Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Использование положительных и отрицательных подкреплений (поощрения и наказания) при формировании поведения




Поощрение и наказание представляют собой стимулы, усиливающие или ослабляющие те или иные мотивации собаки. Поэтому они могут рассматриваться как основные способы формирования желательного поведения собаки и подавления ее нежелательного поведения.

В теории и практике бихевиоризма поощрение принято характеризовать как положительное подкрепление, наказание – как отрицательное подкрепление. По существу, подкрепление представляет собой фактор, изменяющий оценку результативности и эффективности поведения, а следовательно, воздействующий на прогнозирование и принятие решений в будущем. Этим обуславливается мощное действие подкреплений как факторов долгосрочного формирования поведения собаки. Понятия положительного и отрицательного подкрепления не вполне совпадают с традиционной интерпретацией поощрения и наказания, поскольку, в отличие от последних, они включают в себя не только целенаправленные действия партнера (хозяина), но и непреднамеренные действия, а также естественные результаты поведения. Для того, чтобы уточнить используемую терминологию, следовало бы называть поощрением и наказанием только целенаправленные действия хозяина (они играют роль соответственно положительных и отрицательных подкреплений), а собственно подкреплением – результат поведения, не связывающийся в восприятии собаки с действиями хозяина, хотя в действительности он может быть продуман и организован хозяином.

В дополнение к положительным и отрицательным воздействиям может использоваться и третий сильный стимул – так называемое нулевое подкрепление. Оно с успехом применяется в тех случаях, когда собака (намеренно или непроизвольно) стремится спровоцировать хозяина на те или иные действия. В этой ситуации весьма эффективным средством воздействия оказывается именно нулевое подкрепление – отказ хозяина от тех действий, которых желает собака. При этом сохраняется перспектива положительного подкрепления при изменении поведения собаки, то есть возобновления желательного поведения хозяина. Например, собака пытается ускорить выход на прогулку, пуская небольшие лужи или сильно нервничая и издавая разного рода звуки при сборах на прогулку. Отрицательным подкреплением был бы полный отказ собаке в прогулке и возвращение хозяина к своим занятиям. Нулевое же подкрепление состоит в том, что хозяин в описанной ситуации не бранит собаку и не делает ничего, что могло бы послужить отрицательным подкреплением, всего лишь прекращает сборы на прогулку. Он остается стоять посередине прихожей в том положении, в каком находился в момент нежелательного поведения собаки – с ошейником в руках или в процессе одевания. Как только собака прекращает нежелательное поведение, направленное на реакцию хозяина, действия хозяина возобновляются. Практика показывает, что нулевое подкрепление действует более эффективно, чем отрицательное подкрепление, быстро заставляя собаку понять, что данное поведение не только не эффективно (задерживает сборы на прогулку), но и приводит к нулевому результату. Важным условием правильного применения нулевых подкреплений является последовательность и терпение хозяина, умение при любых обстоятельствах и независимо от затрат времени добиться или дождаться желательного (или хотя бы допустимого) поведения собаки.

Само понятие подкрепления как результата поведения подразумевает его связь с удовлетворением любой потребности собаки. В частности, поощрением со стороны хозяина могут являться активные действия человека, способствующие удовлетворению той или иной активной в данный момент потребности. Основными способами поощрения могут служить следующие действия:

· использование лакомства (вкусопоощрительный метод дрессировки) – опирается на пищевую потребность;

· предоставление свободы от поводка – опирается на потребность в движении, в игре и других активных действиях;

· переход для прогулки в более интересное для собаки место – опирается на потребность в информации;

· предоставление возможности выполнить любимое упражнение – опирается на потребность в подчинении;

· снятие намордника (например, в присутствии других собак) – опирается главным образом на потребности в самозащите и самоутверждении;

· словесная похвала, одобрение, выражение удовлетворения и гордости за собаку – опирается на социальные потребности и потребность в самоутверждении;

· похлопывание, поглаживание и т.п. – опирается на потребность в ласке и эмоциональном контакте;

· игра с собакой – опирается на потребность в общении.

Таким образом, реальные возможности поощрения собаки намного шире, чем принято считать в теории и практике дрессировки. Равным образом это относится и к наказанию собаки – это лишение возможности удовлетворить любую из активных потребностей. Можно отказать собаке в общении или не отпустить ее играть с другими собаками – и это будет более эффективным наказанием, чем рывки поводка или, тем более, побои. При формировании желательного поведения собаки особую роль играют социально обусловленные и эмоциональные подкрепления, сила которых зависит от полноценных отношений с хозяином.

Значимость и действенность того или иного способа поощрения и наказания зависит от индивидуального баланса потребностей и сиюминутного приоритета той или иной мотивации. С одной стороны, разные собаки по-разному относятся к одним и тем же методам поощрения и наказания, с другой стороны – одна и та же собака в разных своих состояниях может по-разному воспринимать силу того или иного поощрения и наказания. Нулевое подкрепление может опираться на конкурирующую потребность, что также изменяет баланс мотиваций. Методы мотивационного анализа предоставляют широкие возможности для индивидуального подбора воздействий, позволяющего варьировать их с высокой точностью и эффективностью.

При выборе средств поощрения следует тщательно соотносить между собой эгоистические и альтруистические мотивации собаки, всемерно развивая стремление животного работать не столько ради удовлетворения эгоистических потребностей (пищевой, двигательной и т.п.), сколько ради удовлетворения потребностей высших порядков – социальных, познавательных, идеальных. "Пограничное", переходное место между эгоистическими и альтруистическими потребностями занимают мотивации третьего и четвертого порядков – самоутверждение, подчинение, а также эмоциональные потребности. Преобладание эгоистических мотиваций (например, постоянное выполнение команды "за кусочек") приводит к тому, что собака перестает выполнять требования хозяина при появлении конкурирующих эгоистических мотиваций (желание побегать, поиграть, появление приятного человека и т.п.).

Многие хозяева собак не придают должного значения поощрению даже при первичном освоении навыка или упражнения, когда собака еще не поняла, чего именно добивается от нее человек. Тем самым создаются предпосылки для нарушения контакта с хозяином и для осложнений в формировании и коррекции поведения. Зоопсихолог вынужден постоянно напоминать хозяину собаки о том, что только подкрепление может дать собаке понять, что именно в ее поведении желательно или нежелательно для человека. В противном случае собака оказывается не в состоянии определить, какое действие соответствует команде или ситуации, а следовательно, в дальнейшем не может включить критерии человека в процесс оценки поведения и принятия решения. Это касается как простейших навыков, так и сложного поведения собаки.

Крайне важным аспектом поощрения и наказания является правильное определение не только его характера, но и силы воздействий, пропорциональной степени желательности или нежелательности поведения собаки. Чрезмерное поощрение, не соответствующее сложности выполненного задания и реальным успехам собаки, воспринимается собакой как незаслуженное и быстро обесценивает любое другое воздействие со стороны хозяина, одновременно подрывая авторитет хозяина в данной ситуации. Если несоразмерность поощрения становится постоянной, то это идет в ущерб отношениям с хозяином в целом, подрывая доверие собаки к человеку и осложняя выработку межвидовых критериев поведения. В еще большей мере сказанное относится к чрезмерно строгим или несправедливым наказаниям.

В теории и практике дрессировки известен прием вариативного подкрепления, основанный на четком дозировании поощрений. Одновременно этот прием использует эмоциональное закрепление, поскольку невозможность прогнозирования поощрения создает более сильный эмоциональный отклик. В этом случае вероятности удовлетворения потребности Р и помощи H, входящие в знаменатель "формулы стресса", оцениваются собакой как низкие. Кроме того, варьирование характера поощрений (чередование лакомства и ласки, игры и свободы) повышает новизну N соответствующей информации, а сила воздействия соответствует объему информации I (эти величины входят в числитель "формулы стресса" и, следовательно, повышают силу эмоционального отклика). Тем самым усиленный эмоциональный отклик на поощрение или наказание способствует лучшему запоминанию события и закреплению или угасанию поведения.

На практике применение вариативного подкрепления выглядит следующим образом. В процессе первичного освоения навыка или упражнения собаку следует активно поощрять за каждое достижение, за каждый шаг к пониманию поставленной задачи. Чем дольше не удавалось собаке нужное действие, тем сильнее должно быть поощрение и искреннее радость хозяина.

Когда собака поняла суть отрабатываемого навыка и связь своего поведения с требованиями хозяина, необходимо тут же перейти на более редкое подкрепление (ориентировочно – в 50 % случаев и со случайным распределением, без прогнозируемой собакой закономерности). Позже, в процессе дальнейшей отработки навыка процент подкреплений снижается до 30 % и менее, причем необходимо и далее тщательно следить за тем, чтобы собака не могла прогнозировать поощрение. Единственная допустимая закономерность – поощрение более четкого, более правильного, более быстрого выполнения команды. После окончательного закрепления навыка поощрение следует отменить вообще, чтобы не снижать его значимости при отработке новых форм поведения. Важно также то, что при каждом выполнении упражнения отрабатывается и, соответственно, поощряется только один компонент навыка – либо правильность выполнения, либо скорость, либо надежность и т.п. Это требование приобретает особое значение при отработке сложных динамических стереотипов, когда нелегко выделить компонент поведения, подлежащий закреплению в данный момент.

Важнейшим аспектом поощрения как способа формирования поведения собаки является его своевременность. Поскольку человек значительно уступает собаке по скорости мыслительных процессов и поведенческих реакций, то нередки случаи, когда хозяин поощряет собаку не в момент выполнения команды, а позже, когда состояние и поведение животного успело еще раз измениться (например, собака выполнила команду "Сидеть", но уже вскочила). По логике животного, поощрение является результатом последнего по времени действия, следовательно, относится, по существу, не к посадке, а к вставанию.

Правильно выбранное время поощрения позволяет без большого труда вырабатывать выдержку даже у очень возбудимых собак с осложненной концентрацией внимания. Для того, чтобы этого достичь, нужно немедленно после введения режима вариативного подкрепления начинать варьировать и момент поощрения, затягивая интервал между выполнением команды и реакцией хозяина. Смысл приема тот же, что и при вариативном подкреплении: неуверенность собаки в поощрении делает его более ценным, повышая эмоциональный отклик животного. В этом случае желательное поведение вырабатывается быстрее и легче и закрепляется гораздо надежнее, чем при постоянном поощрении. Поощрение никогда не обесценивается и остается для собаки не только значимым, но и желанным. В этом случае у собаки очень быстро вырабатывается стремление хорошо и правильно выполнить команду хозяина, которое дрессировщики-практики рассматривают как "заинтересованность в работе". Результатом этого является и облегчение перехода к альтруистическим мотивациям в ходе работы.

Если собака сильно заинтересована в работе, то есть мотивацией становится сама возможность успешно выполнить упражнение, то успех сам по себе превращается в надежное и мощное средство поощрения. При этом всегда обнаруживается одно или несколько упражнений, доставляющих собаке большее удовольствие, чем другие (они удались с первой попытки; сами по себе помогают удовлетворить какую-либо потребность, становясь самоподкрепляемым поведением; хозяин особенно удачно и активно поощрил выполнение именно этого упражнения и т.д.). Нередко собака сама показывает особо эффектные и нравящиеся ей упражнения, стремясь заслужить одобрение и поощрение хозяина. С этого момента появляется возможность вознаградить собаку за более скучную и неприятную работу, заканчивая занятие именно самыми любимыми упражнениями. Чем лучше собака работала в ходе занятия, тем важнее этот прием.

Своевременность поощрения, как и выделение поощряемой компоненты поведения, особо важна при формировании и отработке сложного поведения, когда собака с трудом выделяет тот элемент поведения, который желателен для хозяина. Это заставило бихевиористов разработать концепцию условного подкрепления, представляющего собой своеобразный символ реального удовлетворения. Требованием к средству условного подкрепления является его быстрая реализация, поэтому в практике бихевиоризма в этом качестве обычно применяется свисток. В зоопсихологической практике могут использоваться любые быстро воспроизводимые знаки – хлопок в ладоши, возглас и т.п.

Возможность применения условного подкрепления базируется на способности животных воспринимать смысл знака, не совпадающего с реальностью, то есть на одном из вариантов абстрактного мышления, а поэтому способствует лучшему развитию этого типа мышления. Как и применение синонимов команд, использование условного подкрепления развивает понимание речи и совершенствует контакт собаки с хозяином. Поэтому этот вид подкрепления желательного поведения следует считать важным приемом прикладной зоопсихологии. Условное подкрепление сначала используется как синоним реального подкрепления, одновременно с ним. Затем реальное подкрепление дается позже условного, со все большим и большим отставанием. Так у животного складывается восприятие сигнала свистка как проявления удовлетворения человека. Реальное подкрепление (лакомство, ласка, предоставление свободы и т.д.) может даваться только в конце сложного комбинаторного упражнения, в ходе которого отрабатывалась целая последовательность действий, поощряемых по отдельности условным подкреплением. Благодаря этому удается выработать у животного сложнейшие формы комбинаторного и вариативного поведения, предусматривающего изощренные сочетания отдельных навыков. Кроме того, применение условного подкрепления существенно облегчает переход к вторичному научению.

Одним из "комбинированных" вариантов подкрепления, сочетающих достоинства и условного, и реального подкрепления, является словесная похвала. Она вводится первоначально как условный синоним другого поощрения, но скоро начинает применяться в качестве реального подкрепления, поскольку сама по себе удовлетворяет социальные потребности собаки. Важным достоинством словесной похвалы, в отличие от лакомства и других подкреплений, опирающихся на эгоистические потребности собаки, является то, что она активизирует в процессе работы именно альтруистические мотивации животного.

Учитывая специфику видовой звуковой речи собак, следует произносить похвалу в высоком тоне, с протяжной и певучей интонацией. В том случае, если за похвалой следует повтор команды, то он произносится в более низком тоне, коротко, твердо, но ни в коем случае не угрожающе. Это позволяет еще раз внушить собаке, что похвала не отменяет команды.

Словесная похвала, применяемая как реальное подкрепление, открывает новые возможности воздействия на поведение собаки. Реальное подкрепление, в противоположность условному, может относиться не только к конкретному действию собаки, но и к целой последовательности действий и любой сложной форме поведения. Хозяин получает возможность выразить свое удовлетворение поведением собаки в целом, например, за все занятие (невзирая на отдельные неудачи) или за всю прогулку (хотя в течение прогулки могли быть и неприятные моменты). Чтобы подчеркнуть различие между подкреплением отдельного действия и общим удовлетворением, сделав его понятным для собаки, в первом случае необходимо при поощрении повторять соответствующую команду (например, "Хорошо, сидеть"). Одновременно собака привыкает к тому, что похвала хозяина не служит отменой предыдущей команды, а требуемые действия на этом не заканчиваются.

Если собака приучена к тому, что хозяин поясняет ей, за какое действие он ее хвалит, то в дальнейшем это дает возможность отнести похвалу (без уточняющего повтора команды) к целому комплексу действий – упражнению или инициативному сложному поведению в целом. В этом случае становится возможным похвалить собаку даже за нереализованные намерения. Например, собака проявила обоснованную настороженность или даже угрожающее поведение по отношению к постороннему, но для реальной агрессии повода не было. В этом случае целесообразно отозвать собаку командой "Ко мне!" или "Рядом" и похвалить общей похвалой "Хорошо!" без уточняющего повтора последней команды. Собака, приученная к поощрению целой последовательности действий, относит похвалу ко всему поведенческому комплексу, понимая: хозяин доволен как тем, что она проявила бдительность, так и тем, что отошла от постороннего, не реализуя активной агрессии. Общая похвала может относиться и к новой комбинации действий при вторичном научении, и к любому вариативному поведению при непроцедурном обучении, когда собака самостоятельно выбирает средства достижения цели. Это не только эффективно подкрепляет сложные динамические стереотипы поведения, но и дополнительно способствует совершенствованию процесса принятия решений в целом.

В дальнейшем этот прием открывает возможности для использования отложенной оценки поведения и, следовательно, повышает социальную значимость критериев хозяина.

Большое самостоятельное значение имеет и такой прием поощрения, который может быть назван "косвенной похвалой". Он выражает оценку поведения собаки хозяином, но не непосредственно в момент реализации поведения и не в виде общения с собакой. На практике косвенная похвала реализуется в рассказе хозяина членам семьи и другим людям, воспринимаемым собакой как потенциальные социальные партнеры (например, близкие друзья семьи) об успехах и достижениях собаки. В целом этот прием сходен по смыслу с отложенной оценкой, но он позволяет подчеркнуть не только долговременный характер оценки, но еще и социальную, а не индивидуальную значимость ее. Косвенная похвала затрагивает социальный и модальный уровни СИМ собаки, а следовательно, опирается на ее альтруистические мотивации, что повышает ценность соответствующих критериев принятия решения.

При управлении поведением собаки применяется также и такой вариант нулевого подкрепления, как "отвлечение" или "переключение". Этот прием сходен по существу с тем, что Карен Прайор назвала "выработкой несовместимого поведения", но отличается от него тем, что в данном случае несовместимое поведение замещает нежелательный вариант поведения не постоянно, а только в конкретный момент и поэтому не становится конкурирующей доминантой даже на ситуативном уровне.

Однако здесь кроется опасность, которая связана с не очевидным для хозяев собак характером подкрепления. В качестве эффективной отвлекающей деятельности хозяева собак чаще всего используют лакомство или игру, особенно для молодых собак. Поскольку оба эти фактора удовлетворяют приоритетные потребности молодых собак, то они служат мощным положительным подкреплением того самого нежелательного поведения, от которого хозяин стремился отвлечь собаку.

В результате непродуманных действий хозяина нежелательное поведение не только не угашается, но и повторяется все чаще, собака может даже провоцировать им хозяина, "зарабатывая" желанные для нее подкрепления ("дрессировка на обратный результат"). То же самое происходит и в выставочной практике – недостаточно опытные и знающие хендлеры обычно "отвлекают" собаку от нежелательного поведения в ринге (чаще всего – агрессивного) при помощи кусочков лакомства. В некоторых случаях (у собак с хорошо развитым стереотипным уровнем психики – по породе или в результате активной дрессировки) достаточно одного такого подкрепления, чтобы агрессия в ринге стала постоянной. Наблюдаются и случаи непреднамеренного закрепления нежелательного поведения в быту, например, когда хозяева по незнанию "выменивают" у щенка на лакомство взятые им вещи вместо того, чтобы отработать команду "Дай". В этих случаях попытки хозяев отказаться от "обмена" чаще всего носят непостоянный характер и сами по себе превращают подкрепление в вариативное, что, вопреки ожиданиям человека, еще эффективнее закрепляет нежелательное поведение.

То же характерно и для весьма распространенного поведения "выпрашивания" лакомства у стола. Обычно хозяин, стремясь отучить щенка или взрослую собаку от такого поведения, старается подольше не давать кусочков, но в конце концов не выдерживает и уступает, полагая, будто "достаточно помучил собаку". Если это происходит нерегулярно и с наращиванием времени выдержки, то вариативное подкрепление срабатывает с максимальным эффектом, прочно закрепляя настойчивость собаки. У собаки надежно вырабатывается и сам навык попрошайничества, и выдержка по времени.

При отучении собаки от любого нежелательного поведения в быту и от так называемых "дурных привычек" запреты и попытки угасить поведение, "не замечая" его, оказываются крайне неэффективными – в первую очередь, из-за непоследовательности и недостаточного терпения хозяев. Заметим также, что методы отучения вообще не всегда являются результативными, а зависит это от того, является ли нежелательное поведение просто рефлекторным или обусловлено более глубокими причинами (более подробно см. в разделе 8.2). Если же отучение возможно (при закреплении нежелательных стереотипов поведения), то достаточно действенным способом является именно выработка несовместимого поведения и закрепление его на том же стереотипном уровне, на котором сформирован нежелательный стереотип. Варианты несовместимого поведения выбираются строго индивидуально, в зависимости от характера угашаемого поведения, породных и индивидуальных особенностей психики собаки, образа жизни семьи.

В сознании большинства хозяев собак пресечение нежелательного поведения прочно связано с наказанием собаки. Здесь становится особенно важным мотивационный анализ поведения, позволяющий определить его причины. Наказание может оказаться более или менее эффективным только в случае сознательного неподчинения собаки требованиям хозяина, однако, и в этой ситуации важно прежде всего выявить те нарушения контакта и социальных стереотипов, из-за которых стало возможным такое неподчинение. Это касается в первую очередь отказа собаки от выполнения требований хозяев. Следовательно, в этих случаях наказания должны носить прежде всего социальный характер (аналогично мерам пресечения конфликтов при возрастном бунте).

К сожалению, на практике наиболее частым вариантом наказания являются побои и другие формы физического насилия по отношению к собаке, что, как правило, ведет не к угашению нежелательного поведения, а к разрыву контакта с хозяином. Выбор адекватной формы наказания становится важнейшим условием не только угашения нежелательного поведения, но и сохранения и совершенствования отношений собаки с человеком. Нередко от формы наказания зависит и такая важная характеристика поведения, как самооценка собаки, особенно молодой.

Так же, как смысл поощрения состоит в возможности удовлетворения какой-либо потребности, наказанием служит отказ в удовлетворении той или иной потребности или ограничение возможности ее самостоятельного удовлетворения. Поэтому и виды наказания зависят от тех потребностей, на которые они опираются. В качестве основных форм наказания могут применяться:

· ограничение в пище;

· ограничение в свободе;

· ограничение в игре;

· ограничение в ласке и общении;

· ограничение в самостоятельном принятии решений;

· ограничение в контактах с сородичами

и т.д.

При выборе форм наказания для щенка и молодой собаки следует учитывать возрастной баланс мотиваций. Так, например, весьма действенным наказанием для щенка служит ограничение в возможностях игрового общения с хозяином, тогда как для собаки в возрасте молодняка это наказание неэффективно. В возрасте шести-семи месяцев эффективным наказанием следует считать ограничение самостоятельности, которое в более раннем возрасте вообще не воспринимается щенком как отрицательное воздействие.

На наказания распространяются все соображения, касающиеся активного поощрения и подкрепления, представляющего собой естественный результат собственного поведения. Тем самым возникает возможность организовать отрицательные результаты поведения, которые воспринимаются собакой как естественные следствия, словно бы и не исходят от самого хозяина.

При существующей практике воспитания собак сам факт наказания нередко воспринимается щенком или молодой собакой не как отрицательные последствия поведения, а как немотивированное и не связанное с поведением насилие со стороны хозяина. Вполне естественным результатом таких действий становится утрата доверия собаки и дальнейший разрыв контакта. Это происходит в тех случаях, когда человек руководствуется исключительно своей собственной логикой, не понимая естественных причин поведения собаки. Так, например, щенка в возрасте 3-4 месяцев сурово (вплоть до побоев) наказывают за лужи в квартире или за попытку играть с хозяйскими вещами, вполне естественную для собаки в этом возрасте. То же, по существу, относится и к силовым методам разрешения конфликтов – выход из конфликтной ситуации не должен служить одновременным наказанием за попытку бунта, а хозяин собаки нередко понимает ситуацию именно так.

Щенок или молодая собака может воспринимать как наказание и чрезмерно жесткие действия хозяина, вовсе не имеющие целью отрицательное подкрепление, а способствующие, по ошибочному мнению человека, желательному поведению собаки. Например, щенок, еще не приученный к выходу на прогулку и побаивающийся улицы, сопротивляется, когда его ведут к дверям, а хозяин силой, резко тащит его на поводке с ошейником. Силовые методы в данной ситуации не могут не служить отрицательным подкреплением всех процедур, предшествующих выходу на прогулку. Естественным результатом таких действий хозяина становится нежелание гулять, сохраняющееся и во взрослом возрасте. Это явление сродни "дрессировке на обратный результат", с той разницей, что приводит не к закреплению нежелательного поведения, а к стойкому угашению желательного.

Важнейшей особенностью наказания собаки, особенно в молодом возрасте, является то, что цель его состоит исключительно в прекращении нежелательного поведения – это обусловлено видовыми социальными нормами, "собачьей педагогикой". Это обуславливает важнейшее требование к мерам наказания – все отрицательные воздействия прекращаются в момент изменения поведения! Поскольку это требование в значительной степени противоречит видовому восприятию человека, одной из важных задач зоопсихолога становится постоянное отслеживание и коррекция мер наказания со стороны хозяина собаки.

Кроме того, в восприятии собаки наказание (отрицательное подкрепление со стороны старших членов стаи) становится непосредственным результатом поведения, а осознание отдаленных результатов, через цепочку причинно-следственных связей, организуется с трудом (его надо подготавливать так же, как и отложенное поощрение). Следовательно, любой интервал между проступком и наказанием разрывает логическую связь, а отрицательное подкрепление в этом случае может, в восприятии собаки, относиться к другому состоянию, к уже изменившемуся и вполне благополучному поведению. Поэтому своевременность наказаний для формирования поведения собаки приобретает едва ли не большее значение, чем своевременность поощрений. И если все же приходится наказывать собаку за прошлую провинность, то лучше всего, если это возможно, спровоцировать ее на повтор нежелательного поведения.

По этой же причине очень трудно использовать в качестве отрицательного подкрепления ограничение в пище. Оно может применяться в основном при невыполнении команды, в форме отказа в лакомстве, которого ожидает собака. В некоторых случаях, однако, можно применять и отказ в основной пище (например, положить в миску собаке вместо вечерней еды испорченную ею вещь). Это становится возможным только после того, как собака научена воспринимать отложенную оценку своего поведения (сначала – отложенное поощрение).

Ограничение в свободе обычно сводится к тому, что нежелательное поведение становится невозможным, то есть, к тому приему, который Карен Прайор назвала "дрессировкой методом физического устранения". Так, например, собака на поводке не может ни убежать от хозяина, ни гоняться за кошкой и т.п. Однако этот способ, во-первых, не является обучающим, а во-вторых, в тех случаях, когда нежелательное поведение обусловлено более глубокими причинами, он может существенно усугубить основную проблему.

Лучшей иллюстрацией ограничений "метода физического устранения" является распространенное решение проблемы отношения к гостям: собаку, лающую на гостей или пытающуюся проявлять агрессию, запирают в другом помещении. При этом нежелательное поведение с высокой вероятностью является результатом информационной недостаточности и непонимания действий человека, пришедшего в дом. Будучи запертой, собака лишается возможности наблюдать, анализировать и принимать решения относительно своих действий, следовательно, и активная, и пассивная оборонительные реакции только усиливаются. В восприятии хозяина это служит лучшим подтверждением того, что собаку, во избежание неприятностей, запирать обязательно!

Для того, чтобы выполнять функцию отрицательного подкрепления, ограничение свободы должно утратить непосредственную связь с вызвавшими его событиями. Так, если собаку берут на поводок лишь для того, чтобы провести мимо кошки, это служит физическим сдерживанием, но ничему не учит, то есть, не влияет на принятие решений в будущем. Если же после этого собаку водят на поводке по выгулу, где она привыкла бегать свободно, то это служит не только мерой непосредственного сиюминутного пресечения поведения, но и воспитательным воздействием. Надев на собаку намордник во избежание "помойничества", не следует снимать намордник сразу, как только собака взята на поводок, чтобы пройти по улице. В этом случае, как кажется, нарушается требование своевременности наказания, однако, собака после нескольких повторений осознает связь ограничения с собственным поведением в качестве отрицательного результата.

Очень действенными наказаниями следует считать те меры, которые затрагивают социальные представления собаки, ее эмоции и самооценку. Это отказ в общении (наказание отчуждением), отказ в ласке и игре, а также ограничение права на самостоятельное принятие решений и ограничение прав и ответственности, присущих нормальному стайному рангу собаки (вплоть до отказа в возможности охранять хозяина). Естественно, что эти меры, как и всякое сильнодействующее средство, могут применяться только крайне ограниченно и крайне осторожно, с тонким учетом индивидуального баланса мотиваций, значимости социальных отношений, типа и уровня развития контакта собаки с хозяином и т.д. Особая осторожность в применении наказаний такого рода нужна в отношении молодой собаки (в период становления самооценки) и в отношении стареющей собаки (при убывании самооценки).

Большой набор возможных отрицательных подкреплений, затрагивающих самооценку, связан с использованием ритуального поведения собаки. Это все меры, основанные на рывке и встряхивании за холку, на "заваливании" собаки, а также осаживание ее на снарядах. Эти меры должны применяться также очень осторожно, при условии постоянного контроля самооценки и исключительно с целью устранения доминирования и завышенной самооценки, но не снижения ее ниже адекватной. В противном случае вполне возможен отказ собаки от выполнения ее полезных функций (например, собака, до тех пор охранявшая хозяина, при резком снижении самооценки перестает выполнять охранные функции). Это связано с тем, что социальный ранг собаки, ее представления о своей ответственности в сообществе основываются именно на самооценке, при снижении которой нарушаются индивидуальные нормы социального поведения собаки.

В любом случае при выборе адекватных мер наказания необходимо тщательнейшим образом проанализировать причины и происхождение нежелательного поведения, не придавая излишнего значения той интерпретации, которую предлагает хозяин собаки. Если такое поведение мотивировано естественными биологическими или видовыми законами поведения собаки, то активные отрицательные подкрепления со стороны человека следует считать недопустимыми. Одной из задач зоопсихолога в таких случаях является постоянное развенчивание заблуждений и ошибок хозяина (например, представлений о том, что собака поступает плохо "назло" ему, из "мести" и т.п.).

При всех обстоятельствах наиболее действенными становятся не активные отрицательные подкрепления, а пассивные, воспринимаемые собакой как естественные результаты поведения. По отношению к наказаниям это еще важнее, чем при поощрении. Простейшим примером такого пассивного наказания может служить запутывание поводка за дерево, в кустах и т.п. и невозможность двигаться дальше при плохом выполнении команды "Рядом". Такие пассивные отрицательные подкрепления могут применяться для пресечения нежелательного поведения в отсутствие хозяев.

Для этих случаев обычно рекомендуются меры, которые оцениваются как ошеломляющие – например, опрокидывание банки с сухим горохом, внезапное включение громкого звука, проливающаяся вода и т.п. На самом деле воспитательное действие этих мер в гораздо большей степени основывается именно на восприятии неприятных событий как отрицательных последствий собственного поведения. Совершенно не обязательно, чтобы эти последствия имели резко ошеломляющий характер, чреватый для маленького щенка или молодой собаки стрессом. Вполне приемлемы и более мягкие меры, например, падающая тряпка, которая не может не только причинить собаке вреда, но и вызвать более или менее выраженный эмоциональный отклик. Немаловажным аспектом таких отрицательных подкреплений становится еще и эффект неожиданности, связанный с нарушением прогнозируемых собакой событий. Непременным условием такого рода воздействий является изобретательность и новизна в их применении, а также неизбежность последствий до тех пор, пока собака не откажется от нежелательного поведения.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.