Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Упражнения для обучения речевому слуху





о прослушайте и повторите несколько пар слов:

law — low singen — sinken blanc — blanche

saw — so auffallen — auf alien gris — grise

® определите на слух рифмующиеся слова, отметьте их цифра­ми, например:

sort — pot — part; — port (1,4)

о прослушайте пары предложений, поставьте в графическом клю­че (на карточке) «+», если предложения одинаковые, и «-», если они разные;

прочитайте вслух текст с фонетическими пометами и др.

2. Упражнения для обучения вероятностному прогнозированию:

° прослушайте ряд прилагательных (глаголов), назовите суще­ствительные, которые с ними чаще всего употребляются;

о назовите значения слов, образованных из известных вам эле­ментов, например:

thankful, thankless (thank) to reread (read)

griinlich (grim) Kleidung (das Kleid)

chanson (chante) Voyager (voyage)

• прослушайте ряд речевых формул, назовите (на родном или иностранном языке) ситуации, в которых они могут употребляться;

о прослушайте с фонограммы (в предъявлении учителя) текст, заполните пропуски в графическом варианте того же текста и др.

3. Упражнения для развития кратковременной и словесно-логиче­ской памяти:

о прослушайте ряд изолированных слов, запомните и воспроиз­ведите из них те, которые относятся к одной теме;

о прослушайте две-три короткие фразы, соедините их в одно предложение;

• прослушайте и повторите за диктором (учителем) фразы, дли­на которых превышает объем кратковременной памяти (7 ±2), т. е. состоит из десяти и более слов;

• прослушайте фразу, добавьте к ней еще одну, связанную по смыслу И Др.

4. Упражнения в распознавании на слух реалий и аббревиатур:

о прослушайте фразы, содержащие реалии; переведите их (запи­шите реалии в процессе восприятия);

« прослушайте текст, содержащий реалии; сгруппируйте поня­тые вами реалии (имена собственные, географические названия, названия учреждений и т.д.). Проверьте себя по графическому ключу;

о прослушайте фразы, содержащие географические названия, сходные по звучанию (например: Brazil — Brasilia, die Schweiz — Schweden). Объясните разницу на иностранном (или родном) языке.



5. Упражнения в развитии словообразовательной и контекстуаль­ной догадки:

о прослушайте ряд глаголов, образуйте от них существительные с суффиксом -ег, например:

to listen — listener kampfen — Kampfer, и т.д.

» прослушайте сложные и производные слова, образованные из известных вам словообразовательных аффиксов (или слов), пере­ведите их (или поясните их употребление в предложении);

• определите значение интернациональных слов по контексту и их звуковой форме;

• определите значение незнакомых слов с помощью дефиниций (описания) на иностранном языке;

• просмотрите ключевые слова и назовите тему, которой посвя­щен аудиотекст. Затем прослушайте аудиотекст и проверьте пра­вильность своего ответа.

Речевые упражнения

Речевые упражнения должны проводиться на текстах, обладаю­щих значительным потенциалом в плане решения коммуникатив­ных и познавательных задач. При их восприятии языковая форма должна осознаваться на уровне непроизвольного внимания, если речь не идет о самом совершенном, так называемом критическом уровне понимания (см. ниже).

Учитывая необходимость управления формированием речевых умений, а также важность взаимодействия аудирования и говоре­ния в подсистеме речевых упражнений, целесообразно выделять группы следующего назначения:

а) упражнения для частично управляемого обучения аудирова­нию;

б) упражнения для неуправляемого обучения аудированию;

в) упражнения для развития умений смысловой переработки и фиксации воспринятой информации.

Суть управления (по законам информатики) заключается в уме­нии влиять на ход какого-либо процесса или состояния. Специфи­кой управления является то, что оно целенаправленно и цель уп­равления задается наперед (см.: Информатика, 1994, с. 146). Успеш­ность управления учебным процессом по иностранному языку зависит от наличия:

а) данных об исходном состоянии управляемого процесса (т. е. определения уровня языковой подготовки учащихся);

б) программы воздействия на объект для достижения цели (уточ­нение ситуации общения, наличие опор и ориентиров восприятия, установка на последующую переработку информации, градуирован­ное введение аудиотекстов и др.);

в) систематической обратной связи (вопросы учащихся, пере­спросы и уточнения, устойчивость внимания и интереса, наличие паралингвистических элементов в реакциях слушающего и др.) для контроля и самокоррекции.

Если сравнить между собой отдельные группы речевых упраж­нений, то легко заметить, что упражнения группы а) выполняются в условиях, облегчающих смысловое восприятие на слух, делающих его более целенаправленным, подсказанным с точки зрения направ­ленности мысли, уточнения ситуации общения и т.д.

Нарастание трудностей (см. группы б) и в)) происходит за счет усложнения языковой формы речевого сообщения, увеличения объема текста, варьирования различных источников информации, сокращения/исключения визуальных опор, устранения заданий — инструкций, предшествующих смысловому восприятию на слух и др.

Эффективность упражнений для частично управляемого обуче­ния аудированию зависит от повторяемости отдельных приемов, что крайне важно для начального этапа, вовлечения наряду со слухо­вым других анализаторов, особенно зрительного, устойчивого вни­мания и наличия творческой, прогнозирующей мыслительной де­ятельности. В результате выполнения упражнений этой группы про­исходит определенное «привыкание» к условиям предъявления текстов, настройка на заданный режим слушания, устойчивая ра­ботоспособность. Что касается визуальных опор, то их использова­ние следует рассматривать не только как элемент управления, но и как средство индивидуализации обучения.

• Несколько слов об упражнениях третьей группы, направленной на выработку умений смысловой переработки и фиксации инфор­мации.

Несмотря на то что за последние годы появилось довольно мно­го работ, в которых предприняты попытки типологизации упраж­нений для аудирования, группа данного назначения в них чаще всего отсутствует, хотя известно, что и в естественном речевом общении восприятие ради «удовольствия слушать» происходит довольно редко. Чаще всего воспринятая информация обсуждается, интер­претируется, фиксируется письменно (полностью или выбороч­но) и т.д. Характер последующей переработки информации опре­деляет и выбор упражнений этой группы.

1. Упражнения для частично управляемого обучения аудированию:

• ознакомьтесь с картиной/серией рисунков, прослушайте текст, описывающий данную ситуацию. Выберите в процессе слушания одно из предложений для названия картины/серии рисунков;

в ознакомьтесь с планом центра города Лондона (Берлина, Па­рижа), прослушайте описание этого центра. Перескажите содержа­ние текста на иностранном языке, опираясь на план, а также на ре­алии и имена собственные, написанные на доске;

• прослушайте текст, опираясь на ключевые слова/план. Распре­делите слова/пункты плана в последовательности, отражающей содержание текста;

» прослушайте текст, познакомьтесь затем с 2—3 заголовками. Выберите наиболее подходящий, прокомментируйте его, дополните подзаголовками;


= прослушайте сообщение, определите тип текста (например, ди­алог, описание, интервью и т.д.) и основную тему;

- ответьте на вопросы, знакомящие с большим контекстом; о прослушайте текст и заполните таблицу, касающуюся сходства и различия в культуре двух стран;

о прослушайте текст, опираясь на серию рисунков, продолжите диалог/описание, согласуя его с заключительным рисунком;

* прослушайте начало диалога, расширьте и дополните заклю­чительную реплику одного из партнеров;

в прослушайте часть диалога, продолжите его в парной работе с одним из учашихся;

<= прослушайте монологический текср-описание, дайте развер­нутые ответы на вопросы, имеющиеся в ключе/написанные на дос­ке и т.п.

2. Упражнения для неуправляемого обучения аудированию'.

° прослушайте текст в фонозаписи, разделите его на смысловые части и озаглавьте их/составьте план;

<= прослушайте фрагмент кинофильма/радиоигры, проиграйте эту сценку;

« прослушайте фрагмент диалогической речи, перескажите со­держание разговора в форме монолога;

о прослушайте текст, охарактеризуйте ситуацию общения; s прослушайте сообщение учащихся по заранее заданной теме, про­комментируйте высказывания, дополните их новыми сведениями;

» прослушайте описание ситуации/совершаемого поступка. Изобразите воспринятое в схеме/на рисунке и др.

3. Упражнения для развития умений смысловой переработки и фик­сации воспринятой на слух информации:

° прослушайте текст, составьте аннотацию/тезисы; о прослушайте текст, постарайтесь заполнить весь фактический, в том числе цифровой, материал. Сгруппируйте его по степени важ­ности, дайте обоснование своего решения;

«сопоставьте прослушанный аудиотекст с графическим текстом, посвященным аналогичной теме. Сравните содержание по сходству/ различию, дайте аргументированную оценку;

» оцените прослушанный текст с точки зрения того, что было интересно/неинтересно, ново/не ново;

о укажите, где можно использовать данные, содержащиеся в про­слушанном тексте;

о прослушайте текст, обсудите ряд проблемных вопросов по за­тронутой теме;

о прослушайте текст, составьте рецензию на него, используя сле­дующий план: тема сообщения, действующие лица, краткое содер­жание, основная идея, оценка прослушанного и др.

Если группа речевых упражнений 1 предназначается для созда­ния ориентировки восприятия, развития речевой догадки, прогно­зирования, для развития умений соотносить заголовки с содержа­нием, пользоваться синонимическими заменами и видоизменять структурно-композиционную характеристику аудиотекста, то уп­ражнения групп 2 и 3 связаны с расширением, развертыванием ин­формации, с сопоставлением и обобщением, с постановкой уз­ловых вопросов. Процесс расширения информации, как, впрочем, и ее компрессии, связан с высокой степенью умственной активно­сти, требует хорошего знания языка и эрудиции. Эти упражнения дают возможность проверить не только полноту понимания, но и глубину осмысленности содержания, т.е. степень проникновения в подтекст, в прагматический аспект высказывания. Упражнения этих групп, связанные, как видно из приведенных примеров, с при­влечением новых фактов и сведений, отличаются критической на­правленностью и установкой на избирательное запоминание наи­более интересной информации.

§ 6. Контроль сформированное™ умений аудирования

Состав операций, на которые распадается восприятие звучащей речи на различных этапах обучения в средней школе, неодинаков и зависит от уровня сформированное™ умений аудирования. Начи­нающий изучать язык совершает более развернутую аналитико-син- тетическую деятельность, которая по мере обучения превращается в свернутый автоматизированный процесс узнавания слов и целых предложений.

Поскольку целью любого контроля является определение уров­ня сформированное™ речевых умений и того, насколько точно и полно восприняли учащиеся тот или иной аудиотекст, то, прежде чем говорить о способах проверки понимания, целесообразно об­ратиться к вопросу об уровнях восприятия и понимания.

Наиболее известной применительно к аудированию является ти­пология А.Р.Лурия, который выделяет четыре уровня понимания: уровень слов, уровень предложений, уровень сложного синтаксиче­ского целого (смыслового) куска и уровень текста (см.: Лурия А. Р., 1959).

Основным отличием этих уровней являются глубина, полнота и точность понимания, а также сложность операций, совершаемых слушающим. Понимание на уровне слов носит фрагментарный ха­рактер, оно зависит от соотношения между продуктивным, рецеп­тивным и потенциальным словарем слушающего и от его способ­ности использовать детерминирующую функцию словосочетаний и контекста.

Учащийся с низким уровнем языковой подготовки часто разли­чает на слух отдельные слова и наиболее легкие фразы, догадыва­ясь на этом основании о теме сообщения.

Понимание предложений зависит от их синтаксических харак­теристик.

Простое предложение не представляет собой сложности, так как оно, по справедливому замечанию А. Р. Лурия, «является привыч­ной и хорошо упроченной единицей разговорной речи». Трудность составляет понимание логико-грамматической структуры слож­ного предложения. Мыслительные операции связаны в данном случае с особой формой синтеза отдельных элементов и одновре­менной, а не последовательной обозримостью всего предложения.

Понимание сложного синтаксического целого происходит пу­тем расчленения речевого сообщения на части и их смысловой груп­пировки, определения средств соединения предложений, состав­ляющих смысловой кусок, определения его темы, начала и конца мысли по основным синтаксическим признакам.

Восприятие целого текста зависит от понимания предикативной связи предложений, ибо она наиболее стабильна и информативна, от композиционно-смысловой структуры текста, стиля и жанра. Например, описательные тексты, не имеющие фабулы, плохо вос­принимаются на слух и не вызывают непроизвольного внимания (см.: Смирнов А. А., 1966).

Эта типология уровней понимания представляет интерес с точ­ки зрения развития прогностических умений, позволяя проследить за сложностью выдвижения формальных и смысловых гипотез, од­нако для организации контроля мало пригодна.

Неправомерным является и использование уровней восприятия, разработанных применительно к чтению, поскольку восприятие звучащей речи обладает своими специфическими особенностями.

Учитывая данные психологии о ступенчатом характере понима­ния, а также результаты отечественных и зарубежных исследова­ний, предлагается несколько иное деление:

1) уровень фрагментарного понимания;

2) уровень общего/глобального понимания;

3) уровень полного/детального понимания;

4) уровень критического понимания.

Поскольку уровень фрагментарного понимания свидетельствует о несформированности умения слушать, то упражнения, с помо­щью которых проверяется степень глубины, точности и полноты понимания, должны относиться только к трем уровням (2—4), с их помощью может быть выявлена и фрагментарность понимания.

Для уровня общего понимания характерно прежде всего понима­ние темы как смыслового ядра текста, как обобщенного концент­рата всего содержания (см.: Agricola Е., 1976, S. 15), которое бази­руется на уяснении ключевых слов — смысловых опорных пунктов текста.

Предпосылками для выделения смысловых опорных пунктов яв­ляются, в свою очередь, сформированность технических (перцеп­тивно-смысловых) навыков аудирования, знание основного язы­кового 1материала, умение определять структуру предложения пу­тем выявления синтаксического субъекта и предиката и речевой опыт учащихся (их умение учитывать ситуацию общения, заголо­вок, рисунки, жесты и мимику, связь с изучаемой темой и т.д.).

Сформированность данного уровня проверяется путем:

• ответов на вопросы общего характера;

»тестов множественного выбора (multiple choice);

о передачи основного содержания на родном/иностранном языке;

• перечисления основных фактов в той последовательности, в которой они даны в тексте;

в составления плана в форме заголовков к смысловым кускам;

• выделения при повторном слушании ключевых слов/реалий;

• определения типа текста и основной темы;

в соотнесения заголовка/иллюстраций с содержанием текста и др.

Уровень полного понимания предполагает наличие умений совме­щать слушание с несложной мнемической и логико-смысловой де­ятельностью. На базе механизмов вероятностного прогнозирова­ния и слуховой памяти в рамках полного/детального понимания формируется умение восстанавливать пробелы в понимании. Пу­тем выявления связей между предложениями и смысловыми кус­ками обеспечивается понимание формальной структуры аудиотек- ста и логики изложения.

Данный уровень предполагает понимание деталей и отдель­ных фактов, а также умение отделять главное от второстепенного, т.е. оценивать текст с точки зрения его значимости и информа­тивности.

Сформированность умений полного понимания проверяется с помощью:

• ответов на вопросы, касающиеся обшего содержания и отдель­ных деталей/фактов;

о составления развернутого плана;

• пересказа на иностранном языке с опорой на картину (рисун­ки, схемы, ключевые слова или план);

• драматизации текста;

• составления резюме/оценки текста;

в невербальных способов проверки: составление схемы, табли­цы, изображение предметов/деталей и т.д.;

<> деления текста (cloze test) на смысловые куски и озаглавлива- ния их;

о оценки поступков действующих лиц;

о заполнения пропусков.


Заполнение пропусков основывается на механизмах вероятно­стного прогнозирования. В зависимости от языковой подготовки учащихся и сложности текста может быть пропущено каждое тре­тье (более трудный вариант) и каждое 11— 12-е слово (легкий ва­риант).

Уровень критического понимания связан, как следует из его на­звания, с оценкой аудиотекста. с интерпретацией содержания и смысловой обработкой воспринятой информации.

Деятельность учащегося на уровне критического понимания ха­рактеризуется формированием личного отношения к речевому со­общению и критической оценкой содержания на основе понима­ния главной мысли, в том числе и эксплицитно невыраженной.

Данный уровень предполагает наличие хорошо сформирован­ных технических навыков и достаточно богатого речевого опыта. Он достижим в основном в школах с углубленным изучением ино­странного языка, в лингвистических лицеях и гимназиях на стар­шем этапе обучения.

Уровень критического понимания проверяется с помощью за­даний проблемного характера. Например:

- составление рецензии/оценка прослушанного текста; • составление аннотации/реферата; о сравнение различных точек зрения; ° определение объективности суждений; в обоснование согласия/несогласия с выводами автора; о проведение интервью; в организация бесед или дискуссий и др.


Глава VI ОБУЧЕНИЕ ГОВОРЕНИЮ

§ 1. Краткая психологическая характеристика говорения

Говорение представляет собой форму устного общения, с помо­щью которой происходит обмен информацией, осуществляемой средствами языка, устанавливаются контакт и взаимопонимание, оказывается воздействие на собеседника в соответствии с комму­никативным намерением говорящего.

Все функции устного общения — информативная, регулятивная, эмоционально-оценочная и этикетная — осуществляются при этом в тесном единстве. .. —-—-

Одной из основных: задачсоЁременного обучения говорению Является, как уже упоминалось, формирование вторичной языко- !вой личности, способной успешно осуществлять социальное вза- / ймодействие с носителями иной культуры (см.. Каменская O.Jtf 1998-).-------------------------------- ------------------------------- и,—

Говорение., как и аудирование, характеризуется наличием слож-_ ной мыслительной деятельности ^.опорой на речевой слух, память, прогнозирование и внимание. Оно может обладать различной слож­ностью, начиная от выражения аффектного состояния с помощью простого восклицания, называния предмета, ответа на вопрос и. кончая самостоятельным развернутым высказыванием. Этот пере­ход от слова и фразы к целому высказыванию связан с разной сте­пенью участия мышления и памяти.

В существующих моделях порождения речи (Л.С.Выготский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, Ф. Кайнц и др.), несмотря на расхожде­ния в системе понятий, принципиальной признается трехфазность_ структуры речевых действий: фаза планирования, фаза осуществ-, ления и фаза контроля.

-Фаза планирования связана с формированием интенции, кото­рая, по мнению Ф. Кайнца, включает два этапа: стимулирующее переживание (drangendes Erlebnis) и суждение (Urteil).

Речевое намерение возникает под влиянием окружающих нас предметов и явлений, наших представлений и чувственных пере­живаний. Они создают техническую основу предречевой фазы и способствуют формированию суждения (см.: F. Kainz, 1956).

В модели А. А. Леонтьева речевое намерение возникает на осно­ве мотива и других факторов, опосредуется речевым субъективным (предметным) кодом и формируется как замысел (или программа) речевого высказывания (см.: Леонтьев А. А., 1999).

Интенция определяет цель общения, отбор и комбинацию язы­ковых средств для ее достижения. Иными словами, мотивы задают варианты поведения, а интенция определяет отбор и комбинацию вербальных и невербальных средств из ряда допустимых вариантов.

Мотивы оказывают большое влияние на успешность реализации задач этой фазы.

А.Н.Леонтьев указывает, что «мотивы открываются сознанию только объективно, путем анализа деятельности, ее динамики. Субъективно же они выступают только в косвенном выражении — в форме переживания, хотения, стремления к цели» (Леонтьев А. Н., 1981, с. 204). Поскольку любая деятельность является полимотиви­рованной, автор делит мотивы на две основные группы: мотивы-цели, являющиеся смыслообразующими, и мотивы-стимулы, выполняю­щие роль побудительных факторов. Мотивы-цели являются ведущи­ми, так как они осознаются субъектом в качестве общей цели дея­тельности, делают ее значимой, придают ей то, что А. Н.Леонтьев называет личностным смыслом деятельности. Мотивы-стимулы представляют собой группу вторичных факторов, побуждающих де­ятельность, и субъектом деятельности не осознаются.

Формирующая фаза (или фаза осуществления), аналитико-син- тетическая по своему характеру, представлена в говорении «в виде свернутых внутренних умственных действий по программированию и структурированию речевого высказывания в соответствии с за­мыслом» (Зимняя И. А., 1987). Здесь функционирует операцион­ный механизм «внутреннего оформления», обеспечивающий акту­ализацию зербальных средств, грамматическое структурирование фраз и их трансформацию.

Мысль, как утверждают психологи, появляется при возникно­вении определенной проблемы или конфликта и формируется под влиянием обстановки, возникающих задач и целей общения, а так­же внутреннего состояния человека. В интеллекте (а не в языке) создается общий смысловой образ[23].

Н. И.Жинкин считает, что на данном этапе порождения выска­зывания говорящий оперирует «элементами предметно-изобрази- тельного кода (или языком семантических комплексов), которые могут включать как наглядные образы, так и редуцированные сло­ва и предложения» (Жинкин Н.И., 1964, с. 36; 1982, с. 93).

Из сказанного выше явствует, что процесс движения от мысли к слову связан с ориентировкой в ситуации и речевым планирова­нием, т.е., по сути., с прогнозированием предстоящего текста. При­ступая к речевому планированию, говорящий исходит из некото­рого первичного понимания ситуации общения. В этом первичном понимании выделены, как полагает В. В. Андреевская, предметные компоненты ситуации, отмечены пространственные и частично при­чинно-следственные связи, создана общая смысловая концепция ситуации. При этом совершается сложная умственная деятельность, так как говорящий обязан:

а) выявить для слушающего все основные компоненты ситуа­ции, которые очевидны для него самого;

б) адекватно обозначить эти компоненты в словах:

в) обеспечить коммуникативную полноценность текста (см.. Андреевская В.В., 1979, с. 50, 51).

Речемыслительный процесс на этом этапе происходит во внут­ренней речи, которая является орудием осуществления мысли, свя­зующим звеном между интенцией, внутренним планированием и развертыванием мысли.

Интересные результаты были получены при исследовании внут­ренней речи в различных видах мыслительной деятельности. Было, в частности, установлено, что внутренняя речь не является кон­стантным явлением, она неустойчива и находится на разных уров­нях сложности. При выполнении более трудной умственной дея­тельности она приобретает большую интенсивность и разверну­тость, сигнализируя об усилении процессов умственного анализа и синтеза, и иногда превращается во внутреннее проговаривание. При решении легких задач она ослабевает (редуцируется) или совсем исчезает (см.: Соколов А. Н., 1968, с. 60).

Психологические наблюдения позволили выявить также, что внутренняя речь на иностранном языке зависит от степени владе­ния им и имеет более развернутую форму в начале обучения. Пере­вод программы в собственно языковую форму на начальном этапе отличается, по мнению А.А.Леонтьева, от такого перевода на род­ном языке и проводится по схеме программа—»высказывание на родном языке —> высказывание на иностранном языке. Чем выше уровень владения языком, тем меньше необходимость в промежу­точном этапе, и, наконец, он исчезает совсем (см.: Леонтьев А. А., 1974, с. 83). Учет психологических особенностей внутренней речи необходим для правильной организации учебного процесса, по­скольку она, как известно, не только подготавливает самостоятель­ное высказывание, но и способствует пониманию чужих мыслей.

Представляя высокие требования к содержательной стороне высказывания и интеллектуальной деятельности учащихся в целом, учитывая их интересы и возрастные особенности, учитель может активизировать разные функции и формы внутренней речи, сти­мулировать семантический план высказывания.

На начальном этапе внутренняя речь помогает формированию фразовых стереотипов и развитию речевого слуха, особенно фоне­матического.

Во всех исследованиях, касающихся речевого слуха, подчерки­вается большая роль слухового образа слов, который на данном эта­пе обучения создается за счет развернутой внутренней речи, ими­тации и укрепления звуко-зрительных ассоциаций. Когда мотор­ные ощущения перестают быть осознаваемыми и вырабатываются стойкие фразовые стереотипы, внутренняя речь в операциях невы­сокой интеллектуальной нагруженности -значительно редуцирует­ся. Что касается продвинутых этапов обучения, то в условиях при­вычной речемыслительной деятельности, при наличии речевого стереотипа и отсутствии трудностей, «вынесение решений, отбор и замена слов "на ходу", отмена и всплывание конструкций предло­жений совершается мгновенно...» (Жинкин Н. И., 1958). Редукции внутренней речи способствуют наглядные опоры и ориентиры в форме ключевых слов, речевых формул, плана и вопросов, предва­ряющих высказывание.

Внутренняя речь может завершать этап общего семантического образа (внутреннего программирования), которое по той или иной причине не стало речью, «синтаксически расчлененной и понят­ной для других» (Выготский Л. С., 1956, с. 375). В данном случае она может рассматриваться как один из самостоятельных способов формирования и формулирования мысли, «как высшая форма аб­стракции вербштьного мышления с коммуникативным намерени­ем для себя» (Зимняя И. А., 1987, с. 87).

Все рассмотренные выше понятия («внутреннее программиро­вание», «внутренняя речь», «внутреннее проговаривание»), будучи разными промежуточными звеньями речевого процесса, тесно вза­имосвязаны, а при обучении иностранному языку они являются не только показателем сложности мыслительной деятельности, совер­шаемой в тех или иных условиях, но и в известной мере показате­лем сформированное™ речевых умений. Развернутая внутренняя речь имеет место, как уже упоминалось выше, при недостаточном владении языком, внутреннее планирование/программирование — при высокой степени владения им.

Этап внутреннего программирования имеет большое значение не только для овладения иностранным языком, но и для развития мышления. При восприятии сообщений и при переходе от собствен­ной внутренней речи к внешней учащемуся приходится иметь дело со сложной «динамической трансфор»мацией» (Выготский Л. С., 1956) материала как одним из актов умственной деятельности. При­нимая речевое сообщение или создавая общий семантический об­раз по законам внутренней речи, учащийся перерабатывает его по законам внешней речи в соответствии с уровнем своей подготовки. «Язык держится на принципе замен» и чем быстрее научатся уча­щиеся «...перекодировать со своего индивидуального языка на код изучаемого иностранного», тем успешнее будет проходить обуче­ние говорению (Жинкин Н. И., 1962).

■ jce перехода от программы к ее реализации в языковом функционируют механизмы выбора слов, грамматического прогнозирования, перебора и сопоставления синтаксических вари­антов, закрепления и воспроизведения грамматических «обяза­тельств». Параллельно с реализацией программы осуществляется моторное программирование высказывания.

На этапе грамматико-семантической и моторной реализации смыслового плана говорящий выбирает языковые средства в соот­ветствии с коммуникативной задачей. Опора на ассоциативно-ку- мулятивные связи помогает прогнозировать вероятность появле­ния определенного слова (или нескольких слов) в определенном лингвистическом окружении.

На выбор слов оказывают влияние как родной, так и изучаемый язык. Их воздействие может иметь положительный и отрицатель­ный характер. Первый способствует осуществлению переноса, вто­рой выражается в интерференции. Известно, что причиной возник­новения интерференции является различие в системах изучаемого и родного языков. Система языка на любом его уровне (в том числе -и на лексическом) представляет систему оппозиций языковых яв­лений. При контакте двух языков в сознании учащихся явления изучаемого языка сопоставляются не с явлениями родного языка, а с оппозициями, т.е. приводятся в систему, аналогичную родному языку. Дифференциальные признаки родного языка,, как более стойкие, вносятся в систему дифференциальных признаков изу­чаемого языка. Причем чем меньше выражены различия, тем легче они подменяются дифференцирующими признаками родного языка и тем сильнее проявляется интерференция. Внутриязыковая интер­ференция проявляется в смешении дифференциальных признаков внутри системы одного языка.

Удельный вес слов в высказывании неодинаков, что сказыва­ется на сильных и слабых позициях слова. Одни из них являются «узлами» сообщения, другие вступают как неузловые. Психологи и лингвисты выделяют определенные категории слов, которые до­вольно часто выступают в речевых высказываниях как узловые, т.е. обладают определенной «расположенностью к такому катего- рийному поведению». А. Р. Лурия выдвинул в одной из своих работ предположение, которое сводится к тому, что узловые слова явля­ются первыми очагами вербализации еще на уровне внутреннего планирования (см.: Лурия А.Р., 1975, с. 149). Успешность исполь­зования этих слов в речи определяется характером и широтой их ассоциативных связей. К таким узловым словам относятся прежде всего глаголы, служебные слова и многие существительные, осо­бенно такие, которые обладают для говорящего «специфическим смыслом», а также эмоционально-оценочные.слова и фразы.

О сложности механизмов языкового оформления речи свидетель­ствуют и ошибки, особенно на начальном этапе обучения, когда формируются лексические автоматизмы. Эти ошибки проливают свет не только на природу речевого поведения в целом, но и на ме­ханизм выбора слов.

Несмотря на различные обозначения рассмотренной выше фазы, в отечественной-и зарубежной методике наблюдается большое сход­ство в интерпретации ее задач и особенностей. Некоторые несов­падения имеются в трактовке роли внутреннего программирования при порождении диалогической речи. Ф. Кайнц указывает, в част­ности, на то, «что_внутренний конспект» складывается при порож­дений диШгога№Йа^>А. А. Леонтьев полагает, что внутренняя про­грамма в этой форме речи, порождаемой двумя или несколькими собеседниками, вообще отсутствует, а И. А. Зимняя считает ее обя­зательной, однако исходящей от одного из речевых партнеров (см.: Зимняя И. А., 1987).

Иной точки зрения придерживается Н. И.Жинкин. «Речь может идти, — пишет он, — о наличии замысла всего текста и каждого предложения» (Жинкин Н.И., 1956, с. 142), поскольку ситуация «каждоминутно создает мотивацию каждого нового изгиба речи, разговора, диалога» (Выготский Л. С., 1956, с. 209, 210). Именно эти обстоятельства и дают право говорить о «динамичности» внутрен­него планирования диалогической речи. Любой диалог/полилог проходит в конкретной ситуации общения, которая определяет тему разговора, выбор языковых средств и всю стратегию поведения го­ворящих. Различия в задачах общения, ихразнопаправленность или полное несовпадение будут способствовать либо изменению пер­воначального замысла и соответственно внутреннего программи­рования, либо прекращению разговора.

Из сказанного выше можно заключить, что совместная речевая деятельность в меньшей степени, чем индивидуальная, поддается планированию и что задуманная заранее стратегия достижения цели неизбежно потребует коррекции.

Пристальное внимание психологов к механизмам непосред­ственного языкового оформления речевого высказывания (выбору фонетических, грамматических и лексических средств и их струк­турированию) оставило в некотором роде обойденными внимани­ем факторы, обусловливающие выбор этих языковых средств и ход речевого взаимодействия в целом. Ведь речь — это социальный феномен, и ее порождение есть прежде всего решение мыслитель­ных задач. Кроме того, «к процессу порождения речевого высказы­вания относятся не только собственно формирование программы порождения и ее реализация, но и восприятие внешних условий де­ятельности и ориентировка в них» (см.: Тарасов Е.Ф., 1989, с. 22). На этом этапе говорящему предстоит определить в проблемной си­туации «известное и неизвестное, соотнести проблемную ситуацию с категориями своего социального опыта, с категориями своей куль­туры (см.: Тарасов Е. Ф., Сорокин Ю.А., 1977, с. 21).

На основании изложенного можно предположить, что умение ориентироваться в условиях обшения и правильно оценивать их является одним из доминирующих при порождении речи, причем навыки ориентировки в общении с представителями своего линг- восоциума формируются «в процессе естественной социализации личности, в рамках которого усваивается культура общества» (Та­расов Е. Ф., 1989, с. 16). Навыки ориентировки в обшении с носи­телями иностранного языка, представителями другой культуры дол­жны формироваться специально, из-за невозможности их полного переноса, поскольку в правилах общения в любой культуре при­сутствуют «иррациональные, ритуализованные элементы, которые имеют национально-культурную специфику» (там же).

Что касается последней фазы, то контроль начинается на уров­не определения общего семантического образа. «Слух, — пишет Н.И.Жинкин, — принимает то, что говорит собеседник, а кинес­тезии принимают и доносят то, что делает сам говорящий, когда он говорит. Разные донесения должны передаваться разным аф­ферентным путем» (Жинкин Н. И., 1956, с. 46). Таким образом, кон­троль собственного высказывания, на что указывает и Ф.Кайнц, имеет место на всех этапах порождения речи, слух же как часть это­го «следящего устройства» возникает на уровне громкой речи.

Для решения методических задач важное значение приобрета­ют положения о результате говорения, который определяется как ответное действие участника общения вне зависимости от того, имеет ли это действие внешнее выражение или нет, осуществляет­ся ли оно сразу же или спустя некоторое время. Этот результат про­является в реакциях, действиях, поведении слушающего и реали­зуется в его практической деятельности.

Из краткого анализа психологических предпосылок обучения говорению можно сделать вывод о том, что успешность развития данной формы обшения зависит:

а) от сформированности технических навыков говорения — на­личия фонетических и лексико-грамматических автоматизмов, ре­дукции внутренней речи, умения пользоваться эквивалентными за­менами и ассоциациями;

б) от создания мотивов учения;





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.