Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Федерализм как либеральная идеология территориально-государственного строительства.

Практически одновременно федерализм возникает в качестве особой идеоло­гии и неразрывно связанной с ней политической практики территориально-го­сударственного строительства. Его развитие совпадает с формированием либе­ральной идеологии, предполагающей расширение политических свобод лично­сти, предоставление личности соответствующих гарантий. Федерализм представля­ет собой своеобразный "либерализм по вертикали", считая необходимым наделение политическими свободами региональных сообществ и, соответственно, регионов как политико-административных единиц.

На самом деле "либерализм по вертикали" не обязательно совпадает с соци­ально-политическим либерализмом. Эти две формы либерализма действительно сов­пали в такой классической федерации, как США Здесь федерализм стал способом консолидации тринадцати штатов, освободившихся от британского колониализма. Он увязал стремление штатов (state — государство) к политической автономии с объ­единением штатов в "соединенное" государство — The United States of America. Тео­рия федерализма в значительной степени стала американской теорией, описываю­щей либеральную модель территориально-государственного строительства в госу­дарстве, основанном на принципах либеральной демократии.

В то же время в более общем виде федерализм предполагал интеграцию госу­дарственных образований при сохранении их собственной автономии. Уровень ин­дивидуальных политических свобод в этих образованиях мог быть совершенно раз­ным. Первым историческим примером территориально-политической интеграции федеративного типа является средневековая Швейцария. В 1291 г. здесь произошло знаменитое историческое событие, когда три кантона (т.е. три региональных сооб­щества в Альпах) приняли решение о создании Вечного союза. После этого Швей­цария развивалась через расширение территории конфедерации (так она офици­ально называлась) за счет присоединения новых кантонов.

Также задолго до развития либеральной идеологии произошло образование еще одной исторической федерации — Нидерландов. Это государство в виде семи соединенных провинций появилось на свет в результате Утрехтской унии 1579 г., но в качестве федерации оказалось не столь долговечным, как Швейцария. Объедине­ние нидерландских провинций стало тем самым историческим фоном, на котором И. Альтузиус создал свою федеративную теорию народного суверенитета.

Таким образом, главным аспектом федерализма как исторически сложив­шейся идеологии территориально-государственного строительства является интегра­ция политических образований в единое государственное целое при сохранении за

1.4 Территориально-политическая специфика федеративного государства

политическими образованиями значительных свобод. В этом заключается "тер­риториальный либерализм" федерализма. Американский пример принципиально важен тем, что соединяет эту идеологию с идеологией либеральной демократии, представляя синтез двух тенденций.

Однако использование федеративных принципов объединения территориаль­ных сегментов возможно и в недемократических государствах, т.е. "демократия по вертикали", территориальная демократия может быть единственной развитой фор­мой демократии для определенного государства.

3. Федерализм как современная политическая теория.

В современной политологии теорию федерализма логично связать с теорией многосоставного общества. Нельзя не отметить, что федеративные отношения часто рассматриваются в современной политологии как союзно-договорные отношения между различными по происхождению социально-политическими сообществами, не обязательно регионами. Именно в таком контексте рассматривают федеративное общество У. Ливингстон и А. Лейпхарт. В таком виде современная теория федера­тивных отношений перекликается с теорией народного суверенитета И. Альтузиуса, которая положила начало социально-философскому направлению в федерализме.

В соответствии с этой теорией территориальная сообщественность (или, что то же самое, консоциативность) является частным случаем сообщественности. Тео­рию федерализма А. Лейпхарт рассматривает как ограниченный и особый вид тео­рии сообщественности [(Лейпхарт, 1997]. Федерализм понимается как особая фор­ма автономии сегментов (напомним, что автономия сегментов является одним из принципов поддержания баланса в многосоставном обществе).

Таким образом, федерализм в работах современных политологов оказывается одной из форм консоциативности. Федерализм, в котором субъектами федератив­ных отношений являются именно территориальные сегменты, в таком случае сле­дует называть территориальным федерализмом. При этом возможен, например, эт­нический федерализм (когда субъектами федеративных отношений являются эт­нические сегменты) и иные формы.

4. Федерализм в политической регионалистике.

Д. Элейзер определяет ряд терминологических проблем, связанных с пони­манием федерализма:

• федерализм относится одновременно и к структуре, и к функционирова­нию государственной власти;

• он обеспечивает синтез единства и разнообразия;

• выступает одновременно как политическое и социальное явление;

• предусматривает определенные цели и средства их достижения;

• эти цели могут быть по своему характеру ограниченными и глобальными;

• существует несколько моделей политической организации федералист­ского характера [Элейзер, 1995].

Глава 1 Теория и методология политической регионалистики

Для политической регионалистики федерализм представляет собой особый тип территориально-политической системы или, другими словами, особую модель террито­риально-государственного строительства. Это представление не противоречит со­временной политической теории. Главное допущение: в политической регионали-стике субъектами федеративных отношений являются регионы, т.е. территориаль­ные сегменты. Хотя для политической регионалистики может быть интересен и тип федеративных отношений, связанных с этническими сегментами, хотя бы по­тому, что оба типа федеративных отношений могут применяться в одном государст­ве и потому, что этнические сегменты имеют свою региональную привязку, пусть не всегда четко выраженную.

В балансе отношений "центр регионы" федерализм предполагает качествен­но более высокий уровень региональной автономии и самоуправления по сравнению с другими государствами. Для федеративного государства характерны более развитые формы регионального участия, региональная политика носит компромиссный ха­рактер, и косвенные методы регионального управления используются центром ча­ще, чем прямые. Д. Элейзер определяет федерализм в узком смысле как взаимо­отношения между управленческими уровнями (разумеется, речь идет об особых формах этих отношений). Федерализм в широком смысле он понимает как соче­тание самоуправления и долевого правления (power sharing)24 через конституцион­ное соучастие во власти на основе децентрализации [Элейзер, 1995, с. 106].

Следует заметить, что федерализм не является единственной формой обеспе­чения регионального самоуправления. Известна и широко распространена другая форма — местное самоуправление на уровне локальных (т.е. субрегиональных, более мелких) сообществ. Региональное и местное самоуправление обычно суще­ствуют одновременно, в рамках одной национальной территориально-политической системы, но на разных территориальных уровнях. Также не следует считать, что в унитарном государстве не обеспечивается баланс отношений "центр — регионы" и отсутствуют любые проявления "либерализма по вертикали". Нередко для обеспе­чения баланса в конкретном и вполне демократическом государстве оказывается достаточно развитого местного самоуправления, если региональные сообщества и интересы выражены слабо.

Федерализм предполагает признание необходимости самоуправления на пер­вом субнациональном уровне. Обычно это происходит в условиях региональной эмансипации или в результате необходимости объединения достаточно самостоя­тельных политий. В иных случаях и других странах это могут считать излишним и даже вредным для целостности государства и его интегрального развития. Тогда ба­ланс обеспечивается другими способами (например, через местное самоуправле-

24 "Power sharing" может пониматься как разграничение полномочий между уровня­ми власти.

1.4 Территориально-политическая специфика федеративного государства

ние), либо региональная политическая эмансипация эффективно подавляется (в том числе силовыми методами). Такое понимание федер^гшзма тесно связано с идеоло­гией территориально-государственного строительства, которая может признавать или не признавать федерализм в качестве эффективной модели для данного государ­ства и на данном историческом этапе. Пример США показывает, что возможно пре­вращение федерализма в элемент национальной идеологии.

Следует подчеркнуть, что политическая регионалистика практически не рассматривает такой пример объединения государств, как конфедерация. По опре­делению конфедерация представляет собой союз независимых государств, т.е. не является единым государством. Для конфедерации характерно верховенство зако­нов, принимаемых территориями, в то время как полномочия центра ограничены. Если в федерации существует общенациональная власть, то конфедерация является наднациональным объединением. Для политической регионалистики интерес пред­ставляет субнациональный уровень. Исторически конфедерация считается вре­менной формой государственного объединения, которая ведет или к интеграции в рамках федеративной модели, или к распаду.

Федерализм является одним из возможных способов существования терри­ториально неоднородного государства. Несомненно, гетерогенная региональная структура является мощным стимулом, предпосылкой для федерализации. Однако федеративную модель территориально-государственного строительства не следу­ет считать единственно правильной и единственно возможной для гетерогенного государства. Процесс федеративной трансформации, т.е. превращения унитарного государства в федеративное или объединения политий в федерацию разворачивает­ся в определенных исторических условиях при наличии влиятельных политических субъектов, элит, продвигающих эту идею. В иных случаях могут быть найдены другие способы учета или подавления регионализации.

Федеративная модель — это одна из форм организации сложносоставной тер­риториально-политической системы. Главным стимулом федерализации является не величина территории, а степень ее гетерогенности в сочетании с благоприятст­вующей идеологией территориально-государственного строительства.

1.4.2





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.