Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Психическая деятельность как процесс принятия решения





Разложение процесса психической деятельности, предшествующего тому или иному внешнему поведению, на последовательные этапы в течение многих десятилетий было предметом исследования не только зоопсихологии, но и психологии человека и других дисциплин. Здесь при рассмотрении акта психической деятельности мы опираемся на теорию функциональных систем, разработанную академиком П.К.Анохиным.

Для того, чтобы последовательно проанализировать поведение живого существа, мы, вслед за Чарльзом Дарвином, полагаем, что поведение представляет собой основной механизм, реализующий приспособление к актуальному состоянию окружающей среды. Закрепляется для последующего использования лишь то поведение, которое (а) может быть в той или иной мере типизировано по повторяющимся ситуациям; и (б) обеспечивает наиболее эффективные взаимодействия со средой. Мы исходим из следующих основополагающих посылок:

1. Поведение живого существа обеспечивается предшествующим психическим актом, направленным на формирование наиболее эффективных взаимодействий со средой.

2. Окончательным толчком к реализации той или иной поведенческой активности становится процесс возбуждения в центральной нервной системе, являющийся результатом всех подобных "частных" процессов, возникающих по ходу психической деятельности.

3. Поведение живого существа целенаправленно и мотивировано актуальной потребностью (или "алгебраической" суммой одновременно действующих потребностей).

4. Повторяемость тех или иных форм поведения определяется вероятностью удовлетворения потребности (результативность поведения), данные о которой накапливаются в жизненном опыте субъекта.

5. Приоритетными (доминантными) становятся те формы поведения, которые обеспечивают достижение желательного результата (то есть, удовлетворяют потребность) за счет минимальных затрат (эффективность поведения).

Необходимо иметь в виду, что приспособление живого существа к событиям во внешней и/или внутренней среде может происходить на разных уровнях Субъектной Информационной Модели.



На фактографическом уровне эффективное приспособление обеспечивается адекватным восприятием информации, ее анализом и "встраиванием" в уже существующие структуры отображения.

На стереотипном уровне реализуются повторяемые и стандартизованные варианты поведения, доказавшие свою результативность в жизненном опыте субъекта и поэтому оформившиеся в качестве доминантных. Это приспособление реализуется как в онтогенезе, так и в филогенезе, закрепляясь в качестве наследственных стереотипов.

На критериальном уровне определяются приоритеты применяемости различных форм поведения в зависимости от вариантов внешней и/или внутренней среды и минимизации затрат.

На социальном уровне приспособление зависит от взаимодействий с партнерами, которые определяются частью коллективными стереотипами, а частью – актуальными партнерскими отношениями.

Концептуальный и идеальный уровни СИМ участвуют в формировании конкретного поведенческого акта лишь опосредованно, влияя на прогноз развития событий и на способы получения недостающей информации.

В классической зоопсихологии долго велись споры о том, считать ли поведенческий акт в конкретной ситуации реакцией на какие-либо события во внешней среде или же он может не иметь никакого внешнего толчка, называемого стимулом. В 1918 году Крейгом было даже введено специальное понятие для поведения, не имеющего внешнего стимула, – аппетентное поведениеили консуматорный акт.

Это, казалось бы, незначительное концептуальное расхождение на деле повлекло за собой возникновение двух принципиально различных трактовок поведения животных. Действительно, если принять постулат о внешних причинах поведения, то становится возможным отрицание самостоятельной психической деятельности животных и, как следствие, сведение любых поведенческих актов к набору условных и безусловных рефлексов, автоматически запускаемых каким-либо стимулом. Если же поведение может активизироваться внутренней потребностью, то оно подразумевает инициативную психическую деятельность и представляется чем-то большим, чем совокупность автоматизмов.

Однако поведение субъекта в любом случае направлено на удовлетворение актуальной потребности (потребностей), а стимул, активизирующий эту потребность, может определяться состоянием внутренней среды (например, эмоция голода), но может и возникать во внешней среде (наличие еды, даже если субъект не успел проголодаться настолько, чтобы активно искать пищу). Следовательно, вопрос о реактивном или инициативном характере поведения легко разрешается, если включить в рассмотрение не только внешнюю, но и внутреннюю информацию, отражающую собственное состояние организма. Даже при реактивном поведении внутренняя информация во многом влияет на результирующее поведение, определяя собой потребности и возможности субъекта, так как при наличии внешнего стимула потребность активизируется лишь в том случае, если она в данный момент удовлетворена не полностью. Так, сытая собака вполне может не реагировать на появление еды пищевым поведением, поскольку пищевая потребность в данный момент удовлетворена.

Потребностьэто необходимость получения чего-либо из внешней среды (выделения чего-либо вовне), удовлетворяемая во взаимодействиях с живой и неживой природой. Принято выделять следующие основные потребности живых существ:

· потребность в пище и воде;

· потребность в отдыхе и сне;

· потребность в поддержании температуры тела;

· потребность в удалении продуктов жизнедеятельности;

· потребность в безопасности и самосохранении;

· потребность в продолжении рода;

· потребность в социальной организации;

· потребность в игре и движении;

· потребность в информации и познании;

· потребность в общении

и т.д.

Перечисленные здесь потребности в большинстве своем относятся к физиологическими обеспечивают выживание индивидуума. Другие (например, потребность в информации) относятся к категории психологических потребностей. Однако у животных прослеживаются и более сложные потребности, с трудом поддающиеся анализу на традиционной основе, – например, потребность в социальной организации, потребность в защите, потребность в подчинении и в самостоятельном принятии решении (последнюю иногда называют "рефлексом свободы"). В настоящей работе мы рассмотрим происхождение и поведенческие проявления и таких сложных потребностей.

Потребности представляют собой основу психической деятельности животного, связывая психику и поведение с поддержанием жизнедеятельности организма. Поэтому структура физиологических потребностей практически одинакова у всех живых существ, а их поведенческие проявления сходны настолько же, насколько подобна физиология. Сложившись в развитии индивидуума, структура физиологических потребностей остается почти неизменной в течение всего активного периода жизни. Основные физиологические потребности нельзя ни изменить, ни отменить, и единственная возможность воздействия на них состоит в изменении их значимости для индивидуума (как в конкретной ситуации, так и в долгосрочном плане) и в переопределении приоритетов потребностей по отношению друг к другу.

Психологические потребности, в отличие от физиологических, более разнообразны и индивидуальны, они формируются в жизненном опыте и в гораздо большей степени зависят от ситуации. В конкретной ситуации они могут обладать более высокими приоритетами, чем физиологические. Воздействие на психологические потребности открывает простор для управления поведением животного.

Любая потребность, будучи временно удовлетворена, присутствует в психике в пассивном, латентном состоянии, а затем, при определенных условиях, вновь активизируется внешним или внутренним стимулом (например, необходимостью пополнить энергетические запасы организма или присутствием самки, готовой к спариванию). Потребность в активном состоянии выражается в психической деятельности в виде эмоции и становится мотивациейдля того или иного поведения. Более подробно вопрос о мотивациях животного рассмотрен в разделе 2.3.

Две или несколько потребностей могут взаимодействовать друг с другом, усиливая или подавляя одна другую. Так, например, собака в состоянии сильной усталости не соблазнится не только предложением погулять или поиграть, но может отказаться даже от еды. Вместе с тем, собака, сидевшая весь день дома, стремится выйти на прогулку не только ради удовлетворения физиологических выделительных и двигательных потребностей, но и для удовлетворения информационной потребности, игровой потребности, потребности в общении с хозяином. Усиливая друг друга, эти потребности приводят к очень ярко выраженным поведенческим проявлениям.

В биологическом смысле психическая деятельность представляет собой совокупность взаимодействующих между собой процессов возбуждения, возникающих при активизации той или иной потребности, а также при поступлении той или иной информации и выполнении необходимых интеллектуальных функций. Любая воспринимаемая субъектом информация (относящаяся ко всем уровням СИМ) вызывает тот или иной отклик в виде процесса возбуждения в нервной системе благодаря афферентным импульсам, а выполняемые интеллектуальные и психические функции упорядочивают их, приводя в адекватную реальности систему взаимодействий. Суммируясь или конкурируя и гася друг друга в ходе психической деятельности, эти процессы захватывают определенные структуры центральной нервной системы, отвечающие за приведение в действие соответствующих доминант. Затем формируются эфферентные импульсы, делающие возможной ту или иную активность. Так наступает реализация поведенческого акта. Анализируя воспринимаемую внешнюю и внутреннюю информацию, отклик на нее и результирующий уровень возбуждения, сопоставляя их моделируемым информационным преобразованиям, мы можем понять, как именно, под влиянием каких факторов при данных условиях реализуется именно эта форма активности.

Внешнее поведение – единственное проявление психической деятельности, доступное непосредственному наблюдению и анализу. Зная связи между потребностями (эмоциями, мотивациями) и их поведенческими проявлениями, мы можем восстановить структуру психики живого существа по наблюдениям за внешним поведением. Анализ внешних и внутренних факторов, обуславливающих отклик центральной нервной системы, позволяет реконструировать процессы, порождающие результирующее возбуждение. Реорганизуя психическую деятельность животного, можно реформировать систему процессов возбуждения, структурируя нервные импульсы так, чтобы они порождали желательный результат. Это дает возможность не только изменять сиюминутное поведение, организуя соответствующее взаимодействие внутренних процессов. Благодаря этому мы можем прогнозировать будущее поведение в сходных ситуациях и практически влиять на него, изменяя вероятность того или иного реального поведения. Эта задача может быть решена только методами и средствами прикладной зоопсихологии.

Рассмотрим поведенческий акт живого существа, отвлекаясь от его смысла и содержания и анализируя только основные этапы психической деятельности.

Первотолчком к поведенческому акту, как мы знаем, служит потребность, активизированная каким-либо внешним или внутренним стимулом, информацией об изменении состояния внутренней и/или внешней среды. Мотивациязадает цели поведения, представляя собой ответ на вопрос: ”хочу ли я?”. На этом этапе психической деятельности анализируется и оценивается внутренняя информация о состоянии потребности.

Второй этап психической деятельности представляет собой оценку фактов. На этом этапе осуществляется анализ состояния внешней среды, который реализуется сравнением с некоторым эталонным состоянием и выявлением отклонений от него. При этом используются такие мыслительные операции, как сбор (восприятие) информации, выделение логических (парадигматических) отношений, сравнение. Реализуется распознавание образов, опирающееся на так называемые дифференциальные признаки. Это те признаки и факторы ситуации, которые наиболее важны с точки зрения достижения намеченной цели поведения. Они выстраиваются по значимости. Так, например, при принятии решения о преследовании добычи окрас животного вообще не является дифференциальным признаком, его размеры могут представлять собой дифференциальный признак (не обязательно первого ранга значимости), тогда как скорость передвижения жертвы – это важнейший дифференциальный признак, определяющий собой принятие решения и характер реализуемого поведения. Операция выделения дифференциальных признаков базируется на сравнении с жизненным опытом, то есть, с типовыми ситуациями, хранящимися в памяти.

При превышении определенного (субъективного) предельного значения потребность оценивается как подлежащая удовлетворению. При этом состояние внешней среды может понижать или повышать это предельное значение. Например, собака голодна, но не настолько, чтобы предпринять активные поиски пищи (потребность не превышает предельного значения и не становится толчком к формированию поведения). Если при этом из внешней среды поступают сигналы, соответствующие наличию пищи, то при том же состоянии частично удовлетворенной пищевой потребности животное может реализовать пищедобывательное поведение. Если же пища заведомо недоступна, то пищевая потребность не приводит к выраженному пищедобывательному поведению даже при сильном голоде.

Третий этап – это оценка действий(“могу ли я?”), для которой необходимо учитывать два вида факторов: (1) внешние – благоприятствующие или противодействующие (помощь или помеха); и (2) внутренние – собственная способность достигнуть намеченной цели, выражающаяся в ситуативной самооценке. Заметим, что и самооценка, и оценка внешних факторов не всегда бывают истинны – это зависит от адекватности СИМ.

Помощь и помеха могут представлять собой как объективные факторы (физические препятствия или благоприятные обстоятельства), так и субъективные (действия значимых партнеров).

Основной мыслительной операцией этого этапа следует считать распознавание ситуаций и действий, базирующееся на информации стереотипного уровня СИМ. Осуществляется также прогнозирование результатов собственных действий и возможных реакций значимых партнеров (жертвы, хозяина, членов своей группы, соперников и т.д.). В процессе оценки действий наиболее важна операция логического и/или интуитивного вывода, опирающаяся на причинно-следственные отношения. Здесь используются также представления о коллективных стереотипах поведения, информация, принадлежащая Модели партнера, а также вероятностные оценки событий, определяемые жизненным опытом животного.

Для домашней собаки, разумеется, особое значение имеют возможные действия человека (в особенности – хозяина), которые оцениваются на основе сложившихся партнерских и социальных отношений. От предыдущего этапа эта оценка принципиально отличается тем, что оценка действий может многократно проверяться и уточняться на всех последующих этапах поведенческого акта, вплоть до момента принятия решения – это объясняется тем, что поведение живых существ изменяется, в то время, как действие неодушевленных факторов практически неизменно. Оценка партнеров сравнивается с ситуативной самооценкой и может повышать или понижать последнюю, влияя таким образом на выбор форм собственного поведения.

Для того, чтобы оценка была максимально приближена к истинной, а, следовательно, чтобы вероятность достижения цели была наибольшей, необходима полная и достоверная информация обо всех возможных состояниях окружающей среды, о собственных возможностях и о потенциальных действиях других субъектов. Полнота и достоверность исходной информации определяются жизненным опытом животного.

Четвертый этап состоит в выработке окончательной мотивации как результата оценочных этапов, представляющего собой своего рода "векторную сумму" оценок каждого из значимых факторов. Она выражается в эмоции – своего рода предварительном решении, сводящемся к оценке "хорошо - плохо", и порождает активный процесс возбуждения в нервной системе.

Пятый этап формирования поведенческого акта связан с планированием действий, обеспечивающих достижение цели. Планирование действий сопровождается дополнительной проверкой и уточнением прогнозов собственного поведения и реакций партнеров, аналогичной шахматному расчету на несколько ходов вперед. Так формируется реальная стратегия поведения. Она может выбираться из стандартных программ, сформированных жизненным опытом, но может и строиться заново, если в памяти животного нет аналогов данной ситуации. Этот этап обеспечивается развитием вариативного мышления и представлений о результативном поведении, лежащих в основе стратегического мышления. Именно этот этап наиболее существенен с точки зрения желательных и нежелательных для хозяина решений у домашней собаки. Надо заметить, что именно развитие механизмов планирования поведения человек обычно субъективно оценивает как ум животного, а основой для оценки служит совпадение критериев принятия решений.

Шестой этап формирования поведенческого актапредставляет собой проектирование поведения – это выбор поведенческих программ, полностью или хотя бы частично реализующих избранную стратегию. Выбор средств реализации стратегии должен обеспечить наименьшие затраты и риск при наибольшей вероятности достижения цели (эффективное поведение), следовательно, он включает в себя и оценку результатов поведения в прошлом, которая базируется на жизненном опыте. Чем больше развит арсенал стандартных программ поведения, имеющихся в распоряжении животного, тем выше оказывается эта вероятность. При недостаточности стандартных средств необходимые программы могут строиться специально для каждого случая, но это резко увеличивает затраты времени и, следовательно, снижает эффективность поведения. Впрочем, она может быть увеличена за счет хорошего развития комбинаторного мышления, позволяющего эффективно сочетать ранее наработанные стереотипные формы поведения в рамках избранной стратегии.

Седьмой и последний этап – принятие решения – представляет собой наиболее ответственный момент во всем поведенческом акте. Обычно он связан с мгновенной перепроверкой всех прогнозов применительно к избранной стратегии и средствам ее реализации. Как правило, момент принятия решения внешне оформлен короткой паузой или даже остановкой в движении. Какие бы то ни было воздействия, направленные на изменение мотиваций поведения, возможны только до этого момента! Этот факт имеет большое практическое значение.

На трех последних этапах, обеспечивающих реализацию поведения, новые мыслительные операции не используются. Перечисленные выше типы мышления представляют собой довольно сложные комбинации мыслительных операций, свойственных трем первым этапам.

После принятия решений наступает реализация поведения. Здесь поведение можно изменить уже только путем физических ограничений, делающих данное поведение невозможным, но это не оказывает никакого влияния на реформирование процесса принятия решения в будущем, а следовательно, не включается в научение, изменяющее будущее поведение.

Каждый из этапов ППР поддерживается соответствующими структурами СИМ, описанной выше. Роль информационных структур разных уровней в формировании поведения можно пояснить на примере.

Допустим, собака должна охранять своего хозяина от нападения на улице. Это сложное поведение поддерживается всеми основными информационными структурами, входящими в состав СИМ. Поясним вкратце эти соответствия.

1. Мотивация – самозащита и/или коллективная оборона; активизируется внешними факторами.

2. Информация о внешних условиях, обеспечивающая идентификацию потенциального врага и анализ конкретных реалий; информация о собственном состоянии и возможностях – фактографический уровень модели; в ходе ППР этому соответствует этап оценки фактов.

3. Информация о стереотипных формах поведения (наследственная и благоприобретенная в процессе дрессировки) – стереотипный уровень; соответствует этапам оценки действий и проектирования поведения.

4. Правила применения стереотипов, которым собака обучена в жизненном опыте (поведение нападающего, наличие оружия и другие факторы, от которых зависит выбор конкретных форм) – критериальный уровень; используются на этапах оценки действий (прогнозирование) и планирования поведения.

5. Отношение к факту нападения (преобладание страха или агрессии, решительность или робость и т.п.) – модальный уровень; соответствует выработке окончательной мотивации.

6. Отношение к хозяину, осознание своего социального ранга и учет поведения партнеров – социальный уровень; учитывается при оценке вмешательств, прогнозировании и планировании поведения.

7. Обобщенный “закон защиты слабого” или (при ином распределении социальных рангов) "коллективной обороны" – концептуальный уровень; определяет собой возникновение потребности в соответствующем поведении и учитывается при принятии окончательного решения.

8. Осознание отношений людей между собой (подлинность агрессии нападающего, истинные намерения хозяина и т.п.) – идеальный уровень; оказывает влияние на этапы оценки вмешательств, выработки окончательной мотивации, планирования поведения и отчасти – проектирования поведения.

Информация о протекании и результатах данного события включается в СИМ и впоследствии, при формировании будущих поведенческих актов, используется, как и весь жизненный опыт, на этапах оценки и прогнозирования. Результативность (вероятность удовлетворения потребности) и эффективность (минимизация затрат всех видов ресурсов) тех или иных вариантов и стратегий поведения, которая также входит в состав СИМ, определяет собой этапы планирования и проектирования поведения.

Таким образом, в психической деятельности животного, сопутствующей конкретному внешнему поведению, участвует вся активная информация различных уровней, которая частью передается по наследству, а частью формируется в онтогенезе, посредством жизненного опыта и целенаправленного обучения (оба эти процесса получения жизненно важной информации вместе называются научением).

Научение представляет собой процесс анализа результатов поведения, установления причинно-следственных связей и запоминания “хороших” вариантов поведения в тех или иных условиях. Попутно определяется совокупность внутренних и внешних факторов, существенных с точки зрения успешного поведения. Эта информация фиксируется памятью животного, учитывающей степень эффективности поведения и (в случае неуспеха) причины неудачи. По итогам этого анализа может корректироваться самооценка, а также представления о применимости и эффективности стереотипных поведенческих форм (критерии выбора), о значимости того или иного дифференциального признака, о возможном поведении партнеров. В дальнейшем этот опыт сказывается на процессе формирования следующих поведенческих актов.

Изменяя результаты поведения и реформируя жизненный опыт животного, мы активно обучаем его тем или иным поведенческим стратегиям, трансформируем сам характер ППР и переопределяем ту информацию, которая участвует в нем. При этом осуществляется воздействие на все аспекты психической деятельности: (1) пополнение информацией Субъектной Модели; (2) выработка мыслительных операций и механизмов, используемых на том или ином этапе принятия решения; (3) переупорядочение процессов возбуждения и нормирование откликов нервной системы; (4) изменение эмоциональных состояний; (5) изменение структуры доминант через переопределение эффективности и (6) как следствие, реформирование баланса потребностей (мотиваций). Поскольку все эти аспекты психической деятельности неразрывно связаны между собой, то все конкретные действия по коррекции психики собаки оказывают влияние на каждый из них.

Подчеркнем еще раз, что коррекция психики животного не сводится к формированию того или иного набора навыков, а предполагает изменение приоритетов мотиваций и структуры нервных процессов, приводя к тому, что животное (а) “хочет” и (б) может вести себя правильно даже в отсутствие хозяина.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.