Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Блаженная улыбка. Позже любопытство заставило его тайком пробраться в отцовский




Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Кабинет. Мистер Гудли улыбнулся своим воспоминаниям, пряча черный футляр иод

Половицей. Наслаждение усиливало и то обстоятельство, что ему приходилось держать свою

Привычку в секрете от сестры Макмерфи.

– Жизнь полна радостей, – прошептал он, открывая дверь и выходя в спальню.

Мистеру Гудли нравилось раздевать сестру Макмерфи, медленно освобождая ее от

Белых накрахмаленных юбок. Стараясь не прикасаться к ней, он расстегнул молнию и стянул

С нее платье, упавшее вокруг ее тонких лодыжек.

Она улыбнулась ему и, когда он выпрямился, протянула к нему руки и сняла с него

Куртку, рубашку и галстук. Они всегда раздевали друг друга по очереди, сводя при этом

Физический контакт к минимуму. Когда процесс раздевания был закончен, они ложились в

Постель лицом друг к другу и какое-то время оставались в таком положении, не касаясь друг

Друга, накапливая разгоравшееся желание.

Винсент швырнул Хелену на кровать.

Она попыталась уползти от него, но он успел поймать ее за ногу. Встав на колени

Рядом с кроватью, он подтащил ее поближе, так что она оказалась на краю лицом вниз.

– Винсент, черт тебя побери, отпусти меня, или я закричу! – завопила она.

Не обращая внимания на ее просьбу, он правой рукой прижал ее спину к кровати, а

Левой шлепнул по ягодицам. От изумления Хелена не издала ни звука. Повернув лицо к

Винсенту, она увидела, что он замахивается опять.

– Не надо! – крикнула она. – Пожалуйста, Винсент, не надо.

Но он продолжал невозмутимо шлепать ее.

Наконец он остановился, и Хелена, отодвинувшись от него на середину постели,

Свернулась там рыдающим калачиком.

– Что, больно, да? – спросил он – Еще больнее, когда человек, которого ты любишь,

Вытирает о тебя ноги и ни в грош тебя не ставит, когда он гордо ходит, наплевав на твои

Страдания, и верит любой гадости о тебе, не желая знать правду.

Хелена посмотрела на Винсента. Из-за слез он расплывался в ее глазах, превратившись

В пятно, которое легло на постель лицом вверх и уставилось в потолок пустым взглядом.

Винсент закрыл лицо руками, затем отбросил волосы назад.

– Ты ревновала совершенно напрасно, – сказал он, – без всяких оснований. Между

Мной и Элизабет никогда ничего не было. Ни разу. Она просто вдохновляла меня, подавала

Идеи, возвращала мне уверенность в себе, когда я отчаивался, критиковала мои работы, когда

Я ее просил об этом. Короче, она стала для меня другом И не больше того, Хелена. Другом

Каким ты не хотела быть.

– Но у тебя же никогда не было времени для меня. Ты постоянно торчал здесь. Вместе с

Ней. Что еще я могла подумать?

– Но я работал И это не тупое протирание штанов на рабочем месте «от и до». Я берусь

За работу, когда возникает внутренняя потребность, и работаю, пока хватает сил.

Останавливаться нельзя – я могу потерять ощущение того, как это надо делать.

– Зато теперь ты потерял меня. Надеюсь, ты не прогадал.

– А разве ты сидела и терпеливо ждала меня, поплевывая в потолок? Ты крутилась, как

Заведенная, создавая себе имя в искусстве. Организовывала званые обеды для своих друзей с

Тугими кошельками, чтобы поближе подобраться к их капиталам. Скажи, Хелена, ты знаешь,

В какой именно момент ты начала подозревать нас с Элизабет? Я знаю. Это было тогда, когда

Ты впервые увидела картины, на которых она изображена. И ты, не задумываясь, сразу

Решила, что мы спим с ней. Разве не так?

– Не помню. Возможно.

– А хочешь знать, почему я стал писать обнаженную натуру? Впрочем, хочешь ты или

Не хочешь, я все равно скажу. Я мечтал о том, чтобы моделью была ты, но тебя никогда не

Было дома. Ты увлеченно добывала деньги, тебе надо было немедленно получить от жизни

Все. Я отдал бы все деньги, какие у меня есть, ради того, чтобы ты была со мной, но для тебя

Главное было – завоевать весь мир. Я мог бы сделать тебя намного богаче большинства тех,

За кем ты гоняешься, но ты хотела добиться всего самостоятельно, не так ли? Нет ничего

Слаще успеха. Это было для тебя слишком большим соблазном.

– Но у меня действительно было свое дело. Мне надо было встречаться с людьми. И

Что такого, если я хотела достичь чего-то сама, вместо того, чтобы жить за твой счет и по

Твоей милости? Мне пришлось для этого крутиться вовсю. Безусловно, ты помог мне, я не

Смогла бы начать это дело без тебя. Но теперь я уже встала на ноги. Я достигла

Определенного положения в мире искусства, клиенты нуждаются во мне. И это во многом

Благодаря твоим работам, потому что на них был спрос. В какой бы манере ты ни писал и

Каким бы именем ни подписывался, на твою живопись всегда находились покупатели.

Неизменно. Люди хотели не только иметь твои картины, но и встретиться с тобой. Но я

Противилась этому. Я не хотела впускать тебя в свой мир, не хотела, чтобы ты стал для них

Важнее, чем я. А затем ты начал передавать мне одну за другой картины, на которых была

Изображена она. Ты непрерывно демонстрировал мне ее в разных ракурсах, размахивал ею,

Как знаменем. Я чувствовала себя полной дурой. Люди шептались о том, как она красива и

Как тебе повезло с натурщицей. Они спрашивали меня: она его любовница? А я боялась

Что-нибудь ответить, потому что не знала. Я не знала, Винсент. И я боялась, что,

Познакомившись с ними, ты отнимешь у меня и их тоже, а я останусь ни с чем.

Винсент посмотрел на жену, сидевшую на постели. Он подумал, что наконец-то понял

ее, понял, почему она плачет. Но это было так глупо! Он всегда давал ей все, что она хотела,

Чтобы доказать, что любит ее. Он подарил ей такой дом, о каком она мечтала, галерею, все

Свои работы, а теперь она боялась, что он отберет у нее все это.

Он слез с постели и направился к картинам без рам, составленным вплотную у стены.

По дороге он захватил что-то с мольберта, стоявшего посреди комнаты. Подойдя к полотнам,

Он взял первое попавшееся и поднял его. Это был, естественно, один из этюдов обнаженной

Элизабет.

– Посмотри, Хелена, – сказал он. – Это холст и краска на нем, и больше ничего. – Он

сделал паузу, чтобы убедиться, что она внимательно смотрит. – Это ничего не стоит! –

Выкрикнул он. Затем успокоился и продолжал тихим дрожащим голосом: – И эта картина, и

Та, и все они ничего не стоят. В них нет никакого смысла до тех пор, пока ты не увидишь

Того, что вижу я, не почувствуешь то, что я чувствовал, и не поймешь, почему я написал ее

Именно так. Смотри, вот она сидит на краю постели, упершись локтями в колени, и держит у

Лица кусок ткани. Неужели ты ничего не видишь?

– Да нет, почему, я вижу, Винсент. – Она встала с кровати и сделала шаг вперед, чтобы

Лучше разглядеть картину.

– А по-моему, все-таки не видишь. Ну, подумай, что ты здесь видишь? Или здесь? – Он

Взял другой холст.

Женщина, изображенная на этой картине, стояла у окна спиной к зрителю на фоне

Ночного неба. Она была обнажена; в руках, поднятых над головой, она держала ночную

Сорочку, как будто собиралась набросить ее на себя.

– Это же ты, Хелена! Ты, а не Элизабет. Всюду ты. Именно поэтому ни на одной

Картине не видно лица. Я писал тогда, когда мог живо представить себе тебя – как ты


Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7