Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Территориально-государственное строительство




Важнейшим объектом исследований в политической регионалистике является госу­дарство. Оно рассматривается в качестве территориально-политической системы и характеризуется наличием региональной структуры. Применительно к государ­ству политическая регионалистика использует системный и структурно-функцио­нальный подходы, которые сочетаются с компаративным анализом, использова­нием географического моделирования и районирования.

Государство в политической регионалистике представляется в виде трехмер­ного образования. Структурный подход позволяет говорить о двух видах региональ­ного каркаса государства:

1.3 Государство как территориально-политическая система

• формально-правовой каркас представляет собой административно-терри­ториальное деление по горизонтали и иерархию территориальных управленческих уровней по вертикали.

• неформальный каркас включает региональные структуры и уровни, кото­рые обычно определяются исследователями. Например, это может быть райониро­вание территории по тем или иным признакам или выделение фактических уров­ней, существующих в неформальной иерархии (система центров и периферий).

Важнейшей задачей политической регионалистики является разработка научных основ для управления региональными процессами и отношениями. Так, формализованный трехмерный каркас государственности нуждается в оптимизации. Процессы регио­нализации относятся к числу управляемых процессов. Точнее существуют многочис­ленные попытки управления этими процессами со стороны различных политических институтов, действующих в своих интересах. Все эти попытки можно рассматривать как вектора управления процессами регионализации, у которых в каждый момент времени есть своя равнодействующая. Ее выявление позволяет говорить о том, в ка­ком общем направлении и с какой скоростью развиваются процессы регионализа­ции в данном государстве в данный момент времени. Анализ управления процесса­ми регионализации выводит исследователя на исследование региональной полити­ки, которая целенаправленно проводится государством.

Ключевым понятием, с помощью которого можно изучать процессы направ­ленной (управляемой) регионализации, является территориально-государствен­ное строительство. Под территориально-государственным строительством понимается процесс направленного формирования отношений между центром и регионами.Субъ­ектами этого процесса являются все властные органы непосредственно, а также иные политические институты и группы, которые обычно действуют опосредованно, пы­таясь влиять на властные органы.

Понятие "территориально-государственное строительство" является родст­венным понятию "территориально-государственное устройство", но между ними есть некоторые различия. Территориально-государственное устройство означает сло­жившуюся систему отношений между центром и регионами, включая всю систему административно-территориального деления. Отличие между этими понятиями за­ключается в том, что территориально-государственное устройство статично. Терри­ториально-государственное строительство представляет собой деятельность, в ходе которой меняется территориально-государственное устройство, и результат этой деятельности. В этой деятельности участвуют ее субъекты — "строители" в лице вла­стных органов, политических лидеров и групп.

В соответствии с физико-географическими характеристиками пространства, культурно-историческими предпосылками, принятыми политическими моделями и экономическими факторами каждое государство вырабатывает и применяет модель территориально-государственного строительства, которая должна соответствовать

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

его актуальному состоянию и (или) идеологически окрашенному образу. Изучение территориально-государственного строительства проводится по двум направлениям:

• поиск закономерностей, определяющих влияние на модель территориаль­но-государственного строительства данного государства этнокультурных, социаль­но-экономических и природно-географических характеристик;

• компаративный анализ модели территориально-государственного строи­тельства данного государства в сопоставлении с аналогами и эталонами других го­сударств.

Системный подход рассматривает трехмерное государство в качестве целост­ного образования, в котором все элементы взаимосвязаны и находятся в состоянии динамического равновесия. Большую операциональную ценность имеет концепция баланса отношений, складывающегося между элементами этой системы:

• баланс отношений между иерархическими уровнями, в том числе важней­ший для государства баланс общенационального и регионального начала;

• баланс отношений между региональными ячейками.

Таким образом, в основе изучения государства как территориально-полити­ческой системы находится концепция баланса отношений "центр — регионы"[Ту­ровский, 2003, 2004].

1.3.2

Регион в балансе отношений "центр — регионы"

Уровень (потенциал) региональных интересов в балансе отношений с центром зависит от следующих параметров.

1. Качественные показатели. К их числу относятся политико-культурная идентичность и геополитическая роль территории. Эти параметры определяют интересы и амбиции региона.

2. Количественные показатели. Здесь речь идет об экономическом и демо­графическом значении территории. В этой связи можно говорить о том весе, кото­рый регион имеет в рамках национальной территориально-политической системы.

3. Физико-географические показатели. К их числу относится обособленность региона, вызванная его удаленностью, островным положением, особыми природны­ми условиями. Замкнутость территориального контура (например, в случае остров­ного положения) нередко является предпосылкой для развития обособленности.

Таким образом, уровень региональных интересов определяется разнород­ными параметрами значимости и обособленности (уникальности) региона. На их основе может быть разработана синтетическая оценка индекса регионализма для каждого региона.

70

■г*

1.3 Государство как территориально-политическая система

Актуализация регионального интереса может быть очень разной и не всегда соответствует его потенциалу. Происходят артикуляция и агрегирование конкрет­ного регионального интереса, которые зависят не только от уровня регионализма (он определяет потенциал, задает "планку" развития региональных политических инте­ресов), но и от активности (пассивности) местного сообщества, а значит, от полити­ческой культуры, от особенностей местной политической элиты. В этой связи мож­но, в частности, определять зависимость между активностью выражения и отстаи­вания региональных интересов и развитием гражданского общества.

Содержание регионального интереса составляет прежде всего интерес региона к политической автономии. В соответствии с уровнем развития своих интересов (уровнем регионализма) и особенностями их актуализации регион стремится к ос­воению определенной компетенции (полномочий), требует определенное число "сте­пеней свободы". Причем речь обычно идет не об абстрактном требовании большей автономии, а о конкретных полномочиях в сфере экономики, культуры и др., ко­торые, по мнению регионального сообщества, позволяют реализовать его уникаль­ность и значимость.

Формы реализации регионального интереса выглядят следующим образом.

Субнациональные формы государственности и суверенитета, ограниченная "внутренняя государственность" второго уровня (тип развитой и автономной субна­циональной территориально-политической системы, которая стремится к нацио­нальному уровню). Это — наиболее радикальная форма реализации регионального интереса, которая в "чистом виде" встречается достаточно редко и свойственна для некоторых федераций. Она включает ограниченные формы суверенитета, государ­ственной символики, властных органов, напоминающих таковые независимых го­сударств, даже — гражданства.

Автономная региональная власть. Происходит развитие институтов регио­нальной власти и их автономии от центра (в частности через институт всенародных выборов). Важным критерием автономии является легитимность региональной вла­сти, источником которой является сам регион. Наиболее яркой формой такой ле­гитимности являются всенародные выборы региональной власти. Одновременно происходит становление местных элит со своими артикулированными интересами. Эти элиты ищут и находят поддержку местного населения, стремясь выражать обще­региональные, а не только регионально-групповые интересы. Происходит персо­нификация региональной власти, в условиях автономии и выборности возникает лучше выраженный феномен регионального политического лидерства.

Региональная компетенция и связанное с ней нормотворчество. Регион до­бивается определенных полномочий, реализацией которых занимаются его властные органы. Главный интерес обычно представляет финансово-экономическая компе­тенция. Одновременно происходит развитие регионального нормотворчества (кото­рым занимается региональная власть) в рамках соответствующей компетенции, не­редко отмечается борьба за расширение компетенции.

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

Региональное вмешательство (участие^1) на общенациональном уровне. В от­ношениях с центром регионы заинтересованы в обеспечении представительства и защиты своих интересов. Совокупность политических институтов и практик, позво­ляющих регионам воздействовать на общенациональный уровень, можно назвать ре­гиональным вмешательством, или региональным участием (в его основе — представ­ленность и активная защита региональных интересов на общенациональном уровне).

Региональное участие может быть формальным и неформальным. К первому относятся органы власти, обеспечивающие региональное представительство в обще­национальной власти (пример "палаты регионов" в национальном парламенте в фе­деративном государстве), органы коллективного управления страной, предполагающие региональные квоты и гарантии регионального представительства. В этом же контек­сте могут рассматриваться региональные по происхождению и особенностям пред­ставляемых ими интересов партии, если они становятся значимыми субъектами обще­национального политического процесса. В результате возникает эффект дуализма цен­тральной власти, если в государстве существуют институты регионального участия и регионы получают возможность прямого участия в деятельности центральной власти.

Неформальные способы регионального участия можно свести к региональ­ному лоббизму и оценке его эффективности для различных территорий. Интересным объектом исследований является география власти — представительство различных региональных групп в общенациональных властных структурах. Исследуя географию власти, можно определить доминирование или повышенное представительство реги­ональных групп (лобби) на общегосударственном уровне, связанные с этим возмож­ные дисбалансы. Само по себе повышенное представительство тех или иных регио­нальных групп может еще не означать региональный дисбаланс в проводимой госу­дарством политике. Здесь все зависит от стратегии и тактики этих групп, от того, в какой мере они учитывают интересы своих регионов, интересы других регионов и интересы государства в целом в своей политике. В этой связи при исследованиях географии власти следует различать формальный и реальный дисбаланс. Послед­ний выявляется на основе исследований практической деятельности региональных групп, представленных в общенациональных властных структурах.

1.3.3

Центр в балансе отношений "центр — регионы"

Прежде всего, необходимо провести различение понятий "центр" и "государство". Государство мы рассматриваем в качестве единой территориально-политической

17 Региональное участие — термин, который можно использовать по аналогии с по­литическим участием. Региональное вмешательство — антоним централизованного конт­роля и федерального вмешательства.

72

п

1.3 Государство как территориально-политическая система

системы, которая по вертикали делится на уровни. Самым верхним дЬормальным уров­нем национальной территориально-политической системы является центр. Строго го­воря это — общенациональный политико-административный центр. В этом значении понятие "центр" и рассматривается при анализе отношений "центр — регионы". Во избежание путаницы при использовании теории "центр — периферия" для обо­значения неформальных инновационных или управленческих центров может быть использован синоним "ядро" (core), который, кстати, широко применяется в за­падной литературе.

Уровень (потенциал) "центрального" интереса (интереса центра) и его актуа­лизация определяются следующими параметрами.

Государственная идеология и существующие традиции. Каждое государство сознательно использует определенную модель территориально-государственного строительства, основные характеристики которой становятся частью государствен­ной идеологии. Эта идеология включает в себя отношение к процессам региона­лизации и региональной политической эмансипации, которое может рассматри­ваться по шкале "жесткое подавление — либеральное отношение — сознательная поддержка региональной самостоятельности". Нередко в государстве, в правящей национальной элите существует давно сложившееся традиционное отношение к этим процессам. Возможна несимметричная ситуация, связанная, например, с же­стким подавлением самостоятельности одних (например, иноэтнических регионов с тенденцией к сепаратизму) и лояльным отношением к автономии других. Также возможна идеологическая борьба между сторонниками различных концепций тер­риториально-государственного строительства на общенациональном уровне. Смена власти в пользу сторонников иной концепции приводит к изменению государст­венной идеологии в интересах централизации или регионализма.

Общенациональные приоритеты и характеристика государственной стабиль­ности. В существующей политической конъюнктуре центр принимает решение о целесообразности содействия региональной политической эмансипации в зависимо­сти от расстановки приоритетов в своей политике. Например, общая политическая нестабильность может привести к попыткам ужесточения политики центра и огра­ничения региональной самостоятельности. Аналогичные последствия могут иметь политические решения о консолидации нации в случае ухудшения геополитического положения или необходимости концентрации сил для геополитического прорыва.

Содержание "центрального" интереса можно свести к двум основным направ­лениям.

Поддержание определенной субординации по вертикали, обеспечение доми­
нирования центрального уровня власти.
Целью является сохранение национальной
территориально-политической системы, за которое по определению отвечает центр.
Попросту говоря, речь идет о сохранении единства и территориальной целостности
государства.

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

Обеспечение общенационального интереса и продвижение наиболее важных и принципиальных политических решений, принимаемых на центральном уровне, на всей территории государства. Здесь можно говорить и о внедрении инноваций, напри­мер проведении общенациональных реформ.

Формы реализации "центрального" интереса следует связать с положением го­сударства в глобальной иерархии территориально-политических систем. Эти формы можно поделить на две группы: одни связаны с более высоким системным уровнем, другие — с субнациональным уровнем политики.

Реализация "центрального" интереса на глобальном уровне (т.е. геополитиче­ского и геостратегического интереса) прямо не является предметом политической регионалистики. Однако решаемые государством геополитические задачи могут вли­ять на отношения между центром и регионами. Например, борьба за усиление пози­ций государства в глобальных процессах может требовать концентрации сил и при­водить к подавлению регионального начала. Задача по сохранению геополитиче­ской субъектности, если таковая оказывается под угрозой, также обычно определяет более жесткую политику государства в отношении своих регионов. Геополитические причины обусловливают особый, адресный подход государства к отдельным регио­нам, которые являются зонами геополитического риска (эксклавы и анклавы1 , ре­гионы с развитым сепаратизмом и ирредентизмом[9, претензиями других государств, пограничными спорами).

Реализация "центрального" интереса на субнациональном уровне может быть сведена к двум направлениям.

1. Горизонтальное направление: поддержание баланса на субнациональном уров­не, где главными целями являются межрегиональная стабильность и ограниченная кон­трастность. Межрегиональная стабильность понимается как отсутствие крупных конфликтов между регионами. Ограниченная контрастность предполагает отсутст­вие чрезмерных различий между регионами по политическим и социально-эконо­мическим параметрам. В то же время политика ограничения контрастности не оз­начает стремления к полному равенству регионов, приведения их к общему знаме­нателю. Ясно, что добиться равенства регионов в социально-экономической сфере практически невозможно, да и политические режимы в регионах пусть немного, но будут отличаться, хотя бы в зависимости от того, кто находится у власти в регионе. Поэтому государство определяет допустимую амплитуду колебаний, а пределы до-

18 Эксклавом называется географически отдельная часть территории данного регио­
на, "отрезанная" от него территориями других регионов. Также в политической регионали-
стике используется родственное понятие — анклав, под которым понимается территория
данного региона (или государство), со всех сторон окруженная территорией другого регио­
на (государства).

19 Под сепаратизмом понимается стремление региона создать новое государство, под
ирредентизмом — стремление присоединиться к уже существующему государству.

1.3 Государство как территориально-политическая система

пустимости — это отдельная методологическая проблема. Методологически непро­сто определить, какова мера неоднородности, угрожающая территориальной цело­стности государства. Но в любом случае центр разрабатывает систему политических институтов и технологий (практик) для снижения контрастности и укрепления единства территории. Как правило, речь идет о политике перераспределения ком­петенции и средств, в том числе в режиме "тонкой настройки" (небольших текущих изменений).

2. Вертикальное направление: укрепление вертикали власти (т.е. иерархических начал в организации властных отношений между уровнями), централизованный кон­троль над политическими институтами и процессами регионального уровня. Очевид­ной целью является поддержание и, при необходимости, усиление субординации властных уровней с целью сохранения единства всей национальной территориаль­но-политической системы. Для этого используются такие формы, как назначение представителей региональной власти, санкции в отношении региональной власти, специальные контрольные инстанции и др.

1.3.4

Концептуализация баланса "центр — регионы"

В каждой национальной территориально-политической системе складывается свой баланс отношений "центр — регионы". Системный подход к отношениям "центр — регионы" позволяет анализировать состояние и динамику в балансе отношений между уровнями. Центр представляет собой подсистему общегосударственного контроля и управления. У этой подсистемы есть свои ролевые функции — целостность террито­рии государства, обеспечение единой общегосударственной политики. Она стремится создать управленческую вертикаль, пронизывающую все управленческие уровни и обеспечивающую их субординацию. При этом "жесткость" вертикали может раз­личаться самым принципиальным образом в разных странах.

В свою очередь регион — это подсистема обеспечения регионального (локально­го) интереса. Ее ролевая функция — самостоятельное решение местных вопросов. Для этого она стремится создать управленческую автономию, собственное полити­ческое подпространство, независимое по определенным параметрам от центра.

Баланс отношений между центром и территорией определяет текущее состоя­ние государства. Сохранение субординации при самой широкой автономии регио­нов позволяет обеспечить единство и само существование государства. Его сила как субъекта мировой политики определяется не тем, насколько оно децентрализовано (что иной раз ошибочно воспринимается как аморфность), а тем, насколько эффек­тивно оно смогло обеспечить баланс между интересами центра и регионов и, соот­ветственно, насколько его "отвлекают" внутренние проблемы. Не развитие региона-

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

лизма, а дисбаланс общенациональных и региональных процессов влекут за собой распад государства или потерю им определенной территории.

Минимальным требованием для современного демократического государства в обеспечении баланса его отношений с регионами является развитие местного са­моуправления. Локальный уровень территориально-политических систем обязатель­но должен иметь политические свободы, поскольку именно здесь получают развитие непосредственные интересы граждан, объединенных в местные сообщества. Поэто­му модель современного унитарного государства предполагает, что традиционный централизованный контроль сочетается с развитым местным самоуправлением.

Регион, понимаемый как административная единица первого порядка, мо­жет иметь разную степень самоуправления или не иметь ее вообще (когда регио­нальная власть целиком формируется из общенационального центра). Хотя прин­ципиально важной тенденцией является развитие самоуправления по принципу "снизу вверх", когда оно захватывает не только локальные сообщества, но и регио­ны первого порядка, где идет осознание общерегиональных интересов, наряду с сугубо локальными.

Центр и регион находятся в постоянном взаимодействии. Для анализа этого взаимодействия используется концепция баланса отношений (в других, но близких терминах — баланса сил, баланса интересов) между центром и регионами.

В рамках этой концепции изучается не только баланс отношений, но и ба­лансы интересов, балансы сил и балансы угроз20.

• Баланс отношений является наиболее общим понятием, он предполагает баланс интересов и сил.

• Когда мы говорим о балансе интересов между центром и регионами, то ис­следуем, насколько артикулированы эти интересы, в какой степени они увязаны друг с другом и учитываются сторонами, в чем заключаются компромиссы между этими интересами.

• Баланс сил предполагает акцент на анализе ресурсной базы центра и регио­нов и сопоставимости ресурсов. Политические и экономические ресурсы при таком подходе анализируются как показатель силы центра или региона.

• При росте конфликтности в отношениях между центром и регионами мож­но использовать понятие "баланс угроз". При таком подходе используется терми­нология, принятая в некоторых концепциях исследований международных отноше­ний [Walt, 1987]. В ситуации конфликта стороны используют тактику взаимного сдерживания, когда угроза не дает одной из сторон выступить против другой.

Изучение баланса предполагает анализ политических ресурсов и возможно­стей (т.е. сил), которыми обладает та и другая сторона. Нормально функционирую-

20 Возможна аналогия с теорией международных отношений, где используются те же понятия.

1.3 Государство как территориально-политическая система

щая система "центр — регионы" предполагает взаимозависимость институтов цен­тральной и региональной власти, наличие сдержек и противовесов по вертикали (по аналогии с системой сдержек и противовесов в отношениях между ветвями власти, известной из теории демократии). Можно также говорить о взаимопроникновении центральной и региональной власти в связи с развитием институтов регионального участия и централизованного контроля. В самом общем виде речь идет о балансе централизованного контроля над территорией и регионального самоуправления.

Ключевыми характеристиками баланса отношений "центр — регионы" яв­ляются:

• соотношение объемов полномочий (компетенции), определенное консти­туцией и национальными законами или индивидуальными договорами и соглаше­ниями (предназначенными для отдельных регионов);

• возможности и ограничения централизованного контроля на региональном уровне и, с другой стороны, регионального участия на национальном уровне.

Баланс отношений "центр — регионы" необходимо рассматривать в истори­ческой динамике. В таком случае общенациональная трехмерная территориально-политическая система, соответствующая отдельному государству, выглядит не ста­тичной, а развивающейся во времени и пространстве. Предлагаемая концепция по­зволяет изучать политический процесс в контексте регионализации (децентрализа­ции) и, напротив, централизации, определяя:

• в какую сторону — центра или регионов — и в какой степени идет смеще­ние баланса;

• имеет ли это смещение компенсаторный характер (когда сохраняется "нор­мальное" динамическое равновесие, т.е. усиление одной стороны хотя бы частично сочетается с усилением другой стороны21) или же оно чревато разрушительными процессами для государства в целом (резкий сдвиг в сторону регионов) или для его территорий (жесткая централизация).

Динамику в балансе отношений "центр — регионы" удобно показывать в виде колебаний маятника. Причем этот маятник вряд ли можно зафиксировать "раз и навсегда", особенно в крупном и неоднородном государстве. Распространено пред­ставление об отношениях между центром и регионами как о своеобразном торге, политических сделках. Например, регионы добиваются от центра большей автоно­мии, демонстрируя взамен большую политическую лояльность и отказываясь от про­явлений сепаратизма. Категория торга часто используется в политической региона-листике для описания баланса отношений "центр — регионы".

Динамика баланса также анализируется через анализ конфликтов и процес­сов их разрешения, т.е. колебания в сторону большей или меньшей конфликтно­сти, напряженности отношений между центром и регионами.

21 Возможная аналогия — "игра с ненулевой суммой".

Глава 1 Теория и методология политической региопалистики

Д. Элейзер в своих работах дает еще одно представление о балансе — между сотрудничеством и конкуренцией [Элейзер, 1995, с. 113]. В этом случае подразу­мевается баланс принципов взаимодействия между центром и регионами.

Действительно, описывая состояние и развитие баланса, необходимо иметь представление о политических принципах поддержания баланса. Полезной и здесь является теория многосоставного общества А. Лейпхарта. Эта теория, в частности, дает представление о принципах функционирования сообшественной демократии в связи с необходимостью обеспечения баланса интересов между сегментами. А. Лейп-харт выделяет следующие принципы, которые, на наш взгляд, актуальны для отно­шений "центр — регионы" и взаимодействия территориальных сегментов в обще­национальной системе:

• большая коалиция, включающая представителей конкурирующих сегментов;

• взаимное вето, предполагающее формальное право сегментов на блоки­рование решений, принимаемых другими сегментами;

• пропорциональность сегментов, т.е. недопущение их абсолютного доми­нирования;

• автономия сегментов, наделяющая стороны собственными независимы­ми компетенциями [Лейпхарт, 1997, с. 78].

1.3.5

Функционалистский подход к изучению баланса отношений "центррегионы"

В теории политической регионалистики используется еще один способ, с помощью которого можно изучать баланс отношений "центр — регионы". Это — теория цент­робежных и центростремительных сил, которая рассматривает баланс между эти­ми силами, складывающийся в рамках национальной территориально-политической системы. Эта теория также называется функционализмом. Хотя функционализм соз­давался географами, он перекликается с системным и структурно-функциональным подходом, используемым в политической регионалистике.

Функционализм рассматривает территориальное единство государства, пони­мая государство как интегрированное сообщество регионов, консолидированную территориально-политическую систему. Основная исследовательская задача видится в поиске факторов консолидации и способов поддержания территориальной ста­бильности и целостности.

Один из основателей функционализма Жан Готтман рассматривал полити­ческое дробление мира как результат взаимодействия двух факторов, один из них он назвал движением (movement), другой — иконографией [Gottmann, 1952].

1.3 Государство как территориально-политическая система

Фактор движения означает происходящее в мире взаимодействие любого рода, обмен идеями, людьми, товарами как внутри государства, так и в его отношениях с внешним миром. Этот динамичный фактор провоцирует нестабильность государств и их границ, делает границы подвижными, отношения между территориями — неус­тойчивыми и меняющимися.

Иконография, в свою очередь, выступает как консервативный фактор, способ­ствующий консолидации в системе. Она связана с системой символов, государствен­ной идеологией, которые устанавливают стабильный порядок, делают государствен­ную территорию устойчивой, границы государства — общепризнанными.

В результате взаимодействия "подвижных" и консервативных факторов в каж­дый момент времени в мире складывается определенная система государств с их территориями и границами.

Другим ведущим автором функционалистской теории стал американский гео­граф Ричард Хартшорн. Он рассматривал государство как комплексную интегриро­ванную систему, обеспечивающую собственное единство через вертикальную инте­грацию социальных групп и горизонтальную интеграцию территориальных сооб­ществ. Его взгляды на географическую природу государства называют теорией тер­риториальной интеграции. Как и Ж. Готтман, он анализировал территориальную интеграцию в контексте взаимодействия двух противоположных сил — центробеж­ной и центростремительной [Hartshorne, 1950].

Главной центробежной силой в теории территориальной интеграции считается фактор разнообразия. При этом разнообразие понимается в самом широком смысле этого слова, как и "движение" Ж. Готтмана. Дезинтеграцию подпитывают любые внутригосударственные различия от этнической пестроты до природного разнооб­разия и различий в уровне жизни. Наиболее значимыми являются этноконфессио-нальное разнообразие, социально-экономические контрасты, фрагментированное распределение территории. Все эти факторы усиливают регионализм. Следует под­черкнуть, что исследование центробежных и центростремительных сил должно быть свободным от ценностных суждений, таких, например, как представление центро­бежных сил в качестве негативного явления. Как следует из теории функционализма, центробежные силы всегда в достаточной мере присутствуют в любой территори­ально-политической системе, являясь ее неотъемлемой характеристикой.

Главной центростремительной силой признается государственная идея. Этот тезис перекликается с предложением Ж. Готтмана считать консервативным факто­ром иконографию, т.е. систему общенациональных символов и ценностей. В любом государстве существует проблема национальной идентичности и, соответственно, солидарности различных этнических, конфессиональных, территориальных и соци­альных групп, признающих легитимность данного государства в данных границах. Наиболее популярной идеей, сплотившей многие современные государства, в про­шлом был национализм. Были также попытки создать наднациональные государст-

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

венные образования с помощью других государственных идей — монархической (Австро-Венгрия, Российская империя), конфессиональной (собирание русских зе­мель в XIV—XVI вв.), коммунистической (СССР) и др. Евразийское движение в русской эмиграции обосновывало необходимость государственного объединения территорий Евразии не только историческими, но и физико-географическими при­чинами. Государственное единство может поддерживаться в наиболее сложных слу­чаях не только идеологией, но и с помощью:

• военной силы (извечный "ultima ratio" центра в отношениях с "непокор­ным" регионом);

• экономических проектов, выгодных зонам геополитического риска, где развит сепаратизм;

• политических уступок — автономизации территорий, повышения их пред­ставительства в общенациональной правящей элите.

Все это тоже относится к разряду центростремительных сил и факторов.

В каждый момент времени наличная государственная территория отражает баланс центробежных и центростремительных сил в пользу последних. Отделение оп­ределенной территории является индикатором того, что центробежные силы на этой территории оказались превосходящими в отношении центростремительных сил. Возможно пограничное состояние, когда территория формально остается в составе государства и не признана никем или почти никем в качестве независимого государства. Однако центр утратил за этой территорией фактический контроль.

1.3.6

Понятие "региональная политика"

Регионализация является управляемым процессом. Как уже говорилось, центр, как правило, выступает в качестве активного субъекта в отношениях "центр — регионы", создавая и меняя состояние баланса в системе (тогда как регионы далеко не всегда являются столь активными субъектами). Управленческие аспекты в политической регионалистике связаны с понятием "региональная политика". Проводя региональ­ную политику, центр стремится управлять региональной структурой, преследуя свои цели, такие, как сохранение общего контура региональной структуры (т.е. границ государства) и определение допустимых параметров региональной фрагментации. Если следовать теории функционализма, центр стремится управлять центростреми­тельными силами, обеспечивая их превосходство над центробежными на всей тер­ритории государства.

Региональную политику необходимо отличать от региональной политической ситуации и регионального политического процесса. Последние характеризуют со­стояние дел на горизонтальных уровнях, в собственно региональных сообществах.

1.3 Государство как территориально-политическая система





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.