Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Дисциплинарная ответственность судей и прокуроров за совершение административных правонарушений





 

Статья 122 Конституции Российской Федерации закрепила принцип неприкосновенности судей, а именно судья не может быть привлечен к уголовной ответственности иначе как в порядке, определяемом федеральным законом.

Статья 12.1 Закона «О статусе судей в Российской Федерации» установлена дисциплинарная ответственность судей. Комментируемая статья, в сущности, является новеллой настоящего Закона, ибо прямо устанавливает дисциплинарную ответственность судей.

Исходя из смысла п. 1 данной статьи Закона понятие «дисциплинарный проступок» имеет расширенное значение: дисциплинарный проступок – это нарушение норм не только данного Закона, но и Кодекса судейской этики, Кодекса судейской чести судьи РФ. Таким образом, любой аморальный проступок судьи должен расцениваться как дисциплинарное нарушение, сюда же относится нарушение судьей неписаных правил морали, этикета и нравственности.

Решение о наложении взыскания принимает соответствующая квалификационная коллегия судей. На судей Конституционного Суда Российской Федерации дисциплинарное взыскание накладывается по решению Конституционного Суда (ст. 15 Федерального Конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

За совершение дисциплинарного проступка на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание – предупреждение или досрочное прекращение полномочий.

Так, Б. с февраля 2000 года работала в должности судьи Арбитражного суда г. Москвы. Указом Президента Российской Федерации от 10 февраля 2004 года №181 назначена судьей Девятого арбитражного апелляционного суда. В мае 2004 г. ей присвоен второй квалификационный класс.

Решением Высшей квалификационной коллегии судей РФ от 25 мая 2005 года по представлению председателя Девятого арбитражного апелляционного суда на судью Б. наложено взыскание в виде досрочного прекращения ее полномочий судьи за совершение дисциплинарного проступка с лишением квалификационного класса.



Не согласившись с данным решением квалификационной коллегии, Б. и ее представители обратились в Верховный Суд РФ с жалобами, в которых просят о его отмене как не соответствующего Европейской хартии о статусе судей, Закону РФ от 26 июня 2002 г. «О статусе судей в Российской Федерации», Федеральному закону от 14 марта 2002 г. «Об органах судейского сообщества», а также Положению о квалификационных коллегиях судей от 15 июня 2002 г. и Регламенту Высшей квалификационной коллегии судей РФ.

При этом в жалобах указывают на то, что выводы квалификационной коллегии о сознательном изменении ею текста постановления по делу N А40–39644/04–14–405, замене его первого листа, противоречивости ее объяснений об обстоятельствах изготовления данного постановления являются необоснованными.

При вынесении решения квалификационной коллегией не соблюден принцип соразмерности ответственности и не учтено того, что ошибка в мотивировочной части постановления носит случайный, технический характер, которая не повлекла никаких правовых последствий для участвующих в деле лиц.

Не были учтены коллегией также деловые качества судьи Б. и характеризующие ее данные.

Полагают, что единичное нарушение срока рассылки судебного постановления на 5 дней не могло служить основанием к прекращению полномочий судьи, поскольку данное нарушение было вызвано объективными причинами.

Кроме того, считают, что квалификационная коллегия вышла за пределы рассмотрения представления председателя суда, установив иное правонарушение, чем было указано в представлении, превысив тем самым свои полномочия.

Представитель Высшей квалификационной коллегии судей РФ Величко А.С. с доводами жалоб не согласился и просил об оставлении их без удовлетворения, сославшись на то, что решение принято квалификационной коллегией с учетом всех фактических обстоятельств дела и соблюдением требований действующего законодательства.

Выслушав объяснения Б. и ее представителей, представителя Высшей квалификационной коллегии судей РФ, показания свидетеля Евстифеева А.А., исследовав материалы дела и заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Масаловой Л.Ф., полагавшей в удовлетворении жалоб отказать, Верховный Суд Российской Федерации находит их не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» за совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм настоящего Закона, а также положений Кодекса судейской этики) на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

Как установлено судом, Б., работая в должности судьи Девятого арбитражного апелляционного суда, в декабре 2004 г. при вынесении судебного постановления в полном объеме по делу N А40–39644/04–14–495, рассмотренного под ее председательством, допустила грубую небрежность и нарушение процессуального закона, повлекшие отмену принятого постановления и направление дела с апелляционной жалобой на повторное рассмотрение.

Нарушение процессуального закона выразилось в неправомерном внесении в изготовленное 24 декабря 2004 г. в полном объеме судебное постановление и подписанное составом суда изменения даты его вынесения без согласования с судьями, принимавшими участие в рассмотрении апелляционной жалобы по указанному делу, на 28 декабря 2004 г. в целях избежания нарушения срока рассылки данного судебного акта.

Кроме того, в результате грубой небрежности со стороны Б. при изготовлении указанного постановления в машинописном виде в мотивировочной его части, в отличие от первоначальной редакции, были указаны обстоятельства и стороны, не имевшие отношения к данному делу, изготовленное в таком виде постановление без проверки его содержания было направлено судьей Б. вместе с делом в кассационную инстанцию, что и послужило основанием к его отмене.

В таком же виде и с нарушением установленного срока данное постановление было направлено сторонам по делу.

Не оспаривала в первоначальных объяснениях указанных обстоятельств и сама Б.

Однако впоследствии, в том числе на заседании квалификационной коллегии и в судебном заседании, свои объяснения изменила и стала отрицать факт внесения исправления в постановление даты его изготовления, но при этом не оспаривала факта несоответствия его содержания фактическим обстоятельствам дела и рассылки его сторонам в таком виде с нарушением установленного срока.

При таких данных у Высшей квалификационной коллегии судей РФ, по убеждению суда, имелись основания для вывода о наличии в действиях судьи Б. дисциплинарного проступка, дающего основание для наложения на нее дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения ее полномочий судьи.

Решение о наложении на судью Б. указанного дисциплинарного взыскания принято квалификационной коллегией в пределах своей компетенции и с соблюдением требований закона.

Довод Б. о том, что в материалах дела не имеется доказательств, свидетельствующих о внесении ею изменений в текст постановления от 24 декабря 2004 г., поскольку по делу принималось только одно постановление от 28 декабря 2004 г., которое имеется в арбитражном деле и которое разослано сторонам, не может быть признан обоснованным, так как он опровергается совокупностью собранных по делу доказательств.

В частности, из первоначальных объяснений (от 14 марта 2005 г.) самой Б. следует, что в полном объеме постановление по делу было изготовлено ею 24 декабря 2004 г., распечатано, проверено, подписано и передано на подпись судьям Катунову В.И. и Якутову Э.В. Это подтверждается сведениями компьютера о дате изготовления файла – «6538» 24 декабря 2004 года.

Проверенное и подписанное всеми судьями судебное постановление было передано ею вместе с делом помощнику Иванову А.В. для рассылки.

27 декабря 2004 г. Иванов А.В. обратился к ней с просьбой об изменении даты изготовления постановления на 28 декабря 2004 г. в связи с тем, что из-за загрузки аппарата состава его рассылка не может быть осуществлена в сроки, предусмотренные законом.

Она дала согласие на изменение даты изготовления постановления. Однако при внесении изменений был ошибочно использован незавершенный вариант постановления, что привело к несоответствию его содержания на 2 листе.

Далее из ее объяснений от 17 марта 2005 года усматривается, что работа над изготовлением постановления продолжалась дома на личном ноутбуке. Окончилась 24 декабря 2004 г., что подтверждается данными идентификации соответствующего файла на этом ноутбуке.

После этого постановление от 24 декабря 2004 г. с ноутбука было перенесено на съемный диск для распечатывания. При этом в результате компьютерного сбоя был загружен незавершенный файл с этим же именем, ранее оставшимся на стационарном компьютере.

Будучи уверенной, что постановление изготовлено в полном объеме и проверено, исправила в нем дату на 28 декабря 2004 г. и распечатала его, после чего оно было подписано всем составом суда и в дальнейшем никем не исправлялось (л.д. 64).

В объяснении от 28 апреля 2004 г. Б. не отрицала того факта, что из двух имеющихся в компьютере судебных постановлений постановление №6438 от 24 декабря 2004 г. было изготовлено в соответствии с требованиями АПК РФ. Постановление от 24 декабря 2004 г. отличается от постановления от 28 декабря 2004 г. (незавершенного) не только второй, но и третьей страницей (л.д. 66).

В своем объяснении в адрес Высшей квалификационной коллегии судей от 18 мая 2005 г. Б. также не оспаривала того обстоятельства, что изменение даты изготовления было внесено ею в постановление от 24 декабря 2004 г. (л.д. 79).

На заседании квалификационной коллегии она не отрицала того обстоятельства, что в компьютере были обнаружены два варианта постановлений, один от 24 декабря 2004 г., оформленный в соответствии с требованиями закона, другой от 28 декабря 2004 г. в незавершенном виде, который она без проверки его содержания распечатала и разослала сторонам.

Первоначальные объяснения Б. о дате изготовления судебного постановления по указанному арбитражному делу в полном объеме подтверждаются письменными объяснениями судей, принимавших участие в рассмотрении данного дела, Катунова В.И. и Якутова Э.В., из которых следует, что данное постановление было вынесено 24 декабря 2004 г. и подписано ими.

Что касается имеющегося в арбитражном деле судебного постановления от 28 декабря 2004 г., то его нельзя отнести к судебному акту, принятому в соответствии с требованиями закона, и в связи с этим, по утверждению судей Катунова В.И. и Якутова Э.В., он в таком виде ими не подписывался.

Исходя из приведенных данных, суд приходит к выводу о том, что судьей Б. без законных оснований преднамеренно внесено в судебное постановление от 24 декабря 2004 г. изменение даты его изготовления на 28 декабря 2004 г. и при этом допущена подмена листов мотивировочной его части, что является недопустимым.

Согласно пп. 8 пункта 2 ст. 17 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» наложение дисциплинарных взысканий на судей федеральных арбитражных судов отнесено к компетенции Высшей квалификационной коллегии судей РФ.

Совершенные Б. действия при изготовлении судебного постановления в полном объеме и его рассылке расценены квалификационной коллегией как совершение ею действий, умаляющих авторитет судебной власти и достоинство судьи, а также не отвечающих требованиям положений Кодекса судейской этики, влекущих дисциплинарную ответственность в виде досрочного прекращения полномочий судьи, что согласуется с требованиями закона.

Нельзя признать обоснованной и ссылку представителей Б. на то, что ст. 14 Закона РФ «О статусе судей в РФ», содержащая исчерпывающий перечень оснований прекращения полномочий судьи, не предусматривает возможности прекращения полномочий за допущенные Б. действия, так как досрочное прекращение полномочий судьи за совершение дисциплинарного проступка предусмотрено специальной нормой названного Закона (ст. 12.1).

Перечень возможных видов дисциплинарных взысканий целесообразно дополнить. Тяжесть проступка определяется в каждом конкретном случае. При решении вопроса о виде наказания учитывается множество факторов (личность судьи, осознание им своих действий, глубина раскаяния, тяжесть последствий проступка и т.д.). По действующему закону «проштрафившегося» судью можно слегка пожурить (предупреждение), а можно и уволить (прекращение полномочий).

К проблеме нельзя подходить так прямолинейно. Необходимо дать возможность органу, обладающему правом наложения дисциплинарных взысканий, решать вопрос об ответственности судьи более гибко, рассматривать каждый случай дифференцировано. Считаем возможным изложить ст. 12.1 Закона о статусе судей в следующей редакции: «За совершение дисциплинарного проступка ….может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде: предупреждения (замечания); выговора; строгого выговора; прекращения судебных полномочий».

Судейская неприкосновенность, безусловно, исключение из конституционного равенства всех перед законом и судом и по своему содержанию выходит за пределы личной неприкосновенности. Это обусловлено тем, что государство, предъявляя высокие требования к судье и его профессиональной деятельности, вправе и обязано обеспечить ему дополнительные гарантии при отправлении им правосудия. Положение о неприкосновенности судьи направлено на обеспечение основ конституционного строя, осуществления принципа разделения властей и независимости судебной власти. Следует отметить, что неприкосновенность судьи должна быть не личной привилегией гражданина, занимающего должность судьи, а средством защиты его профессиональной деятельности.

В ст. 41.7 Федерального закона Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 г. №2202–1 (в ред. ФЗ от 15.07.2005 г. №85-ФЗ)1 установлена дисциплинарная ответственность работников прокуратуры.

За неисполнение или ненадлежащее исполнение работниками своих служебных обязанностей и совершение проступков, порочащих честь прокурорского работника, руководители органов и учреждений прокуратуры имеют право налагать на них следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор; строгий выговор; понижение в классном чине; лишение нагрудного знака «За безупречную службу в прокуратуре Российской Федерации»; лишение нагрудного знака «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации»; предупреждение о неполном служебном соответствии; увольнение из органов прокуратуры.

Дисциплинарные взыскания в полном объеме имеет право налагать Генеральный прокурор Российской Федерации, а также определяет полномочия соответствующих руководителей по привлечению к дисциплинарной ответственности работников, назначаемых на должность Генеральным прокурором Российской Федерации.

Прокуроры субъектов Российской Федерации, приравненные к ним прокуроры и директора (ректоры) научных и образовательных учреждений прокуратуры имеют право налагать дисциплинарные взыскания на работников, назначаемых ими на должность, за исключением лишения нагрудного знака «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации».

Прокуроры городов, районов, приравненные к ним прокуроры имеют право налагать дисциплинарные взыскания в виде замечания, выговора, строгого выговора, а также увольнения работников, назначаемых ими на должность.

Наложение дисциплинарного взыскания в виде увольнения из органов прокуратуры работников, награжденных нагрудным знаком «Почетный работник прокуратуры Российской Федерации», может быть применено только с согласия Генерального прокурора Российской Федерации.

Дисциплинарное взыскание налагается непосредственно после обнаружения проступка, но не позднее одного месяца со дня его обнаружения, не считая времени болезни работника или пребывания его в отпуске. Во время болезни работника либо в период его пребывания в отпуске дисциплинарное взыскание не может быть наложено.

Дисциплинарное взыскание не может быть наложено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии или проверки финансово-хозяйственной деятельности – двух лет со дня его совершения.

Работник, совершивший проступок, может быть временно (но не более чем на один месяц) до решения вопроса о наложении дисциплинарного взыскания отстранен от должности с сохранением денежного содержания. Отстранение от должности производится по распоряжению руководителя органа или учреждения прокуратуры, имеющего право назначать работника на соответствующую должность. За время отстранения от должности работнику выплачивается денежное содержание в размере должностного оклада, доплат за классный чин и выслугу лет.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.