Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Художественные фильмы (для просмотра используйте алгоритм анализа фильмов)




1. Маменькин сыночек (1998)
2. За бортом (1987)
3. Гроза (1977)
4. Укрощение строптивого (1980)
5. Укрощение строптивой (1961 СССР, 1967 Италия)
6. Унесённые (2002)
7. Тесты для настоящих мужчин (1998)
8. Голубая Лагуна (1980)

Дополнения:

«Страсть к приумножению богатства и детей отвращает вас от служения Аллаху до тех самых пор, пока вы не сойдёте в могилы. Но не так должно быть! Скоро вы об этом узнаете! Ещё раз повторяю, не так должно быть, вы скоро узнаете! И правда, если бы вы обладали истинным знанием, то страсть к богатству не совращала бы вас.» (Коран. Сура 102 (1-5) «Охота к Умножению» - Османов)

"Евгений Онегин": [I-IV. ЖЕНЩИНЫ]
В начале жизни мною правил
Прелестный, хитрый, слабый пол;
Тогда в закон себе я ставил
Его единый произвол.
Душа лишь только разгоралась,
И сердцу женщина являлась
Каким-то чистым божеством.
Владея чувствами, умом,
Она сияла совершенством.
Пред ней я таял в тишине:
Ее любовь казалась мне
Недосягаемым блаженством.
Жить, умереть у милых ног —
Иного я желать не мог.
II
То вдруг её я ненавидел,
И трепетал, и слёзы лил,
С тоской и ужасом в ней видел
Созданье злобных, тайных сил;
Её пронзительные взоры,
Улыбка, голос, разговоры —
Всё было в ней отравлено,
Изменой злой напоено,
Всё в ней алкало слёз и стона,
Питалось кровию моей...
То вдруг я мрамор видел в ней,
Перед мольбой Пигмалиона
Ещё холодный и немой,
Но вскоре жаркий и живой.

Разбор фильмов, как примеры неправедного образа жизни

Фильм «Маменькин сыночек» о том, к чему приводит материнский инстинкт, если он вовремя не отключается и продолжает довлеть в психике женщины когда ребёнок вырос.

Фильм "Голубая лагуна" о том, как можно неправедно формировать человека, воспитывать детей, создавать отношения, семью и как вообще неправедно жить. Фильм показывает "жизненную" библейскую историю на примере отношений молодой пары. Предлагается провести разбор художественного фильма "Голубая лагуна" с целью выявления порочных стереотипов вагинократии, матриархата, ритуалов и описания их вреда; зомбирующих программ от религиозных до семейных в виде бракосочетания; выявить алгоритм формирования и закрепления порочных алгоритмов и выявить процессы, в которых неопределенность героев завела их в порочных круг, из которого они не смогли выбраться. Рассмотреть механизм работы вагинократии в отношениях и религиях, а также с применением хитрости и эгрегориальной магии. Выявить хвастовство, высокомерие и как закладывается неправедность детям.
Фильм демонстрирует существование людей, как животных - без смысла жизни в обществе на базе библейской доктрины, которая от начала до конца прорисована в данном фильме.
Фильмы "Гроза", "За бортом", "Укрощение строптивого", "Унесённые", "А.С. Пушкин. Сказка о рыбаке и рыбке" и другие предлагается просмотреть с целью увидеть формирование и поддержание стереотипа матриархата на примере отношений в семье. Выявляйте безнравственность и порочные стереотипы и переосмысляйте, используя прикрепленные материалы.




Приложение 1: Текст для схематизации из книги
«От человекообразия к человечности»

Матриархат

В жизни биологического обоеполого вида Человек Разумный функциональное назначение каждого из полов различно. И это функциональное биологическое различие полов должно находить свое выражение в особенностях врожденных инстинктов мужчин и женщин, и, как следствие, — в культуре общества, которая, будучи по существу гибким многовариантным продолжением и оболочкой инстинктивных однозначных жестких программ поведения, является порождением разума многих поколений людей и несет в себе как “бесполые” составляющие, так и обусловленные половыми особенностями людей составляющие.

Естественноприродная биология вида Человек Разумный такова, что мать — самое близкое существо для ребенка на про­тя­жении первых нескольких лет его жизни. Ребенку необходимы для нормального развития и становления в качестве человека и папа, и мама, и родственники более старших поколений[4], живущие совместно в одном доме. Но в первые годы жизни мать занимает особое положение в жизни каждого человека, а с другой стороны, ребенок в первые годы своей жизни поглощает практически все время матери, вследствие чего у неё не остается времени на многое другое. Если же мать уклоняется от забот о ребенке в это период, то она не исполняет того, что ей должно и в чём её никто другой полностью заменить не может[5].

Если эту особенность организации жизни не отдельно рассматриваемых особей, а вида Человек Разумный, соотнести с рис. 1, то понятно, что, будучи объективно биологически, генети­чески ориентированы на обеспечение жизни ребёнка в первые годы жизни и имея дело с краткосрочными процессами младенчества и раннего детства, обусловленными физиологией ребёнка в этот период его жизни, женщины сосредоточились в полосе “Настоящее”.

Если соотносить с этим исключительно женские субкультуры (за исключением хозяек салонов), о которых речь шла ранее, то статистическое сито примерно таково: сначала некоторая мало­чис­ленная часть девочек-подростков избирают путь “гетер”, свободных от бремени семейных забот; те из них, кто способен освоить многие знания и навыки, действительно становятся “гетерами” и участвуют в общественной деятельности мужчин, но те из ступивших на этот путь, кто сиюминутно похотливы и неспособны обрести знания и навыки, безвольны и не выработали в себе целеустремленности, пополняют ряды представительниц “самой древней” женской про­фес­сии; а только потом некоторая доля из числа состо­яв­шихся “гетер”, становится женщинами-женами и женщинами-матерями, обретя себе пару из числа мужчин, соответствующих им по своей психологии. Путь трудный, но заслуживающий уважения потому, что “гетера” на протяжении многих лет выстраивает свою жизнь во многом по своей свободной воле на основе её чувств и разумения, а не бездумно под водительством врожденных половых инстинктов.

С другой стороны, в силу той же организации жизни вида Человек Разумный, нормальный мужчина, будучи неспособен кормить младенца грудью[6], не имея в прошлом девяти месяцев нераздельной жизни вместе с ребенком одним телом, в течение которых сформировалось врожденное единство “настройки” биополей ребенка и матери (которое с возрастом в большей или меньшей степени может быть утрачено), мужчина имеет потенциал времени, свободного от женских-материнских забот. И в нормальной организации жизни вида Человек Разумный этот потенциал времени реализуется так, что на мужчину ложатся обязанности по обеспечению жизни жены — матери ребенка — и самого ребенка. Если этими делами вынуждена заниматься женщина, став вдовой или будучи матерью-одиночкой, то в большинстве случаев её ребенок не дополучает не только отцовской, но и материнской заботы, и эта обделённость в детстве некоторым образом выразится в неполноте его взрослой жизни, восполнять которую ему предстоит самостоятельно.

Многие из такого рода “мужских” дел по обеспечению жизни спутниц и наследников принадлежат к процессам более длительным, чем чисто женские, материнские дела по уходу за младенцами. Многие из процессов обеспечения жизни семьи обладают многолетней длительностью (например накопление для обеспе­чения начала самостоятельной взрослой жизни детей), развитие производственной базы семьи (в чем бы конкретно в каждую историческую эпоху ни выражалось это понятие). То есть при обеспечении семьи мужчина имеет дело с процессами большей продолжительности, чем женщина, и это находит выражение в том, что мужское население на рис. 1 менее выраженно, чем женское, сосредоточено в полосе “Настоящее”, в хроноло­гический интервал которой не вмещаются длительные процессы.

Поскольку функциональное различие мужчин и женщин в организации жизни вида Человек Разумный при смене поколений — объективная данность биологии, то различие статистик хронологической ориентации поведения мужчин и женщин в своей основе имеет врожденную (генетическую) обуслов­ленность, хотя в реальной жизни генетически обуслов­ленные статистики могут деформироваться под воздействием социальных процессов (культуры) в некоторых пределах, также обусловленных генетикой.

Это означает, что наряду с общими правами, которые в нормальном обществе гарантированы для каждого человека вне зависимости от его пола, нормальная культура общества должна гарантировать неписаной традицией и дополняющим её писанным законом еще некоторые специфические права: права женщины, как жены и матери, и права мужчины, как мужа и отца, которые должны дополнять друг друга при жизни в семье, а также и в жизни здоровой[7] семьи как единого целого в обществе. Этому требованию не удовлетворяет в настоящее время ни культура России, ни культура Запада, избранная отечественной “интел­лек­туальной” “элитой”, достаточно часто неопределенной половой принадлежности[8], в качестве подлежащего осущест­влению в России идеала.

Кроме того, не следует забывать, что и врожденная, и культурно обусловленные составляющие психики взрослого человека находят свое выражение в его поведении. При этом у разных людей и на разных интервалах времени поведение может быть подчинено либо инстинктам, либо социально обуслов­ленным привычкам (как и инстинкты обеспечивающим бездумные автоматизмы поведения), либо разумному миропо­ни­ма­нию каждого, либо выходящему за пределы понимаемого: собственной интуиции; водительству Свыше либо одержимости (в инквизиторском смысле этого слова). В идеале человек должен быть свободен от одержимости, а всё остальное — инстинкты, привычки, разум и интуиция — в его психике должно пребывать в ладу между собой и вспомоществовать одно другому в обеспечении поведения человека в жизни так, чтобы не было конфликтов с Высшим промыслом[9].

При этом явно, что инстинкты и разум, интуиция — явления разного иерархического порядка в организации поведения человека на основе и в ходе его психической деятельности. На наш взгляд — для человечного строя психики — нормально, если врожденные рефлексы и инстинкты являются основой, на которой строится разумное поведение; нормально, когда интуиция предоставляет инфор­ма­цию, которую возможно понять посредством интеллектуальной деятельности. То есть для человечного строя психики нормально, когда в его иерархии интуиция выше разума, разум выше инстинктов, а все вместе они обеспечивают пребывание человека в ладу с биосферой Земли, Космосом и Богом.

Тем не менее достаточно часто приходится видеть, как разум становится невольником и обслуживает животные инстинкты человека; как рассудочная деятельность превозносится над собой и пытается отрицать интуитивные оценки и даже полностью вытесняет интуицию из психики; как все они вместе, пытаются отвергать Высший промысел, вследствие чего становятся жертвами непреодолимой ими самими ограниченности и одержимости.

Понимая возможности такого рода нарушения иерархичности разно­качест­вен­ных составляющих в психике, человек (вне зависимости от его пола) способен раз­ви­вать самообладание и целенаправленно поддерживать иерархию средств обес­пе­чения поведения в своей психике. Однако господствующая культура воспитания[10] под­растающих поколений и приобщения их ко взрослой жизни — от семьи до вузов — не обращает на эту сторону становления личности ни малейшего внимания.

В результате её господства в обществе численно преобладают “люди” без самообладания, чье поведение обусловлено инстинктами и бездумно воспро­из­водимыми привычками и разного рода генетически и культурно обусловленными пристрастиями. Соответственно, если разум отвергает интуицию или служит — как невольник — инстинктам, то это — не человеческий, а животный строй психики.

Встречающийся далее термин животный строй психики следует понимать именно в этом смысле: верховенство врожденных животных инстинктов и безусловных рефлексов в совокупности с воспринятыми из культуры общества и бездумно отрабатываемыми в жизненных обстоятельствах привычками поведения (своего рода аналог дрессировки) надо всеми прочими компонентами психики того, кому дано Свыше быть Человеком Разумным.

При этом следует иметь в виду, что и при животном строе психики интеллект может быть высокоразвитым, а его носитель может быть выдающимся профессионалом в той или иной области деятельности цивилизации[11] (включая и магию), по существу не будучи человеком.

Все эти инстинкты, рефлексы, привычки и пристрастия в поведении людей срабатывают бессознательно автоматически при соприкосновении человека с соответствующими внешними раздражителями-обстоятельствами, ситуациями.

Также следует найти место инстинктивным программам поведения и привычками на оси времени рис. 1. Если под судьбой понимать врожденную программу, возможно много­вариантную, всей жизни особи вида Человек Разумный, то инстинкты и привычки, в совокупности с пристрастиями, обеспечивающими бездумно автоматическую связь с жизненной ситуацией поведенческих программ инстинктов, рефлексов и привычек, обслуживают поведение человека в конкретных краткосрочных обстоятельствах: еда, интимные связи, биорит­мические реакции на смену периодов дня, бессознательные авто­матизмы реаги­ро­ва­ния на опасность и т.п., а так же многие профессиональные авто­матизмы поведения.

Кратко­сроч­ные программы поведения, обусловленные инстинктами, привычками и пристрас­тиями, в психике тех, кто сосредоточился в “хвостах” распределений, по существу не являются программами поведения высшего уровня значимости, но обслуживают программы поведения высшего уровня значимости, ориентированные на удаленные во времени от настоящего цели (или порожденные далеким прошлым), и которые порождены разумными намере­ниями, интуицией, водительством Свыше либо одержимостью.

Непреклонная ориентация поведения на хронологически удаленные в будущее цели — выражение объективно лидерствующего типа психики. Среди мужчин он встречается статистически чаще, чем среди женщин, поскольку он невозможен без ориентации поведения на отдаленное будущее, хотя встречаются и женщины[12], которым свойственен этот тип психики.

Здесь и далее под объективно лидерствующим типом психики (для краткости лидерствующим типом) понимается не способность навязать окружающим свою волю и предписать стиль поведения, — это деспотизм, который может исходить как из сиюминутности, так и из дальновидности, а также и из времён каменного века; так же понимается и не первенство человека над другими людьми по каким-то показателям, признанным обществом в качестве рекордных достижений; также понимается и не способность быть “заводилой”, формальным или неформальным лидером в неком коллективе.

Под объективно лидерствующим типом психики понимается устойчивая ориентация своего поведения на объективно возможное удаленное будущее (в его конкретно воображаемом виде) вне зависимости от того, последуют ли этой линии поведения окружающие или отвергнут её, останутся ли они безучастными зрителями или окажут ей противодействие, пытаясь её пресечь либо искоренить. Проще говоря объективно лидерствующему типу психики во всех обстоятельствах свойственна верность определенной мечте и вера в её осуществимость в жизни.

Объективно лидерствующий тип психики может восприниматься окружающими как деспотизм[13], но безоглядный и близорукий деспотизм под лозунгом “Будет по-моему, а не по-вашему!” всегда останется деспотизмом, а объективно лидерствующий тип психики всегда останется объективно лидерствующим типом психики, как бы его не воспринимали те, кому свойственен какой-то иной тип психики.

Объективно лидерствующий тип психики проявляется в отношениях индивида с окружающей его общественной и природной средой, в том числе и в отношениях индивида с представителями другого пола. И в отношениях мужчин и женщин в жизни не столь уж редкий женский деспотизм, статистически часто исходящий из сиюминутности, может сдержать мужскую дальновидность, не способную к осуществлению лидерствующей миссии, что приводит подчас к тяжелым личностным и общественным последствиям. В основе этого статистически часто лежит то, что в поведении такого мужчины проявляется его зависимость от женщины, обусловленная половыми инстинктами.

В художественных образах это неоспоримо и ярко показано в фильме “Белое солнце пустыни”: гибель Верещагина обусловлена прежде всего тем, что он с оглядкой на жену и накопленных в их семье “павлинов” отказывает товарищу Сухову в своевременной помощи. В этот критический момент, когда Верещагин оказывается в обстоятельствах, требующих дальновидности и непреклонности, “любящая” жена уже психологически висит у него на шее, хотя в кадре она появляется с воплем “Не пущу!!!” значительно позднее. Но Верещагин не способен своевременно освободиться от её психологического деспотичного гнета, безоглядного и близорукого, ориентированного на “живи настоящим!”, и действовать дальновидно-целесообразно по своему пониманию течения событий. Запереть жену в доме-крепости вместе с “павлинами” и бежать на поле боя — это не выход из кризиса семейных отношений на основе половых инстинктов, чьи программы не обеспечивают целесообразное поведение при решении разного рода проблем общественного развития, что и показали дальнейшие события сюжета фильма.

При всей привлекательности Верещагина и многих его достоинствах, ему лучше было бы продолжать прятаться за бабью юбку, чем суетливо из-под неё вылезти, когда он узнал, что Петруху, на которого он обратил свои (неудовлетворенные из-за смерти в детстве сына Гриши) отцовские инстинкты, убил Абдулла. О такой возможности следовало думать раньше, когда товарищ Сухов обратился за помощью, вместо того, чтобы петь спьяну под гитару “Ваше благородие, госпожа удача...”. Верещагин пал жертвой своей же концептуальной неопределенности поведения: сначала решил остаться при “павлинах” в стороне от внутриобщественного конфликта, в котором выразилось взаимно исключающее понимание Добра и Зла; потом — нет, пойду спасать Петруху, однако, опять же из мелочного своекорыстия: решил спасать для себя — в качестве вожделенного наследника “павлинов”, накопленных в бездетной семье.

Эта концептуальная неопределенность его поведения во многом обусловлена его инстинктивно-психологической зависимостью от женщины, живущей сиюминутностью без оглядки на прошлое и без предвидения разнообразных возможностей будущего. С другой стороны его деспотичная жена, попытавшаяся в очередной раз настоять на своем, осталась никому не нужной бездетной вдовой на пороге старости лет также вследствие свойственного ей сиюминутно ориентированного деспотизма, который она вряд ли когда пыталась сдерживать.

Если же действительно «За Державу обидно», то должно строить в себе объективно лидерствующий тип психики, несущий Любовь и не порабощающий ни себя, ни других, а не суетиться под порывами сиюминутно меняющихся обстоятельств и не быть невольником унаследованной от предков культуры (в наши дни телесериалов прежде всего) и инстинктов.

Насколько дееспособным оказался бы легендарный товарищ Сухов, сопровождай его в походе «любезная Катерина Матвев­на», это — также большая проблема вариантной сценаристики известного и популярного фильма, над глубоким и разнородным смыслом которого мало кто задумывается, хотя и с удовольствием и смотрит его.

Варианты разные: если Катерина Матвевна — дубликат сиюминутно деспотичной супруги Верещагина, а товарищу Сухову свойственен объективно лидерствующий тип психики, то Катерина Матвевна — первый кандидат в покойники[14]. Если же при сиюминутном деспотизме Катерины Матвевны Сухову не свойственен объективно лидерствующий тип психики и он дубликат Верещагина, существующего на коротком поводке у супруги, то возможно, что сценарий такого варианта фильма просто не сложился бы. Если Катерина Матвевна способна к осмысленной поддержке деятельности объективно лидерствующего мужа, то, находясь под непрерывным присмотром Катерины Матвевны за обоими, недовоспитанный Петруха, неизменно не готовый к бою, не ко времени и не по обстоятельствам возжелавший Гюльчатай и потому погибший, и Гюльчатай, полная детской наивности, возможно остались бы живы.

Полезно отметить, что и у Абдуллы проблемы в деятельности, каковой бы она ни была по сути, возникли из-за наличия в его собственности гарема, а не сопутствующих ему в жизни свободно любящих его и любимых[15] им жен, не порабощенных его деспотизмом. Абдулла — экземпляр сиюминутно деспотичного мужчины — во многом психологический дубликат супруги Верещагина, но мужского пола.

Ориентация поведения на настоящее, как особенность статистически преобладающего среди женщин типа психики, выражающаяся в подчиненности её поведения сиюминутности была известна давно и нашла выражение в пословицах: “у бабы волос долог, да ум короток”; “девичья память”; и в подытоживающем обобщении “женщина живет чувствами, переживаниями” — то есть строит свое поведение на основе той информации, что в каждый момент времени приносят ей чувства[16], игнорируя при этом даже хорошо ей известную и памятную информацию, которой однако в данный момент нет в потоке, приносимом чувствами. Поскольку такого рода пословицы-сетования фиксируют бедственные явления, то и особенности мужского деспотичного типа психики, замкнувшегося во вчерашнем дне, также нашли выражение в пословице “мужик задним умом крепок”, прямо указующей на “хвост” распределения “Прошлое” на рис. 1 в случаях, когда действия в настоящем на основе прошлого опыта без попытки заглянуть в будущее завершаются изначально предопределенной неудачей.

Соответственно такого рода опыту реакция общества на беды, приносимые статистически преобладающим женским деспотизмом, подчиняющим через половые инстинкты поведение мужчин сиюминутности, и породила в прошлом стремление устранить женщину из тех видов деятельности, эффективность которых предопределяется ориентацией поведения не на сиюминутность, а на весьма удаленные в будущее открытые возможности развития событий: то есть прежде всего женщина была устранена из политики[17].

Те же женщины, которые не смогли довольствоваться предложенным им местом “церковь, кухня, дети”[18] в такого рода устройстве жизни общества, порождали исключительно женские субкультуры разного рода “гетер”, в том или ином виде существующие во всех обществах, где мужчины однозначно монополизировали публичную деятельность общественного в целом уровня значимости.

Объективная почва для разного рода конфликтов между людьми возникает среди всех прочих причин и в том случае, если краткосрочные программы поведения одного человека не вписываются в долгосрочные программы поведения, которым следует другой человек. Если при этом ни у одного из людей нет Любви, обращенной к другому, либо же между ними нет разного рода привязанностей друг к другу, то они просто перестают общаться и забывают о том, что некогда пытались делать что-то совместно. Иная картина, когда есть привязанность (но не Любовь) — обоюдная или только односторонняя кого-то одного к другому.

И инстинктивно обусловленное половое влечение друг к другу мужчин и женщин может создавать заведомо чреватые конфликтами отношения между ними. Инстинктивное влечение вовсе не предполагает, что порожденная инстинктом связь объединит двух людей, чья психика совместима и, в частности, хронологическая ориентация поведения будет принадлежать одному и тому же интервалу на оси времени. Однако, это — не однозначная предопределенность конфликта между ними, но возможность конфликта в случаях, когда краткосрочные программы поведения, свойственные одному из них, не сочетаются с долгосрочными программами поведения другого, вне зависимости от того, кто — мужчина либо женщина — живет настоящим, а кто поддерживает своей деятельностью разного рода долгосрочные процессы, продолжительность которых может даже многократно превосходить продолжительность человеческой жизни и плодами которых возможно воспользуются только отдаленные потомки (или же станут их жертвами).

Во всем многообразии конфликтных ситуаций между мужчинами и женщинами, важно выявить статистически преобладающий вариант завершения конфликта. Результат окажется для многих неожиданным:

Вопреки неоспоримой видимости патриархата как господствующего типа общественных отношений, если не в подавляющем большинстве стран Мира, то по крайней мере в обществах, в основе культуры которых лежит Библия, господствует матриархат в скрытной его форме[19].

Всякое общество, в котором есть аналог пословицы “Никто не герой перед своей женой” и выражающие ту же суть анекдоты[20], живет в матриархате. Матриархат в прошлой истории становления человечества обусловлен генетически запрограммированным набором инстинктов особей каждого из полов.

Если смотреть на процесс жизни биологического вида в биосфере, то в нём главное — воспроизводство поколений. Это касается всех видов, в том числе и Человека, которому Свыше дано быть Разумным. Разум порождает культуру — всю генетически ненаследуемую информацию, передаваемую в обществе от поколения к поколению в их преемственности; но кроме культуры человеку свойственны и врожденные программы поведения — разного рода безусловные рефлексы и инстинкты.

На тех этапах развития человечества, когда человек больше получал от природы непосредственно, чем опосредованно через систему общественных отношений, можно считать, что культура была не развита по сравнению с нынешним временем, когда многие “живут” полностью в искусственной среде обитания и непосредственно от природы не получают ничего кроме воздуха. И соответственно, в начале развития нынешней цивилизации врожденные инстинкты играли существенно большую роль в жизни вида Человек потенциально Разумный нежели культура[21]. Поскольку функциональная биологическая нагрузка мужчины в таких условиях — обеспечение жизни и деятельности матерей, непосредственно взращивающих потомство, то мужские половые инстинкты сформированы так, что, блокируя программы полового поведения заячьего типа «наше дело не рожать (а тем более и не воспитывать...) — сунул, вынул и бежать...», поставили мужчину в психологически подчиненное по отношению к женщине положение. Это генетическое наследие прошлого сохранилось во многом до наших дней.

Иными словами, в системе «матери - дети - мужья (не обязательно отцы)», выстроена инстинктивная система соподчинения поведения: мать в поведении непосредственно ориентирована на удовлетворение жизненных потребностей ребенка в первые годы его жизни, пока он не способен жить без стороннего обслуживания; мужчина через половые инстинкты привязан к женщине и подчинен ей[22], а тем самым психологически опосредованно ориентирован на удовлетворение потребностей ребенка (возможно, что и рожденного не от него) и матери.

Но поскольку во времени поведение женщины статистически преобладающе ориентировано на полосу “Настоящее” на рис. 1, то психологическая зависимость мужчины от женщины через половые инстинкты создает условия, в которых, если женщине свойственен сиюминутно ориентированный деспотизм, то он подчиняет сиюиминутности и мужское поведение, возможно, что само по себе ориентированное на иные хронологические интервалы, чем в психику мужчины женщина вносит разлад, обрекая его на повышенную болезненность и ущербность жизни.

При этом следует иметь в виду, что такого рода инстинктив­ная подчиненность мужчины женщине биологически (автома­ти­чес­ки), а не социально (обдуманно), с начала исторического развития цивилизации возлагала на него заботу о судьбах преимущественно близких ему женщин и детей, но не заботу об обществе в целом, не заботу о функционировании государственности и иных структур и инфраструктур — средств, развитых в культуре, при помощи которых в ходе коллективной деятельности решаются задачи общественного в целом уровня значимости, решение которых невозможно силами одного человека, семьи или рода-племени; тем более невозможно на основе информационного обеспечения поведения инстинктивными программами.

В связи со сказанным подчеркнём, что речь идёт о подавляющем большинстве связей «мужчина — женщина» в обществе, а не о “хвостах” статистических распределений, в которых на протяжении всей прошлой истории либо отношения мужчин и женщин не складываются обычным для большинства пар образом[23], либо в них царит неземная обоюдная Любовь.

В настоящее же время инстинктивно обусловленный круг ответственности мужчины за судьбы женщин и детей оказывается недостаточным, в отличие от древности каменного века, когда многое определялось обстановкой в месте жительства семьи, рода, воспринимаемой всеми непосредственно. В наши дни безопасность жизни женщин и детей во всяком месте и во всякое время оказывается обусловленной событиями, весьма удалёнными географически и хронологически от места и времени жительства, и не может быть обеспечена на основе подчинённости психики человека инстинктам и безоглядной ориентации его поведения на полосу “Настоящее”: “прямо сейчас ± две недели”[24] и в пределах непосредственно видимого горизонта.

То есть развитие культуры и техносферы привело к тому, что настало время, когда генетически обусловленный явный или скрытный матриархат, подчиняющий искусства, науку, политику сиюминутному близорукому и безответственному деспотизму весьма узкой груп­пы женщин, психологически довлеющих через половые инстинкты над деятелями искусств, науки и политики, становится опасностью для дальнейшей жизни вида Человек, которому Свыше дано быть Разумным, а также и для всей биосферы Земли.

Здесь многим женщинам, чьи мужчины пьют, следует задуматься и над той особенностью, что алкоголь и многие другие наркотики возбуждают именно те участки коры головного мозга, которые нормально возбуждаются при отработке организмом программ полового поведения. Но наркотики возбуждают эти участки в обход нормальных информационных путей при отработке организмом инстинктивных программ полового поведения. То есть алкоголь — для многих мужчин средство, которое выводит их из подчинения инстинктивно обусловленному деспотизму женщин[25] — по существу не любящих их женщин, а их хозяек-рабовладелиц, которые подчас и сами невольницы своих же инстинктов — половых и охраны территории. То обстоятельство, что наркотики впоследствии вызывают зависимость от них еще более тяжкую, чем подчиненность женщине через половые инстинкты, играет сопутствующую роль, о которой на первой стадии мало кто задумывается, обращаясь к ним в бездумном стремлении освободиться (хотя бы на краткое время действия наркотиков) от угнетения женским деспотизмом их психики через инстинктивные взаимосвязи.

У кого-то может встать вопрос о подростковой наркомании разного рода, поскольку дети не имеют еще устойчивых партнеров по половым отношениям, чей деспотизм они пытались бы преодолеть таким способом.

Но не следует забывать и о матерях подростков, ставших жертвой наркомании того или иного рода или же половой распущенности. В прошлом при неразвитости медицины, обуславливавшей высокую детскую смертность, и незаселенности многих регионов планеты, была высокая рождаемость и в обществе статистически преобладали многодетные семьи. Женщины рожали, если не ежегодно, то через несколько лет в течение всего срока своей зрелости. С момента появления очередного ребенка почти всё материнское внимание переключалось на него, а к моменту появления следующего ребенка, ему предшествующий, еще не успевая войти в подростковый возраст, начинал более или менее самостоятельное развитие и освоение мира, конечно под опекой взрослых. При этом каждый предшествующий ребенок, с момента появления последующего, выходил из под влияния инстинктивных программ поведения матери (и их культурных продолжений), предназначенных обслуживать младенца в первое время его жизни. В современных же семьях, где обычно один ребенок, а два уже считается — “мно­го детей”, всё совсем не так.

Активные инстинктивные программы поведения матери, предназначенные для обслуживания первого времени жизни младенцев, обрушиваются на ребенка, останавливая и извращая его самостоятельное, также генетически обусловленное развитие. В результате на протяжении десятилетий, охватывающих и взрослую жизнь детей, они оказываются под воздействием материнских животных инстинктов. Этот процесс может быть прерван только уходом детей из семьи родителей или появлением внуков, на которых переключаются материнские инстинкты бабушки[26].

Но и внуков бабушки может постигнуть та же судьба, причем усугубленная двойным и тройным гнетом, в котором инстинктивно бессмысленно соучаствуют мать и обе бабушки. В результате вырастают мужчины и женщины с уровнем самостоятельности и ответственности за свое поведения, едва ли уместным и для пятилетнего ребенка, который подчас сохраняется у них до смерти в глубокой старости; этому могут сопутствовать и разного рода нарушения психики, также порожденные инстинктивной собственнической “лю­бовью” женщин к своим чадам. При этом необходимо иметь в виду, что и такое женское воспитание не препятствует развитию и проявлению изрядной интеллектуальной мощи в составе в целом ущербной психики, а это уже представляет опасность для окружающих.

Такого рода гнет инстинктивно слепо и бессмысленно собственнически “любя­щих” матерей достигает наибольшей силы в так называемых “бла­гополучных” семьях, чьи дети статистически часто оказываются в результате него в жизни даже более неблагополучными, чем выходцы из “неблагополучных” семей, где недостаток и (либо) порочность родительского воспитания в ряде случаев является благом и компенсируется развитием ребенка в соответствии с его собственным мироощущением и мироосмыслением.

Образы Кабанихи[27] и ущербно воспитанного ею “любимого” её собственного сына из пьесы А.Н.Остров­ского “Гроза” не высосаны им из пальца, как и мачеха Золушки с её дочерьми или же старуха и её дочка Марфушечка-Душечка из сказки “Морозко” — тоже не народная выдумка и не клевета. Но, скажи нынешней слепо и беззаботно о будущей жизни ребенка инстинктивно “любящей” матери, что по своим душевным качествам она — Кабаниха, калечащая становление детей в качестве человека своими инстинктами, то она сочтет это несправедливостью и оскорблением.

И соответственно сказанному, исчерпанность возможностей дальнейшего существования общества на основе инстинктивно обусловленного скрытного матриархата выражается во множественном распаде семей в обществах такого типа, к числу которых принадлежит и общество России наших дней.

Возвращаясь к особенностям матриархата, в разных его формах существующего в нынешней глобальной цивилизации, следует отказаться и от мнения о том, что мужчине принадлежит активная роль в половых отношениях, протекающих на основе бессознательных инстинктивных увлечений, определяемых как “любовь слепа”, “любовь зла”, “красота твоя свела меня с ума...” и т.п.





©2015- 2018 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.