Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Три вещи, которые помогут слабым верующим




Пять важных обязанностей

Я недостаточно обширно осветил вопрос применения, поэтому позвольте мне представить пять важных обязанностей.
1. Будьте осторожны, не успокаивайтесь лишь в форме благочестия, как если бы сами обязанности (ex opere operato) могли даровать благодать. Безжизненная формальность всё больше и больше ценится в мире, как «часть каба голубиного помёта» (4 Царств 6:25) продавался в голодающей Самарии по очень высокой цене. Увы! Исповедание благочестия — это всего лишь песчаное основание, чтобы строить на нём надежду бессмертной души для вечности. Помните, Господь Иисус Христос назвал безрассудным строителем того, кто основал свой дом на песке, и грустное событие доказало, что он был именно таковым «и он упал, и было падение его великое». Поэтому положите своё основание верою на скале Иисусе Христе; смотрите на Христа через всё и полагайтесь на Христа во всём.
2. Трудитесь, чтобы увидеть совершенство в силе благочестия и красоту в жизни Христа. Если средства благодати имеют миловидность, то, конечно же, сама благодать имеет гораздо больше; ибо высокие качества средств заключаются в том, что они подходят и полезны до конца. Форма же благочестия не имеет этих ценных качеств в самой себе, если она не назидает и не становится полезной для души в силе и практике благочестия. Жизнь святости является единственной совершенной жизнью; это жизнь святых и ангелов на небесах; более того, это жизнь Самого Бога. Как великим доказательством низости и распутства греха является то, что грешники стремятся спрятать его, так и великим доказательством совершенства благочестия является то, что многие претендуют на него. Сам лицемер поддерживает идею религии, хотя лицемер хуже всего выглядит именно тогда, когда он стремится преподнести себя в лучшем свете.
3. Смотрите на грядущие события, как на самую великую реальность; ибо если во что-то не веришь, то это влияет на желания*( Это слово также переводится как «привязанность сердца» (прим. перев.))больше, как если бы оно вообще не существовало. И это является самой великой причиной, почему большинство людей позволяют своим желаниям идти за миром, ставя творение на место Бога в своём сердце.
Большинство людей оценивают реальность вещей по тому, что они видят и что могут ощутить своими чувствами; и поэтому выбор того никуда не годного Кардинала**( Под Кардиналом может пониматься либо плоть, либо автор имеет ввиду какого-то литературного героя (прим. перев.)) становится их выбором; Кардинал не оставит свою часть в Париже, чтобы получить часть в небесах. Конечно же, каким бы ни был его интерес в первой части, он мало заинтересован в последней. Алчность с таким же успехом может быть названа идолопоклонством, когда она выбирает мир своим богом.
О, представьте себе, что вечность — это не мечта! Ад и черви, которые не умирают, — это не тщеславный образ! Небеса — не вымышленный элизий. Это величайшая реальность, которую можно только представить в этих вещах. Хотя они духовны и не поддаются восприятию чувствами, всё же, они реальны и воспринимаются верой. Смотрите поэтому «не на видимое, но на невидимое; ибо видимое временно, а невидимое вечно» (2 Коринфянам 4:18).
4. Установите высокую цену вашей душе. Мы легко расстаёмся с тем, что мы с лёгкостью хвалим. Многие люди продают свою душу по цене, которую назначил нечестивый Исав за своё первородство — «одну снедь»; более того, они продают свою душу «за то, что» в смысле Духа Святого — «не хлеб». О, считайте душу свою самой дорогой и бесценной драгоценностью в мире! Это самый прекрасный кусочек Божьего творения в целом мире! Это то, что несёт образ Божий, и то, что было куплено Кровью Сына Божьего. Разве мы не должны установить цену ей, считать её драгоценной?
Апостол Пётр говорит о трёх драгоценных вещах:
1. Драгоценном Христе.
2. Драгоценных обетованиях.
3. Драгоценной вере.
Итак, драгоценность всего вышеперечисленного заключается в его полезности для души. Христос драгоценен, будучи Искупителем драгоценных душ. Обетования драгоценны, так как говорят о драгоценном Христе для драгоценных душ. Вера драгоценна, потому что сближает драгоценные души с драгоценным Христом, так как о Нём говорится в драгоценных обетованиях. Но будьте осторожны, чтобы не переоценить что-то другое и не недооценить ваши души. Следует ли любить свою плоть и пренебрегать своей душой? Будете ли вы одевать и нежить своё тело, при этом не заботясь о своей душе? Тогда это подобно человеку, который должен накормить свою собаку и заставить голодать своё дитя. «Пища для чрева, и чрево для нищи; но Бог уничтожит и то и другое» (1 Коринфянам 6:13). О, не допускайте того, чтобы эта нетвёрдая и погибающая оболочка занимала всё ваше время и заботу, как будто жизнь и спасение вашей души не стоят и немногих усилий!
5. Размышляйте много о строгости и неожиданности судного дня, через который вы и я должны пройти в вечное состояние; в который Бог, беспристрастный Судья, потребует от нас отчёт обо всех талантах и обо всём, что Он доверил нам. Мы должны будем отчитаться за время: как мы проводили его; за имущество: как мы использовали его; за силу: как мы распределяли её; за времена печали и удачи: как мы вели себя тогда; за отношения, в которых мы находились здесь: как мы строили их; за времена и средства благодати: как они береглись. И посмотрите: что мы сеяли здесь, то и пожнём там.

 

Читатель, эти вещи заслуживают самого большого внимания, хотя большинство людей меньше всего думает о них. Поразмыслите над тем, что такое дух атеизма (если мы можем судить о дереве по его плодам и о принципе по практике), которым заполнены сердца большинства людей: они живут так, словно не нужно служить Богу, искать Христа, умерщвлять плоть, отвергать себя, верить Писанию, помнить о судном дне, бояться ада, желать небес, ценить душу; они отдают себя ещё худшим вещам, чем животное сладострастие, — они «делают всякую нечистоту с ненасытимостью», живя в мире без Бога! Одной мысли об этом достаточно для того, чтобы разбить наше сердце, если бы мы имели, по крайней мере, святой нрав Давида, который видел грех и горевал, потому что люди не соблюдали Божьи законы.
Предотвращение и исправление этого уничтожающего душу дурного нрава не является единственной причиной написания этого трактата, который вы сейчас держите в руках. Хотя главная добродетель этого рецепта заключается в его чудесной пользе: способности смягчать и лечить разрастающееся высокомерие лицемеров, трактат может послужить также с Божьим благословением как пластырь для чумной болячки неосвящённости, если его приложить вовремя с серьезными размышлениями и если внимательно следить за ним постоянными молитвами.
Читатель, не ожидай найти здесь ничего любопытного или причудливого, ибо тогда получится, что я обману тебя; но если у тебя есть критерий для оценки собственного состояния, возможно, это поможет тебе. Если ты либо не знаешь ничего об исповедании, либо являешься лицемером, который прикрывается исповеданием, тогда читай и трепещи; ибо ты — человек, о котором говорится здесь.
Но если Царство Божье пришло в силе в твою душу, если Христос запечатлён в тебе, если сердце праведно и искренне пред Богом, тогда читай и радуйся.
Я боюсь, что преступил границы послания. Всемогущий Бог, прерогатива Которого учить, извлекать пользу из устной или письменной речи, благослови этот труд, чтобы он был для читателя как облако дождя для сухой земли, роняющее капли на его душу; чтобы шерсть овечки оросилась небесной росой, дабы овечка могла «возрастать в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа», в Котором я — ваш друг и слуга.
Мэтью Muд,
Лондон,
октябрь, 1661.

Введение


В главе 26 Деяний Апостолов рассматриваются объяснения Павла и его защитная речь как подсудимого. Павел защищает себя перед «слепыми» иудеями, которые так злобно обвиняли его перед Агриппой, Фестом, Вереником и советом. В своей защите он акцептирует внимание, в основном, на трёх моментах:
1. образ его жизни до обращения;
2. образ его обращения;
3. образ его жизни после обращения.
О своей жизни до обращения Павел рассказывает в Деяниях 26:4-13. О том, как Бог работал над ним, чтобы обратить, он говорит в Деяниях 26:13-18. А о своей жизни после обращения Павел повествует в Деяниях 26:19-23. До обращения Павел был фарисеем. Его обращение произошло удивительным образом. Его жизнь после обращения была замечательной.
До обращения Павел преследовал Евангелие, которое проповедовали другие; после обращения он сам стал проповедовать Евангелие, которое прежде преследовал.
Когда он был гонителем Евангелия, иудеи любили его; но теперь, когда, по милости Божьей, он сам стал проповедником Евангелия, иудеи возненавидели его и желали его убить.
Когда он был против Христа, многие были за него; но теперь, когда он стал за Христа, все повернулись против него. Тот факт, что он был врагом Иисуса, приобретал для него друзей; но когда Павел пришёл к познанию Иисуса, друзья стали врагами. Самое главное обвинение, которое они выдвинули против Павла, заключалось в том, что из великого противника Христа он стал Его великим последователем. Бог изменил его, и это приводило их в ярость — как будто они стали хуже из-за того, что Бог сделал его лучше. Бог благодатью Своей работал над ним, и, по-видимому, они завидовали ему из-за этой благодати Божьей. Он не говорил о государственной измене, не призывал к восстанию; единственное, что он проповедовал — это покаяние, веру во Христа и воскресение. Поэтому в нём и «усомнились»
Краткая защитная речь Павла, а также его заявления, изложенные в 26 главе Деяний Апостолов, по-разному повлияли на судей.
Фест, вероятно, осудил Павла (стих 24). Агриппа, кажется, был убеждён Павлом (стих 28). Все остальные судьи, по-видимому, оправдали его (стихи 30-31). Фест считал, что Павел вне себя. Агриппа был почти убеждён сделаться таким же, как и Павел.
Фест считал его сумасшедшим, так как не понимал учения о Христе и воскресении: «Большая учёность доводит тебя до сумасшествия». Агриппа находился под таким сильным влиянием защитной речи Павла, что сам был почти готов принять его принцип. Павел настолько эффективно выступил в защиту своей религии, что Агриппа, похоже, был близок к обращению: «Ты не много не убеждаешь меня сделаться христианином».
«Не много». ( В английском переводе Библии «почти» (прим. перев.)). Среди людей сведущих эти слова вызывают некоторые споры. Я не буду обременять вас различными мнениями о них, например, высказанными Валлом, Симплицием, Безе, Эразмом и другими. Я беру слова в том виде, в каком мы читаем их, и они показывают, как сильно подействовали слова, какую силу оказали убеждения Павла на сознание Агриппы. И хотя он не обратился, всё-таки он не мог не убедиться; сознание его было задето, хотя сердце так и не обновилось.
ПРИМЕЧАНИЕ. Действительно, это так: религии присущи элементы, содержащие сами в себе доказательства, которые доходят даже до сознания нечестивых людей.
«Не убеждаешь меня». Это — еврейское слово, оно выражает и suadere и persuadere: либо использовать аргументы, чтобы одержать победу, либо одержать победу с помощью используемых доказательств. Здесь оно используется в последнем значении, дабы показать, что Павел оказал на Агриппу такое влияние, что тот практически исповедал христианство: «Ты не много не убеждаешь меня сделаться христианином».
«Христианин». Надеюсь, что нет необходимости рассказывать вам, кто такие христиане, хотя я убеждён, что существует много людей, которые называются христианами и не знают, кто такие христиане; или, если и знают, то не понимают, что значит быть христианином. Христианин — это ученик Иисуса Христа, тот, кто верует в Христа и следует за Ним. Как те, кто являются сторонниками доктрин Арминия, называются арминианцами, а те, кто следует доктринам Лютера, называются лютеранами, так и те, кто являются сторонниками и последователями доктрин Иисуса Христа, называются христианами.
Это слово используется как более широко, так и более строго. Более широко, так как все, кто исповедуют Христа, пришедшего во плоти, называются христианами в противоположность язычникам, которые не знают Христа; в противоположность бедным слепым иудеям, которые не имеют Христа, и магометанам, которые предпочитают Магомета Христу. Но здесь, в Писании, это слово имеет более строгое и узкое значение. Оно используется для обозначения только истинных учеников и последователей Христа. «Ученики в Антиохии в первый раз стали называться христианами» (Деяния 11:26). «А если [пострадал] как христианин, то не стыдись», — так написано о тех, кто являются членами Тела Христова или учениками Христа (1 Петра 4:16). В данном тексте также упомянуто: «Ты не много не убеждаешь меня сделаться христианином».
Это слово используется в Новом Завете только в этих трёх местах, и в каждом из них оно имеет то значение, о котором мы говорили выше.
Итальянцы используют слово христианин с отрицательным значением, как упрёк, и обычно злоупотребляют им для обозначения дурака. Но если, как сказал апостол, проповедь Христа — безумие для мира, то неудивительно, что ученики Христа тоже являются для мира безумцами. И это истинно так, если рассудить здраво, кем они есть, так как благочестие — тайна. Кто хочет жить, должен умереть; кто хочет быть насыщенным, должен быть голодным; кто хочет быть найденным, должен потеряться; кто хочет иметь всё, не должен иметь ничего; кто хочет увидеть свет, должен быть слепым; кто хочет быть искупленным, должен быть осуждённым; так же и тот, кто хочет быть христианином, должен быть безумным: «Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтоб быть мудрым». Истинный христианин — безумец для мира, но достаточно мудрый для спасения.
Я кратко объяснил вам смысл и значение слов. Текст не требует деления, и всё же жаль, что слово «почти» не должно отделяться от слова «христианин». В таком делении, конечно же, немного пользы (так как в тексте они связаны), пока я не могу разделить их в вашем сердце. Это было бы благословенное деление, если бы возможно было отделить слово «почти» от слова «христианин», чтобы вы могли быть не только propemodum, но и admodum: не только почти, но и совсем христианами. (Далее в тексте мы используем вместо фразы «совсем христианин» фразу «истинный христианин» (прим. перев.)). Это Божье дело — влиять на данный процесс, но наша обязанность — стремиться к цели. О, да поможет мне Бог справиться с этой темой, чтобы и вы в заключение могли сказать: «Ты убедил меня стать не почти, но совсем христианином!» Примечание, которое я хотел бы представить для рассмотрения, следующее:
ДОКТРИНА. В мире живёт очень много людей, которые являются почти — и всё же только почти христианами.
Многие находятся рядом с небесами и, всё же, никогда не приближаются ближе. Многие достигли некоторой доли спасения, но никогда не насладятся полным спасением. Они находятся в поле зрения небес, и, всё же, они никогда не увидят Бога.
В Священном Писании есть два грустных выражения, которые я не могу не упомянуть здесь. Первое говорит об истинно праведном человеке. Второе — о том, кто кажется праведным.
Об истинно праведном сказано, что он будет «едва спасён»; а о том, кто кажется праведным, - что он будет «почти спасён»: «Недалеко ты от Царствия Божия» (Марка 12:34).
Праведный будет «едва» спасён, то есть, через большие трудности. Он дойдёт до небес, пройдя через многие страхи ада. Лицемер будет спасён «почти», то есть, он отправится в ад, имея искренние надежды попасть на небеса.
В результате этих очень серьёзных размышлений возникает две мысли. Первая: как часто верующий может ошибаться и как низко он может падать, и, тем не менее, иметь истинную благодать. Вторая: насколько близко может приблизиться лицемер до небес — как высоко он может добраться — и, всё же, не иметь благодати.
Святой может быть брошен почти до самого ада и, всё же, он никогда не отправится туда, а лицемер может быть вознесён почти до самых небес и, всё же, никогда не попадёт туда. Святой может почти погибнуть и, всё же, спастись в вечности; лицемер же может почти спастись и, всё же, в итоге погибнуть. Ибо святой и в худшем случае — истинно верующий, а лицемер и в самом лучшем положении — грешник.

Три вещи, которые помогут слабым верующим

До того, как я перейду к разбору самой доктрины, я должен высказать три вещи, которые могут быть очень полезны для укрепления слабых верующих, чтобы они не были обескуражены и не пошатнулись из-за этого учения.
1. В этом учении нет ничего, что было бы камнем преткновения или что могло бы привести в уныние слабых христиан. Евангелие говорит об этих темах не раненым верующим, но пробудившимся грешникам и номинальным верующим.
Как не существует никого более нерасположенного к применению обетований и утешений Евангелия к себе, чем слабые христиане, для которых они и даны, так и нет никого, кто был бы более готов применить угрозы и самые суровые вещи к себе, чем те, для которых это никогда и не предназначалось. Как ученики Христа, когда Христос сказал им: «Один из вас предаст Меня», так и те, кто были невинны, подозревали себя, и поэтому спрашивали: «Не я ли, Господи?» Так слабые христиане, когда слышат упрёки в адрес грешников, или как обличают лицемеров в их словах, немедленно спрашивают: «Не я ли?»
Ошибка лицемера заключается в том, что он, подвергаясь различным испытаниям мира, не обращает внимания на них; а ошибка слабого христианина состоит в том, что он делает мрачные выводы из формулировок тех высказываний, которые его вовсе не касаются.
Действительно, великая польза такой теории для всех верующих состоит в следующем.
Чтобы все верующие обратили внимание на своё положение: на каком основании они стоят, и убедились, что основание их надежды заложено так, что они строят не на песке, но на скале.
Такая теория помогает нам ещё больше восхищаться особой любовью Божьей, которая вывела нас на путь вечный, в то время когда так много людей сходят с этого пути. Она дала силы нашей душе прийти к истинному обращению, тогда как много людей недостойно исповедуют Христа.
Эта любовь побуждает нас к исполнению великолепной обязанности — к самоанализу, дабы мы могли быть искренними пред Богом.
Она влечёт нашу душу к ещё большему прилежанию, чтобы та могла не только верить, но и выстоять в вере до самого конца.
Эти обязанности и подобные им делают эту теорию полезной для всех верующих; но нельзя использовать её как камень преткновения на пути к миру и спокойствию.
Цель моей проповеди на эту тему не состоит в том, чтобы огорчить души тех, кого Христос не хочет огорчить. Я бы принёс воды, но не для того, чтобы угасить лён курящийся, но для того, чтобы погасить тот ложный огонь, который зажжён самим грешником. Все дни свои он ходит при свете, но он должен, в конце концов, повергнуться в печаль. Моя цель — понизить горы уверенности грешников, а не ослабить руку веры верующего; разбудить и привести к безопасности грешников, а не обескуражить слабых верующих.
2. Я бы предположил следующее: многие проходят много, очень много, на пути в небеса и, всё же, отпадают; но та душа, которая имеет хотя бы толику истинной благодати, никогда не отпадёт: «Но праведник будет крепко держаться пути своего» (Иова 17:9).
Некоторые могут делать много, считая выполняемую работу своей обязанностью, как я далее покажу, и, всё же, отпасть, но та душа, которая выполняет свои обязанности хотя бы с самой маленькой долей искренности, никогда не погибнет, ибо Он спасает того, «...кто ходит непорочно ...в сердце своём» (Псалом 14:2).
Самая маленькая доля истинной благодати спасает точно так же, как и самая большая. Она спасает, только не настолько легко. Самая маленькая доля благодати даёт полную часть в Крови Христа, посредством чего мы очищаемся, и полную часть в силе и власти Христа, посредством чего мы, конечно же, будем сохранены.
Христос сохраняет веру в душе, и вера сохраняет душу во Христе. Так и Бог сохраняет нас Своей властью через веру во спасение.
3. Я бы предположил следующее: подозреваю, что те, кто может слушать такие истины, как эта, без серьёзного размышления и самоанализа, находятся не в лучшем состоянии.
Вы скажете, что человек, который никогда не подсчитывает свои счета и не просматривает свои бухгалтерские книги, близок к банкротству. Так же и я могу думать, что тот человек, который никогда не исследует и не рассматривает своё сердце, является лицемером. Я больше всего сомневаюсь в состоянии такого человека, который вступает на путь исполнения обязанностей без какого-либо беспокойства или сомнения в своём положении.
Когда мы видим больного человека, не способного здраво мыслить, мы делаем вывод, что над ним нависла смерть. Так же и тогда, когда грешники не могут рассуждать о своём духовном состоянии, ясно, что они мертвы в грехе. Знамение вечной смерти нависло над ними. Я хотел бы, чтобы вы помнили то, что я предположил, когда мы будем рассматривать эту тему. А сейчас я расскажу обо всём более детально.
ДОКТРИНА. В мире существует много людей, которые являются почти и, всё-таки, только почти христианами. Я покажу истинность этого утверждения и затем перейду к своего рода судебному обвинению.
I. Я покажу истинность утверждения, и сделаю это с помощью доказательств, содержащихся в Писании, которые ясно и полно освещают данную тему.
ДОКАЗАТЕЛЬСТВО 1. Юноша (Марка 10:17-23) - превосходное доказательство этой истины. Мы читаем о человеке, который пришёл к Христу, чтобы узнать у Него путь на небеса: «Учитель Благий! Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?» Наш Господь Христос говорит ему: «Хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди»; и когда Христос рассказал ему, какие заповеди, тот ответил: «Всё это сохранил я от юности моей; чего ещё не достаёт мне?»
Теперь посмотрите, какой путь прошёл этот человек.
1. Он был послушен; он не только слушал заповеди Божьи, но и исполнял их; Писание говорит: «Блаженны слышащие Слово Божие и соблюдающие его».
2. Он был послушен во всём; послушен не только той или этой заповеди, но и всем заповедям. Он не рассматривал их отдельно от Бога и не выбирал, какую — ту, что легче, — выполнить, а какую оставить без внимания. Нет, он был послушен во всём: «Всё это я сохранил».
3. Он был послушен всегда — не только в порыве рвения; он последовательно исполнял все свои обязанности. Его благочестие не было благочестием Ефрема: «...как утренний туман и как роса, скоро исчезающая». Нет, «всё это сохранил я от юности моей».
4. Он исповедовал своё желание познать и делать больше, чтобы совершенствоваться в послушании, поэтому и направился ко Христу, чтобы Тот наставил его в обязанностях: «Чего ещё не достаёт мне?» Боже, как мало людей проходит так много! И, всё-таки, несмотря на то, сколь много он прошёл, он прошёл недостаточно. Он был почти и, всё-таки, только почти христианином, ибо являлся испорченным лицемером. В конце концов, он оставил Христа и предался собственным похотям. Это и является полным доказательством истинности теории.
ДОКАЗАТЕЛЬСТВО 2. Второе доказательство — притча о девах (Матфея 25:1-13). Смотрите, какой прогресс они совершили, как далеко прошли в исповедании Христа.
1. Они названы девами. Это имя даётся в Писании, как в Ветхом Завете, так и в Новом, святым Христа. «Девы любят Тебя...»; так в Откровении «сто сорок четыре тысячи», которые стояли с Агнцем на горе Сион называются «девами». Они названы так, потому что не осквернены развращённостью, которая присутствует в мире через похоть. Здесь, по-видимому, имеется в виду именно это, ибо святые названы девами.
2. Они берут свои светильники; то есть, они исповедывают Христа.
3. Они имели какое-то масло в своих лампах; то есть у них были определённые убеждения и определённая вера, но не вера Божьих избранников, которая поддерживает исповедание живым, сохраняет лампы горящими.
4. Они шли. Их исповедание не было праздным исповеданием. Они выполняли свои обязанности, постоянные обряды и много других предписанных им дел. У них был прогресс — они шли.
5. Они вышли. Они шли и вышли; они оставили многих позади себя. Это говорит об их разделении с миром.
6. Они вышли вместе с мудрыми девами. Они присоединились к тем, кто присоединился к Господу, и были вместе с теми, кто был вместе с Господом.
7. Они вышли навстречу жениху. Это говорит об их поисках Христа.
8. Когда они услышали крик о приближении жениха, «они встали и поправили свои светильники». Они исповедовали Христа, надеясь войти с Женихом.
9. Они искали истинную благодать. Разве мы не говорим, что желать благодати благодатно? Так и здесь, если только желание истинное, своевременное, благоразумное и уместное. Вот оно — желание благодати у этих дев: «Дайте нам вашего масла».
Это было желание обрести истинную благодать, но оно не было истинным. Оно не было истинным, так как было несвоевременным, неблагоразумным, оно появилось не вовремя, слишком поздно. Глупость дев состояла в том, что они не взяли масло, когда брали свои светильники. Их время поиска благодати было тогда, когда они пришли ко Христу. Но было уже слишком поздно искать её, когда Христос пришёл к ним. Им следовало бы искать её, когда они только стали исповедовать веру. Слишком поздно начинать поиски в момент прихода Жениха. И, поэтому, их не пустили. Хотя они говорили: «Господи! Господи! Отвори нам», — тем не менее, Господь сказал им: «Не знаю вас».

 

Вы видите, какой долгий путь прошли эти девы в исповедании Иисуса Христа, и как долго они оставались на этом пути — даже до времени прихода Жениха; они дошли до самых дверей рая и там, подобно жителям Содома, погибли, в то время, когда руки их были на самом пороге славы. Они были почти христианами, но, всё-таки, только почти; почти спасёнными и, всё-таки, они погибли.
Вы, кто исповедует Евангелие Христа, встаньте и трепещите. Если те, кто прошёл больше нас, отпали от небес, то что станет с нами, когда мы даже не достигли их? Если они, девы, которые исповедуют Христа, которые имеют веру в исповедании, которые имеют плод своей веры, которые обгоняют других ищущих Христа, которые работают над своим исповеданием и делают всё, чтобы соответствовать ему, и, наконец, ищут благодати, — если таковые только — почти христиане, то кто тогда мы, Господь?
ДОКАЗАТЕЛЬСТВО 3. Если этих двух свидетельств недостаточно, чтобы доказать истину и подтвердить верность утверждения, рассмотрим следующий текст из Ветхого Завета: Исайи 58:2. Посмотрите, что говорит Господь о том народе. Кто-то может подумать, что Он даёт им сильный характер как избранному народу: «Они каждый день ищут Меня и хотят знать пути Мои, как бы народ, поступающий праведно и не оставляющий законов Бога своего; они вопрошают Меня о судах правды, желают приближения к Богу».
Посмотрите, как много они прошли. Если бы Бог не сказал, что они были нравственно испорченными и гнилыми, мы бы приняли их за «первейших в пастве» и отнесли бы их к разряду достойнейших. Молитвенное наблюдение:
1. Они ищут Бога. Это достойная черта истинного святого — искать Бога. Истинные святые призваны быть искателями Бога; «Таков род ищущих Его, ищущих лица Твоего, Боже Иакова!» Господь, вот поколение тех, кто ищет Бога — и они не Божьи святые? Более того:
2. Они ищут Его каждый день. Вот прилежание, сопровождающееся постоянством: день за днём, то есть, каждый день, день ото дня. Этот народ не искал Господа урывками, только в тяжёлые времена или во времена бедствий, как многие другие. «Господи! В бедствии они искали Тебя, изливали тихие моления, когда наказание Твоё постигало их». Многие приходят к Нему после того, как Бог посещает их, но не ранее. Когда Бог изливает Свои бедствия, тогда люди изливают свои мольбы. Это посвящение моряков: когда буря ставит их в безвыходное положение, тогда они взывают к Господу о своих бедах. Многие не обращаются к Богу до тех пор, пока не окажутся в безысходной ситуации. Пока люди могут помочь себе сами, они никогда не обращаются к Богу. Но в данном случае те, о ком говорит Бог, — ревнители в своём посвящении. Иные по необходимости делают добродетель, а данный народ, по-видимому, выполняет свои обязанности сознательно, ибо Господь говорит: «Они каждый день ищут Меня». Кто-то может подумать, что это, безусловно, признак искренности. Иов сказал о лицемере: «Будет ли он... призывать Бога во всякое время?» Конечно же, нет. Но эти люди всегда призывают Бога. Они ищут Его каждый день. Они, конечно же, не лицемеры.
3. Сказал Бог: «Они хотят знать пути Мои». Несомненно, это освобождает их от подозрений в лицемерии, ибо они не говорят Богу: «Отойди от нас, не желаем знать путей Твоих».
4. Они — народ, поступающий праведно. Не только народ, который говорил о праведности, знал, что такое праведность, исповедовал праведность, но народ, который поступал праведно, который не практиковал ничего иного, кроме того, что было справедливым и правильным. На суд мира они явились в своём лучшем виде.
5. Они не оставляли законов Бога. Кажется, что они верны своим принципам, постоянны в своём исповедании — лучше, чем многие из нас, которые забывают о своих обязанностях и оставляют законы Бога; но эти держались своего исповедания, они не оставляли законов Бога.
6. Бог сказал: «Они вопрошают Меня о судах правды». Они не позволяют, чтобы их собственное «я» управляло чем бы то ни было. Они руководствуются законом и волей Божьей. Поэтому они желают, чтобы Бог направлял и руководил ими во всех делах людских. «Они вопрошают Меня о судах правды».
7. Им нравится приближаться к Богу. Несомненно, это не характерно для лицемера. "Будет ли он утешаться Вседержителем?" - спрашивает Иов. Нет, не будет. И хотя Бог - самое величайшее утешение человека, всё же, лицемер не сможет найти утешения в Боге. Пока Бог не сделает наши желания духовными, у нас нет привязанности к духовному, а Бог - Дух и, поэтому, лицемеры не могут найти утешения в Господе. Но этот народ находит утешение в близости к Богу.
8. Это были люди, которые много постились. «Почему мы постимся, а Ты не видишь?» — говорят они. Эта обязанность предполагает и требует наличия не только истинной благодати в сердце, но и силы благодати.
Сказал наш Господь Христос: «Не вливают также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает». Новое вино сильно, а старые мехи слабы, и сильное вино разрывает слабые сосуды. Именно эту причину приводит Христос, объясняя, почему Его ученики, которые были новообращёнными, но пока ещё слабыми, не укреплялись этим суровым упражнением. Но народ, упомянутый здесь, часто постился, смирял свою душу и истощал себя. Несомненно, это было «новое вино в новых сосудах». Это должен был быть народ сильный в благодати. Похоже, у них была благодать не только в истине, но и в возрастании. И, всё же, несмотря на всё это, они были не лучше, чем род лицемеров. Они совершили огромный прогресс и прошли много, но, всё же, прошли недостаточно и были изгнаны Богом.
Надеюсь, что к этому моменту истинность утверждения того, что люди могут быть, и многие являются, почти, и, всё-таки, не более, чем только почти христианами, доказана и подтверждена.

II. А теперь приступим к более детальному расследованию.
1. Я покажу вам, шаг за шагом, насколько далеко человек может пройти, чего достичь, как исключительно много сделать ради религии, и, всё-таки, быть только почти христианином, когда всё уже сделано.
2. Я покажу, что, несмотря на то, что многие люди проходят так много, они всё ещё почти христиане.
3. Какова разница между невозрождённым сознанием лицемеров и обновлённым сознанием верующих?
4. Почему они только почти христиане, если прошли так много?
5. Какова причина того, что люди проходят так много чтобы стать почти христианами, но не идут далее, чтобы быть истинными последователями Христа?

 

Вопрос 1

Насколько далеко человек может пройти по пути до небес и, всё-таки, быть только почти христианином?
Это я раскрою вам в двадцати частях.

ЧАСТЬ I. Человек может обладать большими знаниями и сведениями; он может знать много о Боге и Его воле, о Христе и Его путях, и, всё-таки, он — только почти христианин.
Ибо, хотя не может быть благодати без знания, но может быть много знаний без благодати. Просвещение часто движется впереди, в то время как обращение так никогда и не следует за ним. Знания влияют на понимание, а святость — на волю. Знания просвещают человека, но не освящают. Он может иметь понимание, чтобы знать Господа, и одновременно ему может не хватать воли, чтобы проявлять послушание Богу. Апостол говорит о некоторых: «...как они, познавши Бога, не прославили Его, как Бога».
Чтобы человек стал истинным христианином, он должен иметь свет (знания) в голове и жар в сердце, знание — в понимании и рвение — в привязанности. Некоторые имеют рвение и не имеют знаний — это слепое посвящение. Другие имеют знания и не имеют рвения — это бесплодные размышления. У истинного христианина знания объединены с рвением.

ВОЗРАЖЕНИЕ. Но ведь сказано: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа».
ОТВЕТ. Не всякое знание о Боге и Христе пробуждает в душе интерес к жизни вечной. Ибо, почему тогда погибают бесы? Они имеют больше знаний о Боге, чем все люди в мире. Хотя по своей вине они утратили святость, однако не потеряли своих знаний. Они называются демонами (diamones) из-за своих знаний, и всё-таки они дьяволы (diaboloi) по своей злобе, бесы тем не менее.
Знания наполняют голову, но никогда не улучшают сердца, если нет кое-чего ещё. Фарисеи обладали многими знаниями: «Вот, ты называешься Иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, и знаешь волю Его», и так далее, но, всё же, они были родом лицемеров. Господи, сколько же людей, нагруженных знаниями, отправились в ад!
Хотя это и истина, что жизнь вечная — это знание Бога и Иисуса Христа, но, всё же, истиной является и то, что многие знающие Бога и Иисуса Христа никогда так и не увидят жизни вечной. Вы должны знать, что существует два вида знаний: одно обычное, но не спасающее, другое не обычное, но спасающее. Обычное знание — это то, которое посещает голову, но не касается сердца. Такое знание могут иметь распутники; Валаам видел Христа с вершин скал и с холмов.
У французов есть ягода, которую они называют uve de spine, — виноград на колючках. Обычное знание о Христе — это виноград, который растёт на колючках; его можно найти в неосвящённых людях.
И есть ещё спасающее знание о Боге и Христе, которое включает в себя согласие и разума, и воли. Это то знание, которое подразумевает веру: «Чрез познание Его, Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих». Оно ведёт в жизнь вечную. Итак, если человек и имеет много знаний о Боге и Иисусе Христе, всё же, если это не спасающее знание, то есть знание, объединённое с желанием и практическим применением, то этот человек только почти христианин.
Только у того верное представление о Боге, кто знает, как повиноваться Ему и повинуется согласно своим знаниям о Нём: «Разум верный у всех, исполняющих заповеди Его».
Некоторые приобретают знания просто ради самих знаний. Некоторые — чтобы быть известными. Иные - чтобы практиковать то, что они знают.
Итак, знания ради самих знаний — это любопытство. Знания ради известности — пустая слава. Но приобретение знаний с целью применения их на практике — это евангельская обязанность. Именно она делает человека истинным христианином. Без этого человек, обладающий знанием, всего лишь почти и, всё-таки, только почти христианин.

ЧАСТЬ II. Человек может иметь великие и выдающиеся дары, больше того, дары духовные и, всё-таки, быть только почти христианином.
Дар молитвы — духовный дар. Человек может иметь его и, всё-таки, быть только почти христианином, ибо дар молитвы — это одно, а благодать в молитве — это другое. Дар проповедовать и пророчествовать — духовный дар. Человек может иметь его и, всё-таки, быть только почти христианином. Иуда был великим проповедником, так же, как и те, которые пришли ко Христу и сказали: «Господи! Господи! Не от Твоего ли имени мы пророчествовали? И не Твоим ли именем бесов изгоняли?»
Вы должны знать, что не дары, а благодать создаёт христианина. Ибо:
1. Дары происходят благодаря обычной работе Духа. Итак, человек может пользоваться всеми обычными дарами Духа и, всё же, быть распутником; ибо дары называются обычными, так как раздаются Духом всем беспристрастно: хорошим и плохим, тем, которые являются верующими, и тем, которые не являются таковыми.
Те, кто имеет благодать, имеют дары; и те, кто не имеет благодати, могут иметь те же самые дары, ибо Дух работает и в тех, и в других. Более того, в этом смысле, тот, кто не имеет благодати, подвергается более усиленной работе Духа (quoad hoc) в этом, чем те, которые имеют больше благодати. Профессор, не имеющий благодати, может иметь более выдающиеся дары, чем самый святой верующий; он может лучше молиться, лучше проповедовать и превзойти остальных, но верующие обгонят его в своей искренности и чистоте.
2. Дары даются для использования и блага других. Они даются in ordinem alium, как утверждают учёные, ради пользы и поучения других. Так говорит апостол: «...даётся проявление Духа на пользу». Итак, человек может назидать другого своим даром, и, всё же, сам останется без назидания. Он может быть полезным для других, но бесполезным для себя.
Ворон считался нечистой птицей. Бог использовал её, чтобы накормить Илию. И хотя мясо ворона не было годно для еды, пища, которую приносил ворон, была хорошей. Хромой человек своим костылём может указать правильный путь и, всё же, не сможет пройти его сам. Сгорбленный портной может сшить костюм на стройное тело, хотя он не подойдёт ему самому из-за его горба. Церковь (включая сад Христа) можно поливать через деревянные желоба, солнце может проливать свой свет через затемнённое окно, и поле можно хорошо засадить грязными руками.
Эффективность Слова не зависит от власти того, кто говорит его, но от власти Бога, Который благословляет его. Так что другой человек может быть обращён с помощью моей проповеди, а я, всё же, могу быть выброшен. Валаам даёт ясное и редкое пророчество о Христе и, всё же, это не принесло ему пользы: «Восходит звезда от Иакова и восстаёт жезл от Израиля»; «Вижу Его, но ныне ещё нет; зрю Его, но не близко». Бог может использовать дар определённого человека, чтобы привести других ко Христу, хотя сам этот человек может быть незнаком со Христом. Кто-то может укреплять другого в вере, и, всё же, сам может не знать, что такое вера.
Таким образом, свеча может гореть ярко, освещая других в их мире и, всё же, в конце концов, превратиться в гарь.
3. Власти самого великого дара недостаточно, чтобы изменить сердце. Человек может проповедовать, как апостол, молиться, как ангел и, всё же, может иметь сердце дьявола. Только благодать способна изменить сердце. Самые великие дары не могут изменить его, но самая маленькая благодать может. Дары могут сделать из человека учёного, но благодать делает человека верующим. Итак, если дары не могут изменить сердце, тогда человек может иметь самые выдающиеся дары, но, всё же, быть только почти христианином.
4. Многие, имевшие дары, отправились в ад. Несомненно, Иуда имел великие дары, ибо он был проповедником Евангелия; и наш Господь Иисус Христос не поставил бы его на данную работу, если бы он не соответствовал ей, и, всё же, Иуда пошёл «в своё место». Книжники и фарисеи были людьми, обладающими выдающимися дарами, и, всё же: «Где мудрец? Где книжник?»
«Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть...» Для погибающих... Кто они, погибающие? Кто? Мудрые и образованные, иудеи и греки — они названы «погибающими». Великий епископ сказал, когда он увидел бедного пастуха, плачущего над лягушкой: «Бедный неграмотный мир достигнет небес, тогда когда мы с нашими знаниями отправимся в ад».
Если мы желаем избежать погибели, мы должны:
— быть твёрдо убеждены в своей греховности;
— быть действительно объединены со Христом;
— быть утверждены в завете благодати.
Итак, самые выдающиеся дары не могут укрепить нас ни в одном из этих пунктов. Они не могут выработать основательных убеждений. Они не могут повлиять на наш союз со Христом. Они не могут привести нас к отношениям завета. И, следовательно, они не могут сохранить нас от вечной погибели; таким образом, люди могут иметь самые великие дары и, всё же, быть только почти христианами.
5. Дары могут ослабнуть и исчезнуть. Они не являются нетленными. Но благодать никогда не погибнет. Благодать нетленна, а дары тленны. Благодать - это источник, «воды которого никогда не иссякнут», но ручьи даров могут быть иссушены. Благодать могла бы быть тленна по своей природе, если бы была только творением, но, всё же, она не тленна в отношении своего Хранителя, будучи новым творением. Тот, Кто создал её в нас, — сохранит её в нас; Тот, Кто начал её, так же и продолжит её.
Корень даров — в природе, но корни благодати — во Христе; и, поэтому, хотя дары могут исчезнуть, благодать, всё-таки, будет пребывать вечно. Итак, если дары погибают, тогда тот, кто имеет хотя бы минимум благодати, является христианином, а тот, кто имеет самые великие дары, может быть только почти христианином.

ВОЗРАЖЕНИЕ. Но не призывает ли нас апостол: «Ревнуйте о дарах больших...»? Почему мы должны ревновать о них и ревновать о них с усердием, если они бесполезны для спасения?
ОТВЕТ. Дары — это благо, хотя они и не являются наивысшим благом. Хорошо, если вы имеете их, но есть нечто лучшее. Это написано в том же стихе: «...и я покажу вам путь превосходнейший», и это путь благодати. Одна драхма благодати ценится больше, чем талант даров. Дары могут обогатить нас по отношению к другим людям, но именно благодать обогащает нас по отношению к Богу. Наши дары приносят пользу другим, но благодать приносит пользу нам. То, чем я приношу пользу другим — хорошо, но то, от чего я получаю пользу сам — лучше.
Итак, так как дары — это благо, нам следует ревновать о них. Но, так как они не являются наивысшим благом, нам не следует успокаиваться на них. Мы должны ревновать о дарах для блага других, чтобы научить их, но мы должны ревновать также и о благодати для блага наших собственных душ, чтобы спасти их. Ибо, кто может стать лучше с помощью даров? А без благодати мы погибнем.

ЧАСТЬ III. Человек может красиво исповедовать религию, хорошо исполнять внешние обязанности благочестия и, всё же, быть только почти христианином.
Обратите внимание на то, что говорит наш Господь: «Не всякий говорящий Мне: «Господи! Господи!» войдёт в Царство Небесное»; то есть, не всякий, кто исповедует Христа, является истинным учеником Христа. Не все израильтяне, кто из Израиля; не все христиане, кто исповедует христианство.
Какое благочестивое исповедание было у Иуды! Он последовал за Христом, оставил всё ради Христа, изгонял бесов во имя Христа, ел и пил за столом со Христом, но, всё же, Иуда был только лицемером.
Большинство исповедующих Сына Божьего подобны лилиям: выглядят красиво, а пахнут дурно; или как перец: острые во рту, но холодные в желудке. Самое прекрасное кружево может быть пришито к самой грубой одежде.
Великий обман измерять суть нашей религии мерой исповедания или судить о силе нашей благодати количеством обязанностей, которые мы выполняем. Писание говорит о неком человеке, который, имея благочестивый вид, всё же, отвергал силу благодати. Отвергать силу — значит не жить, практикуя благодать, на которую претендуешь, выполняя свои обязанности. Тот, кто претендует на благочестие через благовидное исповедание, однако, не практикует благочестие через святую жизнь, имеет только форму, но отвергает силу. Гротий сравнивает такого человека со страусом, у которого большие крылья, но который не летает. Многие имеют крылья искреннего исповедания, но, всё же, не используют их, чтобы взлететь ввысь в духовном стремлении и святой жизни.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.