Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Методы и формы реализации дипломатии команд и односторонних действий





 

В 2002 году президент Джордж Буш разрешил спецслужбам без санкции суда производить прослушивание телефонных разговоров жителей США в целях борьбы с терроризмом. Об этом нововведении стало известно лишь в 2005 году. Эта история вызвала в США бурные дискуссии, которые ныне протекают, в первую очередь, в юридической сфере. Противники решения о разрешении прослушки утверждают, что налицо серьезнейшее нарушение закона. Сторонники Буша, прежде всего, высокопоставленные члены его Администрации и сотрудники спецслужб, наоборот, защищали действия президента. Они, в частности, доказывали, что Буш не разрешал прослушку внутри США - подслушивались только подозрительные иностранцы, звонившие в США. США внесли заметные изменения в законодательство, регулирующее порядок допуска иностранцев на американскую территорию. Первой ласточкой стал знаменитый Закон "Патриот".

Закон позволяет задерживать подозрительного иностранца на срок до семи суток без предъявления обвинений. После того, как Генеральный Прокурор США выносит вердикт о том, что существуют внушающие доверие сведения о том, что иностранец предоставляет угрозу безопасности США и посему подлежит высылке из страны, иностранец может находиться в заключении до момента депортации. Таким образом, для высылки достаточно лишь подозрения. В 2002 году был принят закон, вводящий новые правила посещения США. Иностранцы обязаны пользоваться документами, снабженными их биометрическими данными. В 2004 году в США начала действовать программа VISIT, предусматривающая, в частности, взятие отпечатков пальцев у всех иностранцев, прибывающих в страну (отпечатки пальцев и фотография иностранца поступают в компьютерную базу данных, где сравниваются с биометрическими досье террористов и преступников). С октября 2004 года все визы, выдаваемые иностранцам американскими консульствами, содержат биометрическую информацию.

В США были резко ужесточены меры безопасности в аэропортах. 11 сентября 2001 года террористы столь легко захватили авиалайнеры лишь потому, что двери в кабины летчиков ранее не закрывались, и в них мог без проблем проникнуть любой пассажир. Ныне в салон самолета запрещено проносить предметы, которые могут быть использованы в качестве холодного оружия, а в последние годы - и жидкости. Ныне все иностранцы, пытающиеся въехать в США, и все пассажиры американских авиакомпаний, в том числе и на внутренних рейсах, в обязательном порядке проходят проверку в Центре Выявления Террористов, действующем в составе ФБР.



Этот список предоставлен пограничным службам, полиции, таможням и пр., которые на его основе отфильтровывают опасных визитеров, пассажиров и пр. Серьезное повышение уровня безопасности коснулось не только аэропортов, но и других важных объектов инфраструктуры. В США был также принят закон, предусматривающий введение единого для всех американцев удостоверения личности (на сегодняшний день, главным личным документом жителя США являются водительские права, которые выпускают отдельные штаты). Штаты должны изменить дизайн и наполнение выдаваемых ими прав, чтобы соответствовать федеральным критериям безопасности. В свое время, вступив во Вторую мировую войну, США продемонстрировали свою приверженность системе коллективной безопасности в интересах всего мира. Затем, с созданием ООН (при активном участии США) продолжили процесс институализации системы международно-правовых отношений. Хотя эта «мультилатеральная конструкция» и была во многом несовершенна, но она явилась важным шагом на пути укрепления политики международного сотрудничества, пришедшей на смену националистическим, имперским и милитаристским устремлениям.

Сегодня эта десятилетиями выстраиваемая конструкция находится под угрозой разрушения, причиной которого становится новая американская стратегия национальной безопасности. А ведь в бытность кандидатом в президенты, Буш-младший много говорил о гибкой внешнеполитической стратегии, основанной на сотрудничестве с союзниками и партнерами, об уважении суверенитета и соблюдении интересов других стран. За один день 11 сентября 2001 года терроризм перестал быть одной из опасностей для Соединенных Штатов и превратился в принципиальную угрозу Америке, ее образу жизни и ее насущным интересам. Террористы из "Аль-Кайды", которые захватили авиалайнеры и использовали их для атаки на Пентагон, разрушения башен-близнецов Центра международной торговли и убийства 40 пассажиров и членов экипажа над Пенсильванией, совершали массовые убийства, которые были средством политического устрашения.

 Еще предстоит определить, можно ли считать экстремистское и нигилистическое использование ислама как политической доктрины третьим тоталитарным вызовом Америке после фашизма и коммунизма. Тем не менее, готовность террористов совершать теракты с массовыми жертвами, направленные в данном случае на два самых могущественных символа коммерческой и государственной жизни Америки, теперь создает значительную и явную опасность. Серьезность этой угрозы усугубляется двумя дополнительными факторами.

Во-первых, беспощадная и хладнокровная готовность уничтожать большое число мирных граждан без малейшего угрызения совести вызвала опасения в связи с возможным применением оружия массового поражения. Если учесть поведение террористов и заявления их лидеров, а также доказательства того, что государства, поддерживающие терроризм, стремятся приобрести химическое, биологическое и ядерное оружие, сейчас есть риск, что в будущем оружие массового поражения может быть применено непосредственно против Соединенных Штатов, а также против друзей и союзников Америки за рубежом.

Во-вторых, ввиду того факта, что 19 террористов в четырех захваченных самолетах пошли на самоубийство при осуществлении своих атак, принципы сдерживания теперь поставлены под сомнение. В противоположность этому, даже в разгар холодной войны американские стратеги могли строить свои расчеты, исходя из предполагаемой рациональности советских руководителей и зная, что по своей воле те не совершат ядерного самоубийства, начав массированную атаку на Соединенные Штаты или их союзников [14, с. 75].

 После 11 сентября на смену «политики консультаций и переговоров» пришла «дипломатия команд и односторонних действий». Направленная на «изоляцию и уничтожение терроризма» реализация новой стратегии безопасности фактически привела к «изоляции США от остального мира». Сделав упор на односторонние действия и пренебрегая нормами международного права и мнением мирового сообщества, администрация Буша-младшего, по сути, дискредитировала провозглашенные же ею самой идеи укрепления международной и национальной безопасности. Как считают американские «строители» национальной безопасности, мир на планете может быть достигнут только при наличии прочной системы и устойчивых механизмов коллективной безопасности. Только объединенные и организованные международные усилия способны парировать угрозы международного терроризма, разрешить проблему распространения оружия массового уничтожения и помочь в смене репрессивных режимов. Необходимо наличие прочной системы транснациональных институтов и международное сотрудничество по обмену разведданными, по проведению миротворческих и гуманитарных операций, по контролю над вооружениями.

Вооруженные силы США должны быть готовы защищать страну от внешних угроз, но они одни не могут служить надежным гарантом национальной и международной безопасности. Пользуясь своим положением единственной супердержавы, Америка должна возглавить процесс создания реальной действенной системы международной безопасности, способной противостоять новым угрозам, исходя из американских интересов обеспечения национальной безопасности по преимуществу. Для этого требуется полный пересмотр прежних представлений о международной безопасности:

1 мобилизовать всё международное сообщество на борьбу с международным терроризмом;

2 продемонстрировать приверженность США поддерживать систему коллективной безопасности под эгидой ООН и соблюдать международное право;

3 соблюдать фундаментальный принцип международных отношений: ни одно государство не может ставить себя вне рамок международного права;

4 активно участвовать и укреплять международные режимы по контролю над ОМУ и средствами его доставки, одновременно расширяя процессы разоружения и демилитаризации;

5 ратифицировать «Киотский протокол» и другие международные соглашения, направленные на защиту окружающей среды;

6 увеличить финансирование Всемирного фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией и других международных медицинских организаций;

7 скорректировать работу Всемирного банка, МВФ, ВТО и других международных институтов, влияющих на развитие мировой экономики с целью создания интегрированной системы по эффективной борьбе с бедностью, социальной разобщенностью и деградацией окружающей среды.

 Пересмотр данных представлений происходит в ключе идеи о глобальной ответственности США перед всем миром за безопасность человечества ,но как ни странно это будет звучать Америка не будет отчитываться ни перед кем за свои действия и решать все по своему собственному разумению и выбору. С этой точки зрения США будут диктовать свою волю всему миру и о соблюдение международных прав можно будет только надеяться [15, с. 89].

 События 2001 года положили начало новой эры в американском стратегическом мышлении, заложили основу новой политики, которую назвали «доктриной Буша». Эта политика ориентируется в первую очередь на внешнюю угрозу, исходящую от терроризма и оружия массового поражения, и выстраивается в соответствии с национальными интересами США, что естественно. Одной из главных задач США при этом остается убедить и побудить, как можно большее число государств помогать Вашингтону как в продвижении и укреплении их лидирующих позиций, так и в борьбе с всеобщими угрозами. В понятие «угрозы» США вкладывают все те факторы, которые противодействуют реализации американского видения системы международных отношений, и разделяют их на три группы: регионального и государственного происхождения, транснациональные угрозы и к третьей группе угроз отнесено оружие массового поражения. Хотя, как мне кажется, оружие массового поражения само по себе не является угрозой, оно может быть лишь орудием политики в чьих-то руках.

Противодействовать угрозам США планируют на основе превентивной военной и внешней политики и путем внедрения интеграционного подхода, который заключается в том, чтобы под эгидой США объединить усилия основных стран мира, наладить отношения с ними в сфере безопасности для реализации общих интересов. Наряду с этим США считают необходимым развивать собственные возможности противодействия перечисленным угрозам, такие как: дипломатия, как первое средство урегулирования конфликта; вооруженные силы; разведка, особо важной функцией которой остается оценка уязвимости самих США; лидерство в космосе; помощь иностранным государствам и контроль над вооружениями и их экспортом [16, с. 213].

Решающее значение для новой доктрины имеют два элемента. Первый – ощущение неотложности задачи, отразившееся в словах о том, что "время работает против нас". Второй заключается в том, что уникальная опасность, создаваемая оружием массового поражения, обязывает Соединенные Штаты быть готовыми принимать быстрые, решительные и упреждающие меры. Более того, Президент ясно дал понять, что наибольшую угрозу представляет небольшая горстка государств, особенно Ирак, Иран и Северная Корея, которые он назвал "осью зла".

Сразу после 11 сентября правительства быстро приняли меры по усилению охраны посольств США и других ключевых объектов от террористических актов. Важнейшим приоритетом для Соединенных Штатов стало укрепление регионального сотрудничества в борьбе с терроризмом. С этой целью Офис координатора контртеррористической деятельности Государственного департамента провел в июне в Стамбуле вторую ежегодную конференцию по борьбе с терроризмом в Центральной Азии. Специалисты по борьбе с терроризмом из четырех стран Центральной Азии, а также России, Канады, Египта, Турции и Великобритании, рассмотрели такие темы, как права человека, власть закона и борьба с финансированием террористов. На протяжении всей конференции и на других двусторонних и многосторонних форумах Соединенные Штаты последовательно подчеркивали, что эффективно бороться с терроризмом невозможно без соблюдения прав человека и что власть закона – грозное и необходимое оружие в борьбе с «Аль-Кайдой» и другими международными террористическими организациями [9, с. 57].

 За последние десятилетия международное сообщество добилось большого прогресса в достижении единого понимания и согласия по проблеме прав человека, защиты окружающей среды, контроля над вооружениями и коллективной безопасности. Сегодня же США предпочли отказаться от всех этих достижений, рискуя тем самым безопасностью не только своего народа, но и всего мира в целом. Только в рамках системы международного сотрудничества и безопасности можно успешно бороться с международным терроризмом, решать проблему распространения ОМУ или противостоять распространению бедности. США должны сделать упор не на односторонние, а на многосторонние действия по предотвращению глобальных угроз безопасности. Как единственная супердержава, имеющая глобальные интересы, США должны не только возглавить, но и взять на себя основную роль и ответственность по укреплению системы международной безопасности, развитию международного сотрудничества и гарантированию главенства международного права в межнациональных отношениях. В своей внешней политике Администрация Буша-младшего должна руководствоваться цитатой из Декларации о независимости, гласящей: «Мы должны уважать мнение человечества» [9, с. 57].

 США пора вспомнить о политических традициях, основанных на демократии и интернационализме. Новые угрозы нашей общей безопасности требуют объединения международных усилий по их отражению. США не имеют права игнорировать мировое общественное мнение и пренебрегать нормами международного права. Нельзя действовать только с позиции силы, уповая на эффективность превентивных военных действий. Америке нужна стратегия безопасности, основанная на глобальном партнерстве и взаимном доверии. Это должна быть ответственная политика мирового лидера, призванная вызывать уважение, а не страх в мировом сообществе. Защита и продвижение интересов национальной безопасности США требует больших, чем когда-либо, затрат на развитие союзов и коалиций.

Учитывая высокую степень взаимосвязанности вызовов безопасности ХХI века, точка зрения, что союзы являются скорее недостатком, чем преимуществом, является стратегически неверной. Союзы представляют собой полную противоположность альтруизму или уступчивости. Они выгодны потому, что являются важным инструментом укрепления национальной безопасности США. Новая оборонная стратегия с ее ориентацией на региональные проблемы, стремится определить форму этого будущего и обеспечить поддержание способностей, необходимых для защиты наших интересов. С данной установкой мы должны работать с нашими друзьями и союзниками, чтобы устранить появление враждебных, недемократичных угроз нашим коренным интересам и формировать более безопасные международные условия, соответствующие нашим демократическим идеалам" [10, c. 31]. Как и в оригинале Руководства по оборонному планированию возможность односторонних действий сохранена, в то время как скептицизм в отношении роли международных учреждений в обеспечении американских интересов становится явным: "Но в то время как мы одобряем коллективное действие, чтобы ответить на угрозы и вызовы в новую эпоху, коллективное реагирование будет не всегда своевременным и без американского руководства не сможет окрепнуть.

Пока Соединенные Штаты не могут стать всемирным полицейским и принять на себя ответственность за решение всех проблем международной безопасности, мы не можем себе позволить, чтобы наши коренные интересы зависели исключительно от международных механизмов, которые могут быть блокированы странами, чьи интересы могут существенно отличаться от наших собственных. "В перспективе роль союзов как инструмента обеспечения национальной безопасности США следует увеличить в 4 раза: приумножать американское влияние; создавать основу легитимности для использования американского могущества; предотвращать стремление к возникновению противовеса США и удерживать союзников от равнодушия или непомерной самонадеянности [10, c. 31] ".

Подводя итоги данного параграфа, мы можем отметить несколько моментов. Соединенные Штаты должны относиться к источникам региональных конфликтов и нестабильности таким образом, чтобы способствовать развитию уважения к международному праву и ограничению насилия, а также поощрять распространение демократических форм правления и открытых экономических систем. Америка должна обеспечить себе условия для независимых действий, когда коллективные действия не могут быть организованы.

Говоря об итогах данной главы, можно отметить, что, освящая основные угрозы национальной безопасности и прослеживая их реализацию, мы пришли к ряду выводов. Во-первых, основной угрозой для Америки является террористические действия, направленные на дестабилизацию государственного устоя и целостности страны. Во-вторых, для реализации защиты от внешних угроз национальной безопасности администрация Дж.Буша младшего от мирных способов переходит к открытым военным действиям. В-третьих, кабинет Буша проводит более агрессивную политику, нежели все предшественники президента. Сделав упор на односторонние действия, и пренебрегая нормами международного права и мнением мирового сообщества, администрация Буша-младшего, по сути, дискредитировала провозглашенные же ею самой идеи укрепления международной и национальной безопасности.

Говоря о формах и методах осуществления реализации национальной безопасности, можем утверждать, что стратегия безопасности Буша младшего явилась совершенно новым направлением обеспечения национальной безопасности, в виду того, что формы обеспечения безопасности стали более жесткими, по сравнению с предыдущими стратегиями. С одной стороны причиной этому послужили события 11 сентября, когда Америка поняла несостоятельность своей системы обороны, а весь мир убедился в том, что позиции США значительно пошатнулись. А с другой - новый президент приносит новые правила.


Заключение

 

Акты "мегатеррора" 11 сентября 2001 года нанесли глубокую травму национальному сознанию США. Одновременно они позволили мобилизовать огромный эмоциональный и политический, а затем и финансово-экономический ресурс не только на "войну с терроризмом", но и на решение (по представлениям значительной части американской политической элиты) других "классических" задач, свойственных многим великим державам в мировой истории. Это усиление позиций в различных регионах и в мире в целом, в т.ч. путем установления новых режимов по американской модели демократии, ведущих к изменению территориально-политического устройства в ряде ключевых районов мира. Наиболее ярким проявлением этого являются политико-военные планы США в отношении Ирака, применительно к которому радикальные силы в американской администрации неуклонно ведут дело к масштабному применению военной силы для смены и конкретного государственного руководства и политической системы, рассматривая при ведении боевых действий и возможность применения ядерного оружия. Перспектива последующих актов "мегатеррора" устойчиво закрепилась в общественном сознании многих стран, и прежде всего США. Все более рельефной становится угроза таких актов с применением оружия массового поражения - бактериологического (биологического), химического, радиологического, ядерного. В США термины “военная политика”, “военная доктрина” в официальных документах военного планирования не употребляются, а вместо них принято наименование “Стратегия национальной безопасности” , которая периодически разрабатывается с учетом сложившейся геополитической ситуации. Очередная стратегия — “Стратегия национальной безопасности США для нового столетия уточнялась в 2000 и 2001 годах. В новой редакции изменения касаются в основном роли и значения театров войны, а также ряда вопросов в сферах СНВ-ПРО и конечно же борьбы с терроризмом. Последнее обеспечивает Соединенным Штатам выбор “противника” в любой части света, а также способов и времени ведения войны с ним. Главный стратегический принцип США заключается в обеспечении американского лидерства в мире, которое возможно только при наличии соответствующей силы. Цель стратегии национальной безопасности США — гарантировать свои основные долговременные интересы: защита национальной безопасности и территориальной целостности, незыблемости американских ценностей и институтов, обеспечение процветания страны и народа. “США не позволят враждебно настроенным странам господствовать в каком-либо регионе, имеющем особо важное значение для наших интересов”. Регионы, которые США объявили зонами своих особо важных интересов, имеются во всех частях света. Это Ближний и Средний Восток, Латинская Америка, Центральная Азия, Дальний Восток, Средиземноморье, Балканы, Прибалтика, Закавказье... Обратимся теперь к “оборонительной концепции” стратегии национальной безопасности США, стержневым элементом которой, судя по многим высказываниям американского военно-политического руководства, является Национальная противоракетная оборона США. Цель создания системы Национальной противоракетной обороны США сформулирована предельно просто (даже, можно сказать, несколько наивно): “Защита всей территории страны от баллистических ракет вероятного противника тогда, когда это технически будет возможно”. Идея этой обороны как надежного противоракетного щита над территорией США воспринимается населением страны благоприятно. И это можно понять: американцы хотят быть защищенными, как они считают, от ракетных ударов России, Китая и так называемых стран-изгоев, к которым администрация президента Дж. Буша относит Ирак, Северную Корею, Иран и даже Ливию, хотя эти страны, по данным ЦРУ, не имеют технологий для создания межконтинентальных баллистических ракет и вряд ли будут иметь их в обозримом будущем. И все же нынешняя администрация США полна решимости создать систему Национальной противоракетной обороны. В чем же заключается причина такой настойчивости? По мнению компетентных экспертов, это объясняется тем, что через такую обороны можно обеспечить “форсированное развитие суперсовременных технологий” не только в военной, но в экономической и научно-технической сферах. Это, кстати, согласуется со стратегией национальной безопасности США, в которой, в частности, подчеркивается, что мощь США должна заключаться не только в военном превосходстве, но и в политико-техническом доминировании.

 События 2001 года положили начало новой эры в американском стратегическом мышлении, заложили основу новой политики, которую назвали «доктриной Буша». Эта политика ориентируется в первую очередь на внешнюю угрозу, исходящую от терроризма и оружия массового поражения, и выстраивается в соответствии с национальными интересами США, что естественно. Одной из главных задач США при этом остается убедить и побудить, как можно большее число государств помогать Вашингтону как в продвижении и укреплении их лидирующих позиций, так и в борьбе с всеобщими угрозами. В понятие «угрозы» США вкладывают все те факторы, которые противодействуют реализации американского видения системы международных отношений, и разделяют их на три группы: регионального и государственного происхождения, транснациональные угрозы и к третьей группе угроз отнесено оружие массового поражения. Хотя, как мне кажется, оружие массового поражения само по себе не является угрозой, оно может быть лишь орудием политики в чьих-то руках.

При сравнении «Стратегии национальной безопасности» администрации Дж. Буша младшего со стратегиями предыдущих президентов, необходимо выделить, что стратегия Дж. Буша младшего является наиболее агрессивной, более жесткой в проводимой линии обеспечения безопасности и проводимой политики. При всем своем новаторстве «Доктрина Буша» вызывает ассоциации со стратегией национальной безопасности времен холодной войны, а не с долгосрочной концепцией, призванной отразить новые нетрадиционные угрозы XXI века. Администрация Буша-младшего почти полностью сосредоточила свое внимание на угрозе со стороны так называемых «государств-изгоев» и на связи между ними и международными террористическими организациями. Доктрина Буша-младшего приходит на смену пассивной концепции устрашения времен "холодной войны", предлагая более динамичную стратегию, которая в большой мере полагается на упреждающие действия и активную оборону. Президент и его главные советники считают, что разнообразный набор угроз, с которыми сегодня сталкивается страна, включает некоторых противников, которых невозможно устрашить и, следовательно, нужно уничтожить или разоружить. Сегодня характер угроз изменился. Сейчас это действующие лица, которые слишком привержены своей идее, слишком склонны к авантюризму, слишком иррациональны или просто слишком неопределенны, чтобы можно было эффективно отговорить их от насильственных действий, или решить проблему дипломатическими способами. Сразу же после утверждения новой «Стратегии национальной безопасности», Америка принялась активно воплощать все установки касательно борьбы с терроризмом и обеспечения безопасности в жизнь. Данная стратегия была воспринята неоднозначно, как среди общественности, так и внутри административного аппарата Джорджа Буша младшего. Соединенные Штаты должны относиться к источникам региональных конфликтов и нестабильности таким образом, чтобы способствовать развитию уважения к международному праву и ограничению насилия, а также поощрять распространение демократических форм правления и открытых экономических систем. Америка должна обеспечить себе условия для независимых действий, когда коллективные действия не могут быть организованы. Также следует отметить несколько моментов. Во-первых, основной угрозой для Америки является террористические действия, направленные на дестабилизацию государственного устоя и целостности страны. Во-вторых, для реализации защиты от внешних угроз национальной безопасности администрация Дж.Буша младшего от мирных способов переходит к открытым военным действиям. В-третьих, кабинет Буша проводит более агрессивную политику нежели все предшественники президента.

В общем, говоря об итогах исследования, необходимо отметить тот факт, что стратегия Дж. Буша младшего представляет собой по сравнению со стратегиями предыдущих президентов жесткое руководство к действию в обеспечении безопасности страны и борьбы с внешними угрозами. По своей направленности рассматриваемая стратегия напоминает стратегию времен холодной войны, с ее направленностью против противника и готовностью к борьбе с применением силы. Что касается поддержки доктрины, то на внутренней арене, хотя по другим вопросам резкие партийные разногласия очевидны, во внешней политике сохраняется широкая двухпартийная поддержка. В то же время общественное мнение твердо поддерживает войну с террором. Реакция международного сообщества на доктрину Буша сложнее, и с союзниками и другими странами возникли разногласия по Ираку, Ближнему Востоку и по вопросу о том, до какой степени Соединенные Штаты должны играть решающую роль в своем подходе к широкому кругу международных проблем. Впрочем, многие из этих разногласий остаются чисто риторическими, и широкое сотрудничество в военной и разведывательной деятельности продолжается. В какой-то мере зарубежная реакция – неизбежное следствие американского первенства. И все же приглушенная реакция и тенденция к тому, чтобы она оставалась во многом символической, отражает отсутствие эффективных средств международного правоприменения через действующие региональные и международные институты. В конечном счете, доктрина Буша представляет собой стратегию защиты Соединенных Штатов от возможных нападений с применением оружия массового поражения. Администрация Джорджа Буша-младшего сделала продвижение демократии главной целью внешней политики США. Широко поддержанная американцами ставка администрации на силовые варианты ответа террористам и устранение потенциальных террористических угроз для США с Ближнего Востока резко усилила необходимость обеспечить понимание этих действий США прежде всего в арабских странах, среди масс простых людей («арабская улица»), реакция которых на теракты в Америке в своем большинстве была не всегда в пользу жертв в Нью-Йорке и Вашингтоне.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.