Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Глава 14, в которй Юлия посещает Сабуровых и узнает много нового о Кларе, Симоне и Исидоре.




«Стержень»

Идти было легко. Легче, чем в сквер - может, потому, что теперь у неё была почти что чёткая цель? "В никуда шагать всегда сложно..."

В тот же момент Юлия отругала себя за ненужный пафос. "В никуда", надо же! Вроде бы город вполне материален, камень мостовых под ногами не проваливается, и прохожие никуда не делись.

- Эй, ребята! К Анне Ангел человек в крови забежал!

Юлия остановилась. Интересные дела творятся, друзья, прямо вот с самого утра и без перерыва на обед. Она взглянула на "Вербы", особняк певицы - "Или не певицы? Была какая-то тёмная история..." - который миновала буквально минуту назад.

"Зайти, что ли. Ладно, на обратном пути. Наверняка Анна сейчас ни жива, ни мертва от страха - не каждый день окровавленные люди забегают."

Мысли неспешно текли дальше. Вероятно, человек этот бежал от Станции, где под утро вроде как произошла грандиозная драка. Но тогда непонятно - почему именно Вербы"? Ведь он мог с таким же успехом попросить помощи в любом доме. Но нет, проделал такой путь, истекая кровью, чтобы ввалиться к Анне.

"Разве что всё связано ещё туже, чем мне казалось, и это тоже не случайно".

Покачав головой, Люричева продолжила путь вдоль Жилки. Ей не слишком нравился этот район, всё-таки неблагополучный, если верить слухам, да и планировка не ахти. Забыла ведь, где дом Бураха, хотя он не так далеко от набережной. Кажется.

Вот и "Стержень". Башенка, венчавшая приземистый добротный особняк, была видна из окон "Невода", и, когда Юлия в задумчивости смотрела в окно, то часто натыкалась взглядом именно на неё.

"Если я не ошибаюсь, Катерина живёт в ближайшей к реке части "Стержня"..."

Поднявшись на крыльцо, Юлия коротко постучала и толкнула дверь, остановившись на пороге.

- Катерина, вы дома? - голос прозвучал странно глухо. - Это Юлия Люричева. Можно к вам?

Тишина Города вязко разлилась по улицам и накрыла Катерину тяжелой темной волной.

Добраться бы быстрее домой, вдохнуть привычный воздух, избавится от туманящей рассудок боли.

Катерина крепко сжала тонкую ампулу в кармане платья.

Ах, добраться бы домой!

Она шла быстрым шагом, глядя себе под ноги, вслушиваясь в гулкий стук собственных шагов. Немного отдыха и потом она сможет принять девочку. Как же много ей нужно рассказать, какую канву предстоит сплести, ведь Клара должна увидеть все так, как оно есть.

Катерина остановился у каменного крыльца, перед входом в дом и взглянула на реку. Утренный туман сизыми кольцами клубился над стальными водами. Она толкнула тяжелую дверь и вошла в свою половину.



А, теперь морфий. Тепло разлилось по телу легкими покалываниями. Пальцы отяжелели, словно к ним прилипал воздух. Сколько же, оно стоит мне, это избавление!

Катерина облизала пересохшие губы. Из забытья её выдернул стук в дверь и чей-то голос.

Люричева? А разве я приглашала её сегодня, неужели приглашала? Нет, точно нет. Что же её нужно, с её резким, как острие иглы, взглядом, такие гости, к добру ли они?

-Да, я дома. Входите, Юлия.

Медленно переступив порог дома, Юлия немного постояла, вдыхая ни с чем не сравнимый запах дом Катерины: сырой, чуть тяжёлый, но... уютный какой-то. Затягивающий, и...

"Дурманящий. Да, точно, - дурманящий."

Хозяйка выжидающе смотрела на неё поблёскивающими глазами, и Юлия со всей вежливостью поздоровалась:

- Доброго дня, Катерина. Хотя... он не такой уж и добрый, верно? Я пришла, чтобы поговорить о произошедших событиях и спросить вашего...

"Мнения? О, нет, не так..."

- ...спросить вашего совета. Вы можете уделить мне немного времени?

До этого Люричева была в этой части "Стержня" всего два раза, с промежутком почти в год, но могла свидетельствовать хоть под присягой: здесь ничего не изменилось. Пугающие рисунки на ширме, мрачные тона, и сама Сабурова, всегда напоминавшая Юлии большую чёрную птицу...

"Птица. Сейчас ещё и вспугнутая. В любом случае она будет защищать своё гнездо, то есть эту невнятную - именно невнятную, да-да, - Клару, но хорошо бы получить от неё некоторые ответы. Если она в духе, чтобы разговаривать сейчас."

- И ещё, я рада, что вы обрели дочь.

При этом Юлия нисколько не кривила душой. Хозяйка выглядела измученной, но довольной, а значит - она не ждёт от Клары беды. Хотя бы одна сила из тех, что питают и поддерживают город, в безопасности.

"Я надеюсь. Всегда возможны крутые повороты судьбы, настолько крутые, что вчерашний друг вонзит нож в спину, а приёмная дочь окажется злейшим врагом."

Но при взгляде на Сабурову ей как-то не хотелось в это верить.

Давно Катерина не принимала гостей и давно у неё не спрашивали совета.

Удивительно, никогда не думала, что она придет ко мне. Смирилась? Или все же нет?

- О сегодняшних событиях? Сегодня много, что случилось, и еще больше случится. Сегодня знаковый день, переломный.

Что она хочет услышать, что хочет узнать? О столичном госте в змеином плаще, или о Потрошителе вернувшемся домой, или о девочке-чудотворнице?

- Я постараюсь помочь Вам, всем, чем смогу. Спрашивайте и я отвечу.

Катерина взглянула на Юлию, стоявшую перед ней, поистине сегодняшний день приносит слишком много удивлений.

Дочь? Я не ослышалась? Это она про Клару?

Клара пока не моя дочь, ей еще предстоит доказать, что она та за кого себя выдает. Потому, что если она – другая, то помоги нам всем Господь.

- Я благодарна Вам, Юлия, за эти слова. Надеюсь, Вы когда-то сможете познакомиться с ней.

- Благодарю, Катерина. - Юлия решила не медлить и переходить к делу с самого начала. - Первый вопрос, Катерина... как вы считаете...

"Как бы это сформулировать-то получше?! Мне бы образность речи, как у Марии... или хотя бы дипломатию Капеллы... но что толку желать того, что не может сбыться."

Молодая женщина закрыла глаза и снова выстроила все вопросы на три категории - для Катерины, для Стаха и для столичного доктора. Потом мысленно расставила номера в том порядке, в каком, по её мнению, убывала их важность. Стало немного легче.

"По крайней мере, упорядоченность можно придать любому делу. Или хотя бы видимость упорядоченности."

Курить хотелось по-прежнему, но не просить же у Сабуровой спички?.. Хотя, может быть, она сама предложит.

"Разве что мысли читает. Лезет же в голову всякая чушь."

- Мог ли Симон Каин умереть от болезни? Что говорили вам ваши видения о его смерти?

Вспомнив последнюю фразу Катерины, Юлия добавила:

- Я тоже надеюсь познакомиться с девочкой. Люди говорят о ней разное, но я привыкла доверять собственным глазам.

"И собственным мыслям. Но ни в коем случае не собственным чувствам, потому что ничего хорошего они никогда не подсказывают."

А, действительно, мог ли Симон умереть?

То, что Катерина видела о нем, нельзя было описать словами.

Симон, всегда живой и полный жизни во Внутреннем покое, знает ли он, подозревает? Облако из пыли и песка поглотило его.

Но, нет, покой не пустует, что-то там еще есть. Симон еще здесь, он растворился в Городе, он всегда останется с нами.

- А как Вы сами думаете: он мертв? Мог ли такой человек, как он умереть? Что говорит ваша логика?

А что если он и правда умер? Сколько бы потеряли Каины,и как укрепилась бы наша позиция.

Сабурова сжала ладони, так что ногти впились в кожу. Нет, это не её дело, политика пускай остается мужу.

Катерина посмотрела на Юлию, та нервно сжимала пальцы.

Ах, да она, по-моему курит. Или уже бросила?

- Юлия, Вы все еще курите?

- Весь город говорит - Симон умер. Бессмертный Каин был найден мёртвым во Внутреннем Покое. Моя логика говорит о том, что это могло случиться от болезни - или быть самоубийством, но последнее не так возможно. Ведь Симон был очень ответственным...

Юлия помедлила, смакуя внезапно проклюнувшуюся мысль. "День поистине удачен... столько версий сразу и столько новых идей."

- Катерина, я только что подумала вот о чём. Могут ли Каины сохранить... то, что осталось от души Симона, по крайней мере, они ведь верят в существование душ у людей? Это семейство обладает непостижимыми техниками...

"Кривовато высказалась. Нужно было формулировать получше. Но, надеюсь, она поймёт."

Высказанное предположение казалось с каждой секундой менее бредовым. Если оно верно, то что-то можно ещё исправить. Наверное. А если нет? Справится ли Мария, оставшись одна... на той стороне? Может, сомнения в силе Хозяйки и являются ересью, но лучше ожидать худшего.

"И ни в коем случае не надеяться на лучшее. Не высказывать вслух. Хочешь рассмешить Судьбу - поделись с ней своими планами..."

Коротко кивнув, Люричева слегка рассеянно проговорила:

- Да, ещё курю.

"Не начала бы - спилась бы, наверное. В этом городе никаких нервов не хватит. Так всё запутано, что только Хозяйки и могут распутать. Но если они видят всё, то я вижу части - возможно, это окажется полезно? Детали способны поведать о многом".

Как описать ей то, что я видела? Тот бурый туман покрывший его?

Но Симон мертв, в этом сомнений быть не может. Катерина это чувствовала, так же, как раньше ощущала его присутствие. Местные говорят о людоедке, о зле, которое приходит со степи. Но это всего лишь морок, морок и его погубил.

Если он мертв, то, как сможем выжить все мы?

- Это не самоубийство. – Катерину даже немного смутила такая идея, не таким он был человеком, он был вечен, подобно самому Городу. А такие люди себя не убивают, они не имеют на это права.

- Его убила вещь, пришедшая из степи. Большего я сказать пока не могу.

Слишком много ответственности возьму я на себя этим, такие дела оставим столичному доктору.

- Вы правы. Симон не мог уйти полностью. Та сила, та мощь, которой Каины обладают... Они просто не могли отпустить его.

Что-то осталось.

Катерина запнулась, и охрипшим голосом продолжила. – Покой не пустует. Я чувствую это так же явно, как и то, что нас ждут реки крови. Я пока не знаю, кто там остался, но я думаю мы все это скоро выясним.

Ах, если бы я могла высказать это правильнее, или дать ей почувствовать. Это все метафизические категории, как облечь их в слова, как придать им верную форму.

- По-моему где-то у ширмы были спички.

- Катерина, но тогда... Вы не могли бы описать мне виденное вами? Своими словами, просто рассказать?

"А я запомню и подумаю над ними. Попытаюсь облечь в логические формы и разделить на составные. Попытаюсь выяснить порядок мест и порядок вещей..."

Внезапно она сформулировала то, чего опасалась всё утро - подспудно, но постоянно ощущая тревогу каким-то краем разума.

- Пожалуйста, скажите... Множество людей умрёт? Среди них... возможно ли узнать, кто находится в опасности?

"Если это болезнь, то заражение может произойти как угодно. Или нет? Симптомы и передача Песчаной Язвы... этого нет ни в одной энциклопедии. Нет, мне нужно спросить Стаха. Обязательно. И предупредить..."

Лицо Юлии по цвету сравнялось со свежеснятым молоком, но она чудом устояла на ногах и выдавила улыбку:

- Вы не будете испытывать неудобства, если я закурю?

"Может быть, хоть это прочистит мысли."

Всё вокруг показалось вдруг враждебным и чужим - и комната, и Катерина, и сам этот город. Люричева поняла, что почти с суеверным ужасом ждёт, что вот-вот войдёт та самая Клара, то ли воровка, то ли целительница.

"...да что это со мной?!"

- Хорошо, я попробую, - Катерина вдохнула сухой воздух, оцарапавший горло и продолжила, - Я видела Симона, и Внутренний Покой. Если Вы слышали о нем, то можете себе представить, что это за место. Там не действует никакие законы, даже евклидова геометрия там бессильна. Это место, оно вне пространства. Расплывчатое, зыбкое, изменчивое. Симон был испуган, впервые я видела его таким. Он что-то бормотал, так тихо, на грани слышимости. А потом… - Катерина прервалась, судорожно передернула плечами.

- Потом, песчаное облако поглотило его. Облако, пахнувшее твирью и кровью. Это была пыльная буря в миниатюре, и имя ей было смерть. Казалось, оно и в меня проникло, окружило влажным, тяжелым коконом.

Катерина замолчала, хватит, ты и так слишком много сказала.

Она взглянула на Юлию и попыталась отвлечься от своего видения. Слишком ярким оно было, слишком сильным.

- Да, умрет много людей. Но их смерти неважны, они лишь препятствие на пути, небольшой шаг к великой цели.

Останется ли что-то от Города после?

- Но есть и те, чья жизнь будет важна, те, кто не могут умереть. Но знаете, Юлия, беречь их не Ваша с нами забота.

Вот ведь вспомнила о спичках, а потом придется проветривать комнату. Но, пускай, впущу сюда свежий холодный воздух.

- Курите, если желаете.

- К какой цели, Катерина?

Уняв дрожь в пальцах, Юлия отыскала спички и вытащила из сумки бело-зелёную плоскую пачку. Со второй попытки кончик сигариллы затлел, и Люричева жадно затянулась. Ей, курильщице с восьмилетним стажем, дым только помогал сосредоточиться, отгораживая всё, что может помешать мыслям, колышущейся завесой.

"Интересно, как выбирает она, кто важен для города, а кто нет. Я-то не важна, ясное дело, ничего полезного я так и не сделала, а вот..."

Нужно составить список на досуге. Если он, этот досуг, сегодня предвидится, разумеется... что не так уж и небесспорно.

- Я здесь живу уже три года, и пока слышала только о великой цели Каиных - но их цель как-то связана с Внутренними Покоями и Многогранником, с нарушением законов физики и магией.

Описание видения Хозяйки лишь укрепило Юлию в мысли, что они с Капеллой приблизились к истине. Но что теперь с этой истиной делать?

Нет, нельзя просто так прийти к тому же Ольгимскому и сказать - начинается эпидемия, примите меры... хотя, Виктория может сама убедить его. Если Симон успел заразить кого-то, конечно, а вот в этом я далеко не уверена. Но у него был Исидор, а потом Исидора убили... вот уже есть варианты, если заразились домочадцы Бураха, а убийца унёс болезнь с собой. В таком случае, нужно найти его до тех пор, пока он не разнёс заражение по всему городу.

"Стой. Не пори горячку. Сначала надо найти Стаха, потом этого столичного доктора, и побывать в доме Исидора - да хотя бы соболезнования семье выразить. Он ведь точно жил не один."

В очередной раз наспех составленный план подействовал умиротворяюще. С облегчением улыбнувшись, Юлия затушила окурок и спрятала его в специальное отделение сумки, потом сунула в рот мятную пастилку.

Привычные действия, как и много раз до этого. Тоже способ утихомирить разошедшееся воображение, которое уже рисовало ей картины надвигающегося бедствия.

Катерина легко улыбнулась, боль тут же впилась в виски. Забавный вопрос, неужели Юлия еще не поняла, как здесь живется?

- У каждого здесь своя цель. У меня – своя, у мужа - своя, у Каиных и Ольгимского тоже. И все они разные.

Катерина прищурила глаза и взглянула прямо на Юлию.

- У Вас, я думаю, тоже есть цель, не так ли?

Конечно, есть, здесь каждый чего-то ждет, что-то пытается сделать.

- Но знаете, потом все станет неважным, кроме одного, как спасти Город. Ведь мы должны будем сохранить его полностью, не отрезая от него ни части. Поэтому, когда придет время принимать решение, я верю, что Вы обратитесь ко мне.

Надеюсь, Клара сможет это сделать, только она обладает такой силой. Сколько же ответственности мы возложили на нее, а она совсем еще ребенок. Но, нет, она сможет, она справится, она сильная. Другой наша дочь быть не может.

- Сегодняшний день уже стал переломным. Он изменил наши судьбы, а ближе к вечеру начнет менять судьбу Города.

- То есть, нам нужно готовиться к потрясениям. - Кивнув, Юлия ответила Хозяйке столь же прямым и открытым взглядом. - Мне кажется, если вам потребуется моё участие для спасение города, вы не замедлите ко мне обратиться.

"Разумеется, обратиться так, что я не смогу отказаться. Но именно поэтому не стоит давать ей зацепки, КАК именно нужно ко мне обратиться для этого."

Юлия уважала Катерину, как человека - потому что нужно иметь недюжинную стойкость, чтобы выжить между Ниной Каиной и Викторией Ольгимской. Но в качестве Хозяйки, за которой хотелось бы пойти по одному её слову...

"Похоже, она очень устала от своей ноши. Не передаст ли она все свои права дочери? Не хотелось бы. Впрочем, время покажет, что из себя представляет эта Клара, не стоит ли она того, чтобы идти за ней без оглядки на логику и разум."

- Я сомневаюсь, что город нужно разрушать, даже частично. Ведь он... гармоничен, так ведь? Ольгимские держат власть над людьми, Каины - над мистериями и новыми дерзкими идеями, а вы, Катерина... вы держитесь равновесия. Уберем одну часть - и всё перекосится так, что потом не выправить. Не зря же Город делится именно на три части, не зря у нас именно три Хозяйки...

Именно к таким выводам она недавно пришла. Ничто не случайно в этом городе, и пусть держится он, словно замерев над пропастью, убрать одну силу - значит подтолкнуть город и живущих в нём никуда.

"Если одна из Хозяек, конечно, не наберётся силы достаточно, чтобы поспорить с остальными двумя. Мария, быть может?... Но Каины пока не изъявляли желания разрушать или захватывать власть исключительно в свои руки."

Катерина ни на минут не сомневалась, что Юлия согласится с её идеей.

Но таких, как она должно быть больше. Тех, кто поверит и примет Клару, как будущую Хозяйку. Без нее, нам не удержать власть, Мария слишком сильна. Я уже чувствую её, а ведь она и не проснулась даже. Темная, дикая сила. О, Мария опасна. Мы с Каиным, и Викторией едва удерживали её мать, больше я не смогу.

- Даже если мы все ляжем в эту землю, Город должен жить. Понимаете меня, Юлия? Все, как Вы и сказали, у Каинов - химеры, у Ольгимского – степняки, а мы пытаемся уравновесить их.

Катерина глубоко вдохнула сухой, все еще пахнущий дымом воздух. Три Хозяйки, ха! Сейчас осталась только она, и то ослабевшая. Никто не плетет больше пряжу. Ни Мария, ни Капелла еще не проснулись, и Катерине самой приходилось удерживать Город. Но это совсем не плохо, то, что она последняя из Старших, приносило Сабуровым лишь уважение.

- Я рада, что Вы на моей, - Катерина запнулась на мгновение, - на нашей стороне.

- Как только Клара будет свободна, я попрошу её прийти к Вам. Есть вещи, которые я не смогу объяснить, а вот у неё это получится.

Клара сможет обратить заблудшие души, ведь как бы Юлия не храбрилась, мы обе знаем что-то в ней сломано.

"О, пусть приходит. Мне действительно хотелось бы увидеть её. Наша сторона? То есть, у неё уже есть план, метода, по которой необходимо действовать в новых страшных и смутных временах? Ну-ну... посмотрим."

Юлия склонила голову, то ли просто в знак согласия, то ли в знак покорности словам Хозяйки.

- Я буду ждать Клару с нетерпением. Пусть горожане говорят что угодно, я поверю только своим глазам.

"Или не поверю. Смотря что я увижу. И смотря что услышат мои уши."

- Катерина, скажите, ваш супруг сейчас дома? Возможно ли посетить его? - учтиво осведомилась она.

Раз уж пришла сюда, нужно не пропускать ни одного доступного источника информации. Заодно можно будет спросить о докторе Бурахе, ведь "Стержень", коли верить ненадёжным воспоминаниям, находится не так далеко от... как его?... от Плотного Задворка.

Теперь Юлия вспомнила само место жительства Исидора: дом в закоулке, у самого поворота к пустырю Костного Столба. Замечательное место, лучше просто придумать невозможно.

Теперь все за Кларой, её осталось доказать, что она наша спасительница.

- Да-да, говорят, что она воровка, но это не так. Она – чудотворница, она послана спасти нас всех. Тяжело рациональным умам смирится с возможностью чуда, поверить в то, что существует высшая сила.

Катерина уже почти поверила, что Клара – та самая. Ведь и сон, и слова девочки подтверждала это. Но крупица сомнений оставалась, давила тяжким грузом, ведь у Клары была сестра. Двойняшки, идентичные друг другу. Только одна – святая, а другая – убийца, всё просто.

- Александр сейчас дома. Он разговаривает, - тут Катерина замолчала, незачем Юлии знать, что они хотят проверить Клару, то достойна ли она стать их дочерью, лишь их забота, - У него гости, но я думаю, что он уже свободен.

Надеюсь, она сейчас не столкнется с Кларой, не нужно никому её видеть, пока она не доказала свое право быть здесь.

- Спасибо за визит, Юлия. Надеюсь, что я сумела Вам помочь, хотя проку от меня сейчас очень мало.

- Вам спасибо, Катерина. Надеюсь, мы ещё увидимся. Вы очень помогли мне. Удачи.

Юлия выскользнула за дверь и осмотрелась. Душно и жарко... Воздух над Жилкой плыл почти осязаемым маревом. И тут Люричева поняла, что за неправильность ощутила, только подходя к "Стержню": вопреки обыкновению, на улице не было видно ни одного степняка.

"Все в Термитнике? А женщины, дети... обычно кто-то, да есть, а сейчас - только городские. Странно. Нужно упомянуть в разговоре с Александром и об этом, и о возможности посетить дом Бураха. Посмотрим, что он добавит к словам супруги."

Обогнув дом, Юлия смерила взглядом то, что творилось вокруг студии Петра Стаматина. Леса, леса... сколько времени здесь уже идёт строительство? Как бы не с тех пор, когда архитектор здесь поселился.

"Учитывая его пристрастие к твирину, я надеюсь, что он не полезет на леса спьяну и не сломает себе шею".

Может быть, Многогранник и был странным и непонятным сооружением, но это не значит, что его создатель заслуживает смерти.

"А интересно, кстати - я слышала, что Александр Петра недолюбливает. Как же им так живётся, бок о бок?"

Дёрнув плечом и отогнав лишние мысли, сосредоточившись на предстоящем разговоре, девушка постучала в дверь принадлежащей Александру части "Стержня".

Дверь отворилась так внезапно, что Юлия едва успела сделать шаг в сторону и скрыться за углом. Что-что, а науку оставаться незамеченной она вполне усвоила.

"Вряд ли Александр будет так распахивать дверь, он человек сдержанный. Скорее, это кто-то выходит... гость, например."

Не удержавшись от любопытства, Юлия высунула нос из-за стены и проводила взглядом худенькую девочку в грязно-розовой (кажется) шапочке.

"Это и есть та самая Клара?"

Ничего выдающегося, особенно если смотреть со спины, в новой наследнице Сабуровых не оказалось. Обыкновенный худенький подросток. Но по спине Люричевой внезапно пробежало целое стадо мурашек, и девушка поняла: она совершенно не хотела бы оказаться один на один с Кларой. Ни под каким видом. Ни за какую награду на свете.

"Да что же это со мной? Боюсь я её, что ли?..."

Махнув рукой, по давней привычке "отпуская" лишние мысли, Юлия вынырнула из-за укрытия стены и отворила дверь. Не переступая через порог, подала голос:

- Александр, добрый день. Это Юлия Люричева. Я могу войти?

Эта формула помогала преодолеть смущение от визита: постучаться, обратиться, назваться и спросить разрешения. Ах, да, ещё и поздороваться.

Она сделала шаг вперёд.

Дверь за Кларой захлопнулась, причем, судя по скрипу, за секунду до этого дверь чуть не слетела с петель. Александр достал папку с бумагами, собираясь углубиться в их изучение, то есть заняться своими прямыми обязанностями, как вдруг тишину прервал очередной навязчивый стук в дверь. Раздражение выросло аж в два раза, но так как Александр был человеком сдержанным, он молча убрал все данные о случившихся в прошедшую ночь убийствах обратно в папку и повернулся лицом к двери, сложил руки на груди и, наконец, пригласил очередную гостью войти.

- Вы, надеюсь, по делу? – не сдержался Сабуров. Сколько бы он ни был вежлив, человек устроен так, что его терпение не безгранично. В городе творится черт-те что, а он никак не может разобраться со своими делами! – Входите скорее, - бросил торопливо Александр и вопреки всем законам этикета повернулся к девушке спиной. Воспитание воспитанием, а долг есть долг. Нужно восстановить порядок в городе, прежде чем это перерастет в массовые убийства да грабежи. "Черт, как же неудобно не иметь под рукой хотя бы небольшого стола…" Отложив ненужные бумаги на кресло, Сабуров принялся внимательно изучать донесения своих верных подданных, которые знали обо всем, что происходит в городе.

- Итак, с чем Вы пришли, Юлия? – не поворачиваясь, да и не отрываясь от чтения, произнес Александр. – Кратко и по делу, - Сабуров был не в меру резок и сильно взволнован. Сказалось ли так на нем явление в город Клары, или же… нет, конечно же, это все из-за обстановки в городе, никак иначе. Смерть Симона, да убийство Бураха. Это все определенно как-то связано…

Александр был занят. Очень занят, и это бросалось в глаза с первого взгляда. Юлия всего трижды была в "Стержне", и все три раза поражалась: по какому такому тайному замыслу в комнатах Сабурова отсутствует стол?

"Вероятно, это какие-то особенные соображения. потому что с точки зрения обычной линейной логики это необъяснимо."

- Я не отниму много времени, Александр. У меня всего три вопроса. Первое: могу ли я взглянуть на дом Исидора Бураха? Если нельзя попасть внутрь, то хотя бы снаружи. Второе: не знаете ли вы, почему на улицах нет ни одного степняка?

"Дурацкий вопрос, ну да ладно, зато по существу."

- И третье. Если завтра начнётся эпидемия, сравнимая с той Вспышкой, о которой до сих пор помнят... готов ли к ней наш город?

Это был сознательный риск. Гипотеза гипотезой, но преждевременно сеять панику... впрочем, Юлия не сомневалась, что поддаваться эмоциям Александр не будет. Если может ответить - ответит чётко и по существу, как и положено бывшему военному.

"А если нет... что ж, на нет - и суда нет. Отправлюсь искать столичного доктора и Стаха, кого первого найду, того и расспрошу. Прежде, чем что-то делать, нужно составить план."

На самом деле Люричева имела в запасе ещё множество вопросов - например, о молодом Бурахе, или о той же Кларе, или о том, не слышал ли Сабуров о забежавшем в "Вербы" окровавленном человеке. Но отрывать Александра от дела желания не было, судя по его виду, он и так буквально зашивается.

Александр слушал, как говорится, вполуха, иногда кивал, задумчиво вчитываясь в доступную информацию. Как все сложно и запутанно. Александр выглядел не на шутку вымотанным и усталым, на лице появлялось все больше морщин – свидетельств постоянного сосредоточенного процесса мышления.

- Дом Исидора опечатан, - отвлеченно отвечал Сабуров. – У дома дежурят патрульные. Вход внутрь категорически запрещен. Любая попытка войти будет немедленно пресечена, - нервно постукивая ногой по полу, комендант оторвал взгляд от документов и стал задумчиво разглядывать девушку. "Зачем ей вдруг понадобился дом Бураха? Что-то здесь не так. Пока стоит быть настороже". Отложив папку на кресло, Сабуров мрачно смерил Юлию взглядом.

- Насчет степняков я не осведомлен. Не думаю, что это столь важно.

"Хотя, стой. В Земле степняки ходят целыми толпами, почему же сейчас они не кажут носа?" – комендант нахмурился, во взгляде отразилось сомнение, но вслух он не стал высказываться по этому поводу. А может, и стоило? "Пошлю Волка узнать об этом поподробнее. Если что-то произошло с проектом Быков, надо спрашивать с Ольгимского… он занимается этим".

Последний вопрос Люричевой просто выбил из колеи. Что-что, а вот о Вспышке Эпидемии вспоминать совсем не хотелось. Даже мурашки по коже побежали. Сабуров несколько мгновений молчал, видимо тщательно обдумывая свой ответ.

- К чему Вы задали этот вопрос? – наконец, заговорил Сабуров, сверля энциклопедистку недовольным взглядом.

Поскольку о том, что вокруг дома Исидора ходить возбраняется, Сабуров не сказал ни слова, Люричева восприняла это руководством к действию. Простая наблюдательность тоже может поспособствовать добыче полезной информации. Отстутствие Детей Бодхо - так, кажется?... на улицах, похоже, немногим бросилось в глаза.

"Или причину уже знает весь город, а я слишком отстала от жизни." - мелькнула мрачная мысль. Ещё одно звено в и без того длинной цепи загадок этого дня, а ведь пока не подошло даже время обеда. Если так пойдёт и дальше, то ночи на осмысление услышанного может и не хватить.

А вот третий вопрос всё-таки отвлёк Александра от созерцания бумаг, что и неудивительно. Юлия готова была согласиться с тем, что прозвучал он странно и... неуместно, что ли.

- Это... пока лишь косвенно подтверждённое предположение. Оно может оказаться и ошибочным.

"Хотелось бы мне ошибиться, но из слов Виктории и Катерины ничего успокаивающего не следует."

- Касается смерти Симона Каина. Поскольку уже известно то, что он погиб во Внутреннем Покое, куда никто не может проникнуть и невозможно пронести оружие - он мог погибнуть от болезни.

"А какая болезнь способна убить бессмертного Каина?"

- Конечно, я не берусь ничего утверждать, но хотелось бы знать наперёд - готов ли город к непредвиденным обстоятельствам.

"...Или лучше сразу уехать."

Подозрение в том, что Сабуров не принимает её слова всерьёз, крепло с каждым мгновением. Но оправдываться Юлия не собиралась: интуитивно она чувствовала, что сейчас становится на зыбкую почву предчувствий и домыслов, пока не подкреплённых никакими весомыми аргументами. "Пока... чудное слово."

Легкая дрожь в руках, хмурые брови, напряженный взгляд… чего еще не хватало для того, чтобы перестать говорить о Вспышке? Но девушка была настроена решительно и, похоже, ее целью было вывести коменданта из себя. Пока это у нее получалось, но дальше он не собирался позволять ей собой помыкать.

- Симон Каин умер от болезни? – в голосе полнейшее неверие. Оно и неудивительно – как мог бессмертный человек пасть от болезни, пусть даже это и Песчаная Язва. В прошлый раз он сам расправился с болезнью, так почему же сейчас он… умер? – Вам самой не смешно от этих слов? Извините, мне некогда заниматься такими домыслами, - интонационно указав на то, что совершенно опровергает образ мысли Юлии, Александр с ожиданием слушал доводы девушки дальше. Не так легко было указать на дверь…

- Хорошо… если вы так хотите знать, то я вам отвечу. Сабуровы сделают все, что в наших силах, чтобы избежать последствий болезни. Вы довольны ответом?

Александр опустил взгляд на бумаги.

- Разве может болезнь так убить человека… Чтобы он лежал в луже собственной крови с переломанными руками и ногами, скрючившись в невероятной позе… - то были лишь размышления вслух, почему-то Александр думал, что Юлия уже покинула помещение, оставив его одного. – Нет, это не болезнь… может быть… да, стоит послать Клару к Каиным, как только она вернется.

Пальцы в задумчивости потирали подбородок, сосредоточенный взгляд сверлил в полу дыру. Александр совсем отвлекся от реальности.

- Спасибо, Александр. Не смею больше злоупотреблять вашим временем. - Юлия постаралась, чтобы её слова прозвучали по возможности нейтрально.

"Клару. Снова эта Клара. И послать её к Каиным - зачем, интересно? По мне, так их вообще не стоит тревожить сегодня, но мало ли, какие доводы могут быть у Сабуровых."

По крайней мере, стало понятно одно: более рационально настроенный Александр не верит в грядущую эпидемию. Один к трём? Или два к двум? Юлия пока не знала, к какой стороне себя отнести. Соблазнительно, конечно, занять позицию просвещённого нейтралитета и наблюдать за происходящим максимально отстранённо, как и всегда. Но казалось, что в этот раз сохранить нейтралитет не выйдет.

"Но хотя бы я буду знать правду. Кто предупреждён - тот вооружён."

Не отвлекая задумавшегося Сабурова от его мыслей, девушка тихонько вышла.

"Теперь к дому Бураха. Может удастся выяснить что-нибудь. А потом, пожалуй, пообедать дома - и тогда уж всё остальное."





©2015- 2017 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов.