, идиоматических выражений, описательного метода и глаголов, однако, постараемся разработать свой список стратегий перевода гитайго и гитайго на английский язык.

2.2 Анализ перевода японской звукоизобразительной лексики на английский язык

 

Перевод звукоизобразительной лексики путем подбора эквивалента

1)何(なに)かとおもって浦島がのぞいてみると、小さいかめの子を一ぴきつかまえて、棒(ぼう)でつついたり、石でたたいたり、さんざんにいじめているのです。

/Nani ka to omotsu te Urashima ga nozoite miru to, chīsai kamenoko o ichi-piki tsukamaete, bō de tsutsui tari, ishi de tatai tari, sanzan ni ijimete iru nodesu/

Urushima decided to see what is going on. He saw that they were torturing a baby turtle, hitting it with sticks and throwing rocks.

 

В данном примере переводчик для передачи значения оригинального японского варианта использует более сильный по коннатативному значению английский глагол to torture. Согласно японо-английскому онлайн словарю Denshi Jisho гитайго さんざん /сандзан/ имеет следующие значения: severely; harshly; utterly; terrible; scattered; disconnected. К тому же, оно является прилагательным. В сочетании с глаголом いじめる /идзимэру/. Фраза получает значение, которое можно перевести на английский как to bully harshly, однако переводчик использует глагол to torture, имеющий звукосимволическое происхождение. Согласно исследованиям в области фоносемантики, проведенным американской ученой Маргарет Магнус [Margaret Magnus; 2001], сочетание /tr/ в начальной позиции односложных слов означает движение, так как энергия, заложенная в звук /r/, приобретает направление, задаваемое межзубным /t/ (travel, trip, to troop, to track). Однако, когда между двумя этими звуками появляется гласны звук, то сема направленного движения пропадает, приобретая сему вращательного движения (в прямом или метафоричном значении), как в словах turn, torque, totment и torture. Этимологический анализ глагола to torture показал следующее: torture - late 15c. (implied in torturous), from M.Fr. torture "infliction of great pain, great pain, agony," from L.L. torture "a twisting, writhing, torture, torment," from stem of L.torquere "to twist, turn, wind, wring, distort" (see thwart <http://www.etymonline.com/index.php?term=thwart&allowed_in_frame=0>). The verb is 1580s, from the noun. Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать вывод о данном варианте перевода, как об эквивалентном, так как перевод японского гитайго был осуществлен путем подбора эквивалента в языке перевода.

 

)その奥(おく) にきらきら光って、目のくらむような金銀のいらかが、たかくそびえていました。

/Sono oku ni kirakira hikatte,-me no kuramu yōna kingin no ira ka ga, takaku sobiete imashita/the gate he saw glittering roofs made of gold and silver.

 

В данном примере переводчик переводит японское наречие きらきら /киракира/, принадлежащее к классу гитайго, английским отглагольным прилагательным glittering. Согласно японо-английскому онлайн словарю Denshi Jisho, данное японское гитайго имеет следующие значения: glitter; sparkle; glisten; twinkle. Говоря же о языке перевода, где переводчик употребил прилагательное glittering, нельзя не упомянуть повсеместную доказанность звукоизобразительного происхождения данного слова. Данное прилагательное является звукосимволизмом, согласно исследованиям таких авторов как И. В. Кузьмич, С. В. Воронин, О. А. Барташова. Согласно Маргарет Магнус, которая в своих работах очень детально рассмотрела группу звукосимволической лексики содержащей сочетание фонем /gl/ в начальной позиции, выделяются несколько классов значений слов, содержащих данные фонемы: 1) отраженный или рассеянный свет (glare, gleam, glim, glimmer, glint, glisten, glister, glitter); 2) косвенное использование глаз (glance, glaze/d, glimpse, glint); 3) отражающая поверхность (glacé, glacier, glair, glare, glass, glaze, gloss); 4) другие световые или зрительные эффекты (globe, glower). Помимо этих групп, она выделяет несколько других, связанных со скольжением, объемами, восприятием и т.д., однако, преобладание семы световых эффектов очевидно. Этимологические исследования утверждают следующее: “glittering - c.1300, glideren (late 14c. as gliteren), from a Scandinavian source, cf. O.N. glitra "to glitter," from glit "brightness," from P.Gmc. *glit- "shining, bright" (cf. O.E. glitenian "to glitter, shine; be distinguished," O.H.G. glizzan, Ger. glitzern, Goth. glitmunjan), from PIE *ghleid- (cf. Gk. khlidon, khlidos "ornament"), from root *ghel- "to shine, glitter" (see glass <http://www.etymonline.com/index.php?term=glass&allowed_in_frame=0>). Related: Glittered; glittering. The noun is c.1600, from the verb.to glitter”. Если рассмотреть японское звукоизобразитеьное слово きらきら する /киракира суру/, то можно обнаружить, что у него есть синоним, так же имеющий звукоизобразительное происхождение: ぴかぴかする /пикапика суру/. Сопоставив два эти глагола, можно отметить, что у обоих в корне присутствует ненапряженный гласный переднего ряда /i/, который в сочетании с шумно-взрывными смычными звуками, такими как /p/ и /k/, образует фонестему, передающую значение «блеск», «свечение». Опираясь на все вышеизложенное, можно говорить о полной эквивалентности перевода в данном примере. Переводчик осуществил перевод на уровне психо-акустического восприятия денотата, использовав для перевода наиболее точный по значению звукосимволический эквивалент.

 

)浦島は何を見ても、驚きあきれて、目ばかり見はっていました。そのうちだんだんぼうっとしてきて、お酒に酔った人のようになって、何もかもわすれてしまいました。

/Urashima wa nani o mite mo, odoroki akirete,-me bakari mi hatte imashita. Sonōchi dandan bōtto shite kite, o sake ni yotta hito no yō ni natte, nanimokamo wasurete shimaimashita/And each day there were new joys and new wonders for Urashima, and so great was his happiness, and he was amazed so deeply that memories of his home became bleary and unclear.

 


В данном примере переводчик переводит японское гитайго ぼうっと /боотто/ английским прилагательным bleary. Согласно японско-английскому онлайн словарю Denshi Jisho, данное японское гитайго имеет следующие значения: dimly; hazily; faintly; vaguely; indistinctly. Словарь классифицирует это японское наречие как звукоизобразительное/ономатопоэтическое. Английское прилагательное bleary так же можно отнести к звукосимволическому пласту английской лексики. В частности, звукосимволическую природу данного слова доказывают исследования Маргарет Магнус, которая подробно рассмотрела психо-акустический денотат сочетания фонем /bl/ в начальной позиции слова. В контексте своего исследования, она приводит результаты анализа английской лексики, содержащей данную фонему. Согласно этому анализу, фонема /bl/ очень часто встречается в словах, имеющих значение слепоты, нехватки света, пустоты (blind, blur, blunt, to blare, to blot, bleach). Довольно частотно эти значения имеют метафорическую природу, что обусловлено сдвигом основного значения слова на второстепенные позиции и образованием нового, зачастую коррелятивного значения.

Согласно этимологическому анализу прилагательного bleary, "to dim (of vision); to have watery or rheumy eyes," early 14c., of uncertain origin, possibly from an O.E. *blerian, from the same source as blear (adj.). Кроме того, существует гипотеза, согласно которой прилагательное blear произошло в древнеанглийском от существительного blur. Схожая семантика в ранние периоды развития языка говорит в пользу этой гипотезы.

Таким образом, подытоживая вышеизложенные факты, можно говорить об эквивалентности перевода, так как гитайго было переведено при помощи подбора звукосимволического эквивалента в языке перевода.

 


4)浦島はもじもじしながら、「いいえ、そうではありません。じつはうちへ帰りたくなったものですから」といいますと、乙姫さまはきゅうに、たいそうがっかりした様子をなさいました。

/Urashima wa mojimoji shinagara,`īe, sōde wa arimasen. Jitsuha uchi e kaeritaku natta monodesukara' to īmasu to, otohime-sama wa kyū ni, taisō gakkari shita yōsu o nasaimashita/“It’s not the case” - bashfully said Urashima to Otohime Sama - “ I just want to return home”

 

В данном примере японское гитайго もじもじ /модзимодзи/ переводится при помощи английского наречия bashfully. Согласно японо-английскому онлайн словарю Denshi Jisho, данное японское гитайго имеет следующие значения: bashfully; hesitantly; fidgety; restlessly; squirming; wriggling; haltingly. Кроме того, данный словарь относит это наречие к группе ономатопоэтических слов, а учитывая незвуковую мотивированность денотата, мы отнесем данное слово к классу гитайго. Английское наречие, употребленное в переводе, имеет ряд значений коррелятивно связанных метафорически: uncomfortably diffident and easily embarrassed; shy; timid. Однако, корень слова имеет более древнее происхождение и согласно этимологическому исследованию означает: "to strike violently," 1640s, perhaps of Scandinavian origin (cf. Swedish basa "to baste, whip, flog, lash," Danish baske "to beat, strike, cudgel"), from O.N. *basca "to strike;" or the whole group may be independently derived and echoic. Таким образом, доказывая звукоизобразительную природу данного слова, следует обратиться к первостепенному значению.

В работах многих исследователей (И.В. Кузьмич, А.Б. Михалев) отмечается звукоизобразительная природа данного слова. В диссертационной работе М. Магнус, детально исследована группа слов, содержащая фонему /sh/ в конечной позиции слова. Ее исследования доказывают, что данная морфема в конце слова очень часто встречается в словах со значением удара: crush, smash, slash, thrash, lash, gush. Данное явление обусловлено звукоподражательной природой морфемы /sh/, которая восходит к имитации звука удара, столкновения. Однако, в процессе развития языка, изначальное значение звукоизобразительного слова bash было метафорически перенесено путем аналогии с состоянием сконфуженности, робости, нерешительности.

Несмотря на то, что перевод японского гитайго был осуществлен при помощи звукоподражательного слова, нельзя говорить о полной эквивалентности перевода, так как денотат слова bash был переосмыслен и употреблен не в своем изначальном значении. Соответственно, психо-акустический компонент значения был передан не верно. Однако, подобрать другое слово, в полной мере удовлетворяющее данному значению как на фоносемантическом, так и на лексическом уровне очень сложно.

 

)するとそこへ、よぼよぼのおばあさんがひとり、つえにすがってやってきました。

/Suruto soko e, yoboyobo no obāsan ga hitori, tsue ni sugatte yatte kimashita/Only old tottering man knew of them, and he knew only old stories of the fisher and his parents.

 

В данном примере японский гитайго よぼよぼ /ёбоёбо/ переводится английским прилагательным tottering. Согласно японо-английскому онлайн словарю Denshi Jisho, данное японское гитайго имеет следующие значения: unsteady; tottering. Кроме того, словарь определяет данное японское слово как ономатопоэтическое. Прилагательное использованное переводчиком, относиться к пласту звукоизобразительной лексики звукосимволической подсистемы. Звукоизобразительную природу глагола to totter, доказана в диссертации американского лингвиста М. Магнус, где она подробно рассматривает редупликацию согласных а средней позиции слова. Согласно ее исследованиям, большинство слов, содержащих сочетание редуплицированного гласного с сочетанием согласным среднего ряда в средней позиции чаще всего имеет значение покачивания: wobble, toddle, hobble, dodder. Согласно этимологическим исследованиям, глагол to totter имеет следующее происхождение: c.1200, "swing to and fro," perhaps from a Scandinavian source (cf. dialectal Norw. totra "to quiver, shake"). Meaning "stand or walk with shaky, unsteady steps" is from c.1600.

Таким образом, перевод японского гитайго よぼよぼ /ёбоёбо/ можно считать эквивалентным, так как переводчик сумел подобрать подходящий эквивалент, который отражал бы психо-акустическую структуру денотата, передовая при том лексическое значение языка оригинала.

 

)やがて乙姫(おとひめ)さまについて、浦島はずんずん奥(おく)へとおって行きました

/Yagate otohime-sama ni tsuite, Urashima wa zunzun oku e to otte ikimashita/rushed after the Princess

 

В данном примере японское гитайго ずんずん /дзундзун/ переводиться при помощи английского глагола to rush. Прежде всего, следует отметить, что как и большинство японских ономатопоэтических слов, гитайго ずんずん является наречием, но переводчик переводит его при помощи глагола. Таким образом можно говорить о применении метода транспозиции в данном примере.

Согласно японо-английскому онлайн словарю Denshi Jisho, данное японское гитайго имеет значение rapidly. Пытаясь передать характер движения, переводчик использует английский звукоизобразительный глагол to rush. О звукоизобразительной природе данного глагола можно говорить опираясь на исследования лингвистов в сфере фоносемантики. В частности, в работах М. Магнус данный глагол причисляется к классу глаголов «самостоятельного движения, осуществляемого без транспорта» содержащих радикал /r/ в начале односложного слова (rip, roam, roar, romp, rove, run). Однако, в работах И.В. Кузьмич более детально рассматривается звукоизобразительная структура фонемы /sh/ в конце односложных слов. Согласно исследованию, данная фонема в конечной позиции слова встречается чаще всего в словах со значением стремительного движения и носит звукоподражательный характер (dash, flash, push, gush). Стремительность движения передается посредством схожести фонемы /sh/ со свистом рассекаемого воздуха. Однако, как было рассмотрено ранее, фонестема /sh/ в конце слова очень часть имеет значение удара, столкновения. Исходя из этого, следует учесть второстепенные значения глагола to rush. Изучение всех имеющихся у данного глагола значений свидетельствует, что некоторые из них, связаны со столкновением (to dash, especially to dash forward for an attack or onslaught. Oxford dictionary).Этимологические исследования показывают следующее: to rush - mid-14c. (implied in rushing), "to drive back or down," from Anglo-Fr. russher, from O.Fr. ruser "to dodge, repel" (see ruse). Meaning "to do something quickly" is from 1650s; transitive sense of "to hurry up (someone or something)" is from 1850.

Подытоживая все вышесказанное, можно сделать вывод о частичной эквивалентности перевода, так как несмотря на передачу психо-аккустического компонента значения, часть речи была трансформирована в процессе перевода. Кроме того, в языке перевода звукоизобразительное слово несколько отличается по значению от языка оригинала, однако гармонично вписывается в контекст.


7)ざあざあいう波の音がだんだん遠(とお)くなって、青い青い水の底へ、ただもう夢(ゆめ)のようにはこばれて行きますと、ふと、そこらがかっとあかるくなって、白玉(しらたま)のようにきれいな砂(すな)の道(みち)がつづいて、むこうにりっぱな門が見えました。

/Zāzā iu naminone ga dandan tōku natte, aoiaoi mizu no soko e, tada mō yume no yō ni hakoba rete ikimasu to, futo, sokora ga katto akaruku natte, shiratama no yō ni kireina suna No michi ga tsudzuite, mukou ni rippana mon ga miemashita/Little by little the sound of waves started to resemble the dribbling water. They traveled to the sea bottom, where blue light made everything look like a dream. Then, the light turned brighter and Urushima saw the sand road and marvelous gate.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.