Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Появление новой «Стратегии национальной безопасности»





 

Очевидно, что любая «Стратегия национальной безопасности» выстраивается в соответствии с пониманием национальных интересов, а также с видением угроз администрацией президента. Первая попытка публично сформулировать некую стратегию национальной безопасности была сделана Джорджем Кеннаном в 1947 году. И фактически эта статья стала краеугольным камнем стратегии сдерживания во внешней политике США в течение всего периода холодной войны. Дальнейшее развитие стратегии получила при Трумэне в решении Совета по национальной безопасности под № 68. Во времена администрации Никсона стратегия Национальной Безопасности входила в ежегодное послание президента «О положении в мире»; при Кеннеди и Джонсоне – в «Ежегодный доклад Конгрессу». И только после 1986 года концепция национальной безопасности стала ежегодно предъявляться обществу в качестве отдельного государственного документа. Каждая вновь пришедшая администрация обязана в течение 5 месяцев выпустить свой вариант стратегии Национальной Безопасности.

В 2000 году команда в составе членов Проекта нового американского столетия (Ричард Перл, Пауль Вулфовиц, Ричард Армитедж, Джон Болтон, Джеймс Вулси, Уильям Кристол, Льюис Либби) издала трактат "Восстановление обороноспособности Америки: Стратегия, вооруженные силы и ресурсы в новом столетии", который в настоящее время известен своими положениями американского экономического и военного превосходства, ставкой на "формирование" региональных события вместо реакции на них, и созданием "зоны мира". Он также включал предложения, которые стали главными целями политики второй администрации Буша. Это: увеличение расходов на оборону, преобразование вооруженных сил и расширение их возможностей по переброске в любой район мира, развитие тактического ядерного оружия, а также дорогие сердцу каждого неоконсерватора, создание глобальной противоракетной обороны и призыв наложить руку Америки на Персидский залив.



Кроме того, в работе "Восстановление обороноспособности" впервые названа враждебная тройка стран, которые угрожают не только международной безопасности, но и самим Соединенным Штатам: "Мы не можем позволить Северной Корее, Ирану, Ираку и подобным государствам подрывать американскую руководящую роль, запугивать американских союзников или угрожать американской родине. Хотя в документе и нет конкретных ссылок на политику превентивных действий, в нем подчеркивается, что, когда по Соединенным Штатам ударят, будет уже поздно" [1, с. 67].

Затем наступило 11 сентября. Для президента Буша 11 сентября стало своего рода "Перл-Харбором 21-го века" – первым поводом в новой эре ассиметричной войны против врага, стремящегося ликвидировать западную культуру и прилагающего усилия для достижения этой цели. В этой связи Буш сказал: "Наша война с террором начинается с Аль-Каиды, но она на этом не заканчивается. Она не закончится, пока все террористические группы глобального масштаба не будут найдены, остановлены и побеждены. Наш ответ включает гораздо больше, чем мгновенное возмездие и изолированные удары. Американцы должны быть готовыми не к одному сражению, а к длинной кампании, отличной от тех, что мы когда-либо видели. Мы перекроем финансирование террористов, повернем их один против другого, будем гнать их с места на место, пока у них не останется никакого убежища и возможности отдыха. И мы будем преследовать нации, которые предоставляют помощь или безопасное убежище терроризму. Каждая нация, в любом регионе теперь может решать, что делать. Или вы с нами, или вы с террористами. С этого дня впредь любая нация, которая продолжает предоставлять убежище или поддержку терроризму будет расценена Соединенными Штатами как враждебный режим" (Приложение Б).

Таким образом, президент фактически изложил принцип поведения по отношению к государствам, которые спонсируют или защищают террористов. Если первоначально Буш только выдвинул на обсуждение действия против Ирака, то к моменту его первого после 11 сентября обращения к нации, знаменитой речи "Ось зла", "Президентский проспект национальной безопасности" значительно расширились.

Отделив Иран и Северную Корею от Ирака, президент Буш сделал официальное замечание, что режимы, которые спонсируют террор, будут теперь находиться в перекрестии прицела администрации. Он подчеркнул угрозу химического, бактериологического и ядерного оружия, угрозу, которая станет формальным поводом к объявлению войны для администрации и основными средствами убеждения общественности в необходимости подготовки на случай войны с Ираком. Хотя он не сделал упоминания о превентивных мерах, президентские слова не оставляли сомнения относительно его более широких намерений: "Все нации должны знать: Америка будет делать то, что необходимо для обеспечения безопасности. Мы будем осмотрительны, хотя время не на нашей стороне. Я не буду ждать значительных фактов, пока накопятся опасности. Я не буду ждать, поскольку опасность приближается все ближе и ближе. Соединенные Штаты Америки не позволят наиболее опасным мировым режимам угрожать нам самым разрушительным в мире оружием".

Представители администрации начали активно обсуждать тему войны. В основном затрагивался вопрос о том, что согласно заявлениям президента Буша, Саддам Хусейн в течение менее, чем один год, в состоянии создать ядерное оружие, которое может быть направлено против региональных союзников или самих США; что Ирак мог бы использовать или предоставить химическое или бактериологическое оружие террористическим группам; о явной связи режима Хусейна с Аль-Каидой. При этом часто упоминалось 11 сентября. Кроме того, Буш заявил, будто бы стало известно, что Ирак обучил членов Аль-Каиды технологии изготовления ядерной бомбы и отравляющих веществ. А в обращении к нации 28 января 2003 года президент сообщил, что, по данным разведки, Саддам Хусейн имеет исходные материалы для производства не менее 500 тонн зарина и других отравляющих веществ, которых будет достаточно для того, чтобы убить многие тысячи людей. Все это было для того, чтобы убедить общественность в приближении более страшных бедствий, чем 11 сентября, и необходимости срочно предпринимать меры противодействия.

Весной 2002 года администрация начала ясно формулировать контуры новой стратегии национальной безопасности, которая немедленно получила название "Доктрина Буша". Стратегия содержала два основных предписания. Первая посылка была довольно радикальной и говорила о том, что Америка не делает различий между террористическими организациями и поддерживающими или укрывающими их странами. В сущности, она подразумевала, что не оправдавшие надежд государства (подобные Йемену и Судану) и враждебные режимы (страны "оси зла", плюс Сирия, Ливия и Куба) были теперь поставлены на заметку, и, хотя они признанны ООН как суверенные государства, будут, тем не менее, ответственны перед американским правосудием. Вторая посылка давала понять, что США зарезервировали право "защищать Американскую родину" посредством превентивных средств. Это существенно отличалось как от международных норм периода после Второй Мировой войны, так и (за некоторым исключением) от долго существовавшей политики национальной безопасности.

В ходе президентской кампании 2000 года Буш выступал за многосторонний подход в решении международных кризисов. Он называл КНР и Россию не «стратегическими партнерами», как сейчас, а «стратегическими противниками», и заявлял о том, что его внешняя политика будет направлена на то, чтобы не допустить появления новой великой державы, способной конкурировать с Америкой. Однако, придя в Белый дом, Буш-младший взял курс на односторонние жесткие действия, что вызвало недовольство у союзников и обострило отношения с другими государствами (например, с Северной Кореей и Китаем). После терактов 11 сентября тон администрации Буша-младшего стал еще жестче. Задачей американской стратегии ставилось: защищать, сохранять и расширять «зону мира и стабильности». Эти цели будут достигаться путем борьбы с терроризмом и репрессивными диктаторскими режимами; через поддержание военного превосходства США и развития дружественных отношений среди ведущих стран мира; через продвижение принципов демократии и свободы во всем мире.

Несмотря на некоторые расхождения во взглядах на методы реализации стратегии Национальной Безопасности, большинство экспертов согласны с главными внешнеполитическими постулатами администрации Буша-младшего:

1. Для того чтобы защитить свои интересы, США готовы и будут использовать военную силу по своему разумению и выбору;

2. Продвижение демократии и рыночной экономики остается приоритетной задачей внешней политики США при более осторожном и внимательном отношении к региональным особенностям и традициям, с одновременной непосредственной увязкой ее осуществления с интересами обеспечения национальной безопасности;

3. В войне с терроризмом следует создать единый фронт из ведущих стран мира при лидирующем положении США;

4. США будут бороться с международным терроризмом до полного его уничтожения и искоренения причин и условий его возникновения.

Некоторые эксперты критикуют «Доктрину Буша» за недостаточную проработку вопросов, связанных с законодательным участием Конгресса, вовлеченностью американского общества, с подходами в отношении союзников и противников. При этом отмечается, по меньшей мере, четыре принципиально новых тезиса, по сравнению с предыдущими вариантами стратегии Национальной Безопасности: Главными угрозами национальной безопасности США и всей глобальной политической системе признаются международный терроризм и “государства-изгои». В обозримом будущем США должны сохранять и обеспечивать свое военное превосходство [1, с. 58]. До этого эти злонамеренные силы рассматривались как пешки в большой геополитической игре ведущих мировых держав, чьей задачей представлялось не допустить возобновления стратегического соперничества на международной арене. «Доктрина Буша» заявляет о неэффективности стратегии сдерживания в борьбе с международным терроризмом и государствами, которые тайно его поддерживают и спонсируют. В эпоху новых неопределенных и неожиданных угроз предпочтение отдается упредительным и превентивным военным акциям.

В 90-х годах ХХ века военная стратегия и структура американских вооруженных сил предполагали способность ведения боевых действий на двух театрах военных действий. В 2001 году оборонная стратегия была подвергнута модификации, предполагающей сдерживание противника на четырех театрах военных действий со способностью быстро и гарантированно нанести поражение двум агрессорам, одновременно контролируя общую ситуацию [1, с. 78]. Более того, предыдущие администрации отвергали политический курс на создание и сохранение безоговорочного военного превосходства США из-за опасения прослыть «самонадеянными ястребами». Правда, ряд членов команды Буша- старшего, включая нынешних вице-президента и министра обороны, еще весной 2000-го года предъявили 90-страничный доклад, посвященный вопросам трансформации ВС США и занятию страной положения мирового лидера. Большинство экспертов рабочей группы считает весьма спорным предположение о том, что все ведущие державы (КНР, РФ, Индия, Япония и ЕС) с готовностью согласятся с гегемонизмом США в решении международных проблем якобы потому, что все они разделяют общие с американцами ценности.

Иными словами, Америка берет на себя обязательство распространить демократию и рыночную экономику в глобальном масштабе, включая Ближневосточный и другие регионы, где этому процессу, возможно, будет оказано то или иное сопротивление.

Подводя итоги данного параграфа, можно отметить тот факт, что при сравнении «Стратегии национальной безопасности» администрации Дж. Буша младшего со стратегиями предыдущих президентов, необходимо выделить, что стратегия Дж. Буша младшего является наиболее агрессивной, более жесткой в проводимой линии обеспечения безопасности и проводимой политики.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.