Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Глава 1. Бракованная игрушка 9 глава




Открывал почту, чувствуя непривычное волнение. Да что в ней такого, в этой девчонке?

Письмо было. Но пустое. Не списка ограничений, ни информации. Ничего.

Игрушка решила сама поиграть со мной? Набить себе цену? С досадой захлопнул ноутбук.

Есть золотое правило доминирования. О котором часто забывают сабы. Нельзя позволять боттому манипулировать топом! Так что, милая, ты просчиталась. По твоим правилам я играть не буду.

Снова зашел в почту, поставил галочку напротив письма и навел курсор на кнопку удалить. Но в последний момент передумал. Бедный ноутбук захлопнулся с характерным стуком. Будто кому-то дали под челюсть.

Рутина новой рабочей недели засосала меня как зыбучие пески. Давно выработал привычку – выкидывать из головы мысли о развлечениях. Не то чтобы я был трудоголиком. Но крутить в голове картинки со связанными голыми девчонками в разгар переговоров с инвестором глупо и неудобно. Последствия опять же…

Знаю, что все девушки в офисе моложе тридцати пяти - от секретарши гендиректора Снежаны, красотки и пустышки, до умной стервы Ланской – начальницы отдела маркетинга, считают меня заносчивым гордецом. Я не говорю им комплиментов, не заигрываю, чаще всего и вовсе не замечаю. Они для меня винтики в механизме успешного бизнеса. Я беру от людей только то, что мне нужно в данный момент. Не более и не менее. Женские чары на работе мне не нужны.

Но чувство досады в этот раз не давало мне покоя, мешало сосредоточиться. Какой-то зуд, как от укуса москита. Вечером в среду снова открыл почту. Долго сидел, рассматривая короткую строчку электронного адреса. А потом пустился в сталкерские изыскания.

Итогом трехчасового рыскания по просторам всемирной паутины стали хоть и скудные, но довольно интересные факты. Строптивая игрушка была зарегистрирована на моем сайте, под ником «Свити», и в основном тусовалась в тех темах, которые активно посещал я. Профилей в соцсетях не обнаружилось. Осторожная девочка. Этот же электронный адрес был использован при регистрации в клубе «Розы и шипы». Если верить анкете, ей было двадцать. А рекомендаций не было. В графе «Поручитель» стояла фамилия Латов. Ого! Хозяин клуба. Этого и еще пяти или шести подобных. Становится все интереснее. Нужно позвонить Леночке.

Почти до утра я просидел, бессмысленно щелкая мышкой. А потом, вдруг поддался порыву и отправил письмо из пяти слов: «Пятница. Восемь вечера. Клуб».

В четверг утром позвонила Лариса, подтвердила, что классный руководитель Ваньки ждет меня сегодня в три. Набрал по внутренней связи гендиректора Артемова, сказал, что сегодня нужно уйти пораньше. Палыч не возражал.

Без пятнадцати три я припарковал машину на стоянке возле школы. Поздоровался с охранником, прошел через ухоженный школьный дворик с большой круглой клумбой посередине. Во двор уже высыпали дети – и старшеклассники, и помладше. Сразу же разглядел Ваньку – тот сидел на лавочке, удрученный предстоящей беседой с классной и болтал ногой.

- Привет, сын.

Ванька посмотрел на меня серьезно, даже сурово. Вздохнул, протянул руку.

- Пошли, что ли. Классная ждет.

- Ругаться будет?

- Будет. Бабушка этого Злобина так орала, так орала. И всего-то губу разбил. Неженка. А еще третьеклассник.

- Сын, девочка хоть стоящая?

Ванька поглядел на меня подозрительно, проверяя, издеваюсь или нет. Потом улыбнулся:

- Нормальная. Светка Кашина. Не ябеда, не нюня. Свой человек.

- Своих в обиду давать нельзя.

Сын шмыгнул носом и благодарно сжал мою руку.

Разговор с классной дамой Ваньки – тихой и спокойной женщиной за сорок, в роговых очках и некрашеными с проседью волосами, стянутыми в тугой пучок, состоялся короткий. Особых претензий к сыну Алевтина Петровна не имела. Просто попросила меня объяснить сыну, что руки распускать - последний аргумент в споре.

Мы попрощались и, сжав теплую ладошку повеселевшего Ваньки, я вышел с ним на школьный двор.

Дошли почти до середины, миновали клумбу, где возились уже несколько ребят, видимо отрабатывающих какие-то косяки под руководством учительницы, полненькой, кругленькой и с смешной панамке. Я слушал Ванькин сбивчивый рассказ о новой онлайн-игре и его успехах в уничтожении темных эльфов. Стайка из пяти старшеклассниц весело щебетала, окружив парня на сверкающем новеньком скутере. Мое внимание привлекла одна из девчонок, что стояла чуть поодаль и не принимала участия во всеобщем заигрывании с владельцем скутера. Что-то в ней показалось мне знакомым…

Девочка словно ощутила мой взгляд, и повернула голову. Полные розовые губы приоткрылись, темные, почти черные глаза расширились, узнавая. Волосы собраны в два смешных хвостика. Я помню их рассыпанными по плечам, длинные, шелковистые. Как приятно было их сжимать в кулаке! Юбка, чуть короче, чем предписывал школьный этикет, под короткой яркой курткой - форменный пиджак с эмблемой школы. Тонкие пальцы разжались, рюкзак брякнулся на асфальт. Она нагнулась за ним, пиджак и куртка задрались, и на пояснице я успел разглядеть едва заметную красноватую полоску… След от моей плети.

Ругательство едва не сорвалось с языка. Нет! Этого не может быть. Как это возможно?! Моя игрушка… школьница…Я извращенец… грязный извращенец… Но как?! Как я мог не понять… не заметить… Идиот! Заносчивый, самоуверенный придурок! Как она попала в клуб?

Ванька тянул меня за руку, не понимая, почему отец остановился как вкопанный и не может отвести взгляда от какой-то там девчонки, пусть и старшеклассницы.

Наконец, сделал над собой усилие, отвернулся и быстрым шагом пошел к машине.

- Пап, ты чего?

Смотрел в синие, серьезные, встревоженные глаза Ваньки, а видел расширившиеся от боли зрачки, в других, темных, наполненных слезами.

- Все хорошо, сын. Поехали домой.

Этим вечером я напился. В стельку. Как не напивался уже давно. Опустошил все свои запасы. Но даже в одурманенном алкоголем мозгу не переставали крутиться картинки: исхлестанное плетью девичье тело, и ее глаза… Беспомощные, широко открытые. И эти детские хвостики. Если бы мог – вскрыл себе череп и налил туда кислоты. Вытравить это все, раз и навсегда. Но не выйдет. С этими воспоминаниями теперь жить. Да еще как-то разруливать ситуацию.

Утром было жесточайшее похмелье, усугубленное отвращением к самому себе. Включил телевизор. Как назло диктор бодро вещал о том, что очередной педофил предстал перед законом и получит по заслугам.

С Палычем мы столкнулись в лифте, он посмотрел на меня изумленно.

- Игорь? С чего это ты? Дотерпеть одного дня не мог. Или был повод?

- Был, – еле выдавил я.

- Расскажешь?

Только помотал головой.

- Ну как знаешь. Слушай, а давай-ка ты домой. Все равно в таком состоянии от тебя толку… Ну сам знаешь как от кого. Давай, давай, не спорь.

Собственно, я и не собирался.

Сто тысяч лет не ездил в метро. Люди косились на меня: кто безразлично, кто осуждающе, кто брезгливо, кто сочувственно. Мне казалось – они все знают. И вынесли уже свой приговор.

Добрался до дома, чувствуя себя так, будто меня уже раз десять расстреляли, колесовали и повесили.

Встал по ледяной душ… Очень хотелось, чтобы кто-нибудь дал мне в морду. Самому себя лупить по щекам, как истеричная девица, было глупо.

Упал на постель, постукивая зубами от холода, но специально не стал укрываться. Тупо уставился в потолок. Рассматривал матовую белую поверхность и думал, думал, думал…

Сделанного не вернешь. Хорошо, что еще была всего одна сессия. Да я ее трахал. Но она явно не была девственницей. Порол плетью. Но откуда мне было знать? Она выглядела на все двадцать. К тому же, несовершеннолеток не пускают в клуб. Я был уверен в этом. Если бы знал, никогда бы… Если бы, да кабы… во рту росли… Дьявол! Опять нахлынули воспоминания, как я вбивался в ее горло, а она всхлипывала и кашляла…

Замутило…

Часы неминуемо ползли к восьми. Было нужно объяснить этой малолетке, что ни о каком продолжении не может быть и речи. Тем более что я, как полный дурак, сам назначил встречу. Придется ехать в клуб.

В первый раз я опоздал. На целых десять минут. В крови еще гуляли остатки алкоголя, рисковать правами не хотелось. А опыта перемещения по городу на общественном транспорте у меня почти не было.

На фейс-контроле стоял Макс. Его простоватое, широкое лицо расплылось в улыбке. Толкнул двери, быстро прошел через холл в зал.

Полумрак все также резали острые лучи прожекторов, грохотал клубняк, толпа пила, дергалась на танцполе, в клетках извивались почти голые девочки гоу-гоу. Сделал несколько шагов и тут же увидел ее.

Она сидела на том же барном стуле. Поблескивала молниями черная кожаная юбка, тоненькая талия была утянута корсетом, из него вызывающе выпирала грудь. Волосы собраны в хвост, ярко и вульгарно накрашены губы. Захотелось выругаться и залепить ей пощечину. Она выглядела как в дешевом порно. Дура. Малолетняя дура.

Увидела меня, улыбнулась. Закусила нижнюю губу, а потом провела по ней кончиком языка. Еще вчера я бы завелся. Но теперь это выглядело так пошло…

Подошел ближе, и тут она погладила ладонью ширинку моих брюк:

- Господин готов трахнуть свою малышку?

Эта похабщина из уст малолетки взорвала мне мозг. Буквально сорвал ее со стула и поволок за собой. Она тихо ойкнула, но не произнесла ни слова. Втолкнул ее в мужской туалет, закрыл за собой дверь на замок. Девочка смотрела на меня испуганными глазами… Что, не ожидала такого поворота? Я видел, как ее колотит, губы дрожали, коленки подгибались.

Схватил ее грубо за собранные в хвост волосы, нагнул над раковиной. Открыл кран, зачерпнул ледяной воды и умыл ее. Она захлебнулась, закашлялась, но я снова набрал воды.

Потом, продолжая удерживать ее над раковиной, закрыл кран и потянул молнию на юбке. Девочка замерла. Нет, детка, это не то, что ты думаешь.

Маленькая дрянь…опять без трусиков! На округлой попке все еще были едва заметны полоски от плети. Это ерунда. После сегодняшней порки ты не сможешь сесть неделю.

Сильно, резко, с оттягом шлепнул ее ладонью, а другой – зажал рот, подавив крик.

- Кто тебя надоумил? Как ты попала в приват-клуб? По чужому паспорту?

Вопросы перемежались со звонкими шлепками и ее сдавленными вскриками. Ответов я не ждал. Разговаривать с ней совершенно не хотелось. Кожа на попе расцвела алым, потом потемнела, стала синюшной. Моя ладонь уже болела, но я не мог остановиться. Она уже не кричала, лишь вздрагивала всем телом от каждого удара.

Я закончил, только когда устал.

Отпустил ее, отошел в сторону, тяжело дыша.

Она продолжала стоять над раковиной, не решаясь разогнуться. Дрожала и всхлипывала. Голая попка цвела сине-багровым. А по нежной коже между бедер стекали капельки влаги… Ощутил как дернулась в штанах эрекция… Выругался.

- Встань.

Она не без труда разогнулась.

- Повернись.

Глаза опущены, губы дрожат, нос покраснел от слез и холодной воды, на щеках черные потеки.

Вынул платок из кармана, подошел, вытер ей лицо. А она вдруг поймала мою руку губами, как тогда, в первый раз, и упала на колени. Прямо на кафельный пол.

- Господин, простите…

Шепот вперемежку с рыданиями

Резко вырвал свою руку и оттолкнул ее. Она отлетела и едва не ударилась о раковину. Я снова выругался… Надо умерить свой гнев.

- Я тебе не господин. Ты не можешь тут находиться. Сейчас ты встанешь и уйдешь. И забудешь обо мне и этом клубе. Поняла?

Я был совершенно уверен. Она не посмеет ослушаться. Но произошло невероятное.

Девочка медленно поднялась на ноги. Застегнула юбку. И вдруг произнесла, внятно и твердо:

- Нет.

Я не поверил своим ушам.

- Ты что-то сказала?

Она посмотрела на меня. Прямо, в упор.

- Нет.

Мне стало и смешно и жутко.

- Да как ты смеешь…

Она стиснула зубы и сжала кулачки. Храбрая маленькая дрянь.

- Сами сказали… Вы мне не господин. Я сама решаю…

- Ты решаешь? – ярость захлестнула меня, едва не сдержался, чтобы не залепить ей пощечину. – Что ты можешь решать! Пошла вон, чтобы я тебя больше не видел!

Она дернулась, как от удара. Съежилась. Жалкая… Мне стало стыдно.

- Я заявлю в полицию. Об изнасиловании несовершеннолетней.

Опять не поверил… Она правда это произнесла?!

Больше сдерживать свою ярость я не смог.

- Шантаж?! Маленькая шлюха…

Мои пальцы сжались на ее тонкой шейке… она захрипела…

И тут же меня словно окатило ледяной водой. Идиот… что я делаю?!

Отдернул руки. Она тихо сползла на пол.

Спокойно… Только спокойно… Все можно как-то решить.

Снял с себя пиджак. Надел ей на плечи. Поднял с пола. Прижал к себе.

- Пойдем. Поговорим спокойно.

Мы второй час сидели в крошечном кафе на другой стороне улицы. Перед ней стояла чашка с крепким чаем. Она не пила, только грела пальцы, обхватив теплый фарфор. Почти успокоилась. Изредка ерзала на отшлепанной попе, тихо шипела от боли и зыркала на меня как сердитый зверек. Упрямая, глупая девчонка. Разговор не клеился.

- Как тебе такое в голову пришло?

- Вы… ты не должен был узнать… Я все продумала.

- Продумала… Чем? Куриным мозгом?

Опять злобно зыркнула. Хлюпнула носом.

- Все не так…

- Конечно не так! Этого вообще всего быть не должно. Что тебе от меня нужно?

Посмотрела жалобно.

- Неужели не понятно…

- Не дерзи, мне, девчонка!

Вздрогнули плечики, голова опустилась.

- Хочу… быть твоей… вашей… ну пожалуйста!

Снова ужасно захотелось ее выпороть. Или залепить пощечину.

- Какой моей!? Детка, ты несовершеннолетняя! Я что, похож на извращенца?!

- Нам было хорошо…вы… ты… хотел меня…

- Я не знал. Теперь знаю. Это все меняет. В корне. Это невозможно. Пойми же ты, дурочка!

- Не понимаю… Я же почувствовала.

- Что ты, блин, почувствовала?

- Я понравилась. Тебе… Ой. Вам. Понравилась.

Я беззвучно простонал. Это тупик. Выхода нет. А ведь эта дура пойдет и правда заявит на меня в полицию! И тогда все. От этой мысли заболело в груди. Мозг лихорадочно искал выход, просчитывая все возможные исходы. Все были крахом. Полным и безоговорочным.

- Ты не отступишься? – устало спросил я.

Она упрямо помотала головой и поджала губы.

- Ответь мне честно. Как ты попала в клуб?

- По паспорту подруги. Ей двадцать.

- А тебе? Шестнадцать?

- Семнадцать. Будет через месяц.

О, мой Бог…

- А регистрация в клубе? Как за тебя мог поручиться Латов?

Она помолчала, кусая губы. А потом вдруг выдала такое… Показалось что мне дали под дых.

- Он мой отец. Я… сама внесла себя в список.

Только этого не хватало. Дочь владельца клуба. Я понимал, что попал. Но что попал так серьезно?!

- Ты, правда, пойдешь в полицию? И не боишься того, что с тобой сделает папочка? Моя порка покажется лаской…

По ее посеревшему лицу понял – боится. Забрезжила робкая надежда.

Достал свой мобильник. Будем брать тебя на слабо, детка.

- Может позвонить ему? Прямо сейчас.

- А и ему скажу, что ты взял меня силой! – зло выкрикнула она.

- Ну да. И зарегистрировал в клубе. И протащил по чужому паспорту…

Задумалась. Опять хлюпнула носом.

- Все равно тебе… вам будет хуже, чем мне…

Да, тут ты права, детка. В случае огласки мне будет гораздо хуже. Настолько хуже, что тебе и не снилось. Неужели я проиграл? Взрослый мужик, тематик, сдался сопливой малолетке… Только бы проснуться от этого страшного сна…

- Чего ты хочешь от меня?

Она подняла глаза, в них мелькнула радость.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.