Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Основные аспекты азиатской политики Казахстана





 

Одной из заметных тенденций мирового развития является воз­растание роли азиатских стран в мировой политике. Восходящая Азия охватывает громадный треугольник, простирающийся от рос­сийского Дальнего Востока и Кореи на северо-востоке до Австра­лии на юге и Пакистане на западе. В этом треугольнике прожива­ет примерно половина населения планеты и находятся многие из ведущих индустриально развитых стран современного мира, для которых характерны наиболее высокие темпы развития экономи­ки. Он располагает мощным финансовым, технологическим и производственным потенциалом, кадрами, необходимым опытом и навыками в области организации, маркетинга и сферы услуг, разветвленной сетью коммуникаций, а также громадными земель­ными, природными и трудовыми ресурсами. Можно сказать, что азиатский регион, особенно его восточная часть, стал самым ди­намичным в современном мире. В этих условиях приверженность Казахстана как азиатского государства концепции многополяр­ного мира и консолидация двусторонних отношений со странами этого региона отвечает его национально-государственным инте­ресам как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе. Казахстан в равной степени заинтересован в развитии отношений как с Востоком, так и с Западом. Но при этом стимулы и мотивы казахстанской внешней политики в Азии имеют свои особеннос­ти. Главной задачей нашей страны является проведение экономи­ческих реформ внутри страны, преодоление экономического кри­зиса. Многие азиатские государства, успешно выполнившие схо­жие задачи в сравнительно короткие сроки, представляют для нас большой интерес. Не случайно внимание экономистов обращено в первую очередь на опыт экономических реформ в КНР, Респуб­лике Корея, странах АСЕАН.

Во внешней политике Казахстана следует учитывать особен­ности формирующейся в конце XX века новой структуры между­народных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).



Исчезновение биполярной международной системы открыло бес­прецедентные возможности для осуществления отдельными стра­нами самостоятельной политики в Азии, в свое время находив­шейся под строгим контролем лидеров блоков. В новой обстанов­ке страны региона от Южной Азии и до стран АСЕАН значитель­но укрепили свой суверенитет, играют возрастающую роль в ре­гиональных делах. Одним из наиболее заметных направлений из­менений геостратегической ситуации в АТР стало постепенное превращение этого региона в один из центров концентрации ми­ровой политики и экономики. Существующий здесь баланс сил становится весомым элементом общемирового геополитического равновесия, существенно влияет на его формирование.

С другой стороны, азиатский финансовый кризис заметно повлиял на расклад политических сил в АТР и систему регио­нальной безопасности. Объективно возросла роль экономической составляющей стратегии национальной безопасности стран реги­она. Азиатские страны убедились, что наибольшая угроза внут­ренней стабильности и суверенитету сегодня связана не с воен­ной агрессией, а с финансовыми и экономическими факторами.

Азиатский финансовый кризис означал обвал валютного и фондового рынков пяти азиатских стран - Таиланда, Филиппин, Малайзии, Индонезии и Южной Кореи, случившийся в июле -декабре 1997 года. Финансовый кризис вызвал тяжелые социаль­но-экономические последствия в этих странах и прямо или кос­венно повлиял не только на экономическое и политическое раз­витие Азиатско - Тихоокеанского региона, но и других государств далеко за пределами АТР. Глубина кризиса для различных стран, равно как и их способность справиться с его последствиями, не были одинаковыми.

Причин финансового коллапса пяти упомянутых выше азиат­ских "тигров", оказавшихся в эпицентре финансовых потрясений, несколько. Это переоценка национальной валюты, привязанной к американскому доллару и подорожавшей вслед за удорожанием доллара в 1996-1997 годах, а также исчерпание возможностей тра­диционной для новых индустриальных стран (НИС) экспортной стратегии роста. В условиях завышенного курса национальных валют, роста импорта и усиливающейся международной конку­ренции со стороны "новой волны" НИС (Китая, Вьетнама и др.) ставка на экспорт уже не обеспечивала финансовой устойчивости НИС. Это и слабость банковско-финансовых систем, которые, будучи созданными под форсированный и кредитопоглощающий рост, не смогли ни предотвратить увеличения сверхкритической нормы объемов "плохих" кредитов и дефицита текущего платеж­ного баланса, ни противостоять атакам международных финансо­вых спекулянтов, играющих на инфляции активов и завышенно-сти курсов национальных валют.

В наименьшей степени от финансового кризиса пострадали Филиппины, в наибольшей - Индонезия, в которой кризис при­вел к отставке правившего страной более 30 лет президента, мас­совым волнениям и социально-экономическому коллапсу. В 1998 году ВВП Филиппин сократился на 0,1% при инфляции в 11,2%, тогда как Индонезии - на 17,4% при 80%-й инфляции.65

Быстрее других от кризиса оправилась Южная Корея, имею­щая развитую современную промышленную базу и получившая более половины всех кредитов МВФ, направленных на восста­новление азиатских финансов. Близких к южнокорейским успе­хов добился Таиланд, как и Южная Корея тесно сотрудничавший с МВФ в преодолении кризиса. Однако, несмотря на то, что к началу 1999 года валютные и фондовые рынки Южной Кореи и Таиланда стабилизировались на уровне 70% от докризисного, а инфляция (за 1998г.) не вышла за рамки 7-8%, экономические последствия финансового кризиса оказались удручающими: ВВП в этих странах сократился соответственно на 6,8% и 8,0% , резко возросла безработица. Не смогла удержаться на плаву и Малай­зия, отказавшаяся от помощи и рецептов МВФ и избравшая путь ужесточения валютного регулирования (установлен твердый об­менный курс национальной валюты) и контроля над иностран­ным капиталом (введен годовой мораторий на вызов капитала). ВВП страны сократился на 8,6% при инфляции в 5,6%.

Во вторую группу можно объединить страны и экономики "ки­тайского пояса" - Китай, Сингапур, Тайвань, Гонконг, а также китайский бизнес в странах АСЕАН, не пострадавшие непосред­ственно от финансового коллапса своих соседей. Устойчивости "китайской экономики" способствовали следующие основные факторы:

- большие золотовалютные резервы: около 140 млрд. долларов у Китая, по 70-80 млрд. долларов у Тайваня, Гонконга и Синга­пура;

- положительное сальдо текущего платежного баланса;

-закрытость и жесткое регулирование валютного и фондового рынков в Китае и на Тайване, 'что позволило им защититься от атак финансовых спекулянтов;

- незначительный объем "плохих" кредитов в Сингапуре, на Тайване и у китайского бизнеса в Юго-Восточной Азии - след­ствие хорошего менеджмента тайваньских и сингапурских банков и крупных корпораций и, с другой стороны - традиции семейного китайского бизнеса, предпочитающего полагаться на собственные средства и деньги родственников и не брать кредитов сверх объе­мов реальных ликвидных активов;

- финансовая поддержка Китаем сверхлиберализованных ва­лютного и фондового рынков Гонконга, подвергшихся спекуля­тивным атакам в 1997 и 1998 годах после того как Гонконг пере­шел под юрисдикцию Китая;

- наличие у Тайваня и Гонконга устойчивых и прибыльных ниш на мировых рынках, - соответственно компьютерной техни­ки и финансовых услуг.

Однако, выдержав первый прямой удар, "китайская экономи­ка" Азии не обнаружила полного иммунитета к косвенным по­следствиям азиатского финансового кризиса. Девальвация нацио­нальной валюты повысила конкурентоспособность экспорта по­павших в беду стран и уменьшила спрос на импортную продук­цию в ущерб экспорту Китая, Гонконга, Сингапура и, хотя и в меньшей степени, специализирующегося на наукоемкой продук­ции Тайваня. В результате в Гонконге и Сингапуре в 1998 году было зафиксировано падение ВВП, соответственно на 7% и 1,5%. ВВП Тайваня вырос лишь на 4,7% , что на 2,1 процентных пункта меньше, чем в 1997 году.

Азиатский финансовый кризис усилил опасения китайского руководства относительно того, что Китай может стать более уяз­вимым вследствие проводимого курса экономической либерали-, зации. В результате Пекин замедлил реформирование банковс­кой системы и приватизацию крупных промышленных предприя­тий, усилил административный контроль за валютными операци­ями и иностранным капиталом. Однако ужесточение курса не во всем оправдалось. Китайский экспорт в 1998 году увеличился лишь на 0,5%. А рост ВВП хотя и составил 7,8% , но сопровождался увеличением внутреннего предложения без соответствующего повышения платежеспособного спроса, в результате чего Китай столкнулся с новой для него проблемой - дефляцией: индекс цен в 1998 году уменьшился на 1,2%.

Продолжает пребывать в состоянии многолетней экономичес­кой стагнации Япония: в 1998 году ВВП страны сократился на 3,6%, индекс цен упал на 0,2%. Причины экономических про­блем Японии, по мнению зарубежных экспертов, кроются, преж­де всего, в неэффективном руководстве банковской системой и национальными финансами - результатом чего является большой объем "плохих" кредитов, время от времени приводящих к кра­ху того или иного финансового института.

Япония пока так и не оправилась от фондового шока конца 80-х годов, произошедшего вследствие обвала значительно пере­оцененного рынка недвижимости. Японское правительство, крайне неохотно идя на принятие жестких мер к проштрафившимся фи­нансовым структурам, по существу, перекладывает на налогопла­тельщика бремя поддержки или спасения неэффективных бан­ков. Экономическое же поведение японского населения традици­онно в моменты общенациональных катаклизмов оказывается больше нацеленным на накопление, чем на потребление, что уси­ливает дефляционное давление на экономику.

Вместе с тем Япония обладает серьезнейшими преимущества­ми перед другими азиатскими странами. Это самые большие в мире золотовалютные резервы (свыше 200 млрд. долларов), ог­ромные накопления японского населения, превышающие годо­вой размер ВВП страны, и современный промышленный и науч­но-технический потенциал.

Главными последствиями кризиса для политической ситуации в регионе стали повышение роли экономической составляющей в структуре факторов обеспечения национальной безопасности и во внешней политике стран региона; укрепление региональной позиции США, на долю которых приходится 20% мирового ВВП и 12% мирового экспорта и которые вместе с контролируемым Вашингтоном МВФ оказались главными "спасателями" попав­ших в беду партнеров; рост антиамериканских настроений в Азии как реакция на чувства национального унижения от необходимо­сти просить помощи у США, что, однако, не мешает этой помо­щью пользоваться.

Финансовый кризис оказал воздействие на поведение главных политических фигур АТР - Китая, Японии, АСЕАН, АТЭС и Южной Кореи.

Китай укрепил политические позиции в АТР, несмотря на некоторый подрыв конкурентоспособности китайского экспорта:

- Китай, предоставив помощь Таиланду и Индонезии, пока­зал, что способен участвовать в спасении азиатской экономики;

- удержав гонконгский доллар, Китай доказал, что готов нести ответственность за финансовую стабильность перешедшего под его юрисдикцию Гонконга;

- Китай активно играет на существующих в АСЕАН опасени­ях, что девальвация юаня в целях стимулирования китайского экспорта вызовет новую волну финансовых потрясений. Настой­чиво повторяя, что девальвации не будет, Пекин демонстрирует готовность идти на "жертвы" ради региональной стабильности.

Негативными последствиями для Китая стали дипломатичес­кая активность Тайваня, пытающегося обменять экономическую помощь странам Юго-Восточной Азии (ЮВА) на политические уступки (повышение статуса представительства Тайваня в АТЭС, статуса тайваньских представительств в странах АСЕАН, введение безвизового режима), а также рост антикитайских настроений в АСЕАН как реакция на иммунитет местного китайского капитала к финансовому кризису.

Пекин понимает, что он сегодня не обладает ресурсами для оказания помощи наравне с США или Японией. Поэтому и его игра на факторе "недевальвации юаня" ограничивается пока весь­ма умеренными целями: добиться поддержки АСЕАН при приня­тии Китая в ВТО, предотвратив усиление региональных позиций Тайваня, обеспечить безопасность китайского бизнеса в ЮВА.

Япония, несмотря на наличие финансовых ресурсов, оказа­лась до сего времени не готовой взять на себя функции регио­нального лидера:

- участвуя в программах спасения МВФ, Япония, тем не ме­нее, остается объектом нападок со стороны США и АСЕАН, тре­бующих от Токио больших усилий по преодолению кризиса;

- опасения стран ЮВА относительно неактивной роли Японии носят стратегический характер в отличие от тактических опасе­ний девальвации китайского юаня. Здесь неустанно повторяют,что без оживления экономики Японии возрождение Азии малове­роятно;

- от Токио ждут новых инвестиций, открытия японских рын­ков товарам из НИС и стимулирования внутреннего спроса.

Вместе с тем Токио понимает, что сейчас Япония, производя­щая около 8% мирового ВВП и экспорта, является главным ре­сурсом для оздоровления азиатской экономики и имеет лучший за все послевоенные годы шанс занять ведущие позиции в АТР. Последние инициативы Японии о выделении азиатским странам 30 млрд. долл. на восстановление подорванных кризисом эконо­мик и совместная с США акция о выделении еще 10 млрд. долл. на те же цели находятся в русле нового азиатского курса Токио, нацеленного на превращение Японии в регионального лидера. Успех этого курса, однако, зависит все же больше от того, сможет ли Япония решить внутренние экономические проблемы и от­крыть свой рынок для азиатского экспорта.

АСЕАН оказалась в состоянии неуверенности и неопределен­ности как с точки зрения "внутриасеановских" отношений, так и с точки зрения внешнеэкономических ориентиров. Кризис выз­вал рост противоречий между странами АСЕАН:

- между Малайзией и Индонезией - по проблемам индонезий­ских нелегальных эмигрантов;

- между Таиландом, с одной стороны, Малайзией и Индонези­ей - с другой, по вопросу сотрудничества с МВФ;

- между Малайзией и Сингапуром - из-за отказа Сингапура превратить сингапурский доллар в коллективную валюту АСЕ­АН;

- между всеми странами АСЕАН - по поводу импортных квот, усиления взаимной конкуренции на мировых рынках и стратегии создания коллективной валюты АСЕАН.

Страны ЮВА, более 70% торговли которых осуществляется в американских долларах, возлагают надежды на новую валюту евро. Предполагается, что евро уменьшит уязвимость азиатской эконо­мики от колебаний американского доллара, сократит издержки при торговле с Европой и увеличит азиатский экспорт в ЕС. Вме­сте с тем в АСЕАН понимают, что переход на евро требует основа­тельной финансово-технической и экономико-стратегической подготовки, которая изрядно запоздала по времени.

Требование азиатских НИС к США, Японии и ЕС, на которые приходится более половины их экспорта, открыть рынки приво­дит к торговым трениям. США хЪтя и пошла на отсрочку плате­жей за военные заказы для ЮВА и вместе с ЕС заявили о готовно­сти увеличить импорт из Азии, но сделали это в ограниченных пределах, оберегая национальных производителей. Япония не спе­шит с либерализацией импорта. АСЕАН критикует ЕС за помощь одному лишь Сеулу. В свою очередь ЕС выражает обеспокоен­ность ростом ввоза автомобилей и электроники из региона.

Лондонская (1998г.) встреча руководителей ЕС и 10 азиатских стран (АСЕМ), поставив в центр дискуссий азиатский финансо­вый кризис, акцент, однако, сделала не на финансовую помощь и не на контроль над мировыми финансовыми спекуляциями, как того требовала Малайзия, а на предоставление азиатским странам - через созданный ЕС специальный трастовой фонд - аналитичес­ких и консультационных услуг по анализу финансовой ситуации и реформированию управления финансами в странах Азии.

В Южной Корее кризис способствовал укреплению америка-но-южнокорейского стратегического партнерства, подтолкнул Сеул к поиску вариантов улучшения отношений с Токио и акти­визации связей с ЕС, повлиял на политику в отношении Север­ной Кореи.

Кризис ограничил экономические ресурсы Сеула для реше­ния задач объединения Кореи, сфокусировав внимание властей на внутренних проблемах. Вместе с тем Сеул вынужден реагиро­вать на новые инициативы северян. Пхеньян, истинной целью которого является снятие американского эмбарго и стимулирова­ние тем самым притока в КНДР иностранных инвестиций, готов ради этого имитировать требуемое США развитие межкорейского диалога.

В этих условиях Сеул сделал ставку на инициативную и одно­временно прагматическую политику на Корейском полуострове. С одной стороны, Сеул поднимает планку встречных инициатив, предлагает провести внутрикорейский саммит, ослабляя ограни­чение на инвестиции, частные поездки и доступ к информации о Севере. А с другой - объявляет о том, что вопрос об объединении сегодня не стоит в повестке дня и требует конкретной отдачи от гуманитарной помощи Северу. Демонстрируется понимание того, что Южной Корее выгодно прежде всего усиливать свои международные позиции, относительно меньшее значение придается северокорейской проблематике. При этом Южная Корея по-пре­жнему полагается на США в вопросах национальной безопаснос­ти и отведения "угрозы с Севера".

Азиатский финансовый кризис активизировал экономическую дипломатию стран региона, нацеленную на поиск новых вариан­тов региональных интеграционных схем. Среди появившихся в конце 90-х годов под воздействием азиатского финансового кри­зиса концепций азиатского регионализма можно выделить следу­ющие:

-таможенный союз Японии и Южной Кореи;

-экономический союз Японии, Южной Кореи и Китая;

-экономический "пятиугольник" в Северо-Восточной Азии (СВА) на основе объединения капиталов и усилий Японии, Ки­тая, Южной Кореи, Тайваня и Гонконга вокруг строительства га­зопровода из Иркутской области России в Азию;

-развитие интеграции в СВА на основе Туманганского проекта;

-зону свободной торговли в СВА или ее разновидность - кон­цепцию "Нового рынка стран СВА";

-создание Азиатского монетарного союза по аналогии с Ев­ропейским монетарным союзом и введение единой азиатской ва­люты;

-создание Азиатского валютного фонда (АВФ) для решения самостоятельно, без участия МВФ, кризисных финансовых ситу­аций. Предложение о создании АВФ было выдвинуто Японией в сентябре 1997 года на сессии МВФ в Гонконге. Токио был готов нести половину из 100 млрд. долларов, необходимых для начала работы АВФ, вторую половину должны были бы вложить другие азиатские участники нового регионального фонда. Первоначаль­но многие страны (включая Южную Корею, но при выжидатель­но-сдержанной реакции Китая) воодушевленно отреагировали на токийскую инициативу. Однако негативное отношение к АВФ со стороны МВФ и США, продемонстрированное на ноябрьской 1997 года встрече министров финансов стран АТЭС в Маниле, затор­мозило развитие идеи. В конце 1998 года Япония возобновила международное лоббирование АВФ. Активным сторонником идеи и реальным партнером Токио готов стать Сеул, в ноябре 1998г. поддержавший устами своего премьер-министра Ким Чон Пхиля идею АВФ. Похоже, что начинает меняться и отношение к АВФ и со стороны МВФ и США, убедившихся в сложности азиатских финансовых проблем, как и в то*м, что решить их силами одного МВФ трудно и обременительно, в том числе и для бюджета США - главного донора МВФ (19% всех взносов). Если к начинающей формироваться финансовой оси Сеул - Токио присоединятся Тай­вань и АСЕАН, то и без участия Китая идея об АВФ станет реаль­ностью;

- валютный союз стран АСЕАН;

- создание мини-зон двусторонней свободной торговли, выхо­дящих за рамки азиатского региона. В эту концепцию вписыва­ются намерения Южной Кореи заключить соглашения о свобод­ной торговле с Чили, ЮАР, Турцией и другими странами;

- институализация работы межконтинентальных форумов: АТЭС (с участием 21 страны Азии и Америки, а также России) и АСЕМ (страны Азии и ЕС, без России и США). Однако после­дние форумы АТЭС (Куала-Лумпур, ноябрь 1998г.) и АСЕМ (Лон­дон, апрель 1998г.) показали, что эти организации пока больше служат местом для обмена мнениями между государственными лидерами из различных регионов мира и не обнаруживают готов­ности к практической координации экономической и финансо­вой политики стран-участниц.

Казахстан адекватно отреагировал на финансовый кризис в Азии. Президент РК Н.Назарбаев в этой связи отметил: "Азиатс­кий кризис преподнес нам немало уроков: и экономических, и политических. Последствия кризиса в разной степени ощутили на себе все страны СНГ. Нам пришлось скорректировать свои инвестиционные устремления. В то же время это не означает из­менения нашего общего курса, так как азиатская геополитика Казахстана лишена какой-либо политической конъюнктуры".66

Как отмечает известный российский политолог, профессор К.Брутенц: "Кризис хоть и ослабил на время ряд стран АТР, но4 не уменьшит ни значения Азии, ни внимания к ней. Не изменит­ся и общее направление развития событий. Происшедшее - всего лишь зигзаг. Впрочем, сейчас, когда отчетливо обозначается воз­вращение большинства азиатских стран к экономическому росту, это становится ясно не только скептикам, но даже и недоброже­лателям.

Согласно новейшим прогнозам, несмотря на кризис, к 2015 году в списке 12 стран с наибольшим в мире ВНП 5 мест будут принадлежать азиатским государствам. Финансовые бури, за ко­торые многие в регионе возлагают вину на Запад, укрепляют стрем­ление "азиатов" к самостоятельности".67

Поэтому курс на развитие и укрепление политических и торгово-экономических связей со странами Азии следует рассматри­вать в качестве важного направления внешней политики нашего государства. Стратегическую цель казахстанской дипломатии в этом регионе можно условно обозначить как достижение двух вза­имосвязанных задач: во-первых, создание благоприятных внешних условий для рыночных реформ в нашей стране; во-вторых, созда­ние предпосылок для активного подключения к региональным интеграционным процессам.

Казахстан, являясь азиатским государством и обладая огром­ным экономическим потенциалом, располагаясь на перекрес­тке транспортных артерий Евразии, объективно может рассчи­тывать на достойное место в интеграционных процессах на кон­тиненте, использовать взаимный интерес для достижения своих политических и экономических целей.

Наиболее влиятельным в геополитическом плане государством на азиатском континенте является Китай - восточный сосед Ка­захстана. Как уже было отмечено, китайское направление внеш­ней политики Казахстана относится к числу приоритетных и та­ковым останется в обозримом будущем. Для этого имеются весо­мые экономические и политические основания.

За два десятилетия экономической реформы Китай, разорен­ный маоистскими экспериментами и непосильными военными затратами, превратился в бурно развивающуюся страну, упрочив­шую свое положение на международной арене, народ которой уверен в своих силах и с надеждой смотрит в будущее.

По темпам экономического роста Китай стал мировым лиде­ром, среднегодовой прирост ВВП в 1980 - 1997 гг. был более 9%. Если 30 провинций Китая рассматривать в качестве отдельных стран (а численность населения многих из них превышает соот­ветствующий показатель большинства стран с низким уровнем дохода), то в список 20 стран с самыми высокими темпами эконо­мического роста в 1978 - 1995 гг. вошли бы только провинции Китая. КНР принадлежит первое место в мире по производству продовольствия, хлопка, угля, стали, цемента, стекла, хлопчато­бумажных тканей. Расчеты по паритету покупательной способно­сти китайской национальной валюты (юаня) и доллара дают ос­нование предполагать, что уже к 2005 г. Китай сравнятся по объе­му ВВП с США.

В структуре экономики произошли явные положительные сдви­ги: в основном решена продовольственная проблема и преодолен всеохватывающий дефицит предметов первой необходимости. Со­отношение между первичным, вторичным и третичным сектора­ми экономики значительно улучшилось.

Продолжается наращивание мощностей в промышленности и обновление производственных фондов. На основании промыш­ленной переписи 1995 г. в промышленности 90% приходится на оборудование, произведенное после 80-х гг. На крупных и сред­них предприятиях 26% оборудования соответствуют требованиям передовых международных стандартов.

Большие успехи достигнуты в области проведения открытой внешнеэкономической политики. В 1997 г. объем внешнеторго­вого оборота составил 325,1 млрд.долл., что выше уровня 1980 г. в 8,5 раза. При этом положительное торговое сальдо превысило 40 млрд.долл. Доля промышленных изделий в экспорте поднялась с 50% в 1980 г. до 80% в 1997г.

За 1979 - 1997 гг. суммарная величина заявленных иностран­ных вложений в китайскую экономику (включая займы и прямые инвестиции) составила 654 млрд. долл., а реализованных - 348,3 млрд. долл. К концу 1997г. было подписано в общей сложности более 300 тыс. соглашений на создание различного рода объектов с иностранным участием на общую сумму 520,4 млрд. долл., из которых реально использовано уже 220,1 млрд. Доля иностран­ных инвестиций в общих капиталовложениях сейчас составляет примерно 13%. Предприятия с иностранным капиталом дают 14% валовой продукции промышленности и 47% экспорта.

Китай опровергает устоявшееся мнение о неизбежности соци­альных издержек в ходе реформы. Согласно официальным стати­стическим данным, доходы городского населения номинально выросли с 316 юаней в 1978 г. до 5160,3 юаня в 1997 г., а реально

Так, в июле 1998 года состоялся тендер по поставке лингафон-ного оборудования для Казахского Государственного университе­та мировых языков в размере 38,4 млн. йен в рамках культурного гранта. Посольством Японии в Казахстане реализован гуманитар­ный проект "Корни травы" в размере 11 млн. йен, предусматри­вающий издание в 1998 году книги на английском языке "Эколо­гические проблемы Аральского региона". В настоящее время про­рабатываются вопросы предоставления Казахстану новых гран­тов, связанных с проектами строительства детской больницы в Астане, реконструкцией системы водоснабжения в Кызылординской области и другими. В рамках исследований по реализации безвозмездной помощи была осуществлена разработка проекта "Совершенствование здравоохранения в Алматинской области".

Расширяется сотрудничество по подготовке кадров. По линии МИД, Министерства образования Японии и других ведомств, а также ряда неправительственных организаций в японских уни­верситетах, фирмах проходят краткосрочные и длительные стажи­ровки более 40 казахстанцев. Японским агентством международ­ного сотрудничества организуется направление в Казахстан япон­ских преподавателей и специалистов народного хозяйства для орга­низации учебных семинаров и передачи японского опыта эконо­мического и гуманитарного строительства. В этой связи особый интерес представляет план создания в Казахстане Японского цен­тра, деятельность которого должна способствовать усилению дву­стороннего сотрудничества в этой сфере. В настоящее время в со­ответствующих ведомствах наших стран идет обсуждение вопро­сов практической реализации данного проекта.

Большой интерес представляет проект выделения по линии "Японского фонда" культурного гранта в виде безвозмездного показа на казахстанском телевидении в течение нескольких лет 300 японских художественных, документальных фильмов, учеб­ных и развлекательных программ. Учитывая интерес в Японии к казахстанскому кинематографу, в настоящее время "Казахфиль-мом" и японской кинокомпанией "Тоэй синема" рассматривает­ся возможность съемки совместного художественного фильма.

В течение 1998 года почти вдвое увеличился поток японских туристов в нашу страну. Это позволило привлечь внимание круп­ных туристических фирм Японии (Japan Travel Bureau, M.O.Tourist, Number One Travel, Eurasia Travel) к Казахстану, представители которых в мае 1998 года посетили нашу страну и обсудили воз­можность заключения агентских соглашений с казахстанскими туристическими компаниями.

Расширение экономического сотрудничества с Японией долж­но способствовать также подключению Казахстана в перспективе к интеграционным процессам в Азиатско-Тихоокеанском регио­не. Япония выступила в качестве локомотива в развитии эконо­мик этого региона, поэтому она смогла бы сыграть ключевую роль и в подключении нашей страны к сотрудничеству в АТР.

Официальный Токио прилагает немало усилий для обеспече­ния безопасности на Азиатском континенте. В этой связи участие Японии в подготовительном процессе по созыву СВМДА являет­ся особенно важным в деле реализации инициативы Президента Н.Назарбаева по созданию эффективной системы взаимодействия в Азии. В настоящее время японская сторона подтверждает свою поддержку Казахстана и принимает участие в работе СВМДА в качестве наблюдателя.

На нынешнем этапе казахстанско-японские отношения разви­ваются последовательно и целенаправленно на взаимовыгодной основе. В них по вполне понятным причинам преобладает эконо­мический компонент. Созревают условия для расширения дого-ворно-правовой базы казахстанско-японского сотрудничества в различных областях. В перспективе объем двусторонних отноше­ний будет и далее возрастать, наполняясь конкретным полити­ческим и экономическим содержанием.

Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) становится одним из важ­ных центров мировой экономики, крупным международным тор­говым и финансовым центром. Процессы, происходящие в эко­номике стран АТР, внутри этого региона и на межрегиональном уровне, позволяют сделать вывод о том, что в недалеком будущем Азиатско-Тихоокеанский регион будет занимать доминирующие позиции в мировой экономике.

15-16 декабря 1998 г. в Ханое состоялся очередной VI Саммит глав государств и правительств Ассоциации государств Юго-Вос­точной Азии (АСЕАН), в котором приняли также участие три страны со статусом полного партнера Ассоциации по диалогу: Китай, Южная Корея и Япония.

Ключевыми моментами повестки дня Саммита стали поиск и принятие мер по преодолению негативного влияния финансово-экономического кризиса, решение о принятии Камбоджи в АСЕ­АН в качестве полноправного члена в ближайшее время на спе­циальном совещании министров иностранных дел, принятие Ха­нойского плана действий, в котором определена стратегия разви­тия АСЕАН до 2020 г.

Девять стран-членов Ассоциации (Бруней, Вьетнам, Индоне­зия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд и Филиппины) договорились форсировать процесс создания в рамках АСЕАН зоны свободной торговли, ускорить на один год (с ранее намечавшего­ся 2003 г. на 2002 г.) сроки достижения данной цели некоторыми более развитыми асеановскими странами.

Также было принято решение об ускорении создания инвес­тиционной зоны, в рамках которой страны АСЕАН обязуются предоставлять льготный режим прежде всего инвесторам из госу­дарств Ассоциации.

Меры по ускорению торговых и инвестиционных потоков в пределах региона, пострадавшего от кризиса, были частью пакета "смелых мер", включенных в Ханойский план действий. Лидеры стран-членов АСЕАН также призвали к реформам в сфере между­народной финансовой структуры, которая, по их мнению, не смог­ла направить потоки капитала в верном направлении.

Так, Премьер-Министр Малайзии М.Мохамад отметил, что существующая международная финансовая система не справилась с массированным потоком капитала, что привело, в конечном итоге, к финансовому и экономическому сбою. Он также заме­тил, что Малайзия высоко оценивает обязательство КНР не де­вальвировать китайский юань, поскольку падение его курса мо­жет привести к новому циклу обесценивания валют других стран региона.

Участниками форума была достигнута договоренность об ук­реплении финансовых секторов стран-членов и принято решение о рассмотрении возможности создания валютной системы АСЕ­АН, которая будет способствовать стабильности курсов валют государств региона по отношению друг к другу и обеспечит под­держание более предсказуемых экономических условий. Принято решение о развитии рынка облигаций и других финансовых рын­ков в АСЕАН в целях расширения финансовой и экономической базы стран-членов.

Участники Саммита подтвердили необходимость принятия уси­лий по мирному урегулированию территориальных конфликтов в Южно-Китайском море, в частности, вокруг островов Спратли (справочно: на острова Спратли в разной степени претендуют Китай и страны - члены АСЕАН: Бруней, Малайзия, Филиппины и Вьет­нам).

Одними из ключевых моментов, отраженных в программе рас­ширения роли АСЕАН, были определены председательство Ассо­циации в Региональном форуме АСЕАН (РФА), принятие актив­ных мер по укреплению роли АСЕАН в рамках РФА, дальнейшее участие представителей министерств обороны в его деятельности, поддержание сотрудничества АСЕАН со странами-партнерами по диалогу и др.

Во время встречи между АСЕАН и партнерами по диалогу: Китаем, Японией и Южной Кореей Премьер-Министр Японии К.Обути официально объявил о предоставлении специального йенового займа азиатским странам на сумму 5 млрд. долл. США. Данный заем, а также кредит на сумму 30 млрд. долл. в рамках так называемого "Плана Миядзавы" поможет государствам реги­она, наиболее сильно пострадавшим от кризиса, провести рефор­мирование финансовой сферы и ускорить процесс экономичес­кого оздоровления.

Заместитель председателя КНР Ху Цзиньтао также объявил о предоставлении Фонду АСЕАН гранта в размере 200 тыс. долл. Было отмечено, что Китай ранее уже выделил 4,5 млрд. долл. в рамках пакета мер под эгидой МВФ для оказания финансовой помощи странам Юго-Восточной Азии, пострадавшим от кризи­са.

Китайским руководителем также было предложено проводить регулярные встречи представителей министерств финансов и на­циональных банков стран-членов АСЕАН и трех партнеров по диалогу для обсуждения путей регулирования потоков междуна­родного капитала и нахождения совместного решения проблем валютно-финансового кризиса в регионе.

Следует отметить, что по прогнозам экспертов международ­ных финансовых организаций, кризис, охвативший страны Юго-Восточной Азии, носит временный характер, и экономическая ситуация в регионе стабилизируется к 2005 г.

В этой связи Казахстану, являющемуся крупным евразийским государством, очевидно, следует проявлять больше внимания к региональным политическим и экономическим интеграционным процессам в Юго-Восточной Азии.

Особенно актуальным для РК является развитие сотрудниче­ства с Региональным форумом АСЕАН, поскольку девиз, провоз­глашенный участниками РФА, созвучен с идеями казахстанской инициативы о Совещании по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). На проходившем в июле 1998 г. в Куала-Лумпуре заседании старших должностных лиц стран-членов АСЕАН, за исключением одного-двух государств, наша инициатива в целом была поддержана. Мы также заручились поддержкой основных участников форума - России и Китая. Поэтому обсуждение воз­можностей консолидации усилий по линии СВМДА и РФА мог­ло бы внести значительный вклад в становление и развитие про­цесса общеазиатской безопасности.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.