Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Мотивационный анализ поведения




Для того, чтобы анализировать поведение животного с точки зрения его содержания, необходимо ввести в рассмотрение мотивации, побуждающие животное к тому или иному поведению. В реальных случаях правильное определение мотиваций позволяет установить причины нежелательного (отсутствия желательного) поведения и найти допустимые пути удовлетворения потребностей животного.

Мотивационный анализ поведения представляет собой совокупность действий и приемов, позволяющих выявить сравнительную значимость различных мотиваций при принятии поведенческих решений с целью определения их баланса и способов эффективного воздействия на поведение (не только сиюминутного, но и долгосрочного).

Выраженность мотиваций, обуславливающих смысл и содержание поведения, и их общий баланс непосредственно определяются развитием того или иного уровня психики. Наиболее приоритетны мотивации низших уровней, связанные с индивидуальным выживанием, но и мотивации, соответствующие высшим уровням психики, могут при определенных условиях успешно конкурировать с первыми. При этом наблюдается следующая закономерность: приоритетность мотиваций низших уровней повышается при недостаточном развитии соответствующих информационных структур, тогда как мотивации высших уровней приобретают высокие приоритеты только при хорошем развитии структур этих уровней СИМ.

Соответствия мотиваций, вызывающих то или иное внешнее поведение, и разных уровней СИМ (порядков, приоритетов) могут быть описаны следующим образом.

1. МОТИВАЦИИ ПЕРВОГО ПОРЯДКА

Мотивации первого порядка наиболее приоритетны по отношению к всем остальным. Они связаны с развитием фактографического и стереотипного уровней психики, а их адекватность оценивается по остроте поведенческой реакции на соответствующий стимул. Эмоции, соответствующие мотивациям первого порядка, мы называем голодом, жаждой, холодом, усталостью и т.п. (они отражают физиологические потребности собаки) или яростью, гневом, страхом – эти эмоции служат проявлением психологических потребностей.



1.1. Самозащита. Мотивация самозащиты, обусловленная действием инстинкта самосохранения, является преобладающей по отношению ко всем другим мотивациям и приводит к внешним проявлениям агрессии. Она целиком и полностью зависит от конкретной ситуации и субъективной оценки степени угрозы. Проявляется эта мотивация главным образом на “критической дистанции” в виде “реакции загнанной в угол крысы”. Особо важно то, что в этом случае агрессия ничем не сдерживается – наиболее вероятным исходом становится гибель одного из врагов.

1.2. Страх (избегание). Эта мотивация также обуславливается инстинктом самосохранения и в определенном смысле представляет собой оборотную сторону агрессии самозащиты – при условии низкой самооценки и превосходящей угрозы самосохранение находит выражение в поведении страха. В прикладной зоопсихологии различают три основные степени страха – испуг(однократное проявление избегания, связанное с конкретной ситуацией и действием какого-либо очень сильного стимула); страх (стойкая реакция избегания на один и тот же стимул) и трусость (генерализованная реакция избегания на разные стимулы). От степени проявления страха зависят и сдерживающие эту мотивацию факторы. Если при испуге для прекращения поведения избегания достаточно изменения ситуации, то при страхе необходимо приучение к острому стимулу (реформирование поведения на II уровне психики), а при трусости неизбежно глубокое вмешательство в структуры I уровня психики, что обусловлено тесной связью трусости и недостаточного развития аналитического мышления. Мотивация избегания может преодолеваться более приоритетными мотивациями самозащиты (в частности, при наступлении реакции "загнанной в угол крысы").

1.3. Конкуренция, конфликтность. Как показал Конрад Лоренц, конкуренция за основные ресурсы выживания является весьма приоритетной и постоянно действующей мотивацией любого живого существа, а внешним ее выражением служит агрессия по отношению к конкуренту. Конкуренция граничит с мотивацией самозащиты и при возникновении реальной угрозы жизни может переходить в нее и, или в мотивацию избегания. В природе поведение конкуренции встречается едва ли не чаще, чем самозащита. Поскольку наиболее острая конкуренция связана с пищей и средой обитания, специфичными для данного вида, то в дикой природе наиболее вероятными конкурентами становятся представители того же вида или “смежных” в биологическом смысле видов, разделяющих с данным кормовую базу и места обитания, а также имеющих сходные пищедобывательные механизмы. В межвидовых отношениях конкуренция, а следовательно, и агрессия возможны только при явных покушениях на пищу или жилище.

Второй вариант конкуренции относится к продолжению рода и связан с брачным соперничеством. Эта мотивация особенно характерна для самцов (хотя она актуальна и для самок, но у последних не всегда находит явное выражение во внешнем поведении) и имеет место практически у всех видов, обладающих более или менее развитой социальной структурой и подчиненных действию полового отбора. В межвидовых отношениях этот вид конкуренции лишен смысла.

Как во внутривидовых, так и в межвидовых отношениях возможна (и для стайных животных весьма актуальна) социальная конкуренция, приводящая к определению стайного ранга более развитого и приспособленного индивидуума.

Мотивация конкуренции, независимо от ее повода, сдерживается отказом соперника от борьбы (умиротворяющее поведение) – в этом случае агрессия прекращается.

1.4. Пищедобывательные мотивации. С точки зрения проявлений во внешнем поведении они сходны с агрессией, но, как показал Конрад Лоренц, отличаются от них по биологическому смыслу и действуют только в межвидовых отношениях (поведение хищника по отношению к добыче). Исключением из этого правила является каннибализм, при котором животное способно поедать представителей собственного вида, однако для собаки каннибализм не является нормой. Случаи каннибализма у домашних собак недостоверны – чаще всего речь идет не о поедании, а об убийстве себе подобных. Следует иметь в виду, что такие ситуации обычно находят объяснение не в пищевой мотивации, а в других причинах (например, эвтаназия или уничтожение потомства при существенной угрозе выживанию).

Пищедобывательные мотивации являются менее приоритетными, чем перечисленные выше мотивации первого порядка и могут сдерживаться не только мотивациями конкуренции, самозащиты и избегания, но и другими, относящимися к более высоким уровням психики. Необходимо отметить, что поведение жертвы сдерживающим фактором не служит.

1.5. Мотивации релаксации. Снятие напряжения при физических и психических перегрузках, предохранение организма и психики от разрушительных усилий и воздействий со стороны также является важным условием выживания, а потому относится к мотивациям первого порядка. Физическая релаксация реализуется главным образом в поведении покоя и стремлении к неподвижности, тогда как психическая релаксация часто выражается в повышенной двигательной активности, вплоть до бесцельного бега по кругу, мелких движений и дрожи, что объясняется действием общих законов психомоторики. Есть и другие естественные способы психической релаксации – это голосовая реакция (лай, обычно слитный, монотонный, в высокой тональности) и инстинктивное использование функций анализа (собака активно нюхает что-либо или всматривается в мелкие подвижные объекты или световые блики). Проявления психической релаксации наблюдаются у собак, в частности, при перевозбуждении под действием острых положительных эмоций и под действием чрезмерной динамики событий во внешней среде.

Практически важен тот факт, что хозяева собак чаще всего принимают поведение релаксации за игровое и поддерживают его, наращивая своими дальнейшими действиями возбуждение собаки. Это нередко приводит к достаточно быстрому истощению нервной системы животного.

Мотивации релаксации в норме обладают несколько более низким приоритетом, чем пищедобывательные мотивации, хотя иногда и соперничают с последними.

1.6. Мотивации обследования среды. Это своего рода обслуживающая функция фактографического уровня СИМ. Эти мотивации соответствуют процессу сбора информации о состоянии окружающей среды и о конкретной ситуации для пополнения фактографического уровня. Проявляются главным образом в непривычной обстановке или при появлении незнакомых субъектов и объектов в виде ориентировочного внешнего поведения. По конкретным проявлениям мотиваций обследования можно судить о заполнении фактографического уровня индивидуальной СИМ и о его структуре (развитии логических связей между объектами, явлениями и событиями). Это, в частности, используется при определении такого динамического параметра, как конструктивность поведения (см. гл. 3).

Приоритет мотиваций обследования существенно зависит от ситуации, резко возрастая при попадании животного в новое для себя место. Сдерживающими факторами могут служить любые другие мотивации первого порядка, а также некоторые из мотиваций более высоких порядков.

2. МОТИВАЦИИ ВТОРОГО ПОРЯДКА

Мотивации второго порядка обусловлены развитием стереотипного уровня психики и связаны с продолжением рода, заботой о потомстве и с групповым выживанием. Внешним их выражением служат общевидовые стереотипные формы поведения (“комплексы фиксированных действий” по К.Лоренцу), включая ритуальное, сексуальное и родительское поведение. Эмоции, соответствующие второму порядку мотиваций, в быту называются влечением, соперничеством, родительской нежностью и т.п.

2.1. Мотивации сексуального партнерства. Проявления этих мотиваций строго регулируются биологическим смыслом репродукции. Поэтому (вопреки распространенному мнению) эти мотивации у собак не постоянны, а активизируются только у течных сук и у кобелей в присутствии потенциальной партнерши. Вне периодов спаривания сексуальные мотивации отсутствуют, а соответствующие поведенческие проявления должны рассматриваться либо как относящиеся к мотивации доминирования, либо как отклонение от психической нормы.

Появление сексуального поведения у кобелей по отношению к сукам вне периода охоты возможно после "технической" вязки с не готовой к вязке сукой, но и это следует считать не проявлением соответствующей мотивации, а аномальным изменением критериев поведения под влиянием человека.

У сук, состоящих в тесных социальных отношениях, возможна имитация сексуального поведения, но только в период охоты. Это не служит симптомом сексуальной патологии, поскольку при вязках такие суки обладают нормально развитым репродуктивным поведением.

По своей приоритетности сексуальные мотивации граничат с мотивациями первого порядка, но могут сдерживаться мотивациями, относящимися к более высоким уровням психики (при условии достаточного их развития).

Сексуальные мотивации имеют строго определенные соответствия в наследственно закрепленных формах поведения и проявления их регулируются ответным поведением партнера.

2.2. Мотивации доминирования. Они опосредованно связаны с половым отбором как механизмом закрепления наиболее ценной наследственности и служат одной из основных функций, реализующих социальную конкуренцию и структуру стаи, выявляя соотношение прав и обязанностей индивидуумов. Эти мотивации слабо связаны с полом, но активизируются только в присутствии партнера, близкого по социальному рангу.

Многие ошибочно полагают, будто доминирование и связанное с ним соперничество проявляется только между самцами, но зато – между любыми двумя самцами и независимо от ситуации. Однако то же мужское поведение демонстрируют и суки, обладающие высокой самооценкой. От сексуального поведения оно отличается тем, что может переходить в любые другие проявления доминирования, вплоть до агрессивного поведения (социальная конкуренция).

Внешние проявления мотиваций доминирования у собак, как и у многих видов животных, напоминают сексуальное поведение, что и служит основной причиной непонимания их человеком. Имитация садки однополыми партнерами, являясь в действительности поведением доминирования (по крайней мере, в большинстве случаев), часто истолковывается хозяевами как сексуальная патология, что неверно по существу. То же касается и попыток садки по отношению к человеку.

Мотивации доминирования обладают относительно слабым приоритетом: они обусловлены ситуационно и проявляются в основном в отсутствие других мотиваций не только первого, но и других порядков. В ряде случаев мотивации доминирования и соответствующее поведение сопутствуют всем видам конкуренции, поскольку социальная конкуренция тесно связана с преимущественными правами доминантного индивидуума. Приоритетность мотиваций доминирования зависит от возраста индивидуума – сильнее всего они проявляются в возрасте полового и психологического созревания, предполагающем окончательную социализацию по отношению к членам сообщества и посторонним.

Мотивации доминирования жестко связаны с ритуальным поведением и эффективно сдерживаются соответствующим поведением партнера. В межвидовых отношениях проявляются слабее, чем во внутривидовых, и приводят к конфликту только в тех случаях, когда его допускает партнер (человек).

2.3. Мотивации самоутверждения. Эти мотивации отличаются от мотиваций доминирования тем, что, во-первых, не выявляют соотношение сил партнеров, а направлены на повышение самооценки индивидуума безотносительно к партнеру, а во-вторых, потребность в самоутверждении может удовлетворяться не только в соперничестве с сородичами. Поэтому и реализоваться эти мотивации могут в иных поведенческих формах, внешне не имеющих никакого отношения к социальным рангам, но выявляющих те или иные ценные качества индивидуума (например: физическая ловкость при преодолении препятствий; способность к логическому анализу и адекватным реакциям на события; развитое стратегическое мышление; способность к принятию эффективных решений).

Отличие мотиваций самоутверждения от доминирования состоит также и в том, что эта группа мотиваций не требует для своего проявления жестко определенных форм стереотипного поведения. Они могут сочетаться с мотивациями доминирования (особенно в возрасте созревания), обостряя соперничество представителей смежных социальных рангов.

Мотивации самоутверждения проявляются как во внутривидовых, так и в межвидовых отношениях.

Внешне мотивации самоутверждения выражаются прежде всего в признаках снижения или завышения самооценки ("робость" или "наглость"), что позволяет на ранних этапах отличать их от доминирования, которое может привести к острому соперничеству. Поэтому строгое различение самоутверждения и доминирования помогает предотвращать конфликты, как внутривидовые, так и межвидовые.

По своей приоритетности мотивации самоутверждения примерно равносильны мотивациям доминирования, однако слабо зависят от ответного поведения партнера. Практически полезным свойством мотиваций самоутверждения представляется то, что они без большого труда могут быть трансформированы из одной поведенческой формы в другую (например, из форм конфликта и соперничества в разные формы физической и психической активности, в принятие ответственных решений).

2.4. Мотивации заботы о потомстве и группового выживания. Отнесение этой группы мотиваций ко второму порядку довольно условно, поскольку в целом ряде случаев они успешно конкурируют даже с мотивациями самосохранения (самоотверженное поведение, направленное на благо конкретного партнера). В то же время эти мотивации связаны и с третьим порядком (организация коллективных действий), и даже с пятым (альтруистическое поведение, не имеющее в виду блага конкретного индивидуума, но подчиненное общим интересам группы). С другими мотивациями второго порядка их связывает прежде всего наличие жестко закрепленных видоспецифичных форм стереотипного поведения, а с другими уровнями мотивации заботы смыкаются тогда, когда выходят за рамки стереотипов и приводят к построению индивидуальных поведенческих стратегий.

Мотивации заботы в форме родительского поведения активизируются прежде всего физиологическими факторами, а также младенческим поведением (у некоторых видов животных – даже внешними признаками детеныша). Поведенческие знаки, вызывающие стереотипное и, в частности, родительское поведение, иногда называют релизерами.

В тех случаях, когда мотивации заботы активизированы физиологическими факторами, сдерживание их весьма затруднительно. Так, при проявлениях ложной беременности у сук требуется коррекция, направленная не на ликвидацию собственно родительского поведения, а на устранение первопричин ложной беременности.

2.5. Территориальные мотивации. Они связаны с мотивациями первого порядка (территориальная собственность обеспечивает распоряжение ресурсами выживания), но одновременно соотносятся и с пятым порядком, так как предполагают распределение этих ресурсов между членами сообщества.

Отнесение территориальных мотиваций ко второму порядку обусловлено, во-первых, тем, что они реализуются видоспецифичным стереотипным поведением (в частности, поведением метки), а во-вторых, их относительной приоритетностью, уступающей мотивациям первого порядка, но превосходящей мотивации третьего порядка.

Территориальные мотивации приводят к достаточно острому соперничеству и могут выражаться в агрессивном поведении. В межвидовых отношениях сами по себе территориальные мотивации не актуальны (разные виды могут бесконфликтно делить территорию), но постоянное нарушение территориальных представлений может приводить к нарастанию возбуждения и, как следствие, к автоматическому включению поведения изгнания конкурента.

Территориальные мотивации сдерживаются мотивациями первого порядка (угрозой выживанию), а при определенном развитии мотиваций третьего порядка – и подчинением (см. ниже).

2.6. Игровые мотивации. На сложность игрового поведения обращали внимание многие зоопсихологи, как этологи, так и их непримиримые оппоненты бихевиористы, причем представители обоих подходов сокрушались по поводу бессилия этих методов в описании игры. Однако именно игра заслуживает особого внимания зоопсихолога, поскольку она является одним из основных средств формирования психики в детском и молодом возрасте.

Игровые мотивации отнесены ко II порядку по той причине, что игры у животных служат обучающим механизмом, активизирующим стереотипные формы поведения, присущие данному виду (а у собак – и данной породе). Тем самым, игровое поведение служит "служебной" функцией стереотипного уровня СИМ. Однако в ходе обучающих игр формируются не только стандартные поведенческие программы, но и критерии их использования, зависящие от ситуации, поведения партнера и т.п. Поэтому игровые мотивации могут рассматриваться и в непосредственной связи с третьим (критериальным) уровнем психики.

По своей приоритетности игровые мотивации могут превосходить все прочие мотивации второго порядка или сопровождать их (например, сексуальное поведение нередко сопровождается игрой, не обязательно ритуальной). Следует подчеркнуть, что приоритетность игровых мотиваций очень сильно зависит от возраста, и в детском возрасте игра может преобладать даже над мотивациями самосохранения. Во многих случаях игровое поведение служит одним из вариантов сдерживания агрессии, направленной на детеныша.

Высокая приоритетность игровых мотиваций у взрослого животного говорит о более или менее инфантильном складе психики и, как правило, сопровождается недостаточным развитием II и III уровней психики и пониженной самооценкой.

3. МОТИВАЦИИ ТРЕТЬЕГО ПОРЯДКА

К третьему порядку относятся главным образом мотивации дисциплины и подчинения, обеспечивающие сохранность социальной структуры и возможность организации коллективных действий сообщества. С другой стороны, здесь же выступают и противоположные первым мотивациисамостоятельного принятия решений, основой которых служит хорошо разработанная система критериального уровня психики.

Баланс двух категорий мотиваций третьего порядка является важным условием формирования желательного поведения и эффективных долгосрочных воздействий на психику. Развитие мотиваций подчинения и трансформация мотиваций принятия решений представляет собой мощное средство влияния на индивидуальный баланс мотиваций.

Мотивации подчинения развиваются в процессе социализации индивидуума и внешне выражаются в изменении критериев принятия решений и, соответственно, вариантов внешнего поведения под влиянием более авторитетного и ответственного члена сообщества. Поскольку межвидовая социализация формируется на основе адекватной видовой социализации, то и мотивации подчинения представителю иного вида (человеку) создаются и приобретают высокий приоритет в результате переноса на межвидовые отношения естественного для стайных животных внутривидового подчинения.

При хорошем развитии критериального и социального уровней психики мотивации подчинения способны приобретать высшие приоритеты, превосходя даже мотивации, связанные с самосохранением (пример – работа охранной собаки).

Мотивации принятия решений, трактуемые некоторыми зоопсихологами как своеобразный "рефлекс свободы", непосредственно связаны с самооценкой индивидуума и во многих случаях конкурируют с мотивациями подчинения. При анализе психики для практических целей необходимо различать смыслпринимаемых решений, определяемый другими мотивациями, и собственно мотивацию принятия решений, стремление проявить самостоятельность в действиях, которая в быту чаще всего характеризуется как общее непослушание (часто – отказ от подхода на подзыв хозяина). Мотивации самостоятельного принятия решений тесно связаны с самооценкой индивидуума и взаимно обусловлены с мотивациями самоутверждения.

Мотивации принятия решения связывают критериальный уровень психики со следующим, модальным. В тех случаях, когда мотивации принятия решения формируются в равновесии и взаимодействии с мотивациями подчинения, они могут служить надежной основой для бесконфликтной трансформации требований со стороны в своего рода “собственные потребности” (образно говоря, “надо” превращается в “хочу”). Необходимым условием этого является формирование адекватной самооценки и предоставление животному самостоятельности в тех пределах, в которых оно способно принимать эффективные решения.

4. МОТИВАЦИИ ЧЕТВЕРТОГО ПОРЯДКА

Они проявляются как самостоятельные мотивации лишь в предпочтениях индивидуума, касающихся всех сторон его жизни (“нравится – не нравится”, “люблю – не люблю”, “хочу – не хочу”, “ должен – не обязательно” и т.д.). К этому же порядку относятся и мотивации привязанности, проявляющиеся в отношении индивидуума к другим субъектам. Эмоции четвертого порядка сложны и обычно характеризуются как любовь, нежность, ненависть, дружба, вражда, долг и безответственность и т.п.

Мотивации четвертого порядка представляют собой результат сравнения разных вариантов реализации иных мотиваций – например, выбор самки среди других под действием общей сексуальной мотивации; выбор любимой еды; предпочтения в общении с кем-то из хозяев. Внешним проявлением мотиваций предпочтения и привязанности являются желания и эмоции.

Основной формой мотиваций четвертого порядка является привязанность, а высшей их степенью следует считать зависимость. Более слабая первичная форма привязанности может быть охарактеризована как доверие.

Следует принять во внимание, что доверие к любому партнеру становится возможным только при условии надежного прогнозирования поведения последнего, причем это касается как видовых, так и межвидовых отношений. Привязанность возникает на основе субъективно благоприятного прогноза поведения партнера в большом круге ситуаций, с чем связана возможность удовлетворения важных потребностей субъекта. Зависимость же обычно совмещается с недостаточной самооценкой и субъективной неуверенностью в собственной способности самостоятельно удовлетворить какие-либо свои потребности.

5. МОТИВАЦИИ ПЯТОГО ПОРЯДКА

Мотивации пятого порядка присущи стайным животным. Они связаны с осознанием структуры социальных отношений и обеспечивают поддержание такой рациональной системы отношений, которая повышает вероятность коллективного выживания. Здесь мы встречаемся с осознанием обобщенных социальных рангов без сосредоточения на индивидуальных достоинствах и недостатках.Начиная с пятого порядка, мотивации животного приобретают ярко выраженный альтруистический характер, конкурируя (при хорошем развитии) с любыми эгоистическими мотивациями и заставляя животное изменять веса критериев на III уровне психики.

В дикой природе хорошее развитие этих мотиваций свойственно вожакам, отвечающим за выживание стаи.

5.1. Мотивации принадлежности к сообществу (“свой-чужой”). Собаке как социальному животному свойственно стремление к активным взаимодействиям с другими животными, причем не обязательно с принадлежащими к тому же виду. Критерий “свой-чужой” может приобретать для собаки и межвидовой смысл, и происходит это в том случае, когда на представителей другого вида переносятся внутривидовые социальные представления, отличающиеся у собак большим разнообразием и гибкостью. В социальные структуры собак могут на правах “своих” включаться и другие животные, и человек – для этого достаточно соответствия функциональных ролей по отношению к собаке.

В силу переноса видовых социальных норм собака признает за представителем другого вида, входящим на правах “условного членства” в собачье сообщество, определенные права и обязанности, строя так называемую “условную стаю” (см. выше). В частности, на этом основаны пастушьи функции собаки, воспринимающей скот как подчиненных членов сообщества, действиями которых необходимо руководить. Охрана хозяйского имущества также базируется на признании “своим” человека, которому это имущество принадлежит – в противном случае собака при покушении на имущество, оставленное под охраной собаки, у животного не включались бы мотивации конкуренции, заставляющие изгонять соперника.

Мотивации “свой-чужой” можно считать наиболее приоритетными среди всех мотиваций пятого порядка, а их соотношение с мотивациями других порядков определяется индивидуальным развитием. У животного с развитыми социальными представлениями они могут преобладать над мотивациями более низких порядков – на этом строится, например, поведение самопожертвования, практически важное для обучения собаки охранной службе.

5.2. Мотивации “старшинства видов”. В дикой природе эти мотивации отсутствуют, поскольку ни один вид не отличается большей приспособленностью к условиям существования, чем другой. У домашней собаки мотивации старшинства видов выработались многовековым опытом как оценка степени приспособленности эффективности выживания в антропогенной среде. Человек, по естественным причинам более приспособленный к условиям обитания, становится в силу этого лидером для домашней собаки, что обуславливает возможность построения социальных отношений с человеком и другими животными.

Представления о старшинстве видов страдают в тех случаях, когда человек отказывается демонстрировать свою приспособленность к среде и ситуации, например, не руководя поведением собаки при малознакомых ей обстоятельствах или теряя самообладание в экстренной ситуации.

Признание доминирования любого человека из числа “своих” над любым животным стало для домашней собаки нормой, нарушение которой чревато тяжелыми последствиями для психики в целом. Доминирование собаки над “своими” людьми настолько противоестественно, что служит источником тяжелых нарушений психики, вплоть до искажений пищевого и сексуального поведения. В то же время на людей, не входящих в осознаваемую собакой социальную структуру (то есть, “чужих”), старшинство видов распространяется редко – лишь в тех случаях, когда "свои" люди отсутствуют, а другой человек оказывается в состоянии спасти собаку в тяжелой для нее ситуации.

Наблюдения показывают, что себя домашняя собака считает вправе доминировать над животными всех прочих видов, что можно отнести на счет большей поведенческой и критериальной общности с человеком. Доминирование собаки над животными других видов выражается в стремлении регламентировать их поведение, в частности, определять права на территорию, пищу, на ласку и покровительство хозяина. Это видовое доминирование нередко истолковывается людьми как “ревность” со стороны собаки.

5.3. Мотивации общения. Формы межвидового общения у домашних собак крайне разнообразны: это и ласка, и игра, и взаимное обучение, и совместная деятельность, не говоря уже о многих формах чисто бытового общения, направленного на удовлетворение сиюминутных потребностей (обращения и просьбы о еде, прогулке и т.п.). И формы общения, и потребности, удовлетворяемые в процессе взаимодействий, сами по себе могут относиться к разным уровням психики – в зависимости от преобладающего содержания общения определяется тип контакта собаки с хозяином (типы контакта будут рассмотрены ниже, в гл.5).

6. МОТИВАЦИИ ШЕСТОГО ПОРЯДКА

Они связаны с потребностью в познании и с развитием аналитического мышления и логики. Необходимо подчеркнуть, что шестой (концептуальный) уровень психики отвечает за познание, лишенное непосредственного прагматического смысла, и за пополнение не столько фактографической информации, сколько сведений о структурах и взаимодействиях, о законах функционирования мира.

Проявлением мотиваций шестого порядка служит исследовательское поведение, направленное на объекты, не играющие непосредственной роли в жизни собаки, а также на свойства и функции объектов и субъектов. От ориентировочного поведения оно отличается тем, что может принимать игровые и экспериментальные формы, а собака в процессе исследования может просить помощи и объяснений у хозяина. Исследовательские игры отличаются от обучающих, во-первых, отсутствием прямой связи с жизненно важными функциями и стереотипными формам поведения, а во-вторых, тем, что в них нет тренирующей составляющей, а следовательно, они не нуждаются в постоянных и длительных повторах.

У домашней собаки мотивации шестого порядка развиваются только в процессе тесного общения с человеком и совместной деятельности, требующей от собаки аналитического осмысления ситуации и построения поведенческих стратегий.

7. МОТИВАЦИИ СЕДЬМОГО ПОРЯДКА

Эти мотивации соответствуют пониманию обобщенных закономерностей и мотивов поведения людей, а также правил построения отношений с видом-лидером, позволяя собаке прогнозировать и адекватно оценивать поведение не только собственного хозяина, но и посторонних.

Развитие мотиваций седьмого порядка требует особых условий формирования психики, и для большинства собак оно практически не достижимо. Явные поведенческие проявления отсутствуют.

Примером хорошего развития мотиваций седьмого порядка может служить стремление собаки-телохранителя избежать лишних конфликтов с посторонними при одновременной надежной охране хозяина от подлинной опасности.

* * * * *

Описанный здесь "типовой" баланс мотиваций отражает главным образом биологический смысл потребностей, их приоритеты с точки зрения лучшей приспособленности и повышения вероятности выживания и благополучия. Необходимо учитывать то, что функциональные породные различия, обеспечивающие полезные для человека рабочие качества собаки, связаны именно со специализированным балансом мотиваций. Так, работа охранной собаки основана на социальных мотивациях с использованием мотиваций конкуренции и группового выживания, а деятельность ищейки обусловлена пищедобывательными мотивациями. Развитие соответствующих мотиваций на практике приводит к активизации рабочих качеств собаки, а приоритетность пищедобывательных мотиваций снижает охранную полезность. С этим необходимо считаться при анализе поведения и проблем в каждом конкретном случае и, в частности, при выборе целей и методов обучения собаки.

Приоритетные мотивации субъекта формируют те преобладающие формы поведения и реакции, которые в психологии человека называются доминантами (термин введен А.А.Ухтомским) Физиологически доминанта представляет собой временно господствующий очаг возбуждения в нервной системе, а с поведенческой точки зрения наличие доминанты обуславливает готовность субъекта к реализации соответствующего поведения. Доминанта может создаваться и путем индукции возбуждения, что в терминах зоопсихологии соответствует смещенной реакции. Следовательно, вероятность тех или иных поведенческих проявлений непосредственно связана с индивидуальным балансом мотиваций, а формы поведения, наступающие при общем перевозбуждении, могут провоцироваться приоритетными мотивациями.

Поскольку преобладание тех или иных мотиваций обуславливает реальное поведение собаки, то именно этим должен определяться как выбор породы, так и индивидуальное воспитание собаки с тем, чтобы ее поведение в наибольшей степени соответствовало потребностям и представлениям хозяина. Мы можем влиять на приоритеты мотиваций как при выращивании щенка, так и при коррекции поведения взрослой собаки.

На практике мотивационный анализ осуществляется путем наблюдения за активностью внешнего поведения и его изменениями под действием диагностических стимулов. Как диагностический метод мотивационный анализ позволяет установить сравнительную приоритетность тех или иных мотиваций у конкретной собаки, а следовательно, выявить пути формирования желательного поведения.

В теории и практике дрессировки внешние поведенческие выражения приоритетных мотиваций называют преобладающими реакциями. Традиционно выделяются следующие поведенческие реакции:

* активно-оборонительная (угрожающее или агрессивное поведение);

* пассивно-оборонительная (поведение страха и избегания);

* пищевая;

* ориентировочная (исследовательская);

* сексуальная.

Нетрудно видеть, что эти преобладающие реакции соответствуют пяти из выделенных нами мотиваций, относящимся к первому и второму порядкам. Чтобы иметь возможность полнее описать поведение собаки, этот список нуждается в уточнении и расширении.

Соответствия мотиваций и внешних поведенческих реакций с указанием на выявляющие их диагностические стимулы приведены в табл. 3.

 

Таблица 3.





©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.