Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Инновационная инфраструктура и ее роль в развитии экономики





Для России традиционно стремление быть одним из мировых лидеров, в том числе - и в научной и технологической сфере. О том, что у России для этого есть предпосылки, свидетельствуют не только представители отечественной науки, которых можно было бы упрекнуть в пристрастии, но и авто­ритетные зарубежные источники (см., например, [71]). Но, когда речь идет о таком показателе, как технологическая конкурентоспособность нашей стра­ны, ситуация приобретает совсем иной характер.

Оценками технологической конкурентоспособности ряда стран регулярно, начиная с 1991 года, занимается американский Национальный Науч­ный Фонд (NCF). Он силами Технологического Института Джорджии прово­дит исследование по нескольким обобщающим индикаторам технологиче­ской конкурентоспособности для 33 стран [69]. Технологическая конкурен­тоспособность стран рассматривается как черный ящик. В качестве анализи­руемых входов в экономическую систему исследуются следующие специально сконструированные синтетические показатели:

- национальная ориентация на достижение технологической конкурен­тоспособности страны (Россия в 1996 г. была на одном из последних мест - 29-м, обойдя лишь Венесуэлу и Аргентину; к 1999 г. ситуация принципиально не изменилась, хотя удалось “обогнать” Таиланд, ЮАР, Мексику);

- социально-экономическая инфраструктура, существенная для функционирования современной, передовой в технологическом отношении стра­ны (в 1996 г. Россия оказалась на 22-м месте, впереди многих стран, среди которых Китай, Индия, Мексика, Индонезия, Таиланд, Венгрия и Аргентина, но позади Польши и ЮАР; в 1999 г. наша страна сохранила ту же позицию);

- технологическая инфраструктура, т.е. социально-экономические институты, обеспечивающие потенциальную возможность разрабатывать, про­изводить и продавать новые технологии (в 1996 г, Россия, опередив с боль­шим отрывом “развивающиеся” страны* была на 7 месте, впереди Швеции, Италии и Швейцарии, в 1999 г. она заняла 12-е место, пропустив вперед Швецию, Швейцарию, Австралию, но все еще значительно обгоняя “разви­вающиеся” страны);



- производственный потенциал - материальные и человеческие ресур­сы, обеспечивающие производство и эффективность высокотехнологичной продукции (здесь Россия в 1996 г. оказалась на 19-м месте, позади Испании и Малайзии, но впереди Бразилии, Венгрии, Китая и Канады; но в 1999 г. положение резко ухудшилось, Россию обогнали очень многие страны, в том числе не только Китай, Канада, Бразилия и Венгрия, но и Филиппины).

Выходом системы служили показатели технологического состояния производства и экспортоспособности по высокотехнологичным продуктам. По этому показателю Россия в 1996 году была на 19-м месте, но в 1999 году переместилась на 28 место, оставив после себя лишь такие страны, как Филиппины, Южная Африка, Индонезия, Аргентина и Венесуэла.

Такие оценки весьма неутешительны для России. Они говорят о том, что Россия находится в самом начале пути построения современной экономики, основанной на знаниях, являющейся основой экономического развития современных промышленно развитых стран.

Экономика этих стран все больше ориентирована на инновации и формирует такую систему взаимоотношений между наукой, промышленностью и обществом, при которой инновации служат основой развития промышленно­сти и общества, а те, в свою очередь, стимулируют развитие инноваций и оп­ределяют их направления и тем самым во многом и важнейшие направления научной деятельности [130]. Иными словами, общими усилиями государства, предпринимательской и научной среды и общества в целом строится нацио­нальная инновационная система (НИС), в которой сочетаются:

· исследовательская среда, обладающая высокой квалификацией, исследо­вательским духом, стимулами к сотрудничеству с предпринимательской средой,

· предпринимательская конкурентная среда, субъекты которой обладают стратегическим мышлением (стимулами к инновациям), способностью обучения, адсорбции и адаптации знаний;

· механизм (с необходимыми институциональными надстройками и обрат­ными связями) взаимодействия этих двух сред, организующий, с одной стороны, трансфер знаний, их распределение и трансформацию в пред конкурентные технологии для предпринимательской среды, с другой стороны, ориентацию исследовательской среды на удовлетворение возникающих инновационных потребностей развития производства.

Исследовательская среда в России, хотя и заметно сократилась в последнее десятилетие, но все-таки по-прежнему остается на достаточно высо­ком уровне численность российского научно-исследовательского сектора.

Так, в 2001 году на 1000 человек экономически активного населения России приходилось 12.4, а на 1000 занятых в экономике - 13.6 человек, занятых ис­следованиями и разработками. Эти цифры гораздо выше значений показате­лей по Евросоюзу, где они в 1999 г. составили, соответственно 9.9 и 10.5. Не­сколько иная ситуация с численностью исследователей - сегодня эти цифры оказываются несколько (но не столь значительно) ниже, чем в промышленно развитых странах. Так, в 2001 г. число исследователей в России на 1000 че­ловек экономически активного населения и на 1000 занятых в экономике со­ставляло, соответственно 5.9 и 6.5, в то время как по ОЭСР в целом (в 1999 Г.)-6.2 И 6.6.

С одной стороны, структура российской науки продолжает соответствовать мировым стандартам. Показатели этой структуры выглядят достаточно благополучно. Действительно, оказывается, что сумма долей в общей чис­ленности исследователей государственного сектора и сектора высшего образования в России в 2001 г. составляла 33.8 %, что близко к такой же доле для ОЭСР в целом, где она в 1997 г. была равна 33 %. Это означает, что и доля предпринимательского сектора науки у нас примерно такая же, как в ОЭСР в целом.

С другой стороны, имеет место существенный разрыв в структуре публикаций. Львиная доля научных статей в изданиях мирового значения в Рос­сии (63.5 %) падает на физику и химию. Это значительно выше, чем в США, где данные науки обеспечивали в сумме 18 %, и чем в научном мире в целом, где суммарная доля данных наук составила 27.8 %, соответственно (данные за 1999 г.).

Изобретательская активность в России резко падает по мере приближения к концу научно-технологической цепи. В структуре затрат опытно- конструкторские работы занимают 67 %, больше чем во многих развитых странах. Но, в отличие от других промышленно развитых стран, изобретательская активность в России резко падает по мере приближения к концу на­учно-технологической цепи. В результате количество действующих патентов на изобретения в 2001 г. более чем 7.5 раз превосходит число свидетельств на полезные модели. В Германии в том же году это отношение для патентов, прошедших регистрацию через Германское бюро патентов и торговых марок (Deutche Patent und Markenamt - DPMA), составляло 1.25, а с учетом патентов на изобретения, прошедших регистрацию через Европейское патентное бю­ро, с эффектом в Германии - 2.3.

Россия сильно отстает от развитых стран по доле затрат на исследования и разработки в ВВП. По масштабам финансирования науки она за 90-е гг. “откатилась” на уровень стран со средним (по абсолютной величине рас­ходов) и даже малым (по доле в ВВП) научным потенциалом. Доля затрат на науку в ВВП в 2001 г. в нашей стране составила 1.16 %, что примерно вдвое меньше среднего по ОЭСР. Но здесь важно то, что в промышленно развитых странах львиную долю расходов на НИР берет на себя промышленность, а у нас предпринимательский сектор обеспечивает только 19,6 % от общих расходов на науку.

Низкий уровень изобретательского потенциала, недостаточный спрос со стороны производства на результаты научно-технической деятельности говорят о существовании серьезных внутренних проблем не только в предпринимательской среде, но также и в самой науке. Беда российской иннова­ционной и научно-технической (как, впрочем, и экономической) политики в ее традиционной бессистемности. Россия, будучи одной из немногих стран, обладающих достаточно развитым научно-техническим потенциалом, по состоянию институциональных инструментов инновационного процесса нахо­дится на уровне ниже пятидесятых годов прошлого века.

В современных промышленно развитых странах для реализации государственных целей при осуществлении взаимодействий государства, науки и промышленности применяются три основных инструмента [37, 38].

Первый из них — государственный контракт. Он применяется, если приобретение государством результатов НИР приносит непосредственную выго­ду или пользу государству; при этом не исключается ситуация передачи приобретенного продукта третьей стороне. Заключение контракта, за исключением специально оговоренных ситуаций, является результатом конкурса. В процессе работ по контракту представитель государства имеет право контро­лировать процесс выполнения работ и корректировать их. В законодательст­ве нашей страны нет четкого определения контракта по отношению к взаи­модействиям с участием сферы науки.

Второй, наиболее распространенный инструмент – грант. Он легализует другую форму отношений между государством и научно-исследовательским сектором, а именно - поддержку или стимулирование государством научных исследований и разработок — финансами, собственно­стью, услугами или еще чем-либо ценным. Причем предполагается, что до окончания работ по гранту государство не имеет права контроля и вмешательства в их выполнение. Срок выполнения работ оговаривается специальным соглашением. Грант используется особенно часто для поддержки исследований и разработок со стороны государства, если результаты работ неоп­ределенны или не могут принести непосредственную пользу или выгоду в ближайшем будущем. Именно эту форму - де-факто, но не де-юре, используют наши научные фонды — Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) и Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ). Следует отметить, что за годы существования фондов здесь выработаны достаточно надежные и высококачественные процедуры экспертизы отбора претенден­тов на поддержку. Использование опыта фондов могло бы помочь в выработке стандартов научной экспертизы и принятии их в качестве юридической нормы. Это очень важно, поскольку позволило бы разрушить имеющие сегодня место в министерствах и ведомствах попытки подменить объективную экспертизу при проведении конкурсов научно-исследовательских проектов ее имитацией.

И, наконец, третий, очень важный институциональный инструмент – кооперативное соглашение. Оно вводилось как инструмент сотрудничества и поддержки, не требующий, как и фант, заранее жестко заданного и сиюминутно полезного результата, но отличающийся от него тем, что в нем государству принадлежит право контроля хода работ и четко распределяются права и вклад участников соглашения. Оно служит важным инструментом организации кооперативных процессов между частным и государственным секторами, определения форм совместного инвестирования и раздела полученного результата. О кооперативном соглашении при проведении научно- исследовательских работ вообще нет упоминаний в нашем законодательстве (в том числе и в федеральном законе “О науке и государственной научно- технической политике”).

В России доминирует доктрина прямой поддержки прикладных исследований и разработок. Данный вид поддержки, как правило, наименее эф­фективен и в промышленно развитых странах среди других форм занимает, малую долю в общем объеме финансовой поддержки государством коммер­ческих НИР (см., например [38, 71]. На масштабы проведения исследований и разработок предпринимательской средой существенное влияние оказывает применение методов косвенного стимулирования инвестирования в научно- исследовательскую деятельность. Эти методы, получившие широкое распро­странение, сводятся к следующим: налоговые послабления; займы по сни­женным кредитным ставкам; финансовая поддержка процессов лицензирова­ния государственных научно-исследовательских организаций и высших учебных заведений.

В российском налоговом кодексе отсутствуют многие льготы и послабления, которые действуют в странах ОЭСР. Налоговый кодекс пока недостаточно ориентирован на создание стимулов у собственников предприятий к стратегическому планированию, а, следовательно, и к проведению своих собственных исследований и разработок.

Таким образом, для проблемной ориентации научно-технического сек­тора на решения задач инновационного развития страны необходимо:

1. Диверсификация организационных форм выполнения работ: разра­ботка правовой и институциональной базы использования государственных контрактов, фантов и кооперативных соглашений при инвестировании и соинвестировании государством исследований и разработок; определение фа- ниц использования разных институциональных инструментов в зависимости от статуса проекта; разработка стандартов независимой научной экспертизы и принятие их в качестве юридической нормы.

2. Реформа программированияв зонах традиционной ответственности государства путем реализации принципа максимальной корреляции целей и задач социальной роли государства с другими целями государственной инно­вационной и технологической политики; разработки открытых процедур формирования программ, основанных на интерактивных процедурах обще­ния с представителями науки, промышленности и правительства.

3. Реформирование федеральной целевой программы “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники граж­данского назначения”: формирование приоритетных направлений научно- технического развитая и критических технологий в тесном взаимодействии между правительством, научными организациями государственного и негосударственного секторов, представителями промышленности и финансового бизнеса на основе специальных интерактивных процедур.

4. Приведение системы финансирования государственных научных ор­ганизаций в соответствие с реально осуществляемой ими деятельностью. Сдвиг от базового финансирования научной деятельности организаций к финансированию, основанному на участии организации в научных проектах; обеспечение финансовой прозрачности (для учредителей) хозяйственной деятельности и четкая регламентация использования доходов от деятельно­сти организации.

5. Стимулирование промышленности к инвестированию в исследова­ния и разработки путем налоговых послаблений, займов по сниженным кре­дитным ставкам и т.п.

В России низкий уровень предпринимательской активности в области инноваций. Удельный вес организаций, занимавшихся инновационной деятельностью, - 8 5 % (по промышленности - 7.1 %). По странам ОЭСР доля инновационно-активных предприятий - в диапазоне от 25 % до 80 %. Только 4 % отгруженной российскими предприятиями продукции является инновационной.

Основные ресурсы инновационной деятельности, выраженные абсолютными показателями числа инновационно-активных предприятий и объе­мов инновационных затрат, сосредоточены в организациях частной либо смешанной (без иностранного участия) форм собственности. В то же время, как показывает анализ статистических данных, отечественные организации частной формы собственности вовсе не оказываются в числе лидеров, значительно уступая и организациям иностранной формы собственности, чей уровень инновационности в два раза превышает средний по России, а также ор­ганизациям иных форм собственности- Это еще раз акцентирует необходимость принятия срочных мер, направленных на формирование в стране эф­фективного собственника — развитие фондового рынка, совершенствование процедуры банкротств, активизации антимонопольной политики и т.п.

При анализе деятельности предприятий в области технологических инноваций, то есть в области, непосредственно связанной с необходимостью проведения исследований и разработок, прослеживается тенденция уменьшения уровня инновационности с ростом размера предприятия. Среди орга­низаций, вводивших новую продукцию или усовершенствовавших прежнюю, подвергнув ее значительным технологическим улучшениям, доля инновационной продукции у “усредненных” организаций — гигантов (более 10 000 человек) в три с половиной раза ниже, чем у малых (до 49 человек) организаций.

Инновационная активность предприятий плохо связана с активной научно-исследовательской деятельностью. Действительно, хотя в 2001 г. в структуре затрат на технологические инновации доля исследований и разработок и возросла на 1.5 пункта относительно 1999 г., но при этом она была равна лишь 15.7 % (по ОЭСР эта цифра составляет примерно 30 %) при доле затрат на приобретение машин и оборудования 60.3 %.

Результаты расчетов [38] показывают, что и по отношению к наукоемкости сохраняется та же закономерность, что и по отношению к инновационности: чем больше размер организации, тем ниже наукоемкость ее продук­ции. В частности, у организаций-гигантов она втрое ниже, чем у малых (до 49 человек) организаций. Что же касается жизненного цикла (возраста) заме­няемой продукции, то разрыв между наиболее эффективным классом - ма­лыми предприятиями численностью 50-99 чел, и наименее эффективными крупными предприятиями (10 ООО и более чел.) оказывается более 7 лет. Но, к сожалению, несмотря на такую прогрессивность малых предприятий, их предпринимательская активность низка. Так, в классе малых организаций с численностью работников до 49 и с 50 до 99 человек она составила 7.04 % и 7 % в 2001 г. при средней доле инновационно активных предприятий по Рос­сии 8.5 %. Для сравнения, в странах ОЭСР доля малых инновационно актив­ных предприятий с численностью занятых от 20-49 человек, находится в диапазоне от 20 до 60 %.

Таким образом, к сожалению, приходится констатировать, что сегодня в силу ряда причин стимулы к инновациям в России очень невелики, и типичной для российского предприятия является самая нижняя позиция в т.н. “инновационном статусе предприятия” [129], когда фирме удается занимать достаточно прочную и стабильную позицию на рынке, практически не вводя инновации.

На наш взгляд, являются актуальными следующие направления государственной политики по созданию условий для увеличения масштабов ин­новационной деятельности российских предприятий.

1. Расширение зоны эффективного собственника через совершенство­вание правовой основы и практики банкротства предприятий; улучшение системы финансового посредничества (развитие банковской системы и фондового рынка).

2. Развитие конкурентной среды путем введения:

а) современной, соответствующей международным нормам, законода­тельной и нормативной базы в области регулирования слияний, поглощений и кооперации конкурентов, процессов стандартизации, заключения лицензи­онных соглашений.

б) институциональной структуры, системы преференций, направленной на поддержание баланса интересов отечественных и зарубежных производи­телей.

3. Улучшение благоприятного инвестиционного климата, в том числе условий для репатриации капитала, прекращения его бегства из страны, во­влечение в процесс инвестирования известных лидеров высокотехнологичного бизнеса.

4. Рационализация условий хозяйствования путем:

а) повышения возможностей формирования оборотных средств, сни­жения общего уровня налогообложения, укрепления правовой базы и право­применительной практики в отношении исполнения хозяйственных и кре­дитных договоров;

б) санации производственных мощностей, включения в налоговое и зе­мельное законодательство нормативов, ориентирующих предприятия на от­каз от неиспользуемых производственных площадей и оборудования;

в) создания системы технологического аудита предприятий с целью оценки их возможности осваивать и развивать свою технологическую способность.

5. Развитие информационной инфраструктуры и формирование про­фессионального инновационного менеджмента, включая:

а) инфраструктуру рынка деловых услуг, позволяющую предприятиям находить и уточнять необходимую информацию при работе в сетях;

б) содействие развитию системы научно-консультационных услуг для инновационно-активных предприятий;

в) ускорение запуска действующей при участии или содействии госу­дарства системы юридического консалтинга для участников инновационного процесса;

г) формирование рынка услуг частному сектору по обеспечению его методиками и средствами менеджмента, в том числе и инновационного;

д) создание инфраструктуры, помогающей разработке, распростране­нию и освоению ноу-хау менеджмента по освоению новых технологий.

За прошедшее десятилетие в результате действий государства появились новые институциональные структуры, призванные служить инновационной системе России. Возникла система государственных научных центров (ГНЦ). Она позволила, в основном, сохранить костяк российского научно-технического потенциала в условиях переходного периода. В систему сего дня входят 58 организаций, трудятся более 81 тыс. человек, в том числе около 1800 докторов и 8500 кандидатов наук, действуют 63 инновационно-технологических центра, главной функцией которых является поддержка уже сформировавшихся и окрепших малых предприятий. На базе наиболее мощных ИТЦ создаются инновационно-промышленные комплексы (ИГГК). Существуют технопарки (их 60), действуют наукограды.

Но, к сожалению, мотивация к взаимному сотрудничеству у участников инновационной цепи пока малозаметна. В то же время в эпоху повсеместного распространения информационных технологий инновационный процесс базируется на сетевом взаимодействии фирм, компаний и организаций, производящих, распространяющих и использующих знания. Тенденция работать в сети во всем мире усиливается год от года. Система кооперации в России пока не имеет значительных масштабов и линейна - совместные проекты являются только двухсторонними, и присутствие третьей стороны не преду­сматривается. Наибольшую склонность к кооперации проявляют поставщики оборудования, материалов, компонентов, программных средств (примерно 8 проектов на одного участника), потребители продукции (6.5 проектов), научно-исследовательские организации (4.3 проекта), партнеры в составе группы, то есть внутри образованных союзов и объединений - (3.6 проекта). Высшие ученые заведения занимают предпоследнее место по склонности к коопера­ции (2.4 проекта). В странах ЕС цифры выше, но их структура очень похожа. Отличительной чертой Евросоюза является то, что по склонности к коопера­ции его научные организации оказываются примерно на том же месте, что и высшие учебные заведения в России, и наоборот - высшие учебные организации Евросоюза занимают то же место, что и научно-исследовательские организации в России.

Инновационная инфраструктура, создаваемая на базе существующих научных и образовательных структур, организуя и активизируя инновационно-инвестиционную деятельность, соединяя науку, образование и производ­ство по всей территории России, призвана обеспечить эффективную передачу в производство научно-технических достижений в виде знаний, технологий, оборудования и способов организации производств.

Согласно проекту закона об инновационно-инвестиционной инфраструктуре, под инновационной инфраструктурой следует понимать комплекс взаимосвязанных структур, обслуживающих и обеспечивающих реализацию инновационной деятельности за счет решения следующих задач:

1. отбор и подготовка руководителей проектов, повышение их квалификации, накопление и обобщение практического опыта в реализации проектов;

2. создание системы, обеспечивающей (обслуживающей) руководителей проектов базой данных (технологии, специалисты, оборудование, контрагенты, поставщики оборудования и др.), необходимой для реализации проекта-заказа;

3. создание, развитие и тиражирование в субъектах Российской Федерации систем управления проектами, позволяющих руководителям проектов обеспечивать в сжатые сроки в данном регионе конкурентоспособную, ав­томатизированную реализацию проектов-заказов;

4. разработка, развитие и практическое использование инновационно-инвестиционного механизма, объединяющего под единым управлением инновационную и инвестиционную функции, и, тем самый, сокращающего время автоматизированной реализации полного инновационно-инвестиционного цикла;

5. проведение во взаимодействии с местными органами власти целенаправ­ленной инновационно-инвестиционной политики в регионах Российской Федерации;

6. создание новых рабочих мест, увеличение объема и качества выпускаемых товаров и услуг путем конкурентоспособной реализации заказов-проектов "под ключ”;

7. внедрение систем качества на предприятиях и в организациях региона;

8. анализ существующих или создаваемых инновационных инфраструктур для решения различных проблем и разработка рекомендаций по их совершенствованию;

9. формирование среди широких слоев населения во всех регионах страныпонимания социально-экономической значимости инновационно-инвестиционной деятельности; поддержка общественных организаций, движений, работа которых направлена на активизацию инновационно- инвестиционной деятельности в России; привлечение средств населения для инвестиций в народное хозяйство;

10. обеспечение опережающих темпов (скорости) роста уровня благосостоя­ния путем создания инновационно-инвестиционной сетевой инфраструк­туры России, превышающей мировой уровень качества.

Решение выделенных задач осуществляется через инновационные технологические центры, ориентированных на достижение организационных бизнес-целей за счет обеспечения продуктивности знаний, мотивацию людей и оказание им содействия в процессе развития способности к обработке ин­формации, а также стимулирование положительного отношения к процессу работы с информацией. Коммерциализация знаний, как правило, осуществляется не на прямую, а путем создания некоего «дополнительного» продукта, с которым компания и выходит на рынок, т.е. получение некоего материального продукта из совокупности «знаний, навыков и умений» посредством имеющейся технологической базы, т.е., для формирования инновационной среды необходимо обеспечить производство инноваций их эффективную за­щиту и коммерциализацию.

В настоящее время известно несколько моделей по формированию инновационной инфраструктуры [42]:

Государственная модель базируется на государственных программах развития конкретных (прорывных) направлений, финансировании системы образования, фундаментальных и прикладных исследований. Стратегия развития в такой модели сводится, как правило, к общенациональным многолетним компаниям по развитию системы образования (особенно высшей школы), привлечению зарубежных технологических корпораций в страну и созданию сильных льгот своим национальным научно-техническую бизне­сам и особенно тем из них, которые экспортируют технологические продук­ты. Накопленный опыт показывает, что достижение успеха в этом процессе с необходимостью требует долгосрочного подхода и значительных материальных затрат на начальном этапе.

Модель крупных корпоративных лабораторий активно существовала и развивалась в прошлом веке, но в настоящее время она перестала быть доминирующей, на смену ей приходит все большая децентрализация направлен­ная на объединение внутренних и внешних ресурсов.

Кооперационная модель или модель«открытых инноваций» включает в себя положительные элементы предыдущих моделей, носит межгосударст­венный характер и базируется на тесной кооперации участников инноваци­онного рынка при низком уровне бюрократизации и эффективном сочетании внутренних корпоративных и внешних ресурсов. Одной из главных проблем в этой модели — является сложность ее управления, серьезные командные усилия, повышается роль руководителя его компетентности, системности подхода, лидерства. В такой модели управления роль руководителя заключается в стимулировании сотрудников, обеспечении их деятельности необходимыми ресурсами и контроле соответствия исследовательских задач требо­ваниям рынка.

Реализуемая в рамках инновационных технологических центров кооперативная модель управления инновациями представлена на рис. 1.2. Она наглядно отражает весь «инкубационный цикл» инновации, направленных на решение задач по созданию, защите и коммерциализации новшеств.

Рисунок 1.2 Обобщенная структурная схема инкубатора инноваций.

Одним из важных и сложных этапов является отбор инновационных проектов. Задача по поиску перспективных разработок сродни задачи поиска иголки в стоге сена, без четкого и эффективного инструментария ее решение будет в приемлемые сроки крайне затруднено. Чтобы оценить уровень разра­ботки со всех позиций: технической реализуемости, коммерческой привлека­тельности и т.п. необходим широкий состав экспертов, но это требует значи­тельных финансов и времени, часто решение принимается на уровне «не­формального сетевого взаимодействия», когда решающим является мнение «авторитетного специалиста» в данной предметной области, при этом реше­ние принимается оперативно, но велик груз ответственности за него. Важно найти золотую середину по оценке бизнес планов за приемлемое время при минимальных затратах. В рамках деятельности инновационных технологических центров реализована технология «маленьких шагов», когда инноваци­онная разработка проходит несколько стадий: «инновационный грант - венчурное финансирование - инвестиционный проект», это позволяет значительно снизить как риски по проектам, так и затраты на проведение много­плановых экспертиз. Каждый изинновационных проектов координируется предприятием корпорации, берущим на себя решение вопросов его коммер­циализации. Результаты разработок на отдельных стадиях сами доказывают жизнеспособность и коммерческую привлекательность того или иного реше­ния. В общем случае, для получения положительных результатов необходи­мо чтобы вместе сошлись инновационный капитал, система образования, технологические возможности и бизнес-идея, что и реализует представленная на рис. 2. кооперационная (открытая) модель управления жизненным циклом инновации.

Важно отметить, что, как показывает мировой опыт, при наличии фак­торов рыночной целесообразности, профессиональной команды и продуман­ного финансового плана, осуществление технической работы по собственно созданию продукта из технологии является сравнительно решаемой задачей и представляет собой только вопрос времени. Ожидать инвестиций в исследо­вания от корпорации следует только в том случае, если их результаты принесут этой корпорации прибыль, т.е. она сможет преобразовать эти знания в продукцию, а для этого компания должна обладать соответствующими про­изводственно - технологическими возможностями, при этом, надо помнить, что, как правило, наибольшего рыночного успеха достигают не компании с наиболее совершенной технологией, а те, у которых наилучшим образом на­лажен сбыт и маркетинг.

Для успешной инновационной деятельности необходимо сочетание следующих факторов: наличие крупных университетских исследовательских центров, которые выступают и как в роли производителей «знаний», так и в роли поставщиков высококвалифицированного персонала, мобильность рабочей силы, доступ к инвестициям, технологические возможности, предпри­нимательская активность и менталитет.

Главная задача инновационных технологических центров - преодолеть «разрыв» в образе мыслей между ученым и предпринимателем, создать инст­рументы для тесной взаимовыгодной взаимосвязи между учеными, разработчиками, производственниками и предпринимателями обеспечить доступ к инвестиционному капиталу. При этом необходимо создать среду, в которой инновационный риск был бы приемлем, иначе трудно будет ожидать высокой активности от инновационной деятельности.

Основной задачей инновационного центра является формирование от­крытой инновационной инфраструктуры, ориентированной как на поддержку инновационной деятельности сложившихся научно-технических коллекти­вов, так и на молодежные (студенческие, школьные) научно технические разработки.

Первым шагом в формировании инновационной инфраструктуры в российских регионах является создание и сопровождение единой электрон­ной информационной базы и реестра имеющихся научно-технических разра­боток, с последующим размещением такой информации на специально соз­данном для этих целей Интернет - портале интерактивного управления инновационной деятельностью.

Последовательное формирование условий для создания и эффективного функционирования инновационной инфраструктуры позволит обеспечить, с одной стороны, трансфер знаний, их распределение и трансформацию в предконкурентные технологии для предпринимательской среды, а с другой - ориентацию исследовательской среды на удовлетворение возникающих инновационных потребностей развития производства и общества.

 


1.4 Сущность и содержание организации производства научно-технической продукции и оказания наукоемких услуг центрами коллективного пользования научным оборудованием

Важным условием перехода к инновационной экономике является создание действующей национальной инновационной системы - системы, преобразующей знания в новые технологии, продукты и услуги, которые потребляются на национальных или глобальных рынках.

Определяющую роль в функционировании НацИС играет государство, которое определяет правила функционирования и взаимодействия участников инновационного процесса через формирование нормативно-правовой среды. В НацИС входит собственно субъекты инновационной деятельности – организации, способствующие осуществлению инновационной деятельности [67].

Инновационная инфраструктура рассматривается как совокупность:

· условий функционирования фундаментальной науки, системы образования;

· организаций, промышленных и иных общественных объектов, обеспечивающих возможности успешной инновационной деятельности.

Основной задачей инфраструктуры инновационной деятельности является содействие решению проблем доступа к научным, кадровым, образовательным и финансовым ресурсам. В настоящее время существует разветвленная сеть организаций, способствующих развитию инновационной деятельности. Следует отметить, что объекты инновационной инфраструктуры решают часть инновационных проблем, выполняют структурирующую функцию, объединяя разделенные части НацИС, за счет чего создаются условия для успешного развития инновационной деятельности. Поэтому развитие не может быть поставлено исключительно в зависимость от наличия или количества соответствующих объектов инфраструктуры, как отмечено в [67].

Частью НацИС является научная инфраструктура, создающая материально – техническую базу, предназначенную для обеспечения научной деятельности. Состав элементов научной инфраструктуры:

· здания и сооружения научных центров;

· техническое оборудование для выполнения исследований;

· система информационного обеспечения: библиотеки, информационные центры, информационные сети, издательства;

· система обеспечения ученых связью, транспортом;

· органы планирования и координации научных исследований;

· система подготовки научных кадров;

· система материально-технического и социально-бытового обеспечения [34].

Система организации научных исследований и оказания наукоемких услуг, существующая в России, включает в себя четыре вида организаций:

· научно-исследовательские институты Академий наук, проводящие фундаментальные поисковые исследования;

· отраслевые, ведомственные научно-исследовательские институты и различные конструкторские бюро, специализирующиеся на прикладных иссле­дованиях и опытно-конструкторских работах;

· подразделения высших учебных заведений, где тип научных исследований определяется статусом и специализацией ВУЗа (университеты — фун­даментальные исслед





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.