Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Подняв голову, я взглянула на Маэля. На его красивых губах снова играла усмешка, словно он забавлялся моей болью.




— Я обещал тебя не наказывать. Это правда. Но извиняться за произошедшее не буду. Я хочу, чтобы ты выучила урок и поняла кто твой повелитель. — Он многозначительно поднял бровь и широко улыбнулся. — Вставай. Тебя нужно отмыть.

Я с трудом приподнялась, но тут же упала обратно на постель. Все тело дико болело, а промежность просто горела огнем. Маэль, видя мои слабые попытки приподняться, сам взял меня на руки и отнес в ванну. Поставив у раковины, он потянулся за полотенцем и намочил его. Осторожно вытерев меня, он кинул тряпку на пол, и я увидела, что на ней была кровь. Я протянула руку вниз и осторожно ощупала себя. Все было цело. Не так сильно он меня и травмировал. Опытный насильник.

Он громко расхохотался моим мыслям.

— Весьма. — Он, смеясь, подтвердил мои предположения и подхватил на руки. Маэль отнес меня обратно на кровать, и я закуталась в черный шелк. Пребывая в странном подвешенном состоянии, я думала о том, что случилось. Он явно пытался меня сломать, он причинял боль и оскорблял жестоким смехом. Я же не понимала такого отношения ко мне. Я ничем его не оскорбила, вела тихую, скромную жизнь и была обычной девушкой. Он же относился ко мне как к худшей из грешниц.

— О нет! Ты еще не знаешь, что делают с худшими из грешниц, девочка. — Он снова подслушал мои мысли, но мне было все равно. Я начинала ненавидеть его. Пустота разрасталась в груди, заменяя все остальные чувства. Оторванная от дома, семьи и друзей я очутилась в Аду. Меня ждет вечность в этом кошмарном месте и эмоциям здесь не место. Звенящая тишина заполнила голову, и я смело взглянула на своего мучителя.

— И что дальше? Ты теперь постоянно будешь меня насиловать? Что еще ты заставишь меня вытерпеть? Ты просто холодный ублюдок, не знающий ничего человеческого. Ты сказал, что вы не наказываете людей просто так. Но видимо ты солгал мне. Ты ничем не отличаешься от грешников, которых ты пытаешь. Такой же прогнивший и жестокий… — Пощечина прервала мою гневную тираду, голова мотнулась в бок, и я упала на подушки. Маэль появился перед глазами, дыша яростью. Он схватил меня за плечи и начал трясти.

— Очнись, дура! — Еще одна пощечина едва не оторвала голову от шеи. — Ты в Аду! Здесь не бывает принцев и розовых слоников! Это место мучений и пыток, место, где все человеческое зло получает воздаяние. Я повелитель Зала Пыток! Каким ты хочешь, чтобы я был? Целовал тебе руки и дарил цветы? Отбрось прошлую жизнь. Ты умерла и теперь ты в моих руках, и я твой господин. А ты смеешь оскорблять меня и сравнивать с человеческими выродками! Никогда себе этого не позволяй! — Он кричал и тряс меня за плечи, моя голова моталась в стороны, а щеки горели от полученных ударов.

— Но я не заслужила… Почему? — Слезы потекли из глаз. Голос звучал тонко и жалко. Грудь разрывалась от боли, а я мечтала вернуть звенящую пустоту в свою голову. Он что-то сломал во мне, разрушил какую-то преграду, и я не могла остановить свои эмоции. Громко всхлипнув, я разрыдалась, а Маэль удивленно взглянул и опустил руки. Он сидел рядом и странно смотрел на меня. Вдруг он потянулся ко мне и обнял за плечи. Я сотрясалась от громких звуков и задыхалась от боли, а он неловко меня обнимал, словно не знал, как надо утешать людей. Возможно, он действительно этого не знал. Он же повелитель Зала Пыток. Что в Аду знают об Утешении?

— Ну, все! Хватит… — Недовольно проворчал Маэль. — Успокойся немедленно.

— Мне… Мне нужно… в ванну. — Я задыхалась, не в силах успокоится. Я всхлипывала и подвывала.

Маэль посторонился, и я пулей вскочила с кровати и понеслась в ванну. Ударившись об косяк, я упала и снова разрыдалась. Но теперь в полный голос. Когда на меня никто не смотрел, я позволила себе выплеснуть все эмоции. Я страшно кричала, вцепившись в волосы. Качалась в стороны и выла как раненый зверь. Все что накопилось, вся боль, весь страх, вся безысходность вырывались из меня потоком мучительных стенаний, пока я не опустела. В душе не осталось ничего, и я провалилась в спасительную темноту.

Маэль сидел на кровати и слушал страшные крики. Обычно ему это нравилось, но не в этот раз. Это его настораживало. Действительно ли он наказал ее, взяв немного грубо? Странные они… Эти женщины… Она вывела его из себя своим гневом и оскорблениями. Будь она демоном, ее бы уж не было в живых. Так чего ей не нравится?

Он, покачав головой, встал с кровати и прошел в ванну. Девушка лежала на полу в глубоком обмороке, а светлые волосы разметались вокруг. Красивая. Тонкая. Хрупкая. Возбуждающая. Его.

Он осторожно поднял ее на руки и отнес в кровать, где вскоре обморок перешел в глубокий сон. Она ровно задышала и расслабилась.

Маэль разглядывал ее лицо. На нем начали расплываться синяки, но они исчезнут через несколько часов. Надо будет поаккуратней. Синяки ей не идут. Он усмехнулся своим мыслям.

Почему она тут? Эта загадка видимо будет мучить его вечно.

Глава

Бежать, бежать, бежать… Это слово колоколом билось в голове. Чьи-то глаза неотступно следили за мной. Я бежала по пыльной земле, острые кости впивались в мои босые ноги, но я не останавливалась. Я убегала из замка, от холодного повелителя Зала Пыток, от чужих глаз, наблюдающих за мной.

Проснувшись в кровати Маэля, я поняла, что не могу оставаться в замке ни секунды больше. Найдя его рубашку под кроватью, я одела ее и выскочила из комнаты через правый проход у камина. Но как только я вышла из нее, я почувствовала множество глаз следящих за мной. Взгляды холодили кожу, пробирали до нутра своей пристальностью. Паника родилась в душе. Проклятый Маэль не оставил и шанса на избавления. В комнате я подверглась его издевательствам, а выйдя из нее, попалась под раздирающие взоры. Босая, в одной огромной рубахе, я побежала по темным коридорам и лестницам. Я бежала от Маэля, его издевательств, насилия, надменного смеха и ледяных глаз. Я бежала от комнаты ставшей моей камерой, от черного шелка простыней которые видели мою боль. Я бежала от бесплотных взглядов, от мертвого холода, исходившего от них. И только чудом я нашла выход из замка. Рыдая, я толкнула тяжелые двери и оказалась снаружи.

Бескрайняя серая пустыня лежала передо мной. Яркое зеленое небо, ядовитое и гнилое нависало над пепельной землей. Не думая ни секунды я ступила в белую пыль и побежала. От взглядов, от Маэля. Мне было все равно. Пусть я попаду в руки демонов. Пусть. Пусть я буду гореть в огне. Пусть. Пусть меня разорвут невиданные чудовища. Пусть. Любая судьба, лишь бы не видеть надменного лица повелителя Зала Пыток. Он показал мне мою цену. Я ничто. Вырванная из мира случайной смертью, я оказалась в Аду. Не в Раю, куда каждый ожидал бы попасть, а в Аду, где мне тоже не нашлось места. Не зная своих преступлений, я терпела боль и унижения. Нет. Я больше не могу терпеть. Пусть я сойду с ума, пусть я умру, пусть…

Я бежала и бежала. Ноги были истерзаны в кровь и белая пыль, попадая в раны, превращалась в кислоту, разъедая плоть и причиняя боль. Но я бежала, подгоняемая бесплотными глазами, теряя разум.

Прошли часы или минуты? Я бежала или ползла? Легкие горели, а в голове бушевала паника. Наступив на что-то острое, я упала и покатилась по земле, поднимая облако пыли. Острые кости впивались в тело, а кровь вытекала из свежих ран. Поднявшись, я огляделась. Я так долго бежала, я была в истерике и совсем не понимала куда двигаюсь. Я обернулась, замка не было видно, но впереди чернела какая-то полоса похожая на пересохшее русло реки. Слабый ветерок дул мне в спину подгоняя двигаться в ту сторону. Вытащив острый осколок из ступни, я поковыляла в направлении ветра. Взгляды по-прежнему преследовали меня, но мне уже было все равно. В душе была черная дыра. Я шла по пустыне без эмоции, без мыслей, лишь с целью добраться до полоски черноты впереди. Она манила меня, ветер усиливался с каждым шагом, придавая силы и желание ее достичь. Я шла, не видя ничего кроме нее, не замечая боли и холода, не чувствуя я довитого запаха смерти окружавшего меня. Я медленно приближалась к ней, поток воздуха достиг такой силы, что я пригнулась к земле и пошла на четвереньках. Я хотела достичь черноты впереди меня. Я чувствовала, что она дарует мне покой и избавление. Самые страстные из моих желаний. Не в силах бороться с ветром я легла на живот и поползла, с каждым движением приближаясь к обрыву. Край был совсем близко, вот-вот и я смогу заглянуть в него.

Часы, дни, ветер и пустота…Пустота впереди засасывала. Я лежала на краю и смотрела в бездну. Черная, лишенная света и краев она простиралась вниз. Она поглощала все, что было вокруг. Белая пыль и останки всасывались в нее как в огромный пылесос. Зеленое ядовитое небо втягивалось в нее как в воронку. Мои волосы уже были в ней, сдуваемые ветром невероятной силы. Я держалась за край и не могла пошевелиться. Костяшки пальцев побелели в усилии удержаться на месте. Я знала, что бездна даст мне тишину и покой, избавит от боли и мучений, растворит меня как белую пыль. Но я медлила, не могла разжать пальцы, сделать последний рывок…

— Что ты делаешь? — Бархатный голос прорвался сквозь ветер. Я обернулась. Маэль стоял надо мной и его черные волосы развевались на воздухе, засасываемые в бездну, однако он сам легко стоял на ветру, будто не чувствуя его силы.

— Что это? — Прокричала я в надежде, что он меня услышит.

— Это Бездна. Из нее нет выхода. Все, что попадает в нее, перестает существовать. Ты этого хочешь, Изабелль?

— Ты обещал не наказывать меня, ты причинил мне боль, ты унизил меня. Я не хочу быть в Аду. — Его слова подарили мне надежду. Я знала, что я сделаю.

— Неужели моя постель страшнее этого? — Его голос был мрачен. Он тяжело смотрел на меня, словно не понимал сложности выбора.

— Страшнее… — Я разжала пальцы, и поток воздуха подхватил меня, засасывая в бездну. Маэль кинулся в попытке меня поймать, но не успел, страшный крик вырвался из его горла, а я едва заметила это. Я падала в черную пропасть, чувствуя, как органы распадаются на клетки, клетки на молекулы, а молекулы на атомы. Тьма поглотила меня и перестала существовать.

Глава

Маэль стоял над бездной и кричал, глядя, как Изабелль растворяется в темноте. Его грудь горела от боли и, если бы у него было сердце, оно бы разорвалось на части. Он был в растерянности. Она предпочла Бездну ему. Почему? Она попала в его владения… Самая чистая душа, что он видел. И она покинула его. Ее не вернуть. Все знали, что Бездна растворяет все, что в нее попадает. И его Изабелль больше нет. Красивая, хрупкая, возбуждающая и почти безгрешная она ушла. Почему? Он не понимал ее выбора. Ее не пытали, ее не мучили… Он был бы с ней нежен, если бы она была покорна. Но она не хотела быть покорной! Почему? Он ее желал. Ее мягкую и нежную человеческую плоть. Он хотел быть в ней. Хотел, чтобы она дрожала от оргазмов, которые бы он ей дарил. Но она сопротивлялась. Почему? Что было не так? Он обращался с ней куда мягче, чем со своими демоницами, а ей не нравилось. Почему? Когда она плакала в ванной, его душа болела. Почему? Что в ней и нем такого, что заставляет их обоих так терзаться? Она ушла в бездну, а он умирает от боли. Почему? Слишком много вопросов…

— Она ушла в Бездну? — Смерть стоял рядом с ним. Его черный плащ развевался на ветру, а бледные волосы закрывали лицо.

— Да. Почему ты привел ее ко мне?

— Так было надо. Бездна еще не конец.

— Что это значит, Смерть?

— Тебе предстоит выбор. Решайся.

— Что это значит, Смерть? — Маэль сорвался на крик. Но Смерть уже исчез. И так всегда. Всадник знает все. Все судьбы, все, что было и будет. Но никогда не говорил на прямую. Он посещал тебя внезапно, изрекал что-то умное и оставлял в недоумении.

Маэль вздохнул. Бездна еще не конец… Что это значит? Изабелль есть еще где-то? Что за выбор? На что решиться? Грудь болела, и он не мог здраво мыслить. Он чувствовал себя обманутым, как ребенок, которому показали леденец, но не дали. Изабелль пришла и ушла. Он чувствовал странную пустоту. Он явно сходит с ума.

Гнев наполнял его, перебивая боль в груди. Как она смела его покинуть? Своего господина! Она принадлежала ему! Его игрушка! Он был более чем добр к ней. Он не отдал ее демонам, а она оставила его!

Вне себя от бешенства он перенесся в Зал пыток. Отогнав демона от грешника, он вонзил руки в человеческую плоть, раздирая ее. Ломая ребра, он разорвал легкие. Кровь брызнула на него. А человек забился в агонии. Продирая руки через мышцы и кожу, он вытряхнул внутренности. Кишечник вывалился на землю, а желудок лопнул, и желтая слизь потекла по телу Маэля. Он взял тугие шнуры и разорвал, густая, зловонная масса полилась на него, но этого было мало. Маэль наклонился и окунулся лицом в зияющую рану, умываясь кровью. Теплая жидкость текла по лицу, впитываясь в рубашку и капая на пол. Человеческое тело бешено содрогалось. Но этого было мало…

Невероятный по силе гнев переполнял его. Она посмела его покинуть! Он крикнул демоницу, что занималась другим грешником. Она склонилась перед своим повелителем, а он схватил ее пылающую плоть и повалил на землю. Огонь под ее черной коркой вспыхнул ярче, а из зубастой пасти повалил густой дым. Она была рада услужить повелителю. Маэль принял свой истинный облик, и демоница задрожала, благоговейно смотря на него. Огромные черные крылья, призрачные и полупрозрачные состояли из грешных душ, которые метались в агонии, заточенные в плоть Повелителя. Искаженные мукой лица появлялись и исчезали на поверхности, а когтистые руки натягивали ее, стремясь выбраться наружу. Мощное тело светилось голубым светом, светом смерти и ужаса. Он был огромен. Мускулы вились пытками Ада, которые как татуировки пробегали по черной поверхности. Вот человек прикованный цепями сгорает заживо, а вот демон насилует женщину, разрывая ее напополам. В нем не было ничего стабильного. Жуткие видения непрестанно метались в нем и по нему. По коже непрерывно текла прозрачная кровь, покрывая образы красной завесой и стекая на пол, где исчезала без следа. Человеческая голова была увенчана короной черных рогов, похожих на острые скалы. Глаза были без радужки и зрачков, абсолютно белые, подсвеченные голубым светом. На месте носа зияли две черные дыры. Безгубый рот полнился тремя рядами острейших зубов, а язык, который то и дело мелькал между зубами, был длинен и раздвоен на конце. Когтистые руки имели по 9 пальцев, а ступни напоминали драконьи лапы. Громадный член, черный и светящийся дрожал от возбуждения и гнева. Повелитель издал пронзительный вопль, разрывающий уши, сводящий с ума и вонзился в демоницу. Она страстно изогнулась под ним, из пасти вырвался огонь и рык. Маэль яростно двигался в демонице, но ее пылающая плоть не могла насытить его. Он представил на ее месте Изабелль, и еще один безумный вопль вырвался из него. Он дико насаживал демоницу на себя, стремясь получить облегчение, почти разрывая ее, если можно разорвать поток лавы. Она страстно рычала под ним и ярко горела оранжевым огнем. Сделав последний, сильный и дикий толчок, Маэль зарычал и кончил. Демоница почувствовав его разрядку, задрожала в оргазме, извергая потоки огня и дыма из зубастой пасти. Маэль откатился от нее, но она подползла, прося еще наслаждения, стремясь угодить повелителю. Тогда он с силой отшвырнул ее и перенесся в замок.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.