Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Воспитание щенка и развитие контакта с хозяином





Для того, чтобы полностью реализовать психические и интеллектуальные потенции собаки, в течение первого года жизни необходимо постоянно заботиться о правильном развитии психики, учитывая описанные в предыдущем разделе закономерности, и воспитывать собаку таким образом, чтобы она максимально соответствовала ожиданиям и представлениям хозяина. Тип контакта и удовлетворенность человека общением с собакой определяется именно развитием различных форм поведения в разные чувствительные периоды.

Поскольку развитие полноценных межличностных отношений человека и собаки зависит от степени адекватности СИМ партнера, то при анализе отношений и воспитательных мероприятий в том или ином возрастном периоде следует иметь в виду соответствующий уровень развития собаки. Собака постоянно внимательно наблюдает за поведением хозяина и его реакциями на собственные действия (это обуславливается решающей ролью человека как фактора приспособления), однако интерпретация наблюдений и состояние СИМП у собаки определяется собственным развитием психики и активными уровнями собственной СИМ.

Следовательно, для целенаправленного воздействия на психическую деятельность и формирования поведения собаки необходимо явным образом демонстрировать отношение хозяина к тому или иному поведению, а способы демонстрации должны соответствовать механизмам наиболее активного уровня СИМ. Так, например, в двух-трехмесячном возрасте наиболее активен стереотипный уровень собственной СИМ щенка – поэтому наибольшее воспитательное воздействие будут оказывать именно стандартные стереотипные формы поведения хозяина. Основным способом демонстрации (а значит, и воспитания) для этого возраста являются игры.

В связи с методикой воспитания и развития щенка нельзя не упомянуть о важной ошибке, допускаемой наиболее заботливыми хозяевами. В своем желании развить собаку как можно больше они дают щенку нагрузку, не соответствующую возрасту ни по количеству, ни (что еще важнее) по характеру мыслительных процессов. Интенсивное развитие нередко нарушает естественную последовательность формирования психических структур, что приводит, как минимум, к недостаточному усвоению предлагаемых навыков, а как максимум – к искажению тех структур, которые должны формироваться в этом периоде.



Так, например, в ряде случаев двухмесячному щенку предлагаются "поисковые игры" во все более сложных вариантах. Это поддерживается гордостью хозяина за своего талантливого питомца и за собственные воспитательные достижения. Но в этом возрастном периоде важнейшей задачей становится активизация стереотипов и выявление закономерностей, необходимым условием чего является повторение одинаковых последовательностей действий. Гибкие вариативные формы поведения и сложные динамические стереотипы в норме формируются значительно позже и только на основе более простых, уже стандартизованных программ поведения. Если же такая нагрузка предлагается щенку раньше, чем созреют естественные возможности, то формирование стереотипного уровня осложняется, а база для выработки критериев поведения отсутствует. Как ни парадоксально, это становится особенно критичным для пород с гибким поведением, у которых стереотипный уровень и без того недостаточно активен (доберман-пинчер, ризеншнауцер, немецкая овчарка).

Рассмотрим основные возрастные периоды первого года жизни с точки зрения формирования желательного поведения и отношений с хозяином.

Второй месяц. Значимость этого возраста зависит не столько от породы собаки, сколько от предполагаемого образа жизни: чем он разнообразнее, тем важнее воспитательные мероприятия этого периода.

Во втором месяце жизни у щенка ярко выражено ориентировочное поведение, направленное на эффективный сбор и накопление информации об окружающей среде. Основные поведенческие проявления связаны сначала с обеспечением жизнедеятельности (пищедобывательное поведение, релаксация и комфорт, другие физиологические потребности), к концу второго месяца уже может проявляться стереотипное поведение общевидового и породного уровней.

Основные воспитательные мероприятия в этом возрасте заключаются в предоставлении щенку максимальных возможностей для получения и накопления фактографической информации и в пресечении потенциально опасных форм поведения (например, попытка грызть провода, залезать в узкие места и т.п.). За счет активной адаптации фактографического уровня щенок хорошо усваивает предъявляемые ограничения и естественным образом определяет круг информации, необходимой для "хорошей" (безопасной) жизни в данных условиях. Закладываемые структуры фактографического уровня должны эффективно отображать все необходимые предметные области – дом, выгул, улица, дача, лес и т.д. Выявляются сходство и различие разных сфер обитания – следовательно, именно в этом возрасте щенку должна быть предъявлена вся существенная для дальнейшей жизни информация с тем, чтобы на следующем этапе развития стала возможной выработка насущно необходимых приспособительных форм поведения.

Следует заметить, что наиболее надежным признаком адаптации и освоения среды служит появление игрового поведения. Объяснение этого состоит в том, что игровые мотивации в норме обладают гораздо более низким приоритетом по сравнению с мотивациями первого уровня. Игры этого периода носят в основном предметный характер, позволяя щенку выявить свойства объектов. Несколько позже именно в играх определяются нормы взаимодействий со средой.

Формирование контакта с хозяином в раннем детском возрасте идет также по пути сбора информации и предъявления простейших требований к поведению, обеспечивающих физическую безопасность щенка. Нормальный тип контакта для этого возраста – бытовой. Наряду с этим построение отношений с собакой опирается на естественные биологически обусловленные механизмы, такие, как импринтинг (см.2.1). Необходимо учитывать тот факт, что в периоде привыкания к новым условиям жизни после отъема от матери у щенка резко снижается ощущение защищенности и, следовательно, нарастает потребность в защите. В это время она занимает в структуре мотиваций щенка место, не уступающее информационной потребности. Именно эти две потребности, наравне с физиологическими, становятся основой для установления контакта с человеком.

Одновременно происходит привыкание к хозяину и семье, закладывается первичное доверие к человеку как уверенность в его добрых намерениях и покровительстве. В то же время окончательно формируется пищевая зависимость от человека, и именно поэтому так важно вовремя и правильно удовлетворять потребность в пище и другие физиологические потребности щенка. Правильная процедура кормления описана выше, здесь же уместно лишь еще раз подчеркнуть, что конкуренция за пищу между собакой и хозяевами должна быть полностью исключена. В противном случае доверие к человеку у щенка не вырабатывается, и это осложняет дальнейшее формирование адекватных стайных отношений.

Необходимо отметить еще одну важную особенность раннего детского возраста. Несмотря на то, что первичная социализация собаки (как видовая, так и межвидовая) происходит несколько позже, наблюдения щенка за поведением разных членов семьи и начальное осознание их роли в собственной жизни начинается уже во втором месяце. В это время закладывается и будущий статус "семейной собаки", предполагающий гибкие и разнообразные отношения с разными людьми. Поэтому, вопреки рекомендациям специалистов по служебному собаководству, необходимо обеспечить участие всех активных членов семьи в жизни щенка. Если щенка постоянно кормит и выносит на прогулку один и тот же человек, то впоследствии он и будет восприниматься как уникальный распорядитель всех жизненных благ и единственный хозяин, имеющий право на принятие жизненно важных решений. Всех остальных собака воспринимает не как ответственных членов стаи, а только как внешний фактор, как одно из ограничений на условия жизни. Статус и авторитет остальных членов семьи в этом случае снижаются, а результатом становится воспитание "собаки одного хозяина". Для ряда пород (например, для кавказской овчарки, для ротвейлера, для черного терьера и некоторых других) это может в дальнейшем приводить к неподчинению другим членам семьи и даже к конфликтам по причинам доминирования собаки. В этих случаях собака нередко вмешивается в действия людей, "наказывая" более слабых членов семьи за неподчинение "главному хозяину", которое она оценивает с видовых позиций.

Если хозяин ограничивает свою положительную роль в жизни щенка только подачей пищи и не принимает участия в его информационной и психической деятельности, то бытовой контакт и останется в дальнейшем наиболее вероятным типом отношений. Если же и физиологические потребности собаки удовлетворяются не полностью и сочетаются с жесткими ограничениями на свободу сбора информации, то это с большой вероятностью приводит в будущем к формированию дикого типа контакта.

Третий-пятый месяцы. Этот возраст особенно важен при воспитании всех терьеров, ротвейлеров, всех специализированных охотничьих собак, а также собак рабочего назначения в любой породе.

В этом периоде основной формой информационной деятельности становится анализ и структурирование информации, накопленной на предыдущем этапе, а результат состоит в окончательном установлении логических связей и отношений между отдельными элементами фактографического уровня. Именно обобщение информации на основе логических связей делает возможным переход к осмыслению взаимодействий и к активизации стереотипного уровня. Параллельно с развитием приспособительных стереотипных форм поведения происходит и первичное формирование следующих уровней СИМ – критериального, модального и социального. Напомним, что именно этот комплекс из трех "срединных" уровней в наибольшей степени определяет собой тип дальнейшего контакта хозяина и собаки.

В "возрасте страхов" важнейшим фактором формирования контакта с хозяином становится чувство защищенности и безопасности в присутствии человека. Специфика этого возраста определяет собой норму контакта для этого периода – это эмоциональный контакт. В высшей степени лабильные эмоции с повышенной силой эмоционального отклика дают возможность организовать тонкий баланс модусов, регулируя поведенческие реакции незначительными по силе воздействиями. В рамках нормального эмоционального контакта закладываются основы других типов отношений, вплоть до будущего сотрудничества со взрослой собакой.

Вместе с тем основная опасность "возраста страхов" состоит в чрезмерной силе эмоционального отклика, которая провоцируется реакциями хозяина и приводит в дальнейшем к закреплению страхов и возникновению гипер-эмоциональности. Дисбаланс эмоций и преобладание отрицательных эмоций в описываемом возрасте повышает вероятность и тяжесть стрессов и психических травм у взрослой собаки, служит основой фобий и неврозов и во многих случаях приводит к возникновению "комплекса сверхценности". Если эмоциональные нарушения "возраста страхов" остаются незамеченными, то результаты их закрепляются в психике очень стойко, а для устранения их нередко требуются специальные методы психокоррекции (гипноз, биополевые методы и т.п.).

В частности, коррекция контакта, неверно сформированного в этом возрасте, в тяжелых случаях требует либо явной, либо гипнотической регрессии (возврата в психологическое состояние, характерное для этого возраста). Неверно сформированные стереотипы поведения влекут за собой большое число индивидуальных, семейных и социальных проблем.

С третьего по пятый месяц жизни главенствующее значение среди механизмов формирования психики собаки приобретают игры. Характер игр щенка в течение этих трех месяцев претерпевает существенные изменения – от предметных игр, имеющих целью освоение информации об объектах, щенок переходит к играм, направленным на развитие разных форм поведения. В этих играх методом "проб и ошибок" щенок, опробуя непосредственные результаты своего поведения, предварительно определяет выполнимость и эффективность поведенческих программ, причем мерой эффективности служит главным образом эмоциональный отклик на результат. В число эмоциональных критериев поведения естественно включается и реакция хозяина на то или иное поведение. Поэтому в этом периоде именно игры со щенком предоставляют хозяину максимальные возможности для воспитательных мероприятий и развития контакта, одновременно создавая неповторимый положительный эмоциональный фон, совершенствующий отношения собаки с хозяином.

Обучающие игры с участием хозяина позволяют последнему целенаправленно заложить желательное отношение собаки к событиям и собственному поведению, формируя первичные нормы поведения и модусы четвертого уровня СИМ. Тем самым они человек получает возможность целенаправленно формировать желательные стереотипы поведения, не только отбирая их из врожденных программ видового или породного уровня, но и расширяя возможности породного стереотипного поведения. В частности, в этом возрасте у щенков начинают преобладать так называемые "трофейные игры" (завладение предметом и удержание его), предоставляющие возможности для развития самооценки и чувства собственности, которые служат основой будущих охранных качеств собаки. В то же время именно в трофейных играх наиболее естественным образом отрабатываются парные команды "Держать" и "Дай", которые оказывают огромное влияние на установление доминирования человека. Комплекс "поисковых игр", осваиваемых под руководством хозяина в этом возрасте, позволяет развить аналитическое мышление собаки и заложить будущие рабочие качества ищейки.

Таким образом, при воспитании щенка третьего-пятого месяцев жизни основная задача состоит в том, чтобы подобрать нужный комплекс игровых приемов и упражнений, обеспечивающий достаточную по возрасту двигательную активность, тренирующий опорно-двигательный аппарат и координацию движений и сочетающий физическое развитие с совершенствованием мышления и нужными формами стереотипного поведения. Здесь развиваются качества, необходимые для желательного функционального назначения взрослой рабочей собаки (развитие хватки и броска у охранной собаки, прогноз действий человека у собаки-телохранителя, преследования и захвата добычи у охотничьей собаки, отслеживания и поиска у легавой, ретривера и любой ищейки).

В играх этого периода впервые появляется возможность воздействовать на поведение щенка наказанием. Уже в этом возрасте, начиная применять наказания, необходимо тщательно соблюдать главное правило видовой "собачьей педагогики": целью любого наказания является только прекращение нежелательного поведения! Поэтому любое наказание заканчивается при изменении поведения щенка! Если это правило не соблюдается, то наказание вызывает гипертрофированный эмоциональный отклик, а это приводит к непредсказуемости поведения и нарушениям контакта с хозяином у взрослой собаки.

Эмоциональный фон этого возраста определяет собой характер наиболее эффективного наказания – это отрицательные эмоции хозяина и отчуждение. При нежелательных действиях щенка можно отказать ему в игре, возобновляя ее только при условии "хорошего" поведения. Если щенок настаивает на своем, продолжая играть, полезно отправить его за дверь и впустить обратно только тогда, когда он успокоится и будет вести себя тихо.

Прекращение игры для щенка этого возраста – это не только сильнодействующий вариант наказания, но и тренировка смены возбуждения торможением (адаптивности), которая способствует повышению уравновешенности центральной нервной системы. Поэтому полезно при легком перевозбуждении щенка подать команду "Сидеть" и добиться того, чтобы щенок остался в соответствующей позе хотя бы на пять-десять секунд. Постепенно наращивается сначала продолжительность торможения, а затем и сила пресекаемого возбуждения. Тем самым закладывается основа одного из довольно сложных навыков общего послушания – "выдержки", с одновременной отработкой навыка "Сидеть".

Заметим, что все общие навыки вырабатываются в этом возрасте наиболее эффективно и надежно – это соответствует возрастной активности стереотипного уровня. Поэтому важная часть воспитательных мероприятий этого периода состоит в игровом обучении основным командам управления поведением.

Ключевым моментом так называемой "киндер-дрессировки" является ненасильственное формирование норм поведения, игровой и эмоциональный характер общения. Игра для щенка этого возраста используется двояко: как отвлекающий фактор (приоритетная мотивация) и как поощрение за выполнение желательных действий.

Следует особо остановиться на одном из активизирующихся в этом возрасте общевидовых стереотипов – это укус и захват жертвы. Такое игровое поведение наиболее характерно в третьем месяце жизни и появляется у всех щенков. Хозяева щенков, особенно крупных пород служебного и охранного назначения, обычно принимают это поведение за проявления агрессии, не зная о том, что агрессивное поведение по отношению к хозяину имеет чисто социальные причины и, следовательно, в детском возрасте еще невозможно. Резко наказывая щенка за укусы, а то и избивая его (это распространено по отношению к аборигенным овчаркам и другим породам, воспринимаемым как потенциально опасные), хозяин вступает в острое противоречие с нормами контакта и разрушает доверие щенка к себе. В дальнейшем результатом такого поведения хозяина становится перманентный конфликт со взрослой собакой.

Как уже упоминалось выше, при описании стереотипов пищедобывательного поведения, эти действия необходимы для полноценного развития психики собаки, однако на этапе формирования стереотипного уровня необходимо ограничить силу укуса по отношению к хозяевам. Это достигается несложным практическим приемом. В ответ на попытку сильно сжать зубы на хозяйской руке следует сдавить мочку носа щенка пальцами и одновременно произнести "Больно!" в низком и уверенном угрожающем тоне. Этот прием повторяется 2-3 раза подряд, и в большинстве случаев этого бывает достаточно, чтобы щенок начал воспринимать слово "Больно!" как эффективное предупреждение и прекращал сжимать зубы. Для настойчивых и упрямых щенков, в наследственности которых устойчиво закреплена именно эта форма поведения (например, боевые терьеры), описанный прием можно сочетать с наказанием отчуждением.

Необходимо внимательно следить за тем, чтобы укус не стал для щенка средством принудить хозяина к каким-либо желательным для щенка действий. Укусы допустимы только в игре, но ни в коем случае не должны становиться средством общения. В противном случае щенок примет укус за сигнал для хозяин и за способ добиться своей цели.

Первичное формирование эмоционально-модального уровня дает возможность развить у щенка хорошее понимание человеческой речи и внимание к ней – от интонаций и простых выражений к анализу сложных высказываний в их сопоставлении с ситуацией. Этот процесс в целом аналогичен научению языку у человеческого ребенка, а цель достигается в процессе развитого речевого общения хозяина со щенком. Понимание речи хозяина собакой открывает принципиально новые возможности для получения и анализа информации во взаимодействии с человеком и выводит развитие собаки и отношений с ней на качественно новый уровень.

С другой стороны, настоятельнейшей необходимостью для хозяина является наблюдение за проявляющимся в играх и в разнообразных жизненных ситуациях ритуальным поведением щенка с тем, чтобы обогатить межвидовое общение пониманием видоспецифичных средств выражения. Особые возможности для изучения ритуального поведения дает хозяину общение щенка с незнакомыми собаками, которое представляет собой важнейшую составляющую развития психики в описываемый период.

Седьмой-восьмой месяцы. Этот возраст особо важен при воспитании всех овчарок, доберман-пинчеров, ретриверов, пуделей и других пород, обладающих развитым критериальным уровнем психики.

Активная в этом возрасте мотивация подчинения в сочетании с мотивацией самостоятельности определяет собой принципиальное изменение стиля общения хозяина с молодой собакой. Реформирование СИМ в целом, пересмотр детских критериев поведения и замена их новыми, присущими молодняку, а также специфика второго этапа социализации с необходимостью диктуют соответствующие нормы и правила общения с молодой собакой. Одновременно создаются оптимальные условия для первичной межвидовой социализации и укрепления определяющей роли хозяина как лидера в межвидовых отношениях. Это становится особенно важным с точки зрения концепции "семейной собаки", которая предполагает приоритет межвидовых критериев поведения над видоспецифичными. Критерии сложного поведения и эффективности поведенческих стратегий (в особенности, в социально значимых ситуациях) должны соответствовать поведению, желательному для человека, и целям, определяемым человеком. Одновременно появляется возможность воздействовать на сам процесс принятия решения, а при необходимости – и несколько возместить упущения, допущенные на предыдущих этапах воспитания.

Возраст молодняка требует создания новых отношений с хозяином, соответствующих второму этапу социализации собаки. При возрастной активности критериального уровня СИМ важнейшими мотивациями становятся мотивация самостоятельного принятия решений с одной стороны и мотивация подчинения – с другой. Смысл воспитательных мероприятий возраста молодняка состоит именно в создании баланса этих мотиваций таким образом, чтобы, не подавив самостоятельности, выработать нужные человеку критерии принятия решений. Напомним, что указанные мотивации не могут существовать одна без другой: процесс принятия адекватных решений формируется только на основе демонстрации их старшими членами стаи и, при необходимости, диктата в отношении критериев. Поэтому для собаки в этом возрасте наиболее естественным становится подчинение старшим членам стаи и выработка на этой основе норм поведения в их сопоставлении с ситуацией. Формирование желательных критериев и норм поведения обеспечивается методами управления поведением (см. 2.4). Средством для достижения этой цели служит дисциплинарная дрессировка молодой собаки. Это вполне соответствует нормальному для этого возраста сдерживанию поведенческой активности с целью адекватного выбора форм поведения в зависимости от ситуации.

Следовательно, самым эффективным типом контакта для возраста шести-семи месяцев следует считать формальный контакт. Подчеркнем, что формальный контакт предполагает требовательность в отношении молодой собаки, но никоим образом не ассоциируется с конфликтными методами воспитания.

Основной ошибкой хозяев молодых собак следует считать то, что любые проявления самостоятельности в принятии решений расцениваются как неподчинение, социальное доминирование, а нередко – и как первые признаки будущей агрессии. В наибольшей мере это касается, как и в более раннем возрасте, собак крупных охранных пород, а также тех пород, за которыми закрепилась репутация потенциально опасных (главным образом, мастифоиды и боевые терьеры). Эти поведенческие проявления, естественные для молодой собаки, подавляются грубыми силовыми методами, что блокирует формирование механизмов анализа ситуации и построения поведенческих стратегий и осложняет выработку адекватного поведения для целого ряда житейских ситуаций. Одновременно грубо нарушаются нормы отношений старших членов стаи с молодой собакой, а результатом этого становится утрата доверия к хозяину и неспособность собаки принять человеческие критерии поведения. Тем самым ставится под угрозу межвидовая социализация собаки в целом и создается почва для дальнейших социальных осложнений.

Необходимо постоянно напоминать и разъяснять хозяину молодой собаки, что в этом возрасте у собаки еще нет потребности в социальном доминировании и что самооценка ее недостаточна для навязывания своей воли старшим членам стаи.

Еще одна распространенная ошибка в отношениях с молодой собакой заключается в неосознанном закреплении какого-либо нежелательного поведения, особенно в тех случаях, когда хозяин отказывается от управления поведением и предоставляет неопытной молодой собаке излишнюю самостоятельность в тех ситуациях, к которым она недостаточно подготовлена. Этому способствует высокая возрастная активность стереотипного и критериального уровней, благодаря которой собака стремится сама определить соответствие ситуации и эффективных форм поведения, а также затянувшийся эмоциональный контакт хозяина с собакой. Если человек не принимает участия в формировании правильных критериев выбора, то наиболее приоритетными обычно становятся эмоциональные критерии, закрепляющие все виды эгоистического поведения. Такая ситуация характерна для бытового и эмоционального психотипа хозяина. Это приводит к более или менее существенному дисбалансу на эмоционально-модальном уровне, результатом чего в дальнейшем могут явиться "комплекс сверхценности", гипер-эмоциональность, повышенная возбудимость и непредсказуемость поведения. Пределы психической и поведенческой адаптации сужаются. У собаки в этом случае существенно возрастает вероятность и сила острых и кумулятивных стрессов, возможны психические травмы.

Однако не менее опасна и недооценка самостоятельности и инициативы собаки, в особенности для тех собак, которым предстоит работать с человеком. Недостаток самостоятельности в принятии решений приводит впоследствии к инфантильности и возникновению "синдрома забитой собаки".

При "синдроме забитой собаки" формирование самооценки собаки в возрасте молодняка становится самостоятельной задачей. Это происходит в тех случаях, когда на этот возраст приходится нормативная дрессировка по Общему Курсу Послушания (Дисциплины), проводимая чрезмерно жесткими и формальными методами, а развитием вариативного и стратегического мышления, а также самостоятельности в принятии решений хозяин собаки пренебрегает. Такая ситуация характерна для собак служебных пород (особенно в том случае, когда собака предназначается для работы) и для тех собак, которых принято считать доминантными и потенциально опасными. Этой ситуации способствует формальный и дисциплинарный психотип хозяина.

Важнейшей воспитательной задачей хозяина молодой собаки является последовательная и терпеливая демонстрация четких и, по возможности, однозначных норм поведения в их сопоставлении с особенностями ситуации. Необходимо явным образом демонстрировать и пояснять собаке те факторы, от которых зависит принимаемое решение. Это становится возможным при условии надежного управления поведением собаки.

Важным аспектом возраста молодняка следует считать естественную подготовку к периоду созревания и окончательной социализации. Именно в возрасте молодняка закладывается первый из стайных критериев – "свой-чужой", определяющий отношение к посторонним (безразличие или настороженность, в случае агрессии – активная оборона). Поэтому именно в возрасте молодняка необходимо тщательно следить за контактами собаки с посторонними людьми (как встреченными на улице, так и приходящими в дом). Не следует ни полностью избегать контактов, ни позволять собаке активно общаться с посторонними, искать их ласки и т.п.

В дрессировочной практике применяются конфликтные методы выработки так называемого "недоверия к посторонним", которые сводятся главным образом к отказу от предложенного корма. Посторонний человек сначала предлагает собаке корм, а при попытке взять его бьет собаку по морде или другим способом демонстрирует ей агрессивное отношение. Вместе с тем такие методы в дальнейшем нередко приводят к агрессии по отношению к посторонним людям. В большинстве же случаев это воспринимается собакой как индивидуальное поведение и не обеспечивает формирования устойчивого критерия "свой-чужой".

Практика показывает, что для определения "границ стаи" наиболее полезны приемы, основанные на неэффективном поведении. Ассистент, не знакомый собаке, предлагает корм, но ни в коем случае не отдает его собаке, что бы та ни предпринимала. После этого кусочек лакомства передается хозяину, а тот отдает его собаке. Тем самым закрепляется правильное отношение – различение "своих", от которых исходит положительное подкрепление, и "чужих", действия которых воспринимаются собакой как безразличные по отношению к ней. Этот прием повторяется неоднократно, в непредсказуемых для собаки ситуациях и разными людьми.

На следующем этапе ассистенты подходят к хозяину и собаке, заговаривают с ними, пытаются вступить в контакт с собакой, но если она отвечает им тем же, прекращают всякую активность. Хозяин хвалит собаку, когда она прекращает попытки познакомиться, но лакомством не поощряет (закрепляя тем самым альтруистический, а не эгоистический характер мотиваций). Таким образом собака обучается тому, что ее собственные попытки установления каких-либо отношений с посторонними не приводят к положительному результату. Такая методика позволяет надежно и устойчиво выработать безразличное отношение к посторонним и закрепить критерий "свой-чужой", определяющий границы стаи.

По отношению к людям, приходящим в дом, методика несколько изменяется. Крайне желательно, чтобы собака научилась различать степень близости знакомых к хозяевам, а достигается это следующим способом. Вопреки запретам, принятым в дрессировочной практике, собака имеет право взять лакомство у людей, с которыми хозяин сам делит пищу – это равнозначно отношениям в природной "большой стае", которая может включать несколько семей. Однако необходимо тщательно следить за тем, чтобы никто, кроме самых близких (они воспринимаются собакой как члены "временной стаи")не отдавал собаке никаких команд или распоряжений и не занимал, тем самым, места доминирующего члена стаи. Так формируется дружелюбное отношение собаки к гостям, друзьям и родственникам хозяев, но при этом на них не распространяются законы, действующие внутри стаи и связывающие ее членов в единую социальную структуру.

Десятый и последующие месяцы. Возрастные границы этого периода, соответствующего окончательной социализации собаки с выработкой самооценки, уже не столь определенны, как для более ранних этапов формирования психики. Поэтому залогом правильного воспитания собаки, особенно крупной рабочей породы (им свойственна высокая самооценка), становится внимание хозяина к проявлениям формирующихся социальных отношений.

Именно в этом возрасте потребность в самостоятельном принятии решений сменяется потребностью в самоутверждении и связанной с нею потребностью в доминировании, которые обеспечивают занятие максимально высокого социального ранга, доступного данной собаке. Совокупность указанных потребностей можно для этого возраста условно определить как единую "потребность в выявлении своего социального ранга" и места в структуре сообщества – как видового, так и межвидового. В это время полностью формируются представления о старшинстве видов, окончательно определяется степень межвидовой социализации, тип контакта и соотношение эмоциональных и формальных критериев выбора форм поведения. Вырабатываются взрослые нормы поведения по отношению к посторонним (видовые и межвидовые). Для нестандартных ситуаций, требующих принятия решения человеком, определяется пропорция самостоятельности и подчинения.

Предпочтительным результатом воспитания на этом этапе взросления собаки следует считать тот, при котором жесткое формальное управление поведением постепенно сменяется отношениями, близкими к сотрудничеству. Возврат к жесткому стопроцентному управлению поведением, основанному на безусловном послушании собаки, может происходить только в ситуациях, связанных с попытками доминирования со стороны собаки, а также в тех случаях, когда достигнутый прежде уровень развития интеллекта не позволяет животному самостоятельно принять желательное для человека решение.

Особое значение в этом возрасте приобретают методы и формы разрешения естественных возрастных конфликтов. Чрезмерная агрессивность хозяина по отношению к собаке, неадекватный выбор мер пресечения нежелательного поведения в период "возрастного бунта" легко приводят к полной утрате доверия собаки и к формированию дальнейших отношений с ней по "дикому типу контакта". Правила разрешения конфликтов в период "возрастного бунта", по аналогии с видовыми приемами воспитания молодой собаки в стае, можно сформулировать следующим образом.

1. Строгая последовательность требований. Пределы подчинения собаки хозяину, ее права и ответственность (стайный ранг в будущем) должны быть определены единообразно всеми членами семьи и быть понятными собаке с точки зрения видовых представлений. Собственно говоря, роль будущей собаки определяется гораздо раньше, уже в двух-трехмесячном возрасте, поскольку именно в этом периоде хозяин формировал те стереотипы, которые потребуются для выполнения предназначенных для собаки функций. Однако в возрасте созревания окончательно формируется стайный ранг собаки, ее самооценка и правила межвидового доминирования, от которых зависят и перспективы ее рабочего использования. Во многих случаях отклонения от видовых социальных норм (по ситуации или по настроению хозяина), непоследовательность разных членов хозяйской семьи в отношениях с собакой становятся причиной дополнительных конфликтов и затягивают период "возрастного бунта". Выработке нормальных стайных отношений способствует продуманный баланс самостоятельности и подчинения в ситуациях, не ведущих к конфликту.

2. Меры воздействия на собаку, приближенные к видовому ритуальному поведению. Половое созревание, будучи теснейшим образом связано со вступлением собаки во внутривидовую брачную конкуренцию, ослабляет значимость межвидовых отношений, смещая приоритеты к мотивациям, критериям и формам поведения, присущим потенциальным брачным партнерам и соперникам. Поэтому все межвидовые требования и ограничения несколько теряют силу. Облегчить восприятие требований к поведению собаки со стороны человека как вида-лидера может их приближение к видовым способам выражения, то есть к видоспецифичным ритуальным формам поведения.

В период возрастного бунта сам конфликт воспринимается собакой как видовой. Следует подчеркнуть, что для собаки социальная конкуренция вполне естественна, а поэтому животное не видит в конфликте своей "вины". Следовательно, и меры разрешения возрастных социальных конфликтов должны быть максимально приближены к видоспецифичным стереотипам. Меры воздействия, свойственные человеку (побои, рывки, удары различными предметами) представляются собаке несправедливой агрессией и, следовательно, утрачивают свое воспитательное значение. Более осмысленно собака относится к хватке за холку, к встряхиванию, к попытке завалить ее на землю и даже перевернуть животом вверх – эти меры пресечения конфликта довольно близко воспроизводят видовое доминирующее и угрожающее поведения, нормальное для старшей собаки в социальном конфликте.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.